🏠

Хотел потушить костер: #монолог живущего без рук и ног

Это текстовая версия YouTube-видео "Хотел потушить костер: #монолог живущего…".

Нажмите на интересующую вас фразу, чтобы открыть видео на этом моменте.

Мы можем говорить часами, я все равно не смогу вам рассказать, как это жить без ног и без рук. Привет! Я Алексей Талай. В 16 лет я подорвался на мине, потерял ноги и руки. Достаточно часто приходится рассказывать, начинать сначала. Тяжело погружаться вот в эти воспоминания. В 99-ом году жизнь кардинально изменилась. Я почти умер в тот день. Врачи так и говорили, что и до следующего дня я не доживу. Мы жили в таком месте, где были серьезные бои во время Второй мировой войны. И прямо в нашем участке дедушка однажды выкопал две или три гранаты. Мы жили с этим. Мы видели, как через поле взрываются большие какие-то боеприпасы. Десятки раз тушили костры, которые жгли ребята, там кидали эти пульки, порох. Таких событий происходило очень много. Для меня это было обычный такой костер, который мне надо тушить, чтобы не было бяды. И когда я подбежал, начал че-то ногой палку откинуть, что-то там другое лежащее, палкой раскидал, и вдруг я очнулся на спине. И вот я стал пытался встать, как мы это обычно делаем, опорой на руки, опираемся, встаем. А у меня опоры нет. Исчезла земля подо мной. Когда ты не понимаешь, ты спишь… и что вообще происходит. И только когда я пытался там лицо протереть, я вдруг увидел вот это ужасное зрелище. Когда я увидел свои разорванные в клочья руки. Надеешься, что это сон, но понимаешь, почему ты может быть чувствуешь запах, ты видишь, что это все слишком реально, ты понимаешь, что это не сон и что назад ничего не отмотаешь, что это свершилось, это произошло. Все! Жесть! И вот я, помню, перестал пытаться встать, я понял… просто вот… Лег вот так вот, опустил голову. Смотрю, надо мной голубое прекрасное небо. Лето скоро, да. Типа планы прове… Проносятся вот эта тыща мыслей… А там девушка твоя ждет тебя. Ничего! Все! Просто хотелось провалиться сквозь землю. И когда меня везли, я так и говорил водителю: «Остановите машину, выбросьте меня вот там в какую-нибудь канаву, дайте мне умереть». Врачи еще несколько месяцев первых не давали шансов на выживание. Меня с каждым днем становилось все меньше, в моих глазах ноги уменьшались. Меня вывозят на операцию, привозят, я смотрю, я уменьшаюсь, а меня все меньше. Вот все это… Как это возможно? Каково же было состояние моих родителей увидеть своего 16-летнего ребенка, увидеть без рук, без ног. Мне рассказывали, что моя мать, она выла, как волчица. Ко мне она приходила в реанимацию в обычном, нормальном состоянии, она держала себя в руках. Но когда она возвращалась домой, она рыдала, она орала. Я узнаю, что меня выписали. Мы приехали в родной двор, а двор был заполонен просто людьми, зеваками, теми, кому просто интересна эта история. Папочка берет своего 16-летнего сыночка на ручки, накрытого просто как этого урода, да, быстренько в подъезд. Ведь ему тоже надо было испытать на себе все эти уколы, все эти глаза, которым так интересно. «Ку-ку», вы же с ума сошел, мы слышали, и мама сошла с ума, и мы все увидим эту семейку, ах, как интересно. Я знаю одно, что мои родители абсолютно были уверены, что им нужен я. Я помню очень такие нехорошие моменты, когда вот я сижу, помню, на кровати. Меня оставили на кровати, мама побежала по своим делам, отец на работе, братик в школе. Положили мне книжки какие-то, ну что-то же надо делать. Сижу и пытаюсь этой культёй как-то книжку к себе пододвинуть, потом пытаюсь ее открыть, открыл, страничку, как её перевернуть, не получается, по две, по пять, по 10 переворачиваю несколько раз. Рука заболела. Только дотронулся слишком рьяно, да, до той же книжки. Еще не зажило все там. Мне вдруг стало жарко от вот того, что я ничего теперь не могу. Приходит это осознание спустя вот несколько дней. Сначала тебя все любят, все рады, там какое-то общение, пришли родственники, а потом приходит момент, когда ты остаешься один. Ты понимаешь, что тебе жарко, а ты не можешь банально снять майку, и ты разрываешь ее на куски зубами, пытаешься ее как-то сорвать. И ты видишь… Приходит твоя мать и ты встречаешь со слезами, с соплями на лице, весь злой, как… непонятно кто. Внутренней злобы от бессилия. Например, мне вдруг захотелось пописать на улице, да. И «А!» - я понимаю, что сейчас меня друзья… ну, значит, надо домой идти. А как?! Я же сам не могу пописать. А они только меня вынесли с 5-ого этажа. Что делать? Придется домой идти. - Что такое? - Хочу... - Да ладно, пойдем вон к дереву. Мы сейчас в парке. Что тут?! Чего ты стесняешься? - Так я ж не могу расстегнуть. - Так мы тебе расстегнем. Не парься. Боже ты мой! Как я вдруг обрадовался, когда я смог сделать это банальное дело. Для меня это был праздник, когда меня вечерами выносили на улицу. Самое главное, что я понял, что – эй, чувак, не все так плохо у тебя! Эй, очнись! Я был на реабилитации в одной из стран Западной Европы. Я там встретился с детками с онкологическими заболеваниями. И вот эти дети, которые в 6 лет теряют зрение, которые в 7-8 лет девочка-красавица лысенькая с ампутированной ножкой, а у нее начинаются метастазы и неизвестно, что будет дальше. И она сидит рядом со мной с протезиком, и я, 17-тилетний парень, хнычу, говорю: «Танюшка, я так устал, эти… нехорошие протезы. Как ты ходишь? Какая ты молодец! Я не хочу, не буду больше ими заниматься». И она меня обняла и говорит: «Терпи, казак, нормальным станешь». Поцеловала меня в щечку девочка Таня из России. И нет ее больше, этой девочки Танечки с нами. Я благодарю ее. Спасибо тебе, Танечка, за те уроки мужества, которые ты мне дала, тому 17-летнему Алешке с соплями на лице. Всякое было: и употреблял я и алкоголь, и курил. Мне нравилось это принятие алкоголя, мне нравилось закурить сигарету. Но я не чувствовал вот этого потока мыслей, здравых каких-то рассуждений, какого-то позитива. Я понимал, что я нахожусь в каком-то коконе и я полностью не могу вскрыться, раскрыться. И это было тяжело бросить, осознанно бросить. И... я радовался. Это очень важно. И когда я перестал употреблять алкоголь и курить, через некоторое время ситуация меня вывела туда, она меня выводит в спорт. «Какой спорт? - говорили мне многие – Ты че, чокнутый? Без ног, без рук? Сиди вот с нами в баньке. На, пивка. А! Ты бросил». И плавание зачастую это единственная возможность проявиться, сказать: «Я что-то делаю, я что-то могу», а не сидеть в этой тьме безысходности в своих квартирах и тихо плакать. Я знаю, о чем я говорю. И это страшно. Конечно, меня подстраховывали в первое время. Позже, через буквально пару часов, я научился держаться на воде без всякой помощи. А изначально я использовал специальный круг, когда мы ходили на озеро либо на реку, либо в море купались. И конечно же, какое это было счастье вдруг понять, что я без каких-то там дополнительных плавсредств могу держаться на воде. И вот сегодня я уже трижды рекордсмен мира в брассе. Я до сих пор не могу в полной мере поверить, осознать, что я добился такого успеха. Счастлив, рад сообщить вам первым такую новость. Стало известно, что у нас есть лицензия, я отобрался на паралимпийские игры в Токио, в Японию 2020! Я полечу, я выступаю за родную Беларусь! Счастье, эмоции зашкаливают. На первом этапе нам очень серьёзно помогли простые люди, когда был организован сбор средств на мою реабилитацию. И вы знаете, мы не тратили почти ничего. Мы понимали, что эти деньги пригодятся. И однажды так и случилось. Я пришел к мамочке и сказал: «Мама, я не могу у вас всю жизнь просить помощи. Я со своими старшими товарищами, друзьями, мы вместе придумали бизнес-план, мы будем открывать маршрутку. Давай все, что у тебя есть». Представляете?! Родители тоже полезли. Таким образом я начинал проявлять себя в бизнесе. Маршрутки, потом Second Hand, позже, когда таким серьезным уже этапом было, когда я взялся за строительство. Я построил в родном городе здание. Это было вообще вынос мозга. И это был серьёзный этап, когда я это сделал – я поверил в себя в полной мере. Я, добившись успеха, заставил и окружение свое по-другому на меня взглянуть. Сегодня я выступаю в Петербурге на 14-ти тысячной аудитории. И все это начиналось с какой-то встречи 10-15 предпринимателей. Мне выдалась возможность познакомиться в соц.сетях, я увидел прекрасное творение Всевышнего, эту женщину. Я набрался мужества кликнуть на эту фотографию, хотя я понимал, что она увидит, что я зашел на ее страничку. Сразу начал вспоминать все эти мысли, все эти домыслы, все эти что «Ой, у них ничего не получится. Она убяжыт ат няго, от этого инвалида. Да как они будут жить?». Тяжело было решиться, но слава Богу, что я тогда своей Настеньке написал. Я написал тогда какую-то там ерунду, да, и через 4 месяца произошла наша первая встреча. И после того мы уже не расставались. Все завертелось, и сегодня я счастливый человек, отец четверых детей. У меня появилась доченька Дашенька, сынок Ярослав, и… Я не знаю… У меня... Я счастливый человек.

Ad Х
Ad Х