🏠

В школе били и издевались: #Монолог успешной модели

Это текстовая версия YouTube-видео "В школе били и издевались:…".

Нажмите на интересующую вас фразу, чтобы открыть видео на этом моменте.

Что-то со мной не то. Я со всеми хотела дружить, но никто не хотел дружить со мной. В раздевалке физкультурной выключали свет и запирали меня там. Слышали, как я там плачу, меня открывали. Бросали в урну мой портфель, пенал, что-то пока меня не было. Просто возьмут, зимой там меня повалят в снег, начнут что-то там меня забрасывать снегом. Через куртку немножко бить ногами. Вы так ошибались, вы так пожалеете о том, что вы делали со мной столько лет. Здравствуйте, меня зовут Лиза. В школе меня считали некрасивой, а сейчас я работаю моделью на Gucci и Balenciaga. - Слушай, а вот если бы ты 5 лет назад пришла на интервью, ты сидела бы как-то по-другому? - Ну я б, наверное, во-первых, не сидела на этом, я бы скорее всего на стуле просто вот так спокойненькая типа. Закрывшись волосами красными своими такими длинными. Вот так бы я, наверное, сидела. Ну хотелось создать какое-то первое впечатление немножко агрессивного человека, потому что казалось, что весь мир против меня после школы. И я не верила, что люди будут по-другому ко мне хоть когда-то относиться вообще. Потому что я к этому очень привыкла. Где-то с 5-го класса все это началось и вот. Я все время жила в напряжении, мне казалось, что… даже люди ко мне хорошо относятся, они это делают ну нечестно. Были девочки, которые притворялись моими подругами, но при этом они строили козни за моей спиной. Когда я осознала насколько это все выходит за рамки, мы поехали в поездку куда-то, ну и как всегда на возвращении все сидят друг с другом, там играют «правда или действие» или так далее и… Ну меня не принимали в компанию, мне к этому было привычно и мне не особо было как бы зазорно. Ну сижу одна и сижу одна. Но ко мне внезапно подходит один из красивейших мальчиков параллели и целует меня в щечку, поворачивается к остальными и такой делает лицо типа… «отвратительно». Оказалось, это было его наказание за то, что он проиграл. Серая мышка, очень высокая, в очках, которая… у которой нету времени на то, чтобы погулять, потому что я кроме школы занималась танцами музыкальной школы. У меня времени свободного не было ну вообще. Была очень умной и слабой. Я даже не могла отказать в том, чтобы там списать дать домашку, потому что я знала, что после школы со мной произойдет что-то не очень приятное. Поэтому я просто мирненько отдавала списывать всем свои контрольные, домашки. Но опять же, ничто меня не страховало от того, что они просто возьмут так через куртку немножко бить ногами. Было и такое, то есть побоев не было, но… но это же страшно. Это действительно страшная ситуация, когда я просто боялась приходить в класс. Выходить из школы боялась, меня встречал папа одно время, потому что ну я… что делать если ты не можешь себя защитить, и никто тебя не защищает кроме, наверное, родителей, которые действительно пытались как-то провести какие-то разъяснительные беседы, просили преподавателей меня защитить. Но чем больше они просили, тем становилось хуже. Никто ж не любит, когда докладывают о чем-то. У меня были там подруги, но я понимала, что если они вот сейчас возьмут и остановят их, им тоже достанется скорее всего. Так получилось, что в классе кроме меня была еще одна девочка, которая переживала примерно тоже самое, а она терпела. И в один момент видимо всем стало скучно и перестали над ней издеваться, и она просто сидела одна постоянно. Но она была просто как отсутствующий человек, пустое место на которое никто не обращал внимание. Я прям восхитилась - «Как так?». То есть она защитилась тем, что она никак… бездействовала. И я стала с ней дружить и оказалось, что вот она увлекается японской культурой, роком и видимо я от нее научилась, что иногда можно просто промолчать, какое-то время перетерпеть и от тебя отстанут. В принципе, так и произошло. Я стала слишком странной для них и они такие: «Ну больше не трогаем ее, она какая вообще не от мира сего, наверное, не надо». Но все еще оставалось зазорным со мной сидеть за одной партой там не дай Бог встречаться - это ж вообще кошмар. Это с Лизой встречаться.. она же уродина, нет. Не всегда нужно жаловаться, иногда нужно просто перетерпеть и подать себя иначе немножко, все будет нормально. В университете я нашла своих друзей, с которыми дружу до сих пор. И почему-то в университете уже никто не считал, что я там уродина. Никто никогда мне такого больше не говорил. Как только школа закончилась закончились и мои страдания. Но школа оставила отпечаток. Еще долго, еще года три я была зла очень и мне постоянно хотелось доказать, что вы были неправы. Когда парни начали предлагать нам встретиться выпить кофе. Такого никогда не было, как так вообще может быть?! То есть, чтоб со мной кто-то хотел общаться так вот, в таком плане. Я начала понимать, что вроде бы я чувствую себя красивой. Я могу здесь ужиться, я могу стать какой-то сильной такой женщиной, которая может себя защитить и не молчать даже, возможно. - Ты себя в тот момент больше считала умной или красивой? - Умной. Да. И до сих пор так считаю. Я до сих пор считаю себя более умной чем красивой. Это было на Карла Маркса, я возвращалась тогда со своим молодым человеком из университета домой и встретила женщину на Карла Маркса в центра Минска, которая просто подошла ко мне и сказала: «Вы очень красивая, у Вас модельные параметры. Хотите попробовать себя в качестве модели?». Я такая: «Ну можно, конечно. Вы серьезно сейчас?» Она такая: «Да». И я ломалась долго. Но меня мой молодой человек, за что ему огромное спасибо, сказал: «Иди. Попробуй просто. Ну, почему нет. С тебя не убудет». И так я пошла в модельную школу. Первая моя поездка была в Милан, на Gucci, меня пригласили персонально. Со своего первого показа я получила несколько тысяч евро и купила себе телефон новый наконец-то и сняла квартиру на несколько месяцев вперед в Минске в центре, чтобы жить одной, без родителей. И после моего дебюта в Милане я полетела сразу же в Париж и там я сделала еще 2 показа для бренда Rick Owens и для Balenciaga. Я была во Флоренции и там я работала опять с Gucci, потом была Япония, я прожила там полтора месяца, в Токио. Я работала с брендом Coach. Потом у меня еще было 2 поездки в Париж опять же для Balenciaga. В Париже я на Balenciaga проработала очень долго и видимо я им очень понравилась, потому что они до сих пор зовут меня, но я не могу ездить, к сожалению, сейчас. Потому что я работаю в газете по распределению, по своей любимой профессии, которую выбрала еще до того, как я стала моделью и на данный момент мне это нравится больше, наверное. - То есть, ты можешь ехать в Париж и работать на один из лучших брендов мира? - Да. - Ты выбираешь работу в газете в какой? - «Ваше здоровье». Но на самом деле мне все задают вопрос: «Ты нормальная вообще? Почему ты здесь? Могла бы выплатить это распределение государству, оплатить деньги и уехать с концами отсюда, тебя сейчас ничего здесь не держит». Я поняла, что в моделинге нужно немножко закрыть свои амбиции. И это было самым тяжелым, что мне не удалось до сих пор. То есть, когда я работаю моделью, я всегда, как это говорится, «сую нос не в свои дела». Я слишком стараюсь, я слишком пытаюсь разобраться в том, что думал дизайнер, что думал там визажист, как подать продукт еще лучше, что сделать еще. Я начинаю что-то свое креативить и мне такие: «Стоп. Здесь ты вообще должна молчать. Здесь ты должна просто вот быть вешалкой». Я видимо слишком амбициозный человек. Сейчас, на данный момент я завсегдатай белорусской недели моды. У меня достаточно часто бывают фотосессии для белорусских брендов или просто какие-то концептуальные фотографии такие. То есть я работаю сейчас в рамках белорусского модельного рынка и меня пока это устраивает. - Кто-то из одноклассников или одноклассниц узнал, что ты вот модель сейчас и какая реакция? - Весь мой класс на самом деле знает, что я модель и они… они никогда… когда я только первый показ свой сделала самый такой знаменитый, так сказать, они все поздравили меня. Один из парней, который был заводилой в нашем классе по всей этой части, он попросил у меня прощения. И я простила. И, наверное, мне потребовалось года два, чтобы понять, что мне никому ничего доказывать уже не надо. И вообще это было глупо, вот. Главное, вот, с собой разобраться, похвалить себя и поругать себя за что-то, но главное найти за что похвалить, потому что я всегда ругала себя за все в то время. Потому что я видела, что во мне вообще есть какие-то плюсы. У каждого человека есть плюсы, у каждого. Мои преподаватели, которых я не так давно увидела в школе, которые наблюдали за всей этой личной драмой, которые пытались мне помочь, но становилось еще хуже, и они тоже не знали, что делать, я недавно с ними встретилась и они все были очень рады и все были, некоторые в шоке «Как? Как вообще так произошло, что Лиза и в Париже. Это потрясающе». Если б я через это не прошла, я бы такой как сейчас не была вообще точно. Это сделало меня настолько сильной и настолько крепкой к любым обзывательствам, к любым издевательствам. Меня уже так просто не обидеть. Самое главное, чтобы ты самой себе доказала, что ты достойна быть там, где ты сейчас есть. И я считаю, что я достойна быть там, где я сейчас. И быть такой какой я сейчас стала.

Ad Х
Ad Х