🏠

Нажива на «русской Наташе»: как разводят на деньги иностранцев | ТОК

Это текстовая версия YouTube-видео "Нажива на «русской Наташе»: как…".

Нажмите на интересующую вас фразу, чтобы открыть видео на этом моменте.

-Устроился в международное брачное агентство. Нужно прям было вжиться в женщину. Но я же, блин, не женщина. Мне 22 года. Я еще не до конца понял, что такое быть мужчиной. Она мужиков на стриптиз разводила. Надевали повязки, ошейники и гавкали, стояли. Просто по приколу. Мы все вместе смотрели - ну, ха-ха-ха, смешно. Все время, когда иностранец находился здесь, его нужно было контролировать. Куда он ходит, куда он пойдет. Хватает меня прям вот так и говорит: Я в следующий раз, если ты мне помешаешь, тебя вые@у. А я думаю: реально вые@ет. Он, ну, большой. И тут реально спускается - у него кожаный плащ в пол, шляпа ковбойская кожаная огромная, перчатки военные кожаные и очки от солнца. Пистолета только не хватало. Вестерн реально. Она реально на мужика косматого похожа - 16-летняя. Как Гимли. Он говорит: это дочь моя. А что ж хорошего, когда дочь на мужика похожа? Ну, так-то да. Как меня бесит эта Алена. Приходит, свой визгливый голос: «Ой, шопинг». Она сейчас опять придет: «Шопинг». Я ей скажу: пошла ты на х**. Она его забирает, и с тех пор я его не видел. Из него высосали все. Меня зовут Даниил, 33 года. Я живу в Питере сейчас. Занимаюсь организацией корпоративных путешествий. Есть у меня небольшое HR-агентство. У меня есть какой-то опыт взаимоотношений с людьми. Не самый приятный, наверное, и это я бы не сказал, что самый честный способ зарабатывания денег. Потому что я в свое время отучился на учителя иностранных языков и на переводчика. И как только выпустился из университета, и меня не взяли в армию, я стал искать работу и устроился практически по специальности — в международное брачное агентство. В каком-то 2000 начальном году был человек из Саратова, по-моему. И он создал такой сайт, где россиянки могли знакомиться с иностранцами. Для женщин абсолютно все бесплатно, а мужчины, чтобы прочитать письмо от женщины, они платят деньги. Ну, когда общаются - я, Татьяна, нашла какого-то Джона, ну, раз в 3-4 дня какое-то письмо. Это мало. Придумали сделать так - сотрудничать с агентствами, чтобы агентства форсировали эту переписку. Чтобы конкретные вот эти Татьяна и Джон не раз в 3 дня письмами обменивались, а каждый день. И чтобы таких Татьян было не тысяча, не две, а 10-20 тысяч. Поэтому вся работа в основном велась через агентства в этих сайтах. Я разместил объявление - переводчик. Объявление - резюме. На «Хедхантере». И через 2 дня мне позвонила девчонка, говорит: «Туда-сюда, есть клевая тема, приходи». Объяснили в общих чертах, что нужно делать. Это все так красиво - мы помогаем, любовь-морковь создавать ... Посидели, поговорили. Вся руководительница такая - на вид лет 40 я подумал. Очень ухоженная, красивая, приличная дама. Немного слова растягивает. Потому что она привыкла к заграницам, в Москве бывать. Это в Барнауле все было. Она говорит: «Давай тестовое сделаем задание». Я говорю: «Давай». Она мне показывает фотографию блондинки пышной такой, смуглой, и говорит: «Вот представь, что ты - она. Представь от ее имени написать кому-нибудь письмо». Я не пойму - зачем? Ну, ладно. Дословно не помню, но что-то вроде там: «Привет, я знаю, что я шикарная. Мужчины вокруг меня всегда есть, но нет того, кого я посчитала бы достойным». Ну, какую-то такую фигню. Они посмеялись такие: «Ну, все, здорово. Когда можешь начать? Я говорю: в принципе, хоть когда». Американец. Из Ирака. Но не военный, он инженер военный. Он какие-то фортификации, что-то там. Он приехал потрахаться. Он общался - назовем ее Марина. Сам он под 2 метра ростом. И он не просто большой, он прям могучий. У него руки, грудь, торс - здоровый. А она меньше меня - вот такая. С большой очень грудью, симпатичная. Но они смотрелись довольно несуразно. Она была замужем. Но ему, ну, надо было - надо было человеку. И он приехал на 4 дня, на коротенький срок такой. Ну, она, наверно, была бы и не против. Не сразу - но он прям так агрессивно, ну, не то что агрессивно, кулаками махал, а прям напористо так. Он еще сам по себе большой. Я думаю: «Блин, сейчас маленько поднажмет и реально зажмет. И меня вместе с ней». И последующие все встречи, их было еще две, ходили мы вдвоем с Софией всегда на эти встречи. Ну, отводили разговоры как будто в другую сторону. Ему самому некомфортно было, когда сижу я, когда сидит другой представитель агентства, ну, о чем-то таком говорить, да? Он, может, и рад был бы ей что-то нашептать. Пусть она не понимает слова - намерения она поймет. Но вот как-то не получилось. И он такой недовольный остался. И мы с ним идем домой, и он идет молчит, и я тоже. Но атмосфера чувствуется такая густая. Он идет такой набыченный. И он останавливается, хватает меня так и говорит: «Я в следующий раз, если ты мне помешаешь, тебя в***у. А я думаю: реально в***ет. Он, ну, большой. И мне так стало немного не по себе. Он после этого отвалился, он больше ни одного письма не открыл. Но в первый день, насколько я помню, мне выделили несколько профайлов. Ну, то есть несколько анкет женщин. Сказали: «Вот, это наши клиентки, на них времени не хватает у действующих сотрудников. Они будут твоими. Ты будешь ими заниматься». Я взял под козырек - все отлично. И первые день-два, наверно, я просто читал все переписки этих женщин.

Просто тонны. Чтоб понимать кто пишет, с кем пишет, как пишет и т.д. и т.п. И я на самом деле день на 3-й только Просто тонны. Чтоб понимать кто пишет, с кем пишет, как пишет и т.д. и т.п. И я на самом деле день на 3-й только спросил сотрудника, вместо которого меня нанимали. Я говорю: «А где брать письма, которые переводить?» Она посмотрела на меня как на дурака и говорит: «Так сам напиши». Они заполнили у нас вот такие анкеты. Она мне дает анкеты женщин, которые их заполнили. Там, по сути, паспортные данные, фамилия, имя, отчество, кто ты по гороскопу, сколько тебе лет, что люблю, что хочу, что не люблю, что не хочу. Ну, все - буквально вот на половинке А4. Нужно было что-то придумывать. Нужно прям было вжиться в женщину, но я же не женщина! Мне 22 года. Я еще не до конца понял, что такое быть мужчиной, а тут надо переобуться. Заваливались на диван или на кресло. У нас была пачка актуальных женских журналов. «Лиза», «Космополитен», «Маруся» - что-то такое, неважно. Их выписывалось огромное количество. И нужно было придумать, о чем сегодня разговаривать с мужиками. Т.е. открывался журнал. Условно говоря, попадалась какая-то интересная тема. Там, первое свидание. Ты думаешь: «Отличная тема, это можно развернуть». Составлялось несколько вариантов писем и после этого рассылалось мужчинам. Ну, все. Вот и весь день. Сначала у меня было две коллеги. Одна вот София - худая, высокая, смуглая, черная. Но она умела найти подход к людям, к любому. У нее очень хорошо получалось, ну, не заискивание, а задабривание. И была еще одна девушка, которой я в какой-то степени завидовал, потому что она ... Ей было по фигу, кто там что говорит. какие проблемы у компании. 6 вечера - ноутбук закрыла. Даже если кнопку энтер осталось нажать, чтоб письмо отправить, закрыла - все, 6 часов, я пошла. А вот девушка, на смену которой я приходил, у нее были какие-то уловки, я не знаю, как она делала, но она ... Она мужиков на стриптиз разводила, она им просто по приколу дикпики просила выслать - и они делали это. Они там надевали всякие повязки, ошейники, гавкали стояли - просто по приколу. Мы все вместе смотрели: «Ха-ха-ха, смешно!» Бывали такие - она мужика как-то развела, что он ... в стрингах с какими-то бантиками стриптиз танцевал. Ну, раздевался полностью. А снимала его жена - его жена снимала это. Да, иностранцы абсолютно разные. Были как очень обеспеченные, так и были люди, которые живут на пособие. Ну вот. Из Норвегии, например. Но у них такие пособия, что они могли приехать на месяц и просто месяц ни в чем себе у нас куролесить - не отказывать. Поэтому сказать, что был какой-то один типаж - нет. Но что их всех в основном объединяло, это то, что им всем нужно было выговориться, они все постоянно жаловались, в основном. Были исключения, но в основном, они все постоянно жаловались. Были и женатые. Жена - коза, начальник - козел, все плохо. В общем, надо поныть было. И для них мы исполняли функцию психологов. Просто выслушали, сказали: «Да, я тебя понимаю. Вот реально козлы». Им было достаточно этого. Большинство клиенток - это были знакомые руководительницы. Они в большинстве своем бесплатно, конечно. Ну, нам это тоже ничего не стоило. Они оплачивали фотосессию, потому что там, чтоб заполнить профайл, нужно было 10 хороших фотографий. И в разных нарядах, и без нарядов - лучше всего. Ну, там, в нижнем белье. Обнаженку там нельзя - блокировали сразу. Если кто-то приходил по рекламе или случайно где-то вывеску увидит, то им говорилось - 4 тысячи. 4 тысячи, плюс они, конечно же ... — А что еще надо? — А еще нужны хорошие фотографии. — Ой, у вас есть фотограф? — Да, конечно, вот столько-то денег. На это тоже накручивалось. То есть на клиентках тоже зарабатывали. Они знали, что тут можно найти жениха. Кто-то знал, кто-то - не искал мужика. Как я сказал, у некоторых, даже у многих, дети, мужья были, но женщина красивая, т.е. видно, что на нее будут клевать. Так скажем. И почему бы ей не разместить? Почему на этом деньги не зарабатывать? А ей для мотивации говорилось следующее: «Мы разместим, мы никого не будем к тебе притаскивать, но тебе будут присылать подарки. Не только цветы - цветы это ладно. Тебе будут присылать сережки, часы красивые, браслеты, подвески и так далее». Вот, это тоже все можно было через сайт сделать. И на этом тоже зарабатывалось. И многие чисто вот на это клевали. Им нравилось вот это внимание. А бывали такие, которые замужем, и муж куда-то в командировку уезжает, она говорит ... И так подворачивалось, что вот есть кто-то, кто хочет к ней приехать. И тогда делали все, чтоб он в эти даты попал к ней. И были свидания и все остальное. Кристиан, финн. С ним пошла моя коллега. И она пришла с первой встречи и говорит: «Ну, собственно, все». Я говорю: «Ну, как? Моя очередь деньги зарабатывать». Она говорит: «Так все. Она его увидела,» — девушку звали Юля - пусть будет, да? Юля его увидела, шепнула на ухо, что он толстый. Ну, он реально толстый. Он прям ... он огромный. Жирный. Большой, высокий и толстый. И неприятный. Пахнет от него еще невкусно. Она его увидела, типа, и сказала, что нет, все. Развернулась и ушла. Такая вот с гонором девица.

Я его повел в байк-бар, я встретил там знакомую. И она говорит: «Вот есть компания на тачке. Давай прокатим его по ночному городу?». Я его повел в байк-бар, я встретил там знакомую. И она говорит: «Вот есть компания на тачке. Давай прокатим его по ночному городу?». Я ему говорю: Кристиан, поедешь? А он сидит так, ну, все, в говно. Я говорю: «Мы никуда не поедем». И она тоже никуда не поехала. На следующее утро показывали в новостях, что эта машина попала под КАМАЗ - все погибли. Там было четверо - просто всмятку. Да, на которой нам предлагали покататься. Причем это было через километр от бара этого. А основные конкуренты - это Украина. На Украину европейцам не нужна виза - раз. Ну, красивые девчонки там - это два. Это правда, объективная вещь. И третье - у них это поставлено на поток. То есть там никому не обещали вечной любви. И они зарабатывали в основном не на переписках, а они сразу тянули мужиков туда. И большинство из них на это велись. Они приезжали, и их на месте тупо разводили на деньги. Каждый день подарки, шопинг, рестораны, "а вот купи", "хочу", и т.д., и т.п. Из-за этого многие уходили с этого сайта. Были те, которые остались, но переключались на женщин постарше. Ну, то есть они сами, там, 45-50 лет. Их вот эти молодухи наразводили. И они пишут какой-нибудь женщине моей, да? Которой 40 лет и жалуются, про это все пишут. А мне так интересно поначалу было, я просил: «А как это так - тебя развели?» И он, там, фотографировал, копировал, пересылал эти переписки. Так мы поняли, как Украина работает. Такой спортивный, подтянутый, жизнелюбивый, радостный новозеландец приехал. Приехал в зиму. В нашу, в сибирскую. Редко он нос на улицу показывал, он в такси даже ездил, не знаю, метров 300-400 до спортивного клуба «Сафари» - он был на соседней улице. И он там пропадал по несколько раз в день. Да-да, только здоровое питание, подсушка, рельеф. Он все собирался вернуться и построить гольф-клуб. Ему все говорили: «Ну какой в Барнауле гольф-клуб?» Блин, условно говоря, в Сибири по 8 месяцев году лежит снег. Он: «Нет, я приеду, я то, я сё». Ну, короче, понтов было много. Он после этого письма продолжал открывать. Да, он был обеспеченный, он собирался вложить, но я так понимаю, это была просто стратегия - как привлечь к себе женщину. А там что-то коннекта не получилось. Ну, на этом все и заглохло. Каждый день, надо понимать, что на сайте регистрировалось огромное количество мужчин. Вот предположим, у меня 10 профайлов в управлении. 10 женщин. Утром мне от каждой нужно составить приветственное вот такое письмо. И надо понимать, что я от каждой буду рассылать вот этим условным 200-300-м мужчинам, новым, которые за ночь зарегистрировались, от каждой из 10-и. Мужчины будут все одни и те же. Я им одно письмо, от всех одинаковое, не могу послать. Поэтому мне нужно было 10 небольших, коротеньких, цепляющих писем написать. «Привет, а что ты здесь ищешь? А вот я уже здесь какое-то время, но так и не встретила никого, давай пообщаемся. Ты мне показался таким интересным-интересным. А вот что ты думаешь про ... что-нибудь. Я почитала - у нас гороскоп идеально совпадает». Зажимаешь контрл, открываешь в новых вкладках 15-20 новых мужиков, всем отправляешь. Копировать, вставить. Подставляешь только имя - Джон, Мэт, Шон, Грегори, там - все, они уходят. Открываешь следующий профайл, другое письмо, так же имена, все. Быстро разослал. Из этих 10-и профайлов, условно говоря, у каждой, в среднем возьмем, 3 постоянных клиента. То есть это те, которые каждый день или через день открывают от нее письма. Прежде чем заплатить деньги, он видит первые 6-7 слов. Он видит, вот, коротенькую строчку. Бесплатно. Он бесплатно ее видит. И они часто по ней принимали решение, открыть или нет. Поэтому первая вот эта фраза, какая-то более-менее развернутая, она должна быть, чтоб прям он ... Что дальше? В журнале про стриптиз какая-нибудь эта ... Начинаешь: «Я вчера танцевала стриптиз ...» А дальше он не видит. Ну, блин, даже мне бы интересно было, просто по приколу узнать, ну, что ты там, кому танцевала. Дальше, понятно, это нужно было вывернуть как-то, чтоб он похихикал или просто сказал: «О, ты такая милая». И я рассылаю письма от имени Ларисы. Мужикам - заграничным женихам. Они все открыли это письмо - первое письмо для них бесплатно открыть. Если кто-то ответил, я ему пишу снова - второе письмо. Для него уже это стоит 5 долларов. Вот он первый со мной вступил в переписку. Он каждое мое письмо открывает по 5 долларов. Предположим, появился еще один, который тоже начал, ну, открывать мои письма. Для него это стоит уже 5 долларов 25 центов. Для предыдущего все еще 5. Для третьего 5 с половиной и так далее, до 20-и. До 20-и долларов. Если в течение, я точно не помню, 10-14-и дней не появляется новых, то цена на каждое письмо падает. Но падает она уже на полдоллара. Поэтому нужно постоянно новых искать, чтоб цена росла. Ну, были у нас профайлы, которые стоили 20 долларов. И у них были по 5-6 человек, которые каждый день открывали письмо за 20 долларов. Были такие. Заработок агентства - 50 % от этого.

Сайт забирал себе 50, 50 агентству. Основной заработок шел вот оттуда. В месяц выходило 14-17 тысяч долларов. Это уже заработок агентства. Сайт забирал себе 50, 50 агентству. Основной заработок шел вот оттуда. В месяц выходило 14-17 тысяч долларов. Это уже заработок агентства. Нам платили ... 2010-й год, ну, нормальные деньги. Правильно? У нас зарплата 4 тысячи плюс, там, то есть, вот, самая большая зарплата была у Софии, она, там, под двадцатку зарабатывала. Все остальное, понятное дело, собственница забирала себе. Вот. Дополнительный заработок возможен был на товарах. То есть напрямую мужчина не мог купить где-нибудь в Норвегии или в Дании сережки и прислать их по почте, да? Ну, мог, но кто ему почту даст? А на сайт выставлялось это самим агентством. Тупо какие-то сережки в интернете нашли. Прилепили туда - типа, их можно подарить. И рандомную цифру, там - 40 тысяч рублей. Просто 40, можно было 140 поставить. Чувствовалось, что человек был готов на личную встречу. Или он это сам писал, или он каким-то образом как-то показывал, что вот, я представляю, как мы встретимся. Ну, то, за что можно было ухватиться. Ну, давай, приезжай. Но прежде, чем он какие-то действия дальше делает, помогать ему приехать - нужно было с женщиной договориться. Для этого ее приглашали в офис. Не ехали к ней на работу или куда. Приглашали в офис, кофе, там, туда-сюда, иногда вино. Ну, довольно часто. Шампанского бахнула, кофейку, все, расслабилась. И тут ей: кстати, смотри, очень хороший мужчина. Мы про него знаем, мы про него узнали в том агентстве. Все четко, все здорово, пацан вот такой. Очень ты понравилась, хочет приехать. Посмотри на фотографии. Та такая: «Ну, да». Ну, все тогда. И все, вот. Тогда нужно было просто продать, условно говоря, продать идею «Сибирь». — Да ты не был у нас, что ты знаешь про Сибирь вообще. — А я ничего не знаю - что холодно. — Приезжай в декабре. Я тебе покажу, что значит холодно. Ты даже не представляешь себе, что такое холодно. Но мы от него спрячемся с тобою вместе. Я тебе покажу места, где можно от него спрятаться. А если ты летом приедешь, я тебе тайгу покажу. Я тебе заведения покажу. Это кажется, что у нас ничего нету. Ты знаешь, какие у нас тут города? Ты приедешь, ты обалдеешь. Знаешь, какие люди? Знаешь, какие у нас тут женщины? Конечно, кроме меня, красивей никого нету. Но ты приедешь - ты просто с разинутым ртом неделю будешь ходить. Ну, что-то в таком роде. И после этого ему высылалось приглашение. Это делала Вероника Игоревна, у нее были подвязки с ФСБ. Все согласовали, он прилетал. И дальше начинался заработок, собственно. Вот он прилетает. Была стандартная машина. Мерседес, черный, хороший. Все время, когда иностранец находился здесь, его нужно было контролировать. Куда он ходит, куда он пойдет, что он будет делать через час, через 2 часа, завтра. Это мы решали и мы ему озвучивали. Не дальше, чем на несколько часов вперед. А что завтра? Всему свое время. Ты сейчас спишь, я после обеда приеду и мы с тобой поедем, цветы купим. И поедем, встретимся с ... с кем? С Эммой. Да? Все? Все, он доволен. Вечером покупали цветы, там, 15 роз. Ну, сколько? 2-3 тысячи он стоил, я не помню. Все, мы сейчас едем в ресторан - она приедет. Она приедет. У нас такие женщины - они опаздывают постоянно. Цветы ставили на стол, там, все. Пока есть время, давай - встреча 5 тысяч и цветы тоже 5 или 6 тысяч. Такой: — А почему встреча такая дорогая? — Ну, слушай, ну, Сибирь. Сибирь, цветы дорогие, потому что у нас тут не растут. А если он зимой приехал: «Ты видишь, ну где тут? Все оттуда везется, все дорогое». Все, тут - хоп - заработали. Ну сколько эта встреча стоила тогда? Даже если на Мерседесе - ну, 1-1,5 тысячи. С него 5 тысяч взяли - все остальное доход компании. То же самое с цветами. Дальше приезжает женщина. И начинается, собственно, работа переводческая. Она садится, они стесняются. Неважно, сколько им лет - 40, 50 - они друг друга никогда не видели вживую. Ну, только на фотографиях. Но фотографии фотошопленные часто были уже в то время. Ну, 10-й год, конечно, они фотошопленные многие были. Особенно у женщин. И они стесняются. И нужно было как-то расколоть лед. Вот это самое неприятное было. Что это? Аперитив. Да-да-да. Официант подходил, по вину. Потом шло легче. Перед тем, как мужчина прилетал, нужно было прочитать переписку. Всю, неважно сколько она длилась. Некоторые длились месяцами каждый день. Это просто громадный объем. Еще бывало, что идешь переводить профайл женщины, от которой не ты переписывался. И нужно было запомнить всю эту биографию. Кто мама-папа, что, кого, куда, что он спрашивал. Что ему наврали, отвечали. Вообще все. И в какой-то момент наступало такое, что: «А помнишь, я тебе писал, а ты мне ответила? А помнишь, я тебе писал, какой твой любимый цвет, а ты что мне ответила?» И ты сидишь, вспоминаешь, потому что она-то не ответит на этот вопрос. Ей вообще нельзя его переводить. Ей нужно: «А что он спросил?» «А вот было у тебя такое, что в детстве ты что-нибудь, там, сделала?» И она отвечает тебе. А он ждет ответа. А я в это время вспоминаю, голубой, например, да? «Голубой». Он такой ... Ну да, были такие проверяльщики.

И с этого момента начинался всегда двойной диалог. Он говорил мне что-то. Спрашивал про нее. Если я понимаю, что это было И с этого момента начинался всегда двойной диалог. Он говорил мне что-то. Спрашивал про нее. Если я понимаю, что это было в переписке, то мне нужно было ей задать другой вопрос, на который бы она ответила то, что мне нужно - утвердительно или отрицательно. Или, там, развернуто. Она мне это говорила, и я ему переводил то, что в переписке было. И вот таких два диалога. Поначалу да, было сложновато, но на первую встречу я не один был. Мне показали, как это надо, а потом как-то пришлось выкручиваться. На самом деле это поначалу довольно интересно. Потому что это такой напряг, мандраж, адреналин. Были вещи, которые не надо было переводить. Ну, там, личный телефон. «А давай с сайта уйдем, будем лично переписываться?» Я не мог перевести этот вопрос. Она бы вдруг сказала: «Да, давай». Потому что были такие, которые, ну, нравятся они им. Но если они уйдут, то все. Еще и мне по жопе надают. Продолжая тему заработка. Везде как-то были люди уже не то что подготовленные, они знали то, что им нужно было знать. Есть иностранец. И лучше давать два чека. Один ему, другой мне. Но в моем чеке может быть, ну, 100 рублей. Дальше, зарабатывали на шопинге. Но зарабатывали ... Вероника Игоревна зарабатывала на этом. Не я. Она, как я сказал, сезонные распродажи - это все. Полетели. И одежды скапливалось тьма. И они надоедают, куда-то же их надо девать. Был набор бутиков, он не такой большой был. Делалось следующим образом. С клиентками она часто встречалась, и иногда некоторые из них говорили: «Блин, там такое платье». Или: «У тебя такая шуба классная». Она такая: «Всего три месяца ношу». Типа 2 раза надевала. Она приезжала в магазин, там работали девчонки, студентки какие-то. Когда средняя зарплата была 12-15 тыс. по Барнаулу, она говорила: «Вешаем это платье, продаем за 40 тыс. Я вам 4 тысячи отдаю». Все. Какой-нибудь, там, Эндрю. «Наташа хотела платье, вот точно знаю. Давай подарок сделаем, купим?» Все, приехали, купили. Та себе забрала эти 37 тысяч, девчонки сколько-то, ну, там, 4-3 тысячи. Клиентка довольна, все довольны. С обувью, с шубами - все так делалось. Либо просто, когда нечего было своего продать, в бутик приводили клиентку и спрашивали: «Ну, выбери что-нибудь». Были такие, которые: — Ну, я не знаю. — Слушай, к тебе приехал обеспеченный нормальный иностранец. Пусть он тебя побалует, ну? Она такая: «Вот эти». Хорошо. Тем же самым этим: «Слушайте, я вам звоню за 10 минут, ценник лепите 70. Забираете себе 2 тысячи. Да? Да». Все: — Там такие сапоги она видела, там такая красота. Пойдем купим? — Ну, пойдем. Перелепили. Эта себе забрала 7 тысяч, продавщицам 3 тысячи. Все, магазину тоже хорошо - прибыль. Чувак приехал добиваться. Давай так. Он не приехал общаться, он приехал добиваться. Сразу с первого дня ему вдалбливали. Вдалбливалось в голову. Зачастую в первый же день приезжала на первое свидание, да, если это можно назвать таким словом, Вероника Игоревна. Просто познакомиться. «Здравствуйте, вот я владелица агентства. Вот приехала посмотреть, вот смотрите какая красавица у нас. И вы такой молодец». Туда-сюда. Но вы в курсе, да, что наши женщины, они к хорошему привыкли. Что их нужно добиваться. И вот от нее сразу такой посыл шел, а его потом нужно было просто поддерживать. - Все это ради любви. Назавтра, например, клиент улетает, да, мужчина. Ему давалась вот такая стопка чеков. Такси, которое накатала клиентка. «Ну, она же на ужин ездила? Она живет знаешь где? За городом. Знаешь, сколько ехать? Знаешь, сколько это стоит?» — и они еще кучу денег отваливали за это ... Ну, то есть там ... За все. За то, за сё, ты тут забыл заплатить, там, сям. Напоследок содрать, так уж содрать. София ездила встречать. Приезжает, смеется, говорит: «Там такое чудо, что капец!» Я говорю: — Ну чего? — Ты увидишь, там вообще капец. Вообще он военный, служил в Афганистане. Американский. И в Ираке. У него мотивация, почему он на сайт вообще пришел? Он постоянно в Ираке находится. На базе. Ему негде больше с женщинами знакомиться. Для него это отдушина, он открывал пачками письма. Его отправляют куда-то там на задание, его нет несколько дней, приходит - его ожидает целая серия. Он выделяет вечер. Сигару - и все. И он на каждое отвечал. Девушка, к которой он приехал, примерно его возраста - это 40 с небольшим. Очень приятная, очень такая спокойная, шатенка. Разведена. Есть сын. И она действительно искала мужчину. И оказалось, что у него хобби такое - обрабатывать камни драгоценные. Не знаю, насколько там хорошая огранка, потому что он военный, а не ювелир. Но тем не менее. И вот он был 10 дней, 10 дней или 2 недели, каждый день он дарил ей новый камень. Звоню ему с ресепшен, он говорит: «Да, все, я спускаюсь». И тут реально спускается. У него кожаный плащ в пол. Шляпа ковбойская кожаная огромная, перчатки военные кожаные и очки от солнца. Такой. Пистолета только не хватало. Вестерн реально. Были морозы, сильные. 35 градусов. Я говорю: «Ты что?» Он говорит: — Ну, это моя одежда. — Ну так ты замерзнешь в плаще. Он говорит: «Мы не мерзнем». Я говорю: «Ну, ладно».

Мы пошли. Я говорю: — Чего тебе надо? — Мне нужны сигары. Я говорю: «Ок, пошли за сигарами». Пришли в какую-то табачку - не те. Мы пошли. Я говорю: — Чего тебе надо? — Мне нужны сигары. Я говорю: «Ок, пошли за сигарами». Пришли в какую-то табачку - не те. Пошли в другую - снова не те. Мы их обошли несколько. Я ему говорю: «Пойдем в байк-бар». Он говорит: «Зачем?» Я говорю: — Ну, холодно. — Нет. Не холодно. А у самого уши уже синие. Я говорю: «Ладно». Ну и что-то где-то по городу ходим, там. Я говорю: «Перчатки не холодные?» Он такой: «Их ножом можно резать, я тебе покажу». Я говорю: «Ладно. Ладно». Мы нашли правильные для него сигары. Он дополнительно купил сигарилл. Пока перед сигарой, идем - покурю. Я говорю: «Ладно». Ну, бродили так часа два, наверно. Вот он стоит уже вот такой, и я ему раз в 3-й или в 4-й: «Пойдем куда-нибудь посидим, ну, согреемся хотя бы». Такой: «Споить меня что ли хочешь?» Я говорю: — Да на фиг ты мне сдался - холодно, я замерз. — Щенок. Я думаю: «Ладно, по фигу». Все, мы приходим в байк-бар. Он такой заходит и стоит на пороге. Я говорю: «Чего ты стоишь? На пороге». А он стоит такой, принюхивается и потом говорит: «Пахнет как дома». Я говорю: «В смысле?» Он мне потом рассказывал, что там и столы такие же. Он говорит: «Ты видишь шрам? Это вот мне там пи@@ы наваляли в одной пьянке. А видишь вот это? А это мне, вот мы там боролись, кто-то нож всадил. А видишь ... Ну, короче, короче, тут как у меня в Техасе». Я говорю: «Отлично». Он такой: «Ром давай». И он говорит: «Давай бутылку, что мы?» Я говорю: «Давай». Он берет бутылку рома, и мы с ним сидим. Классный мужик. Он сказал, что у него дочь есть. У него 6 кошек, что она следит за ними. Ей 16 лет, но ничего, справится, взрослее будет. Он постоянно, он отпуск не берет почти. Я езжу в отпуск в Иран, там классные ш***и. Я говорю: «Ах, так?» Он говорит: «Да». После этого мы еще пошли на встречу с клиенткой. Алена назовем ее, да? Вот. И все было здорово. По нему даже не видно было, что он пьяный. И у нас так заладилось, что я с ним днем что-то делаю. Мы не каждый день пили с ним. Мы куда-то ходили. Он хотел то посмотреть рыболовный магазин, то еще что-нибудь. В основном, такое, ходили, смотрели. Сидели, курили. Иногда приходили к нему в номер и тупо ... Я говорю: — Все, я пошел. — Блин, давай посмотрим «Мачете». — Да я его видел 5 раз. Он такой: «Ну, давай со мной». Я говорю: «Ну, давай, ты же платишь». Он говорит: «Ну, да». И все, и мы с ним сидим, фильмы смотрим. На его ноутбуке. Вот так мы проводили дни. А вечером приходила София и говорила: «Шопинг!» И в какой-то момент у него закончились деньги. При этом он эти свои камни каждый день ей дарил. И потом наступил момент, когда ему говорят: «Нужно купить вот эту шубу». А ему не хватает денег. Он в банкомат, а у него месячный лимит исчерпан. Осталось у него 3 дня до его отлета, а у него денег нет. И София приходит и говорит: «Алена приболела, встречи не будет». Я к нему прихожу, он говорит: «Пойдем побухаем». Я говорю: «Ну, пойдем». И мы снова с ним идем в бар, и по дороге он мне говорит: «Я в жопе». Я говорю: — А что такое? — Я без денег ей не нужен. Он ей понравился. Это не он ей не нужен. Он В.И. без денег не нужен. Он агентству не нужен. Но я же не могу так сказать. Я это все понимаю. Мне так обидно за него, ну, он хороший мужик. Ну, реально хороший мужик. Который просто, ну, вот, ему понравилась женщина, он приехал к ней. Не просто по***ся или что-то еще. Приехал к женщине. Я помог чем смог. Я говорю: «Слушай, блин, ну, вот есть "Вестерн Юнион". У тебя же есть, ты рассказывал мне про свою жену. Может, друзья какие-то есть - попроси их занять денег. Ему дочь 16-летняя 2 тысячи баксов заняла». Я еще такой думаю: «Подростки у них там». И жена бывшая прислала сколько-то денег. Не помню сколько. Он был такой счастливый, он мне дал 50 долларов на чай, мне так неудобно было брать их, потому что я понимал, куда они сейчас уйдут, все эти деньги. Он говорит: «Слушай, ну ты реально мне помог. Ну, просто от души возьми». Все, я взял эти 50 долларов. И он говорит: «Не хочу сегодня пить. Пойдем посмотрим "Мачете"?» - Мы же не обязаны это делать. - Если не мы, то кто? - Я говорю: «Да хорош, ну, реально. Второй раз уже за неделю». Он говорит: «Не, ну, пойдем». Мы вискарь пьем, он куда-то отошел, и у него начали на заставке фотографии дочери его. А до этого он мне ее не показывал. Она такая страшная, б***ь, она реально на мужика косматого похожа. 16-летняя. Вот такая вот. Как Гимли во «Властелине колец». Квадратная, бороды разве что не хватает. Кудрявая такая вся. И он возвращается, я говорю: «Это кто?» Он говорит: «Это дочь моя». Он говорит: «Это п***ц». Я говорю: «А что п***ц?» Он говорит: — А что ж хорошего, когда дочь на мужика похожа? — Ну, так-то да. И у нас фильм остановился, и он начал рассказывать. Жена от него ушла, потому что ему нравится война. Он мне еще до этого говорил. Ну, о чем-то надо было разговаривать. Я говорю: «Ты в боевых действиях участвовал?» Он говорит: «Ну, да, конечно, приходилось». Я говорю: «Не страшно?» Он говорит: «Класс! Наоборот, когда все вот так, вообще ничего нет. Просто кровь есть, пули. Супер!» И что-то слово за слово опять мы вернулись к этим отношениям с женщиной, и он говорит: «Как меня бесит эта Алена. Приходит, вот этот свой визгливый голос: "Ой, шопинг". Она сейчас опять придет - шопинг. Я ей скажу: "Пошла ты на х**. Согласен?» Я говорю: «Я согласен». И ... «Сейчас, погоди,» — говорит. Лезет в карман и достает таблетку. «Я когда в Иран к ш***м летаю, всегда беру. Там чувак, дед уже вообще, но он из трав прессует эти темы - вообще, как у коня будет стоять». Я говорю: — Мне не надо. — Да на, ты же тоже, — я женат был. И: «На, вот, попробуй». Запихал мне, короче. Дал мне мерзавчик один. И тут заходит Алена: «Шопинг?» И этот Келли такой ... Отворачивается, поворачивается и говорит: «Окей». Она его забирает, и с тех пор я его не видел. А из него высосали все. Мне не просто нелегко, я не умею вот прям понимать, что я чувствую здесь и сейчас. А там в моменте это было просто вот как-то - шло и шло. Но сейчас анализируя, я понимаю, сначала, конечно, было интересно. Сначала я вообще не понимал. И в общем-то посыл был неплохой, он был довольно социальный - что мы помогаем людям. Помогаем тем, помогаем этим. Да, за помощь неплохо деньги зарабатывать. Ну, вот такая помощь. Потом это был, ну, действительно какой-то азарт. Прикольно было. Написать письмо, кем-то себя почувствовать. Но какой-то вот первый звоночек после Келли был, наверное. Потому что я не понимал, как так? Ну, он и так много денег оставил. Ну, то есть я не скажу, что он прям жмотил. Наоборот, он очень щедро. И когда за 3 дня до его отъезда закончились деньги, и сказали, что «приболела», я ... ну, было неприятно. Несмотря на то, что не я это сделал. Я к этому прямое отношение имел. Я работал в этой компании. Дальше это как-то шло по накатанной, по накатанной. Меньше и меньше мне нравилось писать эти письма. Это монотонная довольно работа. И она не самая приятная. И когда люди приезжали, я видел вот этот развод. Вот это как-то копилось, копилось, и я уже, по-моему, говорил, что, наверно, подсознательно я сам не зарабатывал деньги. Ну, то есть подсознательно делал все, чтобы меня уволили. Самому не хватало чего-то - понимания, осознания, смелости - сказать, что это все какое-то на***во. Я пошел. Вы тут без меня разбирайтесь. А делал так, чтобы меня уволили, и вроде как самооправдание - ну, я же не виноват, меня же уволили, правда?

Ad Х
Ad Х