🏠

Без лица: хостес про развод мужиков, домогательства и облавы полиции

Это текстовая версия YouTube-видео "Без лица: хостес про развод…".

Нажмите на интересующую вас фразу, чтобы открыть видео на этом моменте.

Привет! Сегодня я расскажу вам про работу хостес в Азии. Хостес, это, по сути, хозяйка зала, девушка, которая приходит в гости. Люди приходят просто отдохнуть и повеселиться. Поехать в Азию я мечтала очень давно. У меня заболел дедушка, и мне нужно было очень срочно найти деньги. И единственный выход я видела - уехать в другую страну, заработать там денег. Потому что я понимала, что в Москве заработать такую сумму я просто не осилю. Я просто написала девочке, у которой был уже такой опыт. Говорю: "хочу поехать в Корею". Попросила анкетку: ФИО, рост, возраст, владение языками. И прислала мне менеджера. Через 3-4 дня он мне купил билеты, я собрала чемоданы, и на следующий день полетела в Сеул, в Южную Корею. Я приехала до какого-то вокзала. Там мне менеджер пишет: "Пришли фотографию". Я присылаю ему фотографию себя. Через буквально минут пять ко мне подходит мужчина, спрашивает мое имя и говорит идти с ним. Приехали в какой-то жилой комплекс в Пусане. Меня вызвали «на ковер» к менеджеру, с которым я непосредственно разговаривала. - Ты будешь сегодня работать? - Ну, давай, я знаю условия. Если я сегодня не выйду, у меня будет только один выходной в месяц. Меня привезли на улицу в Пусане. Там было много клубов. Мне говорят: «Вот этот твой. Заходи!». Я захожу, вижу на входе пьянющую девушку, которая трясет корейца и говорит: «Почему ты не хочешь оплатить мою текилу? Немедленно заплати за мою текилу". Говорит она на русском-английском. Захожу в заведение. Там меня встречают две девочки-якутки, которые такие: "О, ты новенькая! Ну, давай мы расскажем тебе, как тут все работает". Сам клуб выглядел максимально ужасно. Ну, то есть, там выключался свет, и все становилось отлично. Но когда ты приходишь в 7 вечера, там еще везде горит свет, ты везде видишь пыль, паутину. Я когда я это увидела, мне хотелось плакать. Я первый раз была в таком заведении. Я такая: "Что? А где стробоскопы? Где нормальная барная стойка? Где алкоголь?". Со временем привыкаешь и тебе кажется, что это нормально. Я стою на входе. Зазываю гостей по-корейски: (говорит по-корейски) "Привет! Выпивка здесь!". И потом, если кто-то со мной заходит, я сажаю этого челика за стол и предлагаю ему купить пивас, и предлагаю ему купить напитки мне. Суть в следующем: сделать так, чтобы гость купил тебе как можно больше алкоголя. Ты сидишь с ним 30 минут - 20 минут, развлекаешь его, можешь спеть ему песню в караоке, что-то обсуждаешь. И по приколу вывести его на какой-то разговор стремный для тебя. И они смотрят, как ты будешь парировать, как ты будешь выплывать из этого. «Что ты сегодня ела? Расскажи мне, вот я хочу знать, что ты сегодня поела. Что тебе нравится в корейской кухне?". И ты сидишь такой: "Эммм". Не можешь связать двух слов. Потому что ты не знаешь ни корейского, ни английского. В плане интимного характера из серии "Сколько у тебя было молодых людей?" или "Как ты любишь?", чем веселей ты ответишь им на этот вопрос, чем интересней, заинтригованней, тем больше вероятность, что гость дольше просидит с тобой и купит еще алкоголя. У меня рост 1,68. И плюс еще 15 сантиметров на каблуках. Я была выше всех корейцев. И они очень комплексовали по этому поводу. И когда я получала зарплату, я пошла на рынок и купила себе ботильоны максимально на маленьком каблучке. И пошел народ! Ну, как только я стала ниже, пошел народ! Когда ты видишь, что гость уже немножечко подбуханный, ты можешь попросить на баре, чтобы тебе разбавили чего-нибудь либо просто тупо слить пивас в раковину. У нас было специальное ведро, куда мы все это выливали. Девочки мне сразу рассказали правила клуба. Первое. То, что с гостями никуда ходить нельзя. Даже в свое свободное время ты с ними никуда не можешь выйти: ни на рынок, ни на шопинг, никуда. Но мы все равно гуляли, потому что они очень любят тратить деньги. Косметика, одежда. Гость сидит, ты ему говоришь: "Чувак, у меня нет денег, я хочу кушать". И вы просто выходите с гостем из клуба, заходите в соседний магазин. Выбираешь просто пакеты еды, он это все оплачивает, возвращаешься обратно в клуб, раздаешь что-то другим девочкам. Когда я улетала продлевать визу во Владивосток, чувак у меня спрашивает: "У тебя есть куртка?". Я говорю: "Да, да есть", и показываю фотографию, где я стою в таком легком «кожане». Он такой: "Господи, в России же очень, очень холодно!". Это декабрь месяц, напоминаю. Вот. - Ты же замерзнешь. - Да нет. Я же стронг. Все ОК. И на следующий день он мне звонит и говорит: "Можешь выйти, пожалуйста? Я кое-что тебе привез". Выхожу на улицу. Он мне отдает пакет, а там кроссовки и куртка. Кому-то из девочек дарили телефоны, кому-то ноутбуки. В баре были ситуации, когда гости пытались приставать. На этот момент мы говорили, что опа, анде. Анде - типа нельзя! Анде, типа, старший брат. Братан, до свидуля. Босс вери энгри, тач, типа, нельзя, не трогай. И у нас, наверное, был один из немногих клубов на этой улице, где босс не разрешал трогать русских девочек. Нас жило четыре девочки в комнате. Однушка миленькая достаточно. Душевая, плита. Тебе объясняли, как тебе ехать, встречали, привозили на работу. Когда ты уезжаешь с контракта, тебе звонит менеджер, говорит, во сколько у тебя самолет, то есть присылает билеты. И рабочий босса приезжает, забирает тебя и отвозит в аэропорт. Все.

Выдает тебе зарплату. Убеждается, что ты сел на поезд до аэропорта или ты в аэропорту, и уезжает. На первом контракте за три месяца в сумме я заработала четыре тысячи долларов. Выдает тебе зарплату. Убеждается, что ты сел на поезд до аэропорта или ты в аэропорту, и уезжает. На первом контракте за три месяца в сумме я заработала четыре тысячи долларов. После Кореи я приехала в Москву, месяц где-то просидела, потратила все денежки, и такая "Ну, надо еще куда-то ехать, надо что-то делать". Взяли визу в Китай. И буквально на следующий день нам покупают билеты. И мы вылетаем. Мы приходим в клуб, там все дорого-богато, как любят китайцы. «Рококо», «Барокко», своды, колонны. Ужасные столы. Я начинаю видеть таракашек, которые ползают вокруг меня. Такие маленькие. Потом нам говорят: "Собрание, собрание, собрание". Мы собираемся. Встает китаец, рядом с ним встает девушка, которая говорит по-русски. И у нас начинается коммунистическое собрание перед сменой. Нам начинают говорить, что мы должны работать, мы должны заработать денег, мы должны принести деньги клубу, чтобы клуб смог дать денег вам, чтобы вы могли купить себе вещи, одежду. Нам босс говорил: "Не воспринимайте этих людей, которые к вам приходят, как людей. Они просто мешки с деньгами и они должны уйти от нас пустые". Нас отчитывали на этих собраниях, нас ругали. Нас очень редко хвалили. Только если девочка развела гостя на очень много юаней. Босс мог понюхать твой стакан, попить из него. Если там мало алкоголя - штраф. Если ты нажираешься - штраф. Если ты не пьешь вообще - штраф. Ну, то есть это было нормально выпить с гостями несколько бутылок, потом, как бы это отвратительно ни звучало, пойти в туалет, поблевать, вернуться обратно тусоваться. В Китае меня окружало достаточно много девочек, которые спали с гостями, чтобы заработать какие-то деньги. Большинство девочек были из маленьких городов, которые приехали в этот Китай и остались там. Потому что там они красавицы. «Пересплю с этим. Все нормально. Зато денег заработаю». На работе не было такого, что боссы заставляют спать с гостями, нет. Это выбор каждой девочки. Если хочешь - ок. Если не хочешь, будет у тебя меньше гостей. Твои проблемы. И была ситуация, когда девочка пошла с гостем гулять. Тот ее каким-то образом: "Так, подруга, я забыл кошелек, пошли быстренько заскочим, я заберу, и погоним дальше". Он просто закрыл дверь, избил девочку, изнасиловал. Она, типа, сбежала от него. На следующий день не смогла выйти на работу. Босс никак это не откомментировал, но в итоге девочка больше не выходила на работу. А чувак, который это сделал, он просто заплатил клубу большие деньги. В Китае кстати был план, который тебе нужно выполнять по столам. Твоя задача проснуться до семи вечера. Написать гостям: «Привет! Как дела? Придешь сегодня в клуб? Я тебя очень жду». Либо позвонить им. Эти переписки все проверялись. Я уехала с 60 тысячами из Китая. С полупустым чемоданом, похудевшая. Это было очень много стресса. Я в Китае потеряла пять килограмм. Приехала в Корею, меня привозят в Сеул. Спускаемся в караочку, меня вызывают «на ковер» в комнату к боссу. Там босс, два менеджера. Я такая сижу, и просто в один момент у меня на груди оказывается рука босса. Такой: "Смол". Убираю его руку, показываю ему на штаны: "Микросмол". Он такой начинает угорать: "Окей, хорошо, иди, работай". Я захожу в тагиши - это комната отдыха. Там на полу лежат девочки какие-то пьяные, какие-то не очень. Такая, думаю, да, с этими людьми мне нужно общаться. Окей. Был момент, два момента, связанные с полицией в Сеуле. Я стою, завариваю себе еду. Слышу, начинается какой-то кипиш, топот каблуков. Я поворачиваю голову, босс смотрит на меня и говорит: "Полис, ран". И просто я бегу в тагиши. У нас прикол в том, что эта комната есть на пожарном плане, но ее не видно. Там гофрированная дверь, на которую сверху вешается зеркало. Короче, захожу в эту гофрированную дверь, отодвинув шкаф от стены. В стене, короче, дырка метр на метр, туда залазят все девочки. Там получается комнатка. Мы стояли там согнувшись, прижавшись друг к другу. С выключенными телефонами с закрытой изнутри дверью. Закрыли шкафом еще, закрыли эту гофрированную дверь, сверху повесили зеркало. То есть, максимально, даже если кто-то зайдет, нас там не найдут, потому что мы за шкафом. И второй раз была ситуация. Девочка открывает дверь, закрывает ее, поворачивается к нам: "Девочки, полиция". И мы просто вшестером запихиваемся в комнату туалетную. Одна на унитаз встала, другая в угол вжалась. Мы стоим как селедки. В итоге, ну, спустя минут сорок стояния в этом туалете, заходит босс: "Всё, они ушли". Это грозит чем. Во-первых, тебя отвозят в эмиграционную поличку, ты там сидишь, на тебя собирают досье, документы, все такое. Потом тебе нужно, чтобы кто-то купил тебе билет. Тебе покупают билет, ты уезжаешь. Тебе не покупают билет - ты сидишь в транзитной зоне, ждешь, пока тебе купят билет. У тебя депорт. Минимум на три года, на шесть лет. Ты уже не попадешь обратно в Корею. И даже когда ты приедешь после депорта, вероятность того, что тебя пустят, мала, потому что у тебя был депорт. За то, что ты нелегально работал в Корее. Я три раза отправляла свое резюме, анкету на Японию. Мне отказывали, что-то им не подходило. И потом, в последний раз я перекрасилась в блондинку. Ну, такая, попытка - не пытка, отправлю в последний раз. И вот, меня, короче, берут. Япония была максимально лайтовой, максимально простой. Давали десять баксов на десять дней на еду, типа, по доллару в день. В какой-то момент я просто прошарилась, и иногда просыпалась среди дня, писала гостям: "О, чувак, у тебя сейчас обед будет, может, сходим, покушаем?". И они водили в прикольные места, и платили за твой хавчик. Ну, нормально. И если поначалу я сидела такая в сторонке, и ко мне подходили чуваки, такие типа: "Привет!". Я такая: "Конитива? Как дела? Я первый день в Японии, и давай поговорим, купи мне коктейль". То потом я просто заходила, залетала в клуб, мне бармены показывали на какого-то чувака, я просто подлетала такая: (говорит по-японски) Сангрия. Типа: "Я такая милая. Правда?". Они такие: "Да, да, давай". А у меня внешность позволяет зарабатывать в Японии: большие глаза, маленькая, худенькая. Что я сразу же, через полмесяца купила себе в Японии айфон. Этот опыт был для меня максимально полезен. Прокачивается навык выживания без языка, без денег, без понятия, что это за страна. Ты приспосабливаешься, ты учишься ориентироваться в непонятных ситуациях. Вот ты сидишь с гостем, он пытается тебя трогать. Ты максимально не хочешь, чтобы это происходило. И ты начинаешь импровизировать, что-то делать, переводишь это в шутку, либо начинаешь говорить с ним на корейском. Когда начинаешь говорить с ним на корейском, ему становится немного стыдно. Такая говоришь: "Чувак, я же как твоя дочка. Ты бы стал трогать свою дочь?". Я стала более свободно мыслить. У меня были комплексы по поводу совей внешности, по поводу своих мозгов. Нет. Я приехала обратно в Россию, и я чувствую себя офигенно, я уверена в себе. Я максимально люблю себя. Я считаю себя безумно красивой. И я никого не пропагандирую ехать, бросать все и ехать в Корею, в Японию зарабатывать деньги. Нет. Это в любом случае нелегально. Это не считается чем-то аморальным. Нам просто, типа, сказали, что это аморально, это не нормально. А там, это болезнь - люди максимально одинокие, которые хотят просто повеселиться, которые хотят просто прийти с работы и отдохнуть. Приходят женатые, они спокойно говорят про свои семьи. Они приходят иногда и просто плачутся из-за того, что жена его пилит, а детям нужны только деньги. А те, кто думает, что это все проституция и человеческий бизнес, ну, пусть они продолжают так думать. Ну, вот у них будет еще немножечко какой-то информации что это и как это. И я ни в коем случаи не пропагандирую здесь, что можно зарабатывать алкоголем. Алкоголь это плохо максимально. При возвращении в Россию я вообще не употребляю алкоголь. Я еще планирую поехать поработать в Корею, в Японию. И если мои менеджеры или кто-то еще увидят это интервью, вероятность того, что я попаду в какой-то хороший клуб, становится меньше, что меня вообще куда-то возьмут, поэтому я в маске.

Ad Х
Ad Х