🏠

Slava Marlow – суперуспех и депрессия в 21 год / вДудь

Это текстовая версия YouTube-видео "Slava Marlow – суперуспех и…".

Нажмите на интересующую вас фразу, чтобы открыть видео на этом моменте.

— Мне 21 год! — «Давай поженимся». — Мы типа, как школьники. — Ну это очень круто! — Что же вы тогда его не понимали? — Ну ты чего?… — Почему я занимаюсь такой хренью?! — В джунглях из борщевика! — К чему это привело теперь? К чему?! (музыкальная заставка) ♪♪ ♪ Выеб города и заработал денег (Денег-денег) ♪ — Че думаешь про сольную карьеру Славы? — Э-э… новый король. После Давы. — Ты… (смеется) Ты ревнуешь или благословляешь? — Благословляю и рад всей душой. Просто человек выпустил свой, по сути, дебютный сингл, и именно хитом. ♪ Снова я напиваюсь ♪ ♪ Снова говорю пока ♪ И да, и он меньше чем за сутки везде на первые места встал. Не, я всегда Славе говорил с самого начала еще, что он гениальнее меня в музыке намного — это факт. И то, что он сейчас на первых местах — это очевидно. Ну, это было очевидно давно. — Мы виделись с тобой почти год назад. Как твоя жизнь за этот год изменилась? — Трусы вчера крутые купил. Очень крутые! Самые дорогие трусы, которые я когда-либо покупал. — Как будто концерт Сергея Орлова сейчас, который рассказывал про то, как он трусы Calvin Klein за 2 200 купил — и это самые дорогие были в его жизни. — Ты за сколько купил? — Ну много. Мне стыдно сейчас стало. — 15 тысяч рублей? — 20. — Что это? — TOM FORD. Э-э… Я… очень худой. И у меня проблема с трусами, как бы они все так себе сидят абсолютно. И я в поиске тех самых трусов, которые будут хорошо на мне сидеть. Вот, ну у меня… — В поисках золотого гульфика, да? — Ну да. — М-м. — Как еще жизнь изменилась за год? Кроме трусов. — В Дубай первый раз съездил. Выпустил суперуспешный альбом. Выпустил два… очень больших трека. Снял очень крутой клип. Успел собаку завести. Успел побывать в Геленджике. Успел столкнуться с, э-э-э, выгоранием и депрессией. И записаться к психотерапевту. Ну короче много чего, ну так. — Никогда еще в начале, после первого вопроса, предположительно человек прям тизер выпуска не говорил. Ты прям просто идеально продиктовал. — Ура! — Слава! — Да? — Скажи ты, где мы. — Мы в Мурино. (смеется) — Мы в Мурино! Это населенный пункт прямо рядом с Петербургом, вот просто у окружной дороги. Район, который Илья Варламов считает одним из худших жилых районов в России. Он называет это будущим или уже существующим гетто. — Вот этот район, его любить невозможно. — Почему мы здесь? — Я здесь жил на протяжении полутора лет. — Вот в том доме в тот самый момент, когда случилась твоя известность, когда у тебя случился контакт с Моргенштерном. И понеслось. — Ну да. — Угу. — В этой квартире я и сидел. — После того, как я закончил школу, я не особенно хотел куда-либо поступать. Хотел поступить в Барнаул на заочку. — Подожди. Из Новосибирска в Барнаул? — Да. Я хотел куда-то поступить на заочку, чтобы ездить там, сдавать экзамены, и чтобы это связано было с моей квалификацией, с моим родом деятельности. А в Новосибирске ничего, связанного с музыкой в плане инженерии там, и так далее, ничего не было вот. Была звукорежиссура в Барнауле самая ближайшая, но не сложилось. У меня есть друг Игорь, близкий, мой одноклассник по совместительству. И он на протяжении года меня долбил с тем, чтобы типа: «Чувак, поехали в Питер! Там круто, движуха… Куда-нибудь поступим». И я на протяжении целого года ему говорил: «Никуда я не поеду. Мне и в Новосибирске хорошо, вот ты и езжай. У меня всё замечательно». И в итоге, эм-м, после ЕГЭ спустя пару дней, перед… за несколько дней до его отъезда, я понимаю, что в Новосибирске мне некуда поступать, что там вообще ничего неинтресно. И мама говорит: «Короче, всё. Вот на денюжка. Съезди. Просто посмотришь, как тебе всё. Не поступишь — не поступишь». И так получилось, что поступил. Вспомнил классную историю. Я поступил в Институт кино и телевидения. И перед вступительными экзаменами я посмотрел у тебя все интервью с режиссерами, зазубрил их биографию, какие-то интересные моменты. И буквально во вступительном экзамене вписал все фамилии, которые я посмотрел у тебя. Это буквально там за две ночи. И так получилось, что набрал 95 баллов. — Хоть для чего-то мы полезны. — Образовательный контент. Это радует. Та-ак. Игорь? Игорь переезжает в Санкт-Петербург. Заранее выбирает район, в котором он будет жить — это оказывается Мурино. Он говорит: «Да слушай, я там никогда не был, но вроде говорят, что хорошо там, студентам самое то. Залог внес». Я говорю: «Слушай, ну раз ты там будешь жить, наверное и я рядышком где-нибудь поселюсь, чтоб мы с тобой вместе не терялись». Приезжаю. А вот тут… (смеется) Мурино. — Ты приходил к Урганту, как сольный артист. И ты свой хит «Ты горишь, как огонь» играл там не так, как он записан. В джазовой обработке. Почему? — Там это была комбинация, на самом деле. Там было много художественных стилей: там под конец вообще «Пошлая Молли» началась. — А-а-а. — Ну просто так получилось, что э-э… очень талантливые ребята-музыканты, которые работают с Алишером, я с ними тоже выступаю вот. И-и… — Фанаты группы «Психея», если что. Да, и собственно очень хороший слух у ребят, очень музыкальны. И мы быстренько подобрали пару вариантов аранжировок. И-и ну здесь причина простая, потому что меня уже тошнит от этого трека. ♪ Ты горишь, как огонь, я, у меня агония ♪ Я сажусь в такси. И у меня там какая-нибудь трагедия, плохое настроение, и это всё меня добивает еще треком, который игрет на радио, своим же, от которого уже просто тошнит.

Вот, и когда меня зовут куда-то выступить с этим треком еще раз, меня уже ну типа… Я не знаю, как объяснить,что он реально уже, ну, задолбал. Даже больше чем «Снова я напиваюсь». Вот, и когда меня зовут куда-то выступить с этим треком еще раз, меня уже ну типа… Я не знаю, как объяснить,что он реально уже, ну, задолбал. Даже больше чем «Снова я напиваюсь». — На тебе были крылышки в Урганте. — Да-а. — Как они появились? — Есть такой репер Lil Uzi Vert. И я у него эти крылышки давно подметил. (смеется) Э-э, и мне как раз Глеб Костин, мой кореш, по совместительству стилист, скидывает объявление, что они там где-то в Австралии сейчас. Один из экземпляров крылышек. Я говорю: «Давай!» — Подожди. А это прям такие же, как Lil Uzi Vert носил? — Ну да. Ну в плане их вообще не так много — это винтажная вещь. Я не знаю. Просто во мне абсолютно нет эпатажа. Ну вот прям от слова совсем никакого. Ну я подумал: «Ну блин, ну на Первом канале появлюсь! Ну вот так: матом не ругаюсь, песни плохие не пою, неприличные жесты не показываю, только фиги. Надо, наверное, ну что-то прикольно сделать, как-то выглядеть может по-особенному?» И вот крылышки появились. — Фиги… (смеются) Что здесь происходит? — Мы делаем фотографии к промо релиза моего. У меня выходит трек. И на всех площадках, когда он появляется, нужна фотография моя. — Почему к жизни популярного артиста ты не можешь привыкнуть до сих пор? — При-придают излишнюю значимость. Я был в Академгородке недавно под Новосибом. С другом. Э-э, и мы там зашли в кафешку перекусить. И там официант хотел со мной сфотографироваться. И у него настолько сильно дрожали руки, что он разбил свой телефон при мне, что он у него упал на пол. И мандраж этот не прекратился — это правда так. — Айфон? — Да, он был без чехла. — Ты рассказал про то, как тебя достало, что в такси играет твоя музыка. Если бы тебе два года назад такое сказали, что твоя песня тебя же задолбает, потому что будет звучать из каждого утюга. Ты бы поверил? — Да, наверное. — М-м. — Ну я вроде не особо самоуверенный человек, но мне кажется, что я поверил бы, потому что я сидел в Новосибе и в Питере, и у меня была только одна мысль. Я писал музло и думал, смотрел там чужие релизы и думал: «Да, ребята, я вас всех сделаю. Ребята, ну у вас конечно и кал. Ну разве это качает? Нет, это не качает». И как будто была какая-то уверенность, что рано или поздно что-то получится. Возможно это как-то слишком высокомерно прозвучит, или как-то… Но правда, какое-то такое ощущение было. Я и в Новосибирске, когда писал музыку, показывал и разным пацанам, и взрослым людям — и все находили то, что я делаю чем-то прикольным, свежим вот. И у меня сложилось такое впечатление, что рано или поздно и я что-нибудь сделаю. Примерно раз в полгода мы рекомендуем вам важные произведения в жанре антиутопий. Ну, какие времена — такие и рекомендации. Сегодня очередь романа Евгения Замятина «Мы». В доковидные времена эта интеграция начиналась бы в городе Ньюкасл. Мы с Серегами рассказывали бы вам, что здесь жил Евгений Замятин, который изначально не писатель, а инженер. И в 10-х года 20-го века он приехал в Великобританию, чтобы работать как инженер, на строительстве российских ледоколов. Считается, что британский уклад жизни Замятин нашел слишком механизированным. Особенно его впечатлило, что на производстве к сотрудникам относятся просто, как к деталям машины. Затем он вернулся в Россию. Это совпало с Первой мировой войной, с революцией, с гражданской войной в России — и всё это вместе сформировало взгляды Замятина, которые в итоге привели к роману «Мы». Эта книга сильно повлияет на Хаксли и Оруэлла. И «О дивный новый мир» и «1984» будут написаны под впечатлением от романа «Мы». Если коротко, что происходит в романе «Мы». Далекое-далекое будущее. Государство контролирует всё, в том числе деторождение и сексуальную жизнь. Руководит всем этим — Благодетель. Вот, например, отрывок про местные выборы. День Единогласия. — Завтра — день ежегодных выборов Благодетеля. Завтра мы снова вручим Благодетелю ключи от незыблемой твердыни нашего счастья. Разумеется, это не похоже на беспорядочные, неорганизованные выборы у древних, когда — смешно сказать, — даже неизвестен был заранее самый результат выборов. Нужно ли говорить, что у нас и здесь, как во всем — ни для каких случайностей нет места, никаких неожиданностей быть не может. И самые выборы имеют значение скорее символическое: напомнить, что мы единый, могучий миллионноклеточный организм, что мы – говоря словами Евангелия древних – единая Церковь. — Если не узнали, это голос Дмитрия Глуховского, который только что получил премию GQ за другую свою работу для Storytel, второй сезон аудиосериала «Пост». Ну и произнес со сцены очень хлестскую речь. Если вам хочется послушать что-то другое, на Storytel более 160-ти тысяч книг на русском и английском языках. В том числе произведение, по которому были сняты одни из самых ожидаемых кинопремьер этой осени — «Дюна» Френка Герберта и «Общага на крови» Алексея Иванова. Выбирать можно бесконечно. А чтобы было это делать проще, есть отличная система рекомендаций. Чем больше вы слушаете, тем точнее алгоритм анализирует ваши вкусы и предлагает книги, которые могут вам понравиться. Самый выгодный вариант потреблять всю эту интеллектуальную красоту — подписка. В месяц она стоит 549 рублей, то есть всего 18 рублей в день. Вы можете слушать что угодно, сколько угодно и где угодно.

Если вы до сих пор не скачали Storytel, под этим видео есть ссылка, по которой это можно сейчас же исправить. И там же получить специальный бонус при регистрации для зрителей вДудя — Если вы до сих пор не скачали Storytel, под этим видео есть ссылка, по которой это можно сейчас же исправить. И там же получить специальный бонус при регистрации для зрителей вДудя — 30 дней бесплатной подписки вместо 14-ти. (тихо) Вперед. Вперед. Вперед! Так вышло, что у нас второй гость подряд, который не матерится, по крайней мере, в своей публичной жизни. Почему так вышло? — Э-э-э, да как-то неудобно. Не знаю. Я, на самом деле, очень много думаю об ответственности перед детишками, которые меня смотрят — это мне определенный способом связывает руки. Э-эм, ну и перед бабушкой с дедушкой стыдно. Да я там могу в жизни сказануть, если на ногу мне молоток упадет и если просто приспичит, но публично — нет. Есть одно видео, э-м снятое в Новосибирске, значит, в клубе «Подземка». По-моему, это было два года назад. Я там был с Алишером. И для того, чтобы разогреть толпу, я там сматерился. Ну это же концерт. Это драйвово. И его начали перезаливать, и называть «Слава Мэрлоу матерится». Мне стало так стыдно, я начал на них страйки кидать. — Ну ты чего? — Ну как-то я не знаю. Ну правда, я не нашел какого-то другого решения на тот момент. — И Ютуб принимал эти страйки? — Ну да. — Но есть еще одно видео в интернете, где, по-моему, это не «Подземка», это студия, где ты произносишь вот это слово. — Нет-нет-нет-нет-нет! Пускай они не будут знать. Не-ет! (плачет) Не-ет! Это Mozi J — ювелир, которого я попросил: «Пожалуйста, перед публикацией скинь мне. Я проверю. Я там мог что-то не то сказать». Я действительно был, ну, эмоционален. Я увидел свою подвесочку, которую долго ждал. И он не скинул! И он выложил так, как он выложил. И-и потом тоже были перезаливы с надписью «Слава Мэрлоу матерится». Во-от. — Тебе важно, что подумают бабушка и дедушка? Не мама? — Ну да. Скорее да. Но если мне приспичит, я могу что-то при маме сказать. Ну просто бывают такие ситуации, когда кроме русского мата ну вот просто не подберешь слов. И как-то, ну, мы уже вроде два взрослых человека. — Угу. — Я могу чуть-чуть поругаться матом. А бабушка с дедушкой, скажем если… ну я про бабушку могу говорить. Если, например, кто-то из ее знакомых, определенных взглядов, увидит, как ее внук ругается, они обязательно скажут моей бабушке. И моей бабушке будет неприятно. — Угу. — Ну-у у меня же нет отца. И мне, например, отца… и ну мне вся семья заменила. Ну как-то помогла с этой утратой, если так можно выразиться. Все дарили очень много любви и тепла. Мой дед заменил мне папу, можко сказать, уже там когда ну в подростковом возрасте и так далее. Он меня иногда называет сынок, типа поэтому… У меня небольшая семья, но вот зато мама, бабушка и дедушка. — А представьте, что кроме Мурино ничего нет. Ну это просто город. Вот есть же город, а вокруг всё — леса, ничего не осталось. Петербург переехал от вас. Вот можно ли жить в Мурино, не выезжая из Мурино? Найти здесь работу, отдыхать, вот никуда не ездить? И вы поймете насколько это… Это не то, что городом нельзя назвать. Просто это градостроительное преступление. — Во-первых, сразу же скажем. Ну, никакого снобизма. Понятно, что свое жилье лучше чем там коммуналка, жить с родителями всю жизнь и всё остальное, поэтому история про то, чтобы переезжать в новостройки, которые вдали от центра — это норм, классно, и такие районы должны появляться. Но просто какие-то районы строятся с какой-то там инфраструктурой и всем остальным. Не только, чтобы это был дом, но чтобы там было и где припарковаться, где поиграть детям и всё остальное. Как я понимаю, тут ничего этого нет. Сереги, поправляйте меня: может у вас другие впечатления. Здесь только машины. Здесь куча недостроенного частного сектора. Здесь вот сейчас, возможно, один из лучших крупных планов в истории вДудя, потому что мало того, что Слава вот в таком прекрасном прикиде, он еще стоит в джунглях из борщевика. Здесь реально джунгли. Вы просто посмотрите! Как тебе здесь жилось? — Возможно… возможно я просто быдло. (смеется) Ну как бы да, здесь есть проблема с парковками. Ну гигантская проблема — это видно. Ну касательно инфраструктуры: до метро здесь рукой подать. Менталитет — да, вот здесь вопрос есть. Но, значит, магазин под домом — «Магнит». — Так. — Вот так! — Так. — Значит… (смеется) Пивные магазины на каждом углу. — О-о-о! Никуда можно далеко не ходить. — Винные тоже! — Винные — да. Табак — всё! Объявления по асфальту расклеены с девочками, ну то есть не район, а сказка. Достопримечательности, как вот я тебе рассказывал до съемок, здесь есть ресторан с открытым пастбищем, где есть всякие животные, которых потом порежут на мясо. Но можно прийти, их и погладить. — Проводить их, так сказать, в последний путь. — Проводить в последний путь, да. Здесь есть секонд хенд очень крутой, в котором я много шмотья покупал за очень маленькие деньги. Э-э, он находится около метро Девяткино-- — Ага. — …то есть минут 15 отсюда. Можно очень по-модному одеться за небольшую денюжку.

Я этим пользовался. — Есть еще один очень важный момент — это момент качества жилья, потому что, вот если посмотреть на этот дом, то можно увидеть, что он просто построен из самых вообще дешевых материалов, то есть они экономили просто каждую копейку. Я этим пользовался. — Есть еще один очень важный момент — это момент качества жилья, потому что, вот если посмотреть на этот дом, то можно увидеть, что он просто построен из самых вообще дешевых материалов, то есть они экономили просто каждую копейку. — Пока мы гуляли, смотри: к Сереге подошли жители дома и попросили сфоткать вот это. — На что я должен внимание обратить? — Тебя ничего не смущает? — Э-э посмотри, как окна сделаны. — Так, ну предположим, не очень ровно. (смеется) — Не очень ровно? Ну как надо не уважать людей, чтобы продавать такое за деньги? Ну просто… Просто… Вот это как бы символ. Это ощущение, что просто построили лишь бы заработать. Из жадности не сделали ничего для людей. У меня до сих пор некоторые знакомые здесь живут. Когда я переехал в Санкт-Петербург, вот сюда, я подписался на Telegram-канал «Mash на Мойке», где публикуются новости исключительно из Санкт-Петербурга. — Да. — И-и 8 из 10 треш-новостей были из Мурино. У меня сосед жил со мной. Э-э, дай бог ему здоровья. Сколько ему лет? Лет 50-60 было. Он был алкашом, ломился ко мне. Там мог прийти в 8-9 часов утра, попросить денег на алкоголь. Он у меня снимался в клипе «Моргенштерн, давай сделаем фит». Он как раз, когда мы снимали, начал ломиться в дверь. Мы говорим: «О, дядя Валера, а давайте-ка вы у нас снимитесь». Во-от, крутой мужик. А, кстати, причём дядя Валера… Он, по-моему, сидел 30 лет и пару раз сбегал с его слов. И самое интересное, что, когда я к нему приходил, он бухал с чуваком, который работает в тюрьме, который надзиратель. Во-от просто вспомнил. — Блин!… — Это вот где такую историю можно услышать?! — Всё переплетено. — Это, то есть… Я так рад, что я, ну, живу своей жизнью, что у меня есть возможность увидеть вот такие истории, камерные. Камерные… да! — Ты писал биты Владу А4? — Да. — Тот случай, когда два героя моих детей пересеклись в одном. — Э, для альбома его? — Да. — Долго думал делать или нет? — Сразу согласился. — Почему? — Потому что смешно. (смеется) Влад А4 — круто! Ну-у… Ты видел видео Влада А4? — Да. Да! И очень много! — Это прекрасно. Я-- — Да, конечно. Я искренне со всех фронтов считаю, что это очень круто. Над этим можно еще посмеяться ну как бы через призму постиронии, да, про то, что Влад всегда с одним и тем же лицом и у всех наигранные эмоции очень. Но короче я сразу согласился. Влад А4! Круто! А мы за день… Я написал все биты. Сейчас будет эксклюзивная информация. Я об этом нигде не говорил. Про альбом э-э… Классный наезд. Про альбом Влада Бумаги. Э-э, мне было лень что-то придумывать. Для Влада. Ну что ты? Подожди. — Так. Я зашел на сайт с бесплатной музыкой для Ютуба. Я скачал по дорожкам бесплатную музыку для Ютуба. И наложил туда биты. — Ну новые? — Просто ритм-секцию и бас. — Ты… Ты же обманул его. — (смеется) Нет. Почему? — Он платил тебе деньги? — Да. (смеется) Мало того, еще одна эксклюзивная информация. Мне нужен еще один наезд. Мне было очень смешно, когда я писал этот релиз. Я не мог поверить, что я пишу трек для Влада Бумаги, на его рэп альбом. И я придумал скоммуниздить один из треков специально впервые в жизни, специально чтобы кто-нибудь заметил, что там трек полностью один в один. — У кого? — «Грустная песня». — Это люди распознали? — Ну очень немного людей. — А какой трек Влада А4, чтобы весь альбом не слушать? — «Где-то там по Минску едет новый серебристый гелик… …молодые бизнесмены…» Там если прислушаться, если поставить два трека рядом, они идентичны по драм-партии, по там всяким элементам. Но если ты не в контексте слушаешь трек Влада А4, ты ни за что не поймешь, что это «Грустная песня». Ну, надо просто, ну, иметь в голове вот этот паттерн «Грустной песни» или быть фанатом «Грустной песни», заслушать ее до дыр, чтобы прочитать это. — Как думаешь, Влад Бумага обидится после этих деталей? — Альбом отличный получился! Это, наоборот, еще одна причина, чтобы переслушать этот альбом. — Можно ли сочинить новую музыку? Я думаю, да. Маленькими шажками в сторону экспериментов. Ну типа сохранить массовость и тенденции современной музыки, но при этом внести что-то свое новое — я думаю именно так всё и получится у кого-то. — Как часто бывает, что ты что-то пишешь и понимаешь: «Блин, такое было!» «Это было». «Это не новое». — Я не зацикливаюсь на этом. Ну это меня не пугает. Я и после этого не останавливаюсь работать над проектом. Да, всё было: всё, что я делал, уже было. По факту, современная музыка — это переработка переработки. Вся электронная музыка, битмейкиинг в целом — это паттерны ударных, это определенные тенденции по звучанию. То есть, я ничего нового не делаю. — Как думаешь, чем русский шоу-бизнес отличается от западного? — Ну во-первых, в западном шоу-бизнесе больше имен, больше думают об имидже, там больше средств, более серьезный менеджмент, и больше внимания со стороны общественности — ну в целом. Вот, ну и наверное… наверное, виниры у них получше.

— Серьезно, у нас не такие же делают? Я не знаю, но я вижу в Москве на людях виниры. Либо мне неприятны, как выглядят виниры в целом: как будто они какую-то человечность убивают. — Серьезно, у нас не такие же делают? Я не знаю, но я вижу в Москве на людях виниры. Либо мне неприятны, как выглядят виниры в целом: как будто они какую-то человечность убивают. Вот, либо у нас не очень хорошо вообще делают виниры. Хотя не знаю, у Алишера мне нравятся. Но Алишер превратился в этого самого, такого прям персонажика с белоснежными зубами. Он как будто потерял какую-то человеческую обложечку. — Мультяшнее стал? — Ну да, прям совсем. Такой персонаж из комиксов. У меня хорошие зубы просто. У меня хорошие зубы, поэтому я имею право так тут разбрасываться, что «вот виниры, ребята, ставите — это отстой». Тьфу-тьфу-тьфу. — Где артисты сильнее, на Западе или у нас? — На Западе. — А чем? — Ну это же не наша индустрия. В плане интертеймента он весь пришел с Запада. У нас, ну, мы делаем по подобию. У нас не так много по-настоящему оригинального продукта в целом — нового звука… Ну и в целом, как бы, мы пользуемся западными стриминговыми площадками. И лейблы у нас тоже западные, то есть мы… Конечно, в этом плане на Западе всё круче, потому что они это и придумали, наверное. — На премии Муз-ТВ ты не стал петь свою песню. Ты просто танцевал под фонограмму. Почему? — Я, на самом деле, э-э… …надеялся, что что-нибудь у меня будет. Я очень хотел сделать фотографию, где я из этой тарелочки гречку ем. Во-от, мне показалось это прикольным. Ну, и я правда подумал, что… Было бы логично назвать «Открытием года» меня, ну просто потому что, блин, обалдеть сколько я за год успел сделать. Было бы приятно. — А кого назвали? — (поет) «Звук поставим на всю, и соседи не спят…» — Группа «Dobro». — «Dobro». Вот, и, короче, в какой-то момент я стою на сцене перед выступлением, смотрю на расписание и понимаю, что вот сразу после моего номера будет награждение по моей номинации, и я просто технически не успею добежать до туда. А подготовка к Муз-ТВ — это отдельная история. Туда надо было еще заранее приехать за пару дней, познакомиться с режиссером, отрепетировать номер, там что-то побрейнстормить, то есть это требовало определенной подготовки. И это мое время. И время других артистов. Вот, а если я там ничего не получу? (смеется) Я решил сделать что-то прикольное. То, что мне на тот момент показалось прикольным. Возможно, в записи это выглядит стыдненько, но я на сцене потанцевал, я чувствовал себя главной злюкой — типа круто. — Видео смотрел? — Которое в итоге получилось? — Да. — Да. — И какие впечатления? — Круто, потому что… Я представляю, как я расстроил режиссера, который придумывал это. — Как ты думаешь, западный артист сделал бы так же? — Ну Канье, наверное. — Думаешь? — Ну да, он такой. — Просто я когда смотрю выступления людей из той индустрии, я всегда прям удивляюсь тому, как они, даже если у них есть там шесть минут на какой-то премии, они к этим шести минутам готовятся. Или там одна песня. Они жестко вкладываются, выступают и прям отдаются этому. А ты тут вышел и сделал так, хотя люди наверняка хотели услышать тебя живьем. И даже деньги за билеты заплатили. — Я в это не верю, на самом деле. Хочу сказать: я не верю в то, что кто-то заплатил деньги за билет. Кто-нибудь хочет посмотреть на Даву?… «Дорогая, как проведем вечер?» — «О, слушай, там премия Муз-ТВ… Может быть, сходим?» Ну это какой-то бред. — Нечем крыть. (смеется) — Мне просто кажется, что, может быть, это просто массовка была. Я знаю, ну вперемешку, может быть, с людьми, которые… Я не знаю. Я не разбирался. Мне так показалось. Всё, что ни делается, всё делается к лучшему. Я пришел на эту премию. И, в целом, я там повеселился. Наверное, всё круто. — Этим летом ты попал в рейтинг Forbes. Там указано, что ты за год два миллиона долларов заработал. — Насколько это далеко или близко? — Я не знаю, я не считал. Просто у меня первая ассоциация — это Скрудж Макдак, который сидит такой, считает монеты золотые. Ме-е-е… И когда… Это всё появилось в сети, через какое-то время я понял, что я бы хотел, чтоб меня оттуда убрали, потому что это как-то вообще не очень прикольно. Слушай, я хочу жить нормальной жизнью. Я хочу, чтобы ходить по улицам. Я не хочу, чтобы э-э… …ко мне в дом вломились — ну это какой-то бред. Мне и так достаточно тяжело периодически бывает поддерживать связь с людьми, с которыми я давно знаком. Просто из-за количества подписчиков, скажем, на Ютубе и Инстаграме. А здесь к этому добавляется еще афиш… ну вот это вот публичное афиширование заработков. Что?… Для чего это? Ну как-то… Потом я действительно переживаю за свою безопасность. Зачем мне это? — Давай уточним: деньги ты не дома хранишь? — Нет. Я точно не храню деньги дома. У меня ничего нет дома. У меня вообще ничего нет! — «Давай поженимся». Ты выбирал невесту под присмотром Ларисы Гузеевой. — Показалось, что это настолько неожиданно и глупо, что представить себе сложно. Как будто… Ну вот смотри, у тебя появляются какие-то возможности. Как бы у тебя канал на Ютубе большой.

Ты можешь… Наполнить свою жизнь чем-то новым. Перед тобой больше дверей открыты, есть какие-то средства. И из всего многообразия вещей ты выбираешь пойти на «Давай поженимся»! Ты можешь… Наполнить свою жизнь чем-то новым. Перед тобой больше дверей открыты, есть какие-то средства. И из всего многообразия вещей ты выбираешь пойти на «Давай поженимся»! Во-от. Просто ради ролика. Ради того, чтобы это сделать. Я помню, как мы смотрели эту передачу, когда сидели кушали с семьей, вот именно вот прям тупили. Вот с таким лицом. Когда-то!… Когда-то это передача действительно помогала людям найти свою любовь, возможно, если речь идет про, ну то есть, регионы, например. — До Тиндера и… — Да-да-да. Через телевидение то есть. Я разговаривал с людьми, которые там долго работают. Они говорят: «Да, у нас есть люди, которые там поженились». И я так удивился, что это не постанова. — М-м. — А мне кажется, чем дольше эта передача идет, тем скучнее становится. В итоге это может превратиться во фрик-шоу. Чему я собственно буду рад. Я и так сделал вклад, чтобы это превратилось во фрик-шоу. — Ты выбрал девушку, которая из Японии… — Да. — Что было дальше? — Да вот она мне недавно писала. — Та-ак. — Предлагала… Она добралась до Родины. — Ага. — Предлагала привезти что-нибудь: майку или толстовку с аниме… во-от. — Я правильно понимаю, что вы даже на одно свидание не сходили после этого? — Нет. — То есть, просто разъехались в разные стороны из студии? — Ну да. — Ты понимал, что будет так. А она понимала, что будет так? — Я думаю, да. Я более, чем уверен. Но точно да! — А зачем она тогда приходила? — Ее пригласили. Я так понимаю ребята, которые занимаются подбором невест. У них же есть какая-то база там или… Насколько я знаю, она по приколу сходила. — Типа как актриса? — Ну не как актриса, а просто по приколу. — А-а. — Она не актриса. Она замечательная девочка из Японии. Ну в плане она не играла. Она действительно такая есть. (музыкальная заставка) Можем либо через Saturn, либо через вот эту штуку прожать чуть-чуть. — Вниз, угу. — Вниз, да? ♪ Я всё ещё человек, а, а-а ♪ ♪ Хочешь верь, а хочешь — нет ♪ ♪ Я всё ещё человек… ♪ — Delay надо там отключить. ♪ Я всё ещё человек, а, а-а ♪ ♪ Хочешь верь, а хочешь — нет ♪ ♪ Я всё ещё человек ♪ ♪♪ ♪♪ Написал ее в феврале. Или в марте этого года. Только сейчас руки дошли до того, чтобы ее свести и выпустить. — В разгар депрессии? — Ну да. Мне было тогда непросто. И она, ну, классная песня. Как раз ожидание, какой-то внутренний мандраж у меня был — там вышел трек «Ты горишь, как огонь». Во-от, и я что-то такой испугался чуть-чуть. И пришли вот эти строчки — так песня родилась. А, тогда мне еще вот… В октябре-ноябре предыдущего года мне начали предлагать авансы лейблы. Большие. Очень большие. Больше, чем там в треке поется. ♪ Лейблы хотят мою задницу ♪ ♪ Триста тысяч долларов, а-а ♪ — Там поется про триста тысяч долларов? — Да. — Тебе предлагали полмиллиона? — Предлагали еще больше. Мне как-то не по себе было из-за этого. Я боялся попасть в какой-то Black Star. — В каббалу? — Ну да. — Слушай, а мне всегда было интересно, как это устроено. То есть, тебе дают аванс, условно полмиллиона долларов, в обмен на то, что… На что? Что следующий альбом их? — Что следующий альбом будет выпускаться через их площадку. — Угу. Условную Zhara Music? — Ну да, например. — Так, то есть они дают тебе пятьсот тысяч, а что получают они? Они получают права на эти песни, и все роялти, весь стриминг идет им? — Не. Ты закрываешь… …аванс своим роялти потом. — Так. — И там как-то… — Когда стриминг наберет пятьсот тысяч долларов,-- — Ну да, я закрою и-- — Ты получается закроешь, и дальше в какой-то пропорции уже прибыль часть им — часть тебе? — Ну там, слушай, есть миллион вариаций этих контрактов. Да, там очень много разных. — А если ты не закрываешь? Например, альбом проваливается… — В том числе, есть огромная вариация контрактов, что ты будешь делать в том случае. — А может быть такой аванс, который, ну… Они настолько верят в артиста, или артист настолько статусный, что они говорят: «Слава, вот тебе пол-ляма баксов, если он никогда не закроет эти пол-ляма или там закроет через много-много лет, ты нам всё равно ничего не должен». — Да, есть такие случаи. — И тебе такое предлагали? — Мы обсуждали это, да. — Ты опубликовал этим летом ролик про то, что у тебя депрессия. — Да. — Когда она началась? — В октябре прошлого года. Я очень сильно боялся что-то с этим делать. Я даже, ну, не особенно осознавал… о том, что со мной. У нас в России не особенно говорят про ментальное здоровье, про то, насколько это важно. Что вот смотрите, это физическое здоровье — здесь нужен врач. Здесь вот ментальное здоровье. Ну, я думал, что: ну, наверное, я разленился, наверное я в плохом настроении — что-то вот такое. И как бы ну никому не объяснишь, что с тобой происходит. Ну вот ты просыпаешься с утра и не можешь с кровати встать, не можешь там до туалета дойти или не можешь приготовить себе кашу. Вот, и тогда мне показалось, что это временный период моей жизни. И периодически становилось как-то лучше. Короче как-то я забывался. Но в итоге это всё чем больше я тянул, тем сильнее это било по башке со временем.

— Что стал делать? — Ну стал делать только недавно. Это медикаментозное лечение и психотерапевт. Это был мой выбор. Я понимаю, что не при каждом лечении нужны антидепрессанты — — Что стал делать? — Ну стал делать только недавно. Это медикаментозное лечение и психотерапевт. Это был мой выбор. Я понимаю, что не при каждом лечении нужны антидепрессанты — это уже достаточно радикальная штука. Вообще это не всем идет. Вообще это очень сомнительно. Стоило было начать с психотерапевта. Но тем не менее, я взял типа на себя ответственность. И крайне аккуратно начал пить антидепрессанты, чтобы у меня появился какой-либо костыль. — Но ты не советуешь делать так, не обращаясь к врачу? — Вообще не советую. Я советую обратиться прежде всего к психотерапевту или к психологу. И там уже оттуда делать какие-то выводы. Медикаментозное лечение — это в последнюю очередь. Стоит сказать о том, что я крайне аккуратно к этому относился. Это было еще под наблюдением мамы, что касается дозировок и там введения в курс, да. И потом огромное количество антидепрессантов имеют просто длинный-предлинный список побочек. Вот, это всё очень индивидуально. И необходимо наблюдение врача или какого-то специалиста. — Что было самой гнусной точкой этой депрессии? Когда было тяжелее всего? — Две недели мысли о суициде, наверное. — Э-м-м… И-и… Наверное, слезы без причины. Я вообще… Я очень давно не проявлял никаких эмоций, ну то есть вообще заплакать… Я не помню, чтобы я в последний раз типа вот плакал в сознательном возрасте. Ну и как-то вот так настолько кукуху снесло, что всё полилось просто рекой. И главное: не понятно почему. И не объяснишь, почему так тяжело на душе. В чём проблема? Я раз… И вот это есть… …наше российское. «Что настроение плохое? Ну вот иди отвлекись». Или «ты просто ленивый, иди поработай». Ну опять же это не так работает. Во-от. — Две недели мысли о суициде?! Ты можешь вспомнить, когда это было? Прошлый год? Этот год? — Нет. Три или четыре месяца назад — это самый пик был, наверное. — Выпускал что-то в те дни-недели? — Я плохо помню тот промежуток вообще. В целом последние полгода я плоховато помню. Это… Обычно, когда у человека депрессия, там с памятью вообще дела — плохо. — Ты был дома? — Угу. — Просто лежал, не вставая с кровати? — Ну типа того, да. Куда-то время от времени выбирался. Ну я говорю, я очень плохо помню промежуток. М-м. Я виделся с людьми разными конечно. Я, там, разговаривал по телефону, списывался — но это просто не доставляло никаких положительных эмоций. Вообще ничего не доставляло положительных эмоций. Еще дело в том, что, если тебе плохо, например, физически, если у тебя с телом какие-то проблемы, то, скорее всего, со временем и ментально тебе станет нехорошо. И это также работает наоборот: что, если тебе ментально нехорошо, и с телом могут возникать проблемы. Вот, у меня там отнимались ноги, болела голова… Вообще болело всё тело, то есть там шум в ушах… Какой-то ну бред полный. Это так вот можно себя довести, если долго тянуть с походом к специалисту. Вот после того, как я рассказал об этом там у себя на Ютубе, я узнал, что у огромного количества медийных людей, моих знакомых, серьезные проблемы с этим, что они сидят там на таблетках. Причем многие из них долго. И просто не могут ничего сделать с собой. Огромное количество известных, популярных людей, у которых по-большому счету для зрителя проблем, как таковых, быть и не может, потому что ну что? Типа дома есть, что поесть, есть какая-то популярность. По-моему, это то, о чем все люди в целом и мечтают, о чем мечтает молодежь. И понять, что вот какая-то депрессия у него — это ну почти невозможно. Вот, я читал комментарии у себя под видео, и-и… половина людей там поддержала, а половина, ну, не поняла. — Не поняла? — Ну да. — Типа на что жалуешься? — Да. И я прекрасно понимаю, что… Я благодарен судьбе за то, что я не работаю на заводе, то, что я не работаю на шахте, то, что у меня есть все конечности, то, что я не болею раком тьфу-тьфу-тьфу или другими серьезными заболеваниями, то, что я вырос типа в хорошей любящей семье. Я типа за всё это благодарен судьбе, Господу Богу и еще кому-то, но как-то сравнивать и обесценивать чужие проблемы — это тоже не совсем правильно. Огромное количество по-настоящему известных и популярных людей, у которых проблемы не ограничивались на деньгах и финансах, они были очень несчастны. — Две недели самые плохие, когда ты думал об этом, как ты вырулил с них? Просто само прошло? Или что-то конкретное помогало? — Позвал маму. В Москву. Я не мог никак выбраться сам из этого и… Я попросил, чтобы она прилетела и помогла мне чем-нибудь, потому что она психотерапевт, ей всё-таки виднее, как работать там с человеческим сознанием и так далее. Вообще, что мне делать. Она прилетела и помогла мне с выбором психотерапевта и таблеток. — И стала с тобой жить? — Да, на какое-то время осталась она. — М-м. — Только вот недавно улетела. — Мы говорили про твою маму год назад, но в промежутке между нашими встречами ты у Эльдара Джарахова рассказал про то, как мама тебя поддерживала в тинейджерстве. Она!… Когда ты комплексовал из-за того,что у тебя очень волосатые ноги, она сама предложила тебе купить бритву и побрить их? — Это была не бритва. Она сделала умнее: она купила штучку для депиляции — крем. Сказала, что, если их побрить, их только больше будет, да. — Сразу отрастут, да? — Да. — Ну это очень круто! — Э, и когда я сказал: «Мам, я хочу сделать маникюр. Типа ты сможешь мне сделать?» Она сказала: «Да, ок». — А это в каком возрасте было? — Ну сколько? Мне типа 16 лет было, наверное.

— Так, твой первый маникюр был задолго до-- — Задолго, конечно. Я вообще в Новосибе там по экстриму угарал. Вот, красил ногти какое-то время очень долго. — Так, твой первый маникюр был задолго до-- — Задолго, конечно. Я вообще в Новосибе там по экстриму угарал. Вот, красил ногти какое-то время очень долго. — Еще какой-то пример есть того, как мама вот так вот вписывалась? — Ну, я не пошел на выпускной свой. Например, есть история. Я не пошел на свой выпускной, потому что надо было сдавать по 15 или 18 тысяч на выпускной. И из них типа 50 процентов идет на подарок учителям. — 18 кэсов на выпускной?! Ничего себе цены изменились!… — О, это в Новосибирске! — В 2003-м году было не так, друзья. — У меня прикольная школа. У меня там были учителя, которые меня поддерживали, с которыми мне было комфортно, и друзья, и атмосфера. Но в целом школу я не любил никогда! Это какой-то, ну, просто прикол большой: одиннадцать лет жизни у тебя по расписанию проходит. Во-от, и-и… Многие вещи мне с трудом удалось простить. Там типа у меня была история, например, как меня хотели вышвырнуть из школы за покрашенные волосы. — Угу. — Перед всеми одноклассниками директриса дергала меня за волосы на линейке. Вот, и короче есть огромное количество вещей, которые я с трудом простил. И когда я узнал о том, что 50 процентов из этих денег пойдут на подарок учителям, я легко смог математически рассчитать, сколько они получат на подарки. Я подумал, что, по-моему… По-моему, как-то мне не хочется. У меня мама работает психотерапевтом. У нее непростая работа. Она ходит типа там пару раз в неделю на консультации, лечит людей, впитывает вот эту их энергетику, их проблемы для того, чтобы я подарил половину из этих денег учителям, которые ну мне как бы вообще не особо. И в итоге я не пошел на выпускной. Вместо этого пошел с мамой пить винцо, есть пиццу и на «Суперсемейку-2» — я вот так провел выпускной. Я не набухивался с одноклассниками. Вот, ну или, например, то, что я очень долго говорил, что я хочу покрасить волосы. Например. Она такая: «Ладно, крась на День рождения». Разрешила покрасить. К чему это привело теперь?! К чему?! (смеется) — В какой ты красил? — У меня вот такие волосы вообще были! Смотри. — Ого! — Вот это причесон! — К психотерапевту ты уже ходил? — Да. — И как тебе? — Очень нравится. Ну, прикольно. Это новый опыт. И я как бы всем советую. Я прихожу там к ней. Говорю: «Вот, у меня случилась вот такая-то история. Вот в целом всё было хорошо, здесь я почувствовал себя плохо. Вот как-то я обиделся на что-то, а не должен был обижаться. Понимаю,что как-то глупо обижаться вообще на это. И мы с ней ну разбираем. А почему так произошло? Я же, ну, как бы хочу себя чувствовать хорошо. Хочу лучше себя понимать. Понимать, что я чувствую, на что я вообще реагирую. Откуда там ноги растут. Вот, и я ей рассказываю. Она просто анализирует меня: то, как я рассказываю, то как я интонирую. Ну и там еще огромное количество вещей. Очень интересный опыт. Я действительно советую. Я считаю, что сейчас самое вемя, чтобы попробовать найти своего психотерапевта. особенно если речь идет о фрилансе, если у человека основная работа — это фриланс — и много свободного времени. Когда ты гораздо чаще находишься наедине с самим собой, например, если мы говорим про работу из дома. — А-а. Это же, ну, намного тяжелее, чем в социуме быть. У тебя больше времени на то, чтобы загоняться там, больше думать. Мне кажется, что в современном мире психотерапевт — очень крутая штука, то есть не штука, а человек. — Как ты думаешь, быстрая слава сыграла какую-то роль в твоем состоянии? — Наверное, стоит сказать, что любой скачок — это прежде всего кризис, что логично, поэтому да. Когда мы не успеваем адаптироваться к новым обстоятельствам в своей жизни. Когда всё очень-очень стремительно развивается. Например, я себя не очень хорошо чувствовал, когда переехал из Новосибирска в Санкт-Петербург учиться, потому что я остался без друзей своих любимых, без своей любимой семьи. И абсолютно новая атмосфера. Начался какой-то кризис. Всё это было очень быстро, стремительно, я не успел привыкнуть. Мне было вообще не очень хорошо. Проходит время. Я заново приспосабливаюсь. И вот опять. О-па — скачок — и я в другом городе. И опять никого. И вот какие-то там новые игры свои. Конечно. Конечно да. Двести процентов. —Сейчас тебе легче? — Да. Намного. — Что-то кроме лекарств и врача помогло? — Да. Путешествие. Вот, я недавно поехал в Новосибирск. Мне там было очень весело. Так весело и задорно вообще давно не проводил время. Я был рад увидеть всех своих друзей… А еще… …э-э… Мы по приколу купили старенький Бентли Континенталь GT 2006-го года в Новосибирске!… — Так. — Я не знаю, что там с ним не так, но он продавался очень дешево. Я подумал вот это прикол: новосибирский какой-то дебил купил себе Бентли вместо того, чтобы взять Крузак. И на этом Бентли мы поехали в город под названием Искитим. Во внедорожье. Ехать по проселочной дороге. У меня была четкая задача, что надо вот сделать что-то суперглупое. И в итоге нас потом эвакуаторщик доставал оттуда вот с такими глазами. Впервые увидел Бентли, да еще и в Искитиме, на проселочной дороге. Был очень рад увидеть своих друзей! Я очень давно не видел своих друзей из Новосибирска. Бабушка с дедушкой. Пельмени, блинчики — вот это всё.

Моя собака пушистая, просто уже невероятных размеров. — Ты перевез своего самоеда?… — Да, он в Новосибе сейчас живет. — Угу. — И вообще с кайфом ему. И бабушке с дедушкой, не знаю, насколько с кайфом. Моя собака пушистая, просто уже невероятных размеров. — Ты перевез своего самоеда?… — Да, он в Новосибе сейчас живет. — Угу. — И вообще с кайфом ему. И бабушке с дедушкой, не знаю, насколько с кайфом. Но мне кажется, что за это время они успели его полюбить. И дедушка больше с ним гуляет, то есть ему приходится просто проходить эту дистанцию. И я вижу, что так ребята поддерживают свою форму. А то, мне кажется, делать нечего. Особенно они живут там на даче типа и всё. А тут хоть собака есть, хоть еще какая-то проблема теперь в жизни. Во-от. Потом я, после этого, поехал в Санкт-Петербург, где мы как раз встретились. Там пошел в парк аттракционов… Посетил разные крутые кафешки. Ну, в общем, весело мне было. Я прям развеялся. — Как на работу это влияло? — Депрессия или таблетки? — Депрессия. — Да мне очень тяжело писать музыку было. Я ее почти не писал. У меня был творческий кризис и дикая боязнь белого листа. Когда ты написал суперуспешный альбом, у тебя есть вот… «Снова я напиваюсь», «Ты горишь, как огонь». Люди ждут какого-то следующего шага от тебя, что то, что ты сделаешь сейчас переплюнет всё остальное. И я вот чувствую это ожидание от людей. И мне просто страшно садиться за компьютер и что-то придумывать. Или я напишу, например, и подумаю: «Ну нет. Люди скажут, что это фигня». — Слабо? — Да, что слабо. — Хотя мне эта музыка, она прекрасна в любом виде, в целом. Это же… Вот передо мной проект, я его написал своими руками — это буквально то, что происходит у меня в голове. Это уже круто! Но я понимаю, что для человека, который меня слушает, возможно, это так себе пока что. Как будто я очень сильно обесценил музыку наоборот. — Как боролся со страхом белого листа? — М-м-м… Писал музыку, которую не писал раньше. Ну в плане стилистически. Так уж получилось, что… Я очень много думал про формулу хита. Она же правда есть. И когда ты постоянно пишешь достаточно типовые штуки, когда ты уже настроил свой мозг на то, как это должно звучать, чтобы понравилось человеку. Э-э, со временем… Это превращается в рутину какую-то. То есть, музыка, которая была для меня на протяжении всей моей жизни убежищем от всего, что мне не нравится. Типа школа или там ссора с родителями. Я всегда бежал писать музыку, потому что это было мое убежище. А здесь моя музыка превратилась, ну, в работу. Ну отстой какой-то. Причем, ну, такую тоже типовую, где тебе надо достигнуть каких-то результатов. Вот, и я просто в итоге сидел, и писал музыку, которую я не писал раньше, и получал удоволствие, и как-то это меня чуть-чуть доставало. (музыкальная заставка) — Мы с тобой встречаемся через несколько дней после того, как вышел трек с Limba и Элджеем. Как долго ты набирался духу выпустить трек? — Э-э, я расслабился в какой-то момент. Мне тогда было уже намного лучше. Вот, э-э… Не знаю, это… Отпустил, как там поется. «Отпустить, отпустить…» Получилось отпустить это. Не знаю, у меня было хорошее настроение. Я подумал: «Я просто попробую». Мне абсолютно не важно. Это буду не я, если я буду постоянно пытаться угодить своему слушателю. Мне 21 год! Почему я занимаюсь такой хренью вместо того, чтобы, ну, типа веселиться, вместо того, чтобы заниматься творческой самореализацией, пробовать смешные штуки, самые разные, я думаю про то, как угодить слушателю. Если это действительно мой слушатель, если это человек, которому я интересен, если он знает там про мою большую историю — там, как я еще в Новосибирске жил, у меня осталась какая-то фанбаза из Сиба, которая меня тогда еще слушала, когда еще ничего не было — то наверное, они будут и так слушать, ну или как-то с понимаем относиться. Есть же такие люди, за которыми я по-прежнему слежу. Вот типа Skrillex'а, который там уже экспериментирует просто жесть, который уже пишет абсолютно другую музыку нежели 10 лет назад. И я по-прежнему слушаю его треки. Просто потому что даже не из-за его музыки, а потому что он чувак крутой! Потому что я его уважаю, мне интересно, какие мысли у него в голове. И всё. И короче, я как-то это всё продумал про себя. И мне стало намного проще, во-от. — Есть кто-то из русскоязычных артистов, кто на твой взгляд классно себя перезапускал? — Пусть, предположим, будет Джизус. Очень необычно, как он сменил вектор развития. И-и-- — Был репером, стал рокером. — Это… Может быть, это не очень выгодно с точки зрения стримингов, потому что сейчас самая востребованная музыка — это реп. Но я искренне уважаю его за его выбор. И это очень сильно. Хотя на мой вгляд, как репер, как персонаж, он просто невероятный! Э-э, Pharaoh себя пробует. Почему, нет? Например, как же у него назывался релиз?… — «Правило». — Да. Мне понравилось «Правило». — Считается провальным. — Ну пусть считают. «Правило» отличное, так же, как старые треки Фейса и старые треки Элджея. Много, что раньше считали позором, спустя года… — Обрело второй смысл? — Обрело второй смысл. Вот сейчас люди пишут: «Верните старого Фейса». Я думаю: «Что же вы тогда его не понимали»? Я большой фанат старого Фейса. Вот об этом я готов поговорить.

— Ты фанат старого Фейса?! — Да. — «Бургер» и всё остальное? — Да. — Как так вышло? Не знаю, честно. До сих пор не могу ответить себе на этот вопрос. — Ты фанат старого Фейса?! — Да. — «Бургер» и всё остальное? — Да. — Как так вышло? Не знаю, честно. До сих пор не могу ответить себе на этот вопрос. Но зато теперь понятно, почему мы с Моргенштерном сработались. Я обожал старого Фейса. Я обожал Элджея, как только он появился. Персонажи невероятные! Чел с каре первый в России из молодых чуваков набил себе тату на лице. Какие-то сумасшедшие, какие-то аморальные вещи, просто кричалки! Сколько в этом энергии!… Перегруженный бас — вау! Или Элджей — чел из Новосиба с белыми зрачками появляется вот с таким причесоном! Тоже персонаж, как из аниме, просто которого не должно существовать в реальной жизни. Как мне, как зрителю, не кайфовать от этого?! Я не понимаю… Когда с Алишером мы жили в одном доме, я просто не понимал, типа: «Вы че? Вы дураки?! Вам дают трек "Пососи", а вы отказываетесь это принимать, хотя это великолепно! Это такая провокация! Это так круто!» Во-от. — Эпатаж тебя привлекает? — Знаешь, возможно, ну да, я думаю, что… Я бы, возможно, хотел быть на месте всех этих ребят, но, возможно, мне не хватило смелости на это. Хотя всё еще может быть, кто знает. (музыкальная заставка) — (за камерой) Мне теперь Ютуб начал подсовывать ролики Славы Мэрлоу. — Так. — Я до этого не смотрел. Ну типа-- — Мотор включи, да. — Я включил. И он просто подсовывает. Это значит, что меня подслушал мой телефон. — Тебя подслушивает твой телефон. — И он подсовывает мне теперь ролики Славы Мэрлоу. Но я нашел один отличный ролик «Монтируем клипы за 300, 500, 3000 рублей». И я посмотрел… Блин, там чуваки, если такое делают за 3000 рублей, можно уходить из профессии. (Слава смеется) — Реально? — Да, старый ролик. У меня долгое время на канале была рубрика. Например, «обложка за 50, 500, и там 1000 рублей», вот. И я писал типа: «Ребята, если вы делаете обложку, напишите мне в личные сообщения ВКонтакте, присылайте свои работы. И, возможно, я вас возьму». Вот, и в итоге я отсматривал работы. Давал задание там десятерым, например, из разного ценового сегмента. И потом показывал зрителям. И то же самое было со сведением, с битами и как раз с монтажом клипов. Мир фриланса прекрасен! Там за небольшие деньги можно столько всего получить крутого. В отношении всего, не только обложек, сведения, битов и так далее. — По три кэса? — (за камерой) Да, да. — Ого! — Я хочу в Роскомнадзор, чтоб заблокировали эти… (все смеются) — Негодяи! — И школьники биты по 50 рублей продают. Вот такие. — По 50 рублей? — Да, ну 11-ти, 12-тилетние дети начали писать биты, продают во ВКонтакте — спамят комментарии. — Сколько там своего, как ты думаешь? — Что значит «своего»? — Ну это, ими сделанные, биты? — Да. Ими сделанные. — Или просто там семплы по минуте вырезанные. — А может быть, и семплы, по минуте вырезанные. У всех по-разному. Ну это бит, под него можно что-нибудь спеть, зачитать, поэтому он на свои 50 рублей более, чем тянет, я считаю. — Блин!… — Ну это социальный лифт. — Да! — И это круто! — Я за очень дешево продал свой первый бит. — За сколько? — То ли 300, то ли 500 рублей. — Сколько лет тебе было? — Восемнадцать. — А, то есть это недавно было? — Ну да. Я до этого не продавал, просто кайфовал. — А кому? — А-а… …«музыка для свадьбы». — А-а. — Есть приложение-- — Грядущего? — Да, тамада. В общем, было приложение на мобильный телефон, где можно было выполнять фриланс заказы: размещать, что ты умеешь делать, и тебе там сообщение присылают. Вот, мне попался дядечка, но я надеюсь, он доволен. — На сколько в месяц ты жил здесь? — Смотря… Смотря в какое время. — Ну смотри, сколько у тебя квартира стоила тогда? — Вместе с коммуналкой — 21 тыщу. — Сколько на еду и развлечения тратил? — Я сидел дома, в Counter-Strike играл. — Угу. — Иногда мог выбраться просто погулять с друзьями. Там особенно не требует финансовых вложений, помимо, ну, метро. Я питался чебупелями! Чебупели и спрайт! Я, по-моему, посадил себе всё здоровье вот именно так. А, ну и печенье — печенье, чай. И быстро… И это, пакетик с гречкой, который очень легко можно приготовить. — Почему тебя не разнесло? — В плане? — Ну, чебупели, газировка и печенье. У тебя просто конституция такая, что ты не?… — Я дистрофик. Ну прям конкретный. Я вешу 45 килограммов. Фитоняшка! (смеется) Ребята, качаем орех. — Самое неожиданное предложение или самый неожиданный человек, который тебе предлагал написать ему бит? — Наверное, капперу одному. — Капперу? Чуваку, который на ставках?… Почему ты отказался? — Ну это несмешно как-то. Я как будто очень сильно пачкаюсь. Мне неприятно. Там была большая сумма. Я понимаю, что эта сумма ну с жертв его, которых там он обманул типа. — Ты никогда не рекламировал капперов? — Никогда. Ни ставки — ничего. Один раз в жизни в 2017-м году на моем канале было… Сколько там? 15 тысяч подписчиков. В 18-м я только начал жить один, и мне очень-очень нужны были деньги. И я за тысячу рублей продал две интеграции сайту… Бинарные?… Бинарные опционы? — Опционы, да. — Что-то такое, вот. Сейчас такого не найти, но вот. Это единственное, что было в моей жизни. Никогда ни казино, ни ставки. Это такое.

— Сумма от каппера была больше миллиона рублей? Больше 5-ти? — Нет. — Сумма от каппера была больше миллиона рублей? Больше 5-ти? — Нет. Скажем так, больше, чем мне сейчас предлагают за бит. — Твой бит сейчас 25 000 долларов стоит? — 35. — 35 тысяч? На что ты тратишь? — Ни на что. Я трачу на путешествия в Геленджик, в Новосибирск, в Санкт-Петербург, отели в том числе. — Летаешь бизнесом? — Нет. Ну я летал пару раз, но нет. — Угу. — Мне проще в экономе как-то. Хотя иногда, если самолет забит или какое-то там, было дело. О, оборудование! У меня вот так оборудования. Просто жесть! У меня дома колонки раза в два больше, чем эти. — А сколько это стоит? — Скажу: миллион с чем-то. — Колонки? — Да, я-- — Одна или две? — Две. И еще одна там полмиллиона. — То есть, твоя студия может стоить несколько… миллионы рублей? — Я потерял счет. Я обожаю звук сам по себе. Я по ходу становлюсь потихоньку аудиофилом. Это, наверное, единственная штука, на которую не жалко тратить деньги. — Еще ты на машины тратишь? — Да, у меня есть машина. — Утебя же прям парк: у тебя несколько машин? — Да. — А какие? — Мерседес кабриолет, Рейндж Ровер, В-класс, ну и в Новосибирске там Бентли теперь. — Который старенький? — Да. — От полуторамиллиона рублей? Угу. А три машины, где ты их ставишь? — Под домом. — Все помещается? — Несмотря на то, что машин много, я их брал, большинство из них, кроме кабриолета, в убитом состоянии. Ну то есть, на самом деле, у меня у Рейндж Ровера пробег, по-моему, 150 тысяч километров. — ты берешь поддержанными? — Да, конечно. Мне кажется, это идиотизм — покупать из салона. Просто я захотел покататься на Рейндж Ровере. Я его купил. 150 тысяч километров пробега, прокуренный салон — отвратительно, но очень крутая машина сама по себе. Дизельный мотор 4.4, который не сломается никогда. Вот, я понимаю, что, ну, я вложу тысяч 50, чтобы привести салон в порядок. — Ага. — Чтобы он прям идеальный был, как новый. Чтобы не было ни запаха, ничего — всё там поправить. И тысяч 100 в обклейку — и всё, и у меня идеальный просто автомобиль, который мне каждый день служит. — А само сколько стоит? — Я могу тебе сказать, за сколько Рейндж Ровер покупал. — Ну за сколько? — За… за 3200! — М-м. — А это Autobiography Long! Это м-м?! — (за кадром) М-м! — Вот, да. Тут эксперт поддерживает. Это очень крутая комплектация: там есть массажи, обдувы сидений, подогревы, сзади можно очень круто ехать, комфортно, как пассажиру, и за рулем, вот. То есть, там очень… Потолок из алькантары, кожаное всё там, подогрев руля, круизы, всякие там плюшки-финтифлюшки. — Угу. — Очень крутая машина. (музыкальная заставка) — В клипе «Ты горишь, как огонь» снималась Карина Карамбейби. Как и когда вы познакомились? — Э-э, год до клипа. Я не помню уже когда. По-моему, я на ролик ее наткнулся. И подумал, что типа: «Ух-ты! Э-э, очень, очень живой человек на Ютубе». Ну то есть, огромное количество людей, которых я смотрю, они делают всё по шаблону. Всё меньше и меньше искренности остается в глазах у людей, это превращается потому что в рутину, по большому счету. И-и… у меня, в том числе, периодически я замечал, что, когда я снимаю ролик к себе на Ютуб-канал, что как будто я уже не такой искренний, как раньше. — А что такое «искренний»? Когда ты на 100 процентов… честен, и эмоционально честен, и полностью в мыслях о реализации ролика. — То, что ты просто хочешь воплотить идею — это, по-моему, самое главное. — М-м. — Не когда тебе надо это сделать, потому что у тебя есть какие-то причины. Например, там, чтобы актив на канале не просаживался. Просто такое отношение, как к работе. А потому что: «Вау! Я придумала: я покрашу сегодня волосы!» Или «Я придумала: я сегодня буду 24 часа пить кофе! Что со мной будет? Мне интересно!» Вот, и я просто увидел и такой: «Ух ты, здесь остались люди!» Ну правда, в основном, те ребята, которых я смотрел, очень стали понятными, без чего-то нового. — Это кто, например? — Я не скажу. Зачем? Зачем их обижать? Это же взгляд зрителя. И им комментариев хватает. О, еще Лиззка сейчас ожила. Лиззка. — Дисс на Эдварда Атеву, я помню. — Дисс на Атеву!… — Да. — Я таким фаном Лиззки был! И по ходу опять становлюсь. Я столько у нее всего взял. Я ее смотрел, когда только начинал канал Славы Мэрлоу. У нее такие ламповые ролики были!… И она прям как будто переносила… Как будто ее ролики переносили куда-то меня. Я смотрел вечером. Неважно, чем она там занималась, о чём была речь, может быть, она вообще рекламировала кейсы. Ну типа открытие кейсов из игры Counter-Strike, что и является лохотроном. — Да? — Неважно. — А-а. — Просто она-- Мы помним про ее другую рекламу: выборов 2018-го года. — Я помню. И помню, как у нее был этот самый Hype Camp еще конфликт. — Угу. — Вот. Ну не суть, вот. Э-э, она сейчас вот заново оживает. И я тоже вижу перед собой живого человека — мне это очень нравится. — Ты написал Карине?… — Нет, по-моему, не так даже было. В тот промежуток времени, когда я познакомился с ее каналом, со мной хотел связаться ее менеджер. Я просто связался через нее. Она написала типа: «Привет, меня заставляют, чтобы я тебе передала.

Свяжись с ним», — ну это в юморе, в контексте юмора. — Ага. И вы стали общаться? — Ну да. — Ну я скорее больше смотрел ролики ее. Свяжись с ним», — ну это в юморе, в контексте юмора. — Ага. И вы стали общаться? — Ну да. — Ну я скорее больше смотрел ролики ее. Смотрел ролики там какие-то… …ответы на истории. Ну как это обычно в социальных сетях бывает. — Уточнение: это было до «Легендарной пыли»? — Это было после «Легендарной пыли». — После? Ты уже был всем известным артистом. Всем известным артистом. — Я был тем мальчиком из «Вечернего Урганта», который привет бабушке передал. Ну и короче вот да: общались время от времени, ролики смотрел ее, круто. — Какие потом отношения у вас были? Я был в Дубаях. Я в первый раз съездил. И как раз я выезжал из Дубаев, потому что понял, что мне срочно надо снимать клип и выпускать песню. Вот, и я подумал: «Кого же позвать на главную роль?» Хотел какую-то девочку позвать, но вот я не знал, кого можно. Вот, и подумал: «Позову-ка я Карину, как раз с ней типа вживую не знаком». Ну и вот, и отснялись. — Все думали, что вы встречаетесь. Вы встречались? — Не понимаю. Никто же не делал заявлений. — Я поэтому и говорю, что все думали, что вы встречаетесь. Вы постоянно были вместе… — Ну так мы тусим. — Как друзья или как парень и девушка? — Как люди. — Не хочешь говорить про это? — М-м… Итак… Личная жизнь — это… очень сложно само по себе. Когда ты медийный человек, личная жизнь перестает быть личной жизнью, становится достоянием общественности — это и так как-то нечестно, наверное. Мы тусим. Недавно купили настольные игры. — Вдвоем? — Ну да, пошли на днях, купили настольные игры. — Вы живете вместе в Москве? — Не-ет! Во-первых, даже если бы это были романтические отношения, на мой взгляд, жить в таком возрасте вместе — это странно. Ну лично мне это не подходит, например. — Ух-ты! — Ну мне кажется, например, существует модель брака. И в браке, когда у людей семья, они живут вместе. И мне кажется, я успею этим насытиться еще ого-го. — А если просто встречаетесь, то необязательно? — Ну мне кажется, что это более крутая модель. Да, потому что, тем более представим, если бы у нас были романтические отношения, каждый занимается своим делом, каждый развивается, и потом на неделе проводим время вместе и тусим. Это намного лучше. И при этом… При этом, например, в моей специальности мне очень важна интимность при записи вокала. При создании треков я люблю сидеть в абсолютном одиночестве. Если даже дома кто-то есть, мне уже будет тяжело этим заниматься, потому что я хочу чувствовать себя максимально комфортно. Я иногда такие голоса из себя выдавливаю. Мне очень стыдно бывает. — Тебя бы смущал другой человек? — Ну… Я не знаю, возможно… Возможно… …я бы смог к этому привыкнуть когда-нибудь. Я бы смог… Смог довериться, но по крайней мере сейчас, пока я слышу (пародирует визг), я не могу пока. — Что ты думаешь о своем вокале? Как оцениваешь его? — Никак, я не умею петь. — Но при этом поешь. — Да. — На «Вечернем Урганте» ты же пел живьем? — Да. Но я тогда был охрипшим. — Ты работаешь над вокалом? — Нет. — Не думал этого делать? — Думал, но… В современной музыке важна аутентичность, на мой взгляд. Есть огромное количество людей, которые поют просто невероятно, которых научили, как правильно петь. Как петь там по-эстрадному и так далее. И я как будто себя лишаю каких-то прикольчиков, каких-то кривляний. Я же, ну, я по-своему пою. Я не умею петь. Меня никто не учил петь. Я могу выдавить из себя какой-нибудь звук, ну вот как-нибудь спеть неправильно. Но а на записи возможно это будет круто. Ну то есть, я считаю, что для того, чтобы писать классные треки и круто звучать, необязательно уметь петь. Можно всеглда научиться петь так, как поют все. Я считаю. Если бы меня учили петь, я бы никогда не написал песню «Ты горишь, как огонь». Ты слышишь, какое там звукоизвлечение вообще? (артикулирует) «Мы стали реже видеться…» Я буквально вот так артикулировал, когда пел. — Мне казалось, ты намеренно менял голос. — Да, конечно. Это намеренно, но я же как-то нащупал этот тембр. Именно нащупал, потому что я кривлялся перед микрофоном, и вот поймал какой-то забавный голос, какой-то мультяшный, немножко разражающий. Вот так трек и родился. — Шапка! — Да. — Классно выглядит. — Спасибо. — Не жарко только? Ну вообще я, как человек из Сибири, всегда пытаюсь одеваться более-менее практично, чтобы всегда, если вдруг град и снег, минус 35, чтобы я был в экипировке вот. Да нет, нормально. — Ты на подкасте у Джарахова говорил про залысины и про то, как ты переживаешь. — Да. — По-прежнему переживаешь? — Да мне кажется, это решаемо. Нет, я же это, побрился. — Угу. — Короткая прическа у меня появилась впервые за всю жизнь. Я всегда этого боялся очень сильно. Очень сильно избегал этого, вот. И в один момент решился. И смотрю на себя в зеркало и понимаю, что «Ух-ты!» Вроде пацан, вроде хорошо выглядишь, типа круто. Вот, а что касается залысин и вот этого всего. Ну во-первых, у меня большой лоб, и я этим горжусь. Аристократичный большой лоб. Дождался эксклюзива — давай каминг-аут. — Ты сейчас… Я могу сказать, что ты сейчас с телефоном отходил куда-то? — Да.

— Слава взял телефон. Во время перекура отошел. Вернулся, и что? — Я люблю Карину Карамбейби. — Слава взял телефон. Во время перекура отошел. Вернулся, и что? — Я люблю Карину Карамбейби. (смеются) — Арин, жизнь будет?… Я к нашему гримеру Арине обращаюсь. Арин, жизнь будет прежней после этого? — Все шиперы: «Славишер — канон!» — Как джентельмен настоящий, согласовал. А что это значит, что ты любишь? Я Серегу Лынкова тоже люблю. Все знают. Ну это такая любовь… — Так всё-таки женщина-психолог была права! — А-а!… (смеется) — Очень ревновал. Очень ревновал, говорил: «Почему не я?» — О какой любви идет речь? — Ну о какой? Какой? — То есть, вы встречаетесь? — Ну да. — А ты отходил написать ей, да? — Да. Ну то есть, как? Это же не касается меня одного, конечно. — М-м. — Когда дружба и общение переросло в нечто большое? — Ладно, значит, я здесь расскажу одну историю. Очень крутую. — Давай. — Раз уж так карты сложились. В какой-то момент… …я понял, что Карина мне очень понравилась. Ну прям невероятно. Что это живой человек, которых давно я не видел в Москве. В Москве вообще немного живых людей, на мой взгляд. И мы собирались 18-го февраля, по-моему, если не ошибаюсь, этого года, пойти на концерт группы «Френдзона». И я подумал, что я признаюсь в своих чувствах именно перед концертом группы «Френдзона». Это, знаешь, как будто типа ирония на божьем уровне. Во-первых, стоит сказать о том, как это звучало: «У меня для тебя плохие новости — кажется, ты мне нравишься». «У меня тоже для тебя плохие новости — кажется, и ты мне». И мы такие сидим, смотрим друг на друга такие: «Дерьмо, чел», — «Дерьмо». Вот это всегда неприятный момент такой, когда есть очень крутой человек, и ты можешь довольствоваться в целом просто общением с ним. Ну я имею в виду противоположного пола. Ну просто есть прекрасная девочка, какая-то. И необязательно речь должна идти о романтических отношениях. Ну просто: тебе комфортно с человеком, тебе нравится проводить время и так далее. И есть вот эта всегда вероятность того, что ты не только не вступишь в романтические отношения, но и потеряешь друга. — Ты ва-банк пошел? — Ну я подумал, что, если это будет невзаимно, то у меня будет прекрасная тема для треков. У меня будет много вдохновения, и у меня будет муза своего рода, поэтому круто. — Очень рационально подошел. — Вот, ну и вообще признать перед концертом группы «Френдзона» — я очень горжусь. И-и… Дело в том, что… …у меня есть аудиозапись. Моего признания. У меня есть очень странная привычка: я больше чем снимать фотографии, чем запечатлять фотографии, люблю записывать на диктофон какие-то штуки. Потому что, ну во-первых, я музыкант. А во-вторых, когда ты на диктофон записываешь штуки, ты сможешь визуализировать прикольней. То есть, это всё в твоей голове. Это не видеозапись. И периодически, когда у меня случаются какие-то прикольные моменты в жизни, я записываю на диктофон их. И я подумал, что, если сейчас меня отвергнут, это будет вообще крутая запись. И вот, и у меня осталась запись диктофона. — Слушай, ну а если бы тебя отвергли, ты бы использовал эту запись где-то? — Ну прежде всего я для себя это делаю. — А-а. Или потом в 2022-м на альбоме Славы Мэрлоу могла бы она появиться. — Возможно, могла бы, с разрешения Карины. — Но с разрешения? — Да конечно. Я… Это ее голос. Это она сказала. И возможно, на моем альбоме каком-нибудь появится эта запись. — Угу. — Потому что это всё искренне. Это никая не постанова. Это реальная история из моей жизни, где я на мандраже рассказываю о своих эмоциях, о своих чувствах к человеку, где для меня есть реальная возможность потерять хорошего друга, с которым я могу провести много времени. И вышел крутой, искренний диалог, вот. Да вообще мы крутые. Мы круто тусим. — Что самое классное в Карине? — Мне с ней очень весело. Я думаю, если ты видел… выступление на Муз-ТВ и что было до него, то мы вообще веселимся по большому счету на премиях, потому что там вообще делать нечего. Там достаточно скучно и уныло, а здесь… Ну мы же такие, мы типа, как школьники, по большому счету. Я чувствую себя просто взрослым школьником. Я как будто не перерос этот возраст. Просто я люблю веселиться, делать какие-то глупые штуки. Как мы на машине приехали верхом… Оделись прикольно. На GQ мы вместе ходили, на Forbes. Мы просто, ну, тусили, потому что это скучно. Потому что премии — это скучно. — Вы испытываете какие-то проблемы, потому что и ты, и она очень известны? — Я помню, как мы поехали в Питер. И остановились на заправке. Мы пару раз катались на машине в Питер. — На твоем микроавтобусе? — Нет, на моем кабриолете. (смеется) И-и… В интернете, в паблике «ВПШ», появилось видео, где мы сидим в кабриолете и отвратительно целуемся. Вот, вот так. Это так выглядит со стороны. На самом деле, я кусал ее за нос. Мы баловались. И облизывал ей щеки. Ну со стороны это выглядит, как суперстрастный и грязный поцелуй. И мы в общем, ценим конфиденциальность в этом всём. И-и… Чел, который снял это видео, продал его за 10 или 15 тысяч рублей паблику. И когда мы узнали об этом, находясь на заправке, когда этот пост был, мы очень распереживались.

Это было отвратительно. Ты представь: мы два человека, обычные. Я понимаю, вот этот TMZ. Или как называется этот ресурс? На Западе какой-нибудь там-- — Главный таблоид, американский. Это было отвратительно. Ты представь: мы два человека, обычные. Я понимаю, вот этот TMZ. Или как называется этот ресурс? На Западе какой-нибудь там-- — Главный таблоид, американский. — Да, я понимаю, какой-нибудь там Travi$ Scott, A$AP Rocky — одно и то же сказал. Дава… «Drake ужинает…» (очень сильно смеется) …ужинает с девушкой». «Там снял стадион, чтобы поужинать с девушкой» — вот это я понимаю. Вот это я понимаю, желтуха и вот это вот всё. Но мы два обычных человека!… И видео, где мы дурачимся, продают за 10 тысяч рублей. Я не могу в это поверить. Я тогда очень сильно распереживался. Мне настолько было злостно, что я на две минуты выложил пост, инстастори у себя в Инстаграме о том, что: «Чел, мы помним как ты выглядишь. По Питеру ходи аккуратней». — Ой. — Да, я понимаю, что это ужасно, и так вообще проблемы не решаются. Я просто на эмоциях. Мне правда за это стыдно. Это действительно не способ решения проблем. Я тут затираю про ментальное здоровье и там про психотерапевта, при этом говорю, что вот я там хотел лицо набить. Я был на эмоциях, да. Мне жаль. Я вообще неконфликтный человек, но мне было очень неприятно и… Вот у меня была такая инстасторис, мне было очень злостно. Карина действительно запомнила челика, который снимал на заправке втихаря. — Это очень неприятная история, я тебя понимаю. Но не кажется, что ты немножко прибедняешься, говоря о том, что «вот если бы я был звездой уровня A$AP'а Rocky или хотя бы Давы, тогда понимаю». Но ведь в масштабе страны… Ты просто перечислил хит-мейкеров американских. А здесь ты хит-мейкер российский. Ты интересен большому количеству людей. Я этому очень рад. Я правда признателен. Но я не чувствую себя рок-звездой. Я понимаю, если бы я… У меня всегда есть, с кем сравнить. И у любого человека есть, с кем сравнить. Я понимаю, если бы я жил, как, например, Алишер, у которого миллион охранников, миллион тачек. И какие-то там еще жесткие истории. Но я чел! Я просто… Я просто… …чувак из Новосибирска, который всю жизнь писал музыку. В какой-то момент получил свою аудиторию, своего слушателя. И всё. Слушай, я… У меня был водитель. Я понимаю, что, наверное, публично об этом не очень хорошо говорить. У меня был водитель собственный. И был охранник. Больше у меня никого нет, потому что я понял, что я не хочу терять романтику поездок в «Экономе-плюс», по автобусной. И я не люблю, когда за мной ходит такой вот мужик. Я чувствую себя рабом наоборот. Меня это сковывает. Вот, и всё. Что, стриминги какой-то социальный статус дают? Да нет, наверное. Только не знаю, кто это придумал. Про Карину. — Да. — Раз уж так. Очень добрая, очень милая девочка, которая всегда поддержит, всегда поможет, с которой можно говорить часами или просто часами лежать на кровати и ничего не делать. Абсолютно ничего. Мы действительно… Я помню, как мы провели вместе неделю, и мы ничего не делали. Я помню, что мы с утра встали, позавтракали, наелись блинов и пролежали целый день на диване. Мы заснули на диване и потом снова легли спать. — Даже сериалы не смотрели? — Да, даже сериалы не смотрели. Мы просто спали в обнимку. — М-м. —А-а… Очень… самый мой близкий друг, что очень важно. Что часто теряется в отношениях, когда дружба переходит в отношения. Периодически какие-то социальные нормы меняются. Но у меня просто появился близкий друг, с которым я могу разделить очень много штук. У Карины классная попа. Вы видели фотографию у нее в Инстаграме? Невероятная попа. Всё. У меня всё. Ну там еще много очень всего хорошего. Всё, очень люблю эту девочку. (музыкальная заставка) — Человек высаживается из большого, классного сибирского города. Может, ты по-другому Новосиб воспринимаешь? — Но он-- — Не знаю, умирающий. — Умирающий? — Стремительно умирающий. — О, расскажи. Ну вся молодежь, талантливая, уезжает в большие города. Как это обычно на самом деле бывает, но… Как раз когда я переехал в Питер, я в Новосибирске начал намного реже бывать. — Ага. — Что логично. И-и каждый раз, когда я туда приезжаю с перерывом там, например, в три-четыре месяца, город лучше не становится. Он становится только хуже. Всё становится хуже. — Хочу об одной штуке поговорить в Новосибирске. — Давай. — Я приехал в Новосибирск неделю назад. Выхожу из аэропорта. И первое, что меня встречает — это запах, простите меня, дерьма. Где-то в Новосибирске на левом берегу есть какое-то предприятие, от котого пасет конкретно. И это уже на протяжении, наверное, лет десяти. Я вот сколько в Новосибирске жил, постоянно, периодически, на весь Новосибирск очень неприятно пахло. Я приезжаю… Вот 21-й год. Выхожу из аэропорта, и так же отвратительно пахнет. Я думаю: «Ну как такую проблему просто, ну, по-человечески нельзя было решить?» — Как тебя называет Карина? Артем или Слава? — Тема. — Тема. — Как тебя называет Алишер? — Слава. — Как тебя называет мама? — Когда как. — Ух-ты, то есть она перешла на Славу? — И бабушка. Я в последний раз приезжал, она Славой меня называла. — Офигеть, то есть ты даже для родных уже с двумя именами? — Да мне вообще без разницы. Я хоть Гоша. Я иногда думаю о том, чтобы каждые два… Ну вот знаешь, такая мечта, которой не суждено сбыться. Каждые два года просыпаться в новой стране в новом теле с новым именем.

Мне вот это вообще, короче, не принципиально. Я думал как-то, что я буду менять. В паспорте на Славу. Ну что вот прям всё серьезно, хочу изменить. А сейчас такой: че? Мне вот это вообще, короче, не принципиально. Я думал как-то, что я буду менять. В паспорте на Славу. Ну что вот прям всё серьезно, хочу изменить. А сейчас такой: че? Тема — ну да, я похож, в принципе, на Тему. Наврное, на Тему даже больше, чем на Славу, вот. Большинство людей узнали о том, что ты не Слава, а Артем, когда ты выпустил альбом и рассказал про то, что ты не любишь это имя из-за того, что-- — Оно ассоциируется с отцом. — Да, ассоциируется с отцом, который от вас ушел. Ты хоть раз жалел о том, что рассказал об этом вообще и в таком тоне. — (Слава за кадром) Я ненавижу свое имя. Я ненавижу человека, который дал мне его. «Жалеть» — это, наверное, не то слово. Я точно никогда не жалел об этом, потому что мне очень нравится по-прежнему этот альбом. Я думал о том, как к этому относиться. Есть очень много разных мнений. То есть, можно сказать, что мы обмениваем истории из своей жизни, вообще там артисты, музыканты, на… на музыку, деньги и славу. Ну, что это обмен. Как будто продать что-то личное. Да? Другие говорят, что «я делюсь, в этом мое творчество». И мне ближе вторая позиция. Я очень долго думал: «А не обменял ли я кусочек чего-то личного? Чего-то сокровенного, что должно быть только у меня?» Пришел к выводу, что нет, что я ни о чем не жалею. Возможно, это не очень корректно по отношению к другой половине семьи, по отношению к моему отцу, но я имею право на то, чтобы высказаться, наверное. На то, чтобы поделиться своей историей в контексте моего творчества. — От него была какая-то реакция? — Нет, но я помню, что я позвонил ему перед выпуском альбома. — Предупредить? — Нет. — Сказать, что я прощаю его. Прощаю его и это не… Это по большому счету мало меня касалось всё. Ну как это сказать? Стоит сказать, что… В России великолепная статистика по разводам. И я не единственный человек, у которого там нет отца. Мне кажется, огромное количество людей растет без отцов в России. Да и в целом в мире. Это не новинка никакая. Э-э-э… И как это обычно бывает, при разводе есть свои проблемы. — Ты сам сказал, что у нас много людей живет без отцов. Но такая обида не у всех. Я правильно понимаю, что она не столько из-за того, что он ушел из семьи, а из-за того, что он не общался с тобой вообще. Ну там огромное же количество факторов. Как правило, это в большинстве случаев еще личная драма для двоих родителей, в целом для семьи, которая вдруг поделилась на два. И зачастую дети несут некую ответственность за поступки родителей, за их эмоции. Ну когда разводятся, предположим, родители, и у них остается обида друг на друга. И ты понимаешь, что контактировать, например, со вторым, будет тяжело. Ну и в целом там какие-то делишки — вот это всё — неприятные штуки остальные. С этим огромное количество моих знакомых сталкивалось, которые росли без отца. И это, ну, нормальный типа период. Просто, мне кажется, не совсем по-взрослому это всё делается, вот. И-и… Я не считаю, что я нахожусь в каком-то сознательном возрасте. И я думаю, что я буду еще долго расти, и думать, и анализировать про то, кто прав, и не прав, и так далее. Всё в эти дебри. Ну, по крайней мере, я пришел к одному очень простому выводу: что каждый человек несет ответственность за свою жизнь сам, и каждый имеет право на свой выбор. И у нас был диалог ночью. Я позвонил ему и сказал, что: «Вообще мне типа вот это не очень понравилось. И вот это не очень понравилось». Я просто позвонил ему сказать, что я не обижаюсь. Всё нормально. — Что он сказал? — «Хорошо». — А это был первый созвон за какое количество времени? — Шесть лет, по-моему. Пять или шесть лет. Ну там были… Стоп, были списывания какие-то. Какие-то были очень странные на мой взгляд. Там… С военкоматом, я помню, у меня были проблемы. У меня сломана спина вообще. — Угу. — И я военкомату на протяжении четырех лет доказывал, что у меня сломана спина. — Это качели в детстве? — Угу, да. И я написал отцу типа, может ли он что-нибудь с этим сделать, как-то мне помочь. На что получил ответ: «Иди на музыкальную кафедру в армию, или как-то там называется, в оркестр, играй». И это мне показалось прям таким-таким… кидаловом что ли? Не хочу. У меня спина сломана, и аллергия у меня. У меня вообще много проблем со здоровьем. Ну какие-то короче были истории. Но самое главное, что я понял: что это не должно меня тяготить. Я нормально отношусь к своему отцу. Я рад, что у него все хорошо. Я уверен, что с тех пор, как он вышел из брака и у него новая семья, он повзрослел. Он стал еще умнее и мудрее. И как бы я всем желаю только добра. У меня больше нет никакой обиды. И я не настроен нести это. Это очень глупо нести на себе такую ношу, просто как горб, вот. — Сколько тебе было, когда родители разошлись? — Я не помню. То ли 8-9-11 — где-то так. — А, то есть это был сознательный?-- — Нет, ну сознательным это сложно назвать. Но до переходного я точно помню. — Как ты переживал это? — Никак. Достаточно спокойно, на самом деле. Ну мы виделись время от времени.

У него был Джетикс и 2x2 с «Южным парком». И «Покемоны» у него были еще на Джетиксе. И суши у него были — такая, знаешь, холостяцкая берлога. У него был Джетикс и 2x2 с «Южным парком». И «Покемоны» у него были еще на Джетиксе. И суши у него были — такая, знаешь, холостяцкая берлога. — А что произошло? Просто шестилетняя пауза в общении — это же… Ну так не происходит обычно. — Да я не знаю. — Новая семья? — Возможно. Я в этом, короче, особо не разбирался. И как-то у меня своя жизнь очень интересная была. К имени Артем и к фамилии ты стал относиться лучше, легче после выпуска альбома? После того, как ты вслух это проговорил? — Знаешь, о чем хочется сказать? О том, что музыка — это прекрасная терапия. И вообще любое творчество — это прекрасная терапия. Будь ты художником, или музыкантом, или поэтом, если у тебя есть какая-то проблема, которую ты хочешь для себя проработать и понять, почему тебя это так гложит — напиши стишок. И в моем случае мой альбом прекрасно сработал. И даже… Не могу сказать, что он концептуальный. Да, в нем единственное, что есть — это скит в начале. И личная песня «По глазам», которая к теме мало относится. По большому счету это как микстейп с предпосылкой. Для меня было важно то, что там мой паспорт на обложке и то, что альбом называется моим именем. По-настоящему важно. Вот, а так это стал сборник треков. К имени и фамилии… Я после этого думал, что я поменяю ее, но потом стал относиться совсем проще. А, знаешь, сейчас, когда моя девочка зовет меня Тема, я вообще таю, и я не хочу ее менять на Славу — меня все так зовут. А Тема — немного людей, чуть-чуть, поэтому. (музыкальная заставка) — Слава, мы уже три года не задаем этот вопрос, но ты сказал, ты готовился. — Да. — Оказавшись перед П-п… (смех) Я уже забыл, как это делать, понимаешь? Оказавшись перед Путиным, что ты ему скажешь? — У меня к нему несколько вопросов. Значит, первый — про ботокс — самый очевидный. Почему у него такой плохой ботокс? Очень плохой. — Так. — Второй вопрос — про туфли. Почему… Существуют ли они? И если они существуют, вот эти туфли с лестницей внутри… Ходули, да? Если они существуют, может ли дать мне их погонять? Потому что у меня низкий рост. Вот, у меня всё. (смеясь) У меня все вопросы. Нет, ну у меня есть еще два, но они типа не очень смешные. Ну я могу их озвучить, но они не очень смешные. Ну это заезженная, значит. Существует ли Длинноухий? Ну типа сколько их? — Про них? — Ну да. Сколько их? Потому что до конца не понял. Много разных теорий есть. Вот, и серьезный вопрос. Серьезный, несмешной. Как он делегирует обязанности? Каким образом он понимает, что происходит в разных регионах? Потому что я не представляю это. Ну вот серьезно, как человек, мне тяжело представить. Как вот эта цепочка работает? Вот эта… …социальная, из людей, которые передают одну и ту же информацию, как сломанный телефон. Просто, если бы я действительно оказался, ну я бы спросил. — Что последнее из музла ты услышал и прям кайфанул? — Можно я телефон достану? — Давай! — Из нового — это «Платина», Sosa Muzik. — Так. — Вот так! Как бы очень круто. А из старого — The Animals. — Угу. — Недавно просто начал переслушивать, гонять в машине и что-то ну прикольно, приятно. Из нового — это 100 GECS. — Объясни тем, кто не понимает, в чем прикол Платины, OG Bud'ы, lil krystalll'а — вот всей тусовки. — Ну стоит начать с того, что lil krystalll, Платина, OG Bud'а абсолютно разные, ну прям конкретно на мой взгляд. Единственное, что их объединяет — это… Что там? РНБ клуб и то, что это представители новой школы по большому счету. А, ну и треп-звучание, наверное. — Так. — Вот, ну, как персонажики, они абсолютно разные. И музыка у них абсолютно разная. Во-перых, это легко звучит. Это очень легко. Это мелодично. Это приятно. И что касается текстов, ну это такая поэзия 21-го века. Это легко запоминается, и современные вот типа темы для обсуждения у ребят. Я, может быть, не всё слушал, но мне кажется, что там у пацанов даже рифмы не всегда есть. — Да и ладно. Это же, блин… Ну, мне кажется, что в 21-м году уже плевать на эту рифму. Да и на всё в целом плевать. Просто ребята делают свою музыку. А у музыки, я считаю, не бывает объективных каких-то критериев оценки. Ну мне кажется, это надо широко как-то брать: человек сделал, ему захотелось вот так. Это его виденье. Всё, я не докапываюсь. Ну то есть, я знаю: дяди, которые сидят, которые такие большие дяди, которые росли на репе. Они сидят разбирают каждую строчку: здесь рифма, здесь рифма, вот ямб, хорей. Но… не знаю. Как-то это глупо, что ли, на таких серьезных щах это всё воспринимать. Нравится, мелодично, легко, круто, качает — всё. Пацаны очень приятные. Делают стильно. — Тебе сейчас 21? — Да. — Каким ты видишь себя в 30? — Я могу про навыки сказать, чтобы мне хотелось к 30-ти годам. Я бы хотел с иностранными языками на «ты», парочку. Потому что я попутешествовал чуть-чуть по России. И там в Дубаи съездил. В Геленджике побывал недавно. — Что ты делал? — Сюрприз решил сделать Карине. Вот, просто приехать на следующий день. Там посреди ночи взял билеты и приехал. — Она там была?… — На съемках «Блогеры и дороги». — Ага. — А там еще Даня Милохин к ней приставал. Вот.

Настолько меня поразило это всё! Я еще в Сочи катался на лошадках, ездил на всякие экскурсии. Я подумал: «Ух-ты, это всего лишь Россия». Настолько меня поразило это всё! Я еще в Сочи катался на лошадках, ездил на всякие экскурсии. Я подумал: «Ух-ты, это всего лишь Россия». Ну то есть, а перед тобой целый мир. Почему ко мне пришла вот эта популярность и деньги в момент, когда тяжело стало выезжать за границу? Что это за прикол? И у меня сейчас следующая мечта… Это дало мне столько энергии. Я выхожу в Геленджике. Там маленький такой аэропорт, как будто ну он просто деревенский, и горы. Такая… вау! И я так захотел путешествовать. Мне так охота посмотреть на мир, поучить пару языков. Я очень давно хотел… Возможно, опрометчиво и зря я это скажу, но я давно хотел поступить в Канаду учиться. — Почему в Канаду именно? — Там есть один институт. Называется Sheridan. И там есть специальность типа VFX-artist — это человек, который занимается визуальными спецэффектами в кино, работает в 3D, занимается рендером. — Это те, кто рисуют-- — Графику в фильмах, да. Типа Marvel. — Голливудских? А-а. — Мне просто это всегда было интересно. И я много киношек снимал разных в детстве. И много чего знаю. Ну я умею моделировать чуть-чуть, рендовать. И мне очень интересно освоить это ремесло. Вот, и в целом мне интересно посмотреть на менталитет в другой стране, потому что вот в Москве, например, насколько он сильно отличается от Новосибирска или Санкт-Петербурга. Насколько сильно он будет отличаться в Канаде? И другая языковая среда, вот. Короче очень хочу. — Самая неожиданная реклама, которую тебе предлагали? — Детские игрушки недавно. Это один из лучших опытов в моей жизни. Мне еще никогда не предлагали рекламировать игрушки для детей. Я сразу согласился. А-а… Меня попросили записать музыкальный трек про игрушку. Проассоциировать себя с персонажами. — Ага. — Я написал. Круто. И там была съемка с детьми, с каскадерами там со всякими — там 12-тилетние ребята, которые танцуют. — 12-тилетние каскадеры? — Ну я имею в виду… — Там всякие сальтухи делают, да. — А-а. — Не в плане, что там их из пушек пуляют, вот. И мне было так приятно вообще в целом. Я играл в машинки — меня фотографировали. Мне сказали: «Играй в машинки». Ну в эти игрушки. Я сижу — я чуть не плачу от счастья. Это работа мечты, понимаешь? Я сижу, играю в машинки, мне за это еще платят — прекрасно. С детьми я очень круто поговорил. Какие сейчас крутые дети, какое поколение! Я понимаю, что я с ними не смогу поговорить про такую игру, как «Тюряга Онлайн» или Wormix, но у них сейчас же там Brawl Stars, например, есть. — Да! Сколько кубков у каждого было? — Слушай, у меня до 1000 еще не дотянуло. У Карины 20 000. — О-о-о! — Зато! Да… Зато я в «Дурак онлайн» задонатил 5000, чтобы у меня были все стикеры и все эти самые… Как это называется? Рубашки карт. — Многим артистам не хотелось бы ассоциироваться с чем-то детским. А тебе по кайфу, да? — Я очень долго отклонял веселые рекламные приглашения. Я постараюсь сейчас вспомнить. Я помню, что их было много. Потому что думал: «О, ну нет. Наверное, надо быть ну как бы посерьезнее. Всё-таки это же я написал трек «Снова я напиваюсь». Вот, а в итоге в какой-то момент жизни я понял, что да мне прикольно, мне вобще по кайфу. Если есть бренд детских игрушек, который меня позовет сниматься: «Да! Да!» Меня на этих съемках подвешивали на гринскрине. И дули на меня ветром из штуки, которая листья сдувает. — Ага. —Вообще у меня никогда такого опыта не было в жизни. Прикольно. Мне вообще не стыдно быть ребенком. Я наоборот, слишком рано как будто повзрослел. Слишком рано лишил себя каких-то удовольствий: там поваляться в грязи или еще что-то — ну такие, которые про жизнь, которые про эмоции. А то я переехал в Москву, и всё вот — реклама, стриминги, там цифры еще какие-то. Слишком я стал этим самым, каким-то, каменным, каким-то… чуть не превратился в коммерсанта какого-то типичного. В итоге потом о-па, научился заново и в грязи валяться, и на Бентли по внедорожью поездить. Ну то есть, как-то и в рекламе игрушек сняться, и жизнь опять заиграла красками. Как только я отпустил всё и начал, ну наплевал типа, пусть оно будет, как будет, всё сразу стало легче, сразу стало жить веселее. (музыкальная заставка) — Блиц! Я спрашиваю коротко, ты отвечаешь необязательно коротко. Любимые песни Михаила Круга? — «Приходите в мой дом». — Любимый персонаж русского шоу-бизнеса, кроме Моргенштерна. — Есть подозрения, что я скажу? Дава. Слушай, Дава. Пусть будет Дава — это реально круто. — Почему ты его так подстебываешь? — Да я не подстебываю. Это круто! Он был у меня полтора года назад. Это был абсолютно другой человек. — Был у тебя?… — Я ему писал один или два трека. — Еще когда в Новосибе жил? — Нет, когда я переехал в Москву, я писал ему «Черный бумер» и еще что-то. Как он изменился-то? Вообще!… Сделал себе вот эту самую… Как это называется? Липосакцию. Вы видели пресс? — (за кадром) Да. (смеется) — Может накачался? — Не-ет! Он не так выглядит. Я сам подумал: «Когда он успел так накачаться?» Я каждый день пресс качаю! В течение трех месяцев. Почему у меня нет такого пресса? — Хлеб ты ешь? — Слушай, почти нет. — А может Дава вообще не ест.

М? Когда ты писал «Черный бумер», о чём ты думал? М? Когда ты писал «Черный бумер», о чём ты думал? Э-э, сейчас. — О деньгах. — (смеясь) Я хотел сказать. Э-э, о том, что у Давы очень много менеджеров. — В смысле парили? — Ну нет, что просто я общался не с ним, а… Ну нет, я с ним тоже общался, но в основном через девочку, кураторшу. — Самый смешной мем, который ты видел про себя? — Есть, так называемый, фэндом. Вы в курсе. Славишер. Это… Есть представление? Да. Это вообщем-то пейринг. Сколько у меня слов в багаже, кхм-кхм. Шипинг. Ну что мы вместе, короче. Там есть девочка. Я не знаю, рисует она сейчас или нет, но год назад я очень сильно смеялся. Она очень крутые рисунки делает. И вместо того, чтобы заниматься чем-то крутым, она рисовала нас с Алишером. Делала про нас комиксы, где мы там обнимаемся, целуемся. И я показывал ему: «Чел, смотри. Ты вообще, типа, можешь представить силу интернета? Вот, посмотри». — А там прям в стиле хентай было? — Нет, там был эротический подтекст, но-- — М-м. — Скорее это было мило. — Как ты реагировал на это? — Смешно. — Тебя это не обижало? Слушай, в какой-то момент это просто перестало быть похожим на шутку. Я понял насколько фэндом разросся. И когда я появились какие-то там мои фотографии с Кариной, то поклонники фэндома начали негодовать и писать: «Славишер — канон, а КарамСлава— отстой». И там началась война этих пейрингов, кто лучше. — Чего ты боишься? — Я боюсь пауков вот с длинными лапками. У меня просто кошмар: у меня в детстве паук над кроватью висел. И мама говорила, что это к весточке, это к новостям, он добряк. Но он меня пугал. Вот, и с тех пор я как-то побаиваюсь пауков. Еще где-то они были. На Алтае, по-моему, вот. И сапогов периодически. Мне в детстве снился сон, самый страшный кошмар за всю мою жизнь, где я иду по улице, оборачиваюсь, а улица пустая, стоит сапог посередине. Прохожу еше пару шагов, оборачиваюсь, и меня пинает этот сапог под попу. И я просыпаюсь весь мокрый, в холодном поту с бегающими глазами. И вот страшнее дня не было. Потом у меня периодически въетнамские флешбеки — это чистая правда. — Ты в сапогах сейчас? — Ну вроде нет. Врде это не сапоги. — А, я просто не вижу, насколько они длинные. — Ну они длинные, но вроде это по-другому называется. — М-м. — Там другой: там больше валенок был длинный. Женский сапог. — Бог есть? — Я не понял. На самом деле, я… Это сложный вопрос для меня, потому что, когда я приехал в Москву, я вообще не понял, есть ли он или нет. Как будто мне всё показалось настолько диким и странным, что я увидел людей, которые ну вообще это… …без моральных принципов, которые не руководствуются там религией или еще чем-то. Я подумал: «Вообще…» — Приведи пример. — С теми же ставками, например. Там всякие капперы. Вот, это меня так удивило сильно. — Что они есть? — Что, ну чуваки, а как вы живете-то? То есть, мне тяжело. Я думаю, что я вряд ли смог. — А ты в курсе, что среди многих очень известных блогеров-миллионников, достаточно людей, которые капперов рекламируют? — Ну да, наверное, да. — М-м. — Общаешься с ними? — Нет, а зачем? Ну мне неинтресно. Это не то, чтобы осуждение. Каждый сам выбирает, как ему жить. Просто — это не мое. Для меня это нечто аморальное. И я думаю: обкрадывать, ну то есть зарабатывать на… На чем? На глупости людей, которые в перый раз вышли в интернет и верят в бесплатный сыр в мышеловке, Ну я не знаю. Как-то это… Не очень. — Когда тебе в последний раз было стыдно? — Я был в Дубае. Я был вместе с Алишером там на какой-то тусе. И я захожу. И там на этой тусовке была Пелагея. А она из Сиба же, и я как-то хотел ну «здрасьте» сказать. Ну просто, ну приятно, вот. И пошел в туалет. А я смотрю, там, короче, весь стульчак описан. Ну я как джентельмен поднял его, сделал свое дело и опустил. Выхожу из туалета — там Пелагея, которая туда забегает. И я такой: «Ну, это не я был». Ну такая вот детская история, вы меня простите. — Ты сказал ей, что это не ты? — Она мне вопросов не задавала. Мне надо было за ней бегать: «Пелагея, это не я был!»? «Это не я описал стульчак. Честно!» Вот. — Сколько тебе было в 1999-м году? — Ноль. — Сколько тебе будет в 2036-м? — Ой, ну либо 35, либо 36. И финальная: в чём сила? Я думал, на самом деле, перед интервью, что бы я ответил на этот вопрос. Вообще, поскольку я давно смотрю у тебя интервью. И этот вопрос много раз встречался. Я думал, как бы я ответил. И я хотел выкинуть что-то пафосное типа: «Сила во мне». Или что-то такое. Но это просто не так. Я не знаю, в чём сила. Я не думаю, что… Я не знаю. (музыкальная заставка) — Конкурс! Что будет призом? — Смотри, значит, это микрофон «Союз» — отечественный производитель. На него мы записывали альбом «Легендарная пыль». Это не просто обычный микрофон «Союз», как из магазина. Это микрофон «Союз» в очень необычной комплектации. И крайне эксклюзивный, потому что здесь снизу подписано «MALFA». Если я не ошибаюсь, это лейбл. — Это лейбл Serebro. Это Макс Фадеев. — Да. — Так. Это для него они делали? — Насколько я знаю, это был какой-то благотворительный аукцион. И именно там этот микрофон и купили. — Вы реально в этот микрофон орали, плевали… — Да, даже вот так. Задом наперед. Там есть треки, которые задом наперед мои.

Слушай, по-моему, Cadillac был на него записан. Могу ошибаться. — Ну это просто легендарный кусок железа. — Легендарный кусок железа. — А, это же дорогая вещь? — Вроде да. — Сколько это может стоить? — Около ста тысяч, я думаю. Слушай, по-моему, Cadillac был на него записан. Могу ошибаться. — Ну это просто легендарный кусок железа. — Легендарный кусок железа. — А, это же дорогая вещь? — Вроде да. — Сколько это может стоить? — Около ста тысяч, я думаю. О-о-о! Но после того, как в него записали Cadillac и «Легендарную пыль», цена возросла в несколько раз, я думаю. — Авито содрогнется, я думаю, после того, как кто-то это выиграет. Хотя хочется, чтобы выиграл тот-- — Кому он пригодится! — Кому он пригодится. А я правильно понимаю, что на старте карьеры микрофон — это первое, что тебе нужно? Ну или одна из тех вещей… — Да, точно. Точно. А вот у меня такого микрофона не было первого. — М-м. — Поэтому это круто для старта. Если это такой старт, даже сложно представить, что будет в конце. — Вот этот микрофон достанется тому человеку, который оставит следующий комментарий. Мы много говорили в этом выпуске про кризис, который был у Славы, про его психологические проблемы. Напишите в комментариях о том, как вы со своим самым сложным периодом в жизни справлялись. Что вам помогло, и как вы смогли выкарабкаться. Закрепленный комментарий — оставлять туда. И за самую интересную, трогательную историю мы дадим вот этот приз. Слава, спасибо большое за эти несколько дней! — Э-э, спасибо! — Итоги конкурсов! Сейчас мы подведем итоги конкурсов, где есть достойные кандидаты. Там, где кандидатов на наш взгляд пока нет, мы сделаем еще один комментарий, под который можно будет свой вариант оставить. Сергей Орлов: расскажите о месте, в которое вы не хотели бы возвращаться. Приз — варган от Сереги. Артем Сергеевич. Вот здесь появляется его вариант. Он очень большой. Я целиком не буду его зачитывать, но прочитайте его. Это невероятная история про то, как в 99-м году человек с родителями приехал в Москву из Узбекистана. И в первое время жил в подсобке Щелковской школы, и ходил сам в эту школу. Просто… сценарий, если не для кино, то для короткометражки. Артем Сергеевич, приз ваш. Катя Гордеева: расскажите о чём-то классном, о чём Катя могла бы снять выпуск «Скажи Гордеевой». Приз — золотая карточка «Орла и Решки». Побеждает Mila Jost, которая рассказывает про населенный пункт Полярные Зори. Серега обожает те места: Кировск, Териберка — и всё остальное. Привозит оттуда… (щелчок) вот такие фотки. Если в Полярных Зорях так же красиво, то я понимаю это сообщение. Ну и вообще, оно написано с максимальной любовью и теплотой. Можете нажать паузу и прочитать его. Тима Белорусских: расскажите историю о том, как вам приходилось притворяться. Приз — кофта Вани Усовича. Andrey Bazaev. «Мой отец 15 лет врал жене, то есть мой маме, что в совершенстве владеет французским языком. Когда на радио или ТВ играла французская песня, он с абсолютно уверенным лицом ее «переводил», говорил маме, что она про любовь, и выдумывал каждую строчку. Разумеется, спалился он несколько лет назад на ресепшене отеля в Париже. На просьбу мамы заселить их в номер, он ответил: "Любимая, я тебе 15 лет врал. А теперь бери уже ключи, и пошли обедать"». Юра Борисов. Не прошло и года, хотя год прошел. В конкурсе нужно было придумать прозвище для Юрия Борисова. Приз — куртка непростая, из «Мира! Дружбы! Жвачки!» — очень крутая куртка. Только сейчас мы нашли вараинт от IgRule: «Юра-Борщ! Такой же русский, простой и классный, как борщ!» Федор Павлов-Андреевич: нужно было придумать идею для перфоманса. Abbpainting предложил этот вариант. «Художник стоит в стеклянном бассейне или яме. И каждый приходящий человек может бросить туда записку или бумажный самолетик с надписью. Таким образом, этот художественный акт призывает людей задуматься о силе своего голоса, решения, действия». Ну и вообще история про то, что голоса можно визуализировать таким образом, через бассейн или яму, даже если это не новая идея — пардон, я не специалист в современном искусстве — кажется нам интересной. Лиза Монеточка: правило жизни в стихах на манер Лизы. Приз — синтезатор. Я никогда не думал, что столько поэтов окажется среди нас. Мы думали-думали-думали. И решили отдать победу Александре Аверьяновой. Вот ее правило жизни. Можете застопить и посмотреть. И Руслан Усачев! Обычно мы не подводим итоги так близко к выпуску. Руслан Усачев — наш предыдущий гость. Это всего пару недель назад, а му уже называем победителя. Но там всё очевидно. Это оценили и мы. И-и другие комментаторы, которые 11 тысяч лайков лупанули этому комментарию. Там задание конкурса было: почему вы не уехали из России, если у вас была такая возможность. FraZzMove ее отставил. «Не уезжаю из России, потому что по русским традициям предложат сначала присесть на дорожку». Очень часто наши победители не знают, как с нами связаться. Вот Инстаграм, в директ которого нужно написать, и сказать, что вы выиграли. Спасибо, что смотрите! Спасибо, что участвуете в конкурсах и вообще комментируете видосы. Вы знаете, что в комментариях под нашими видео часто бывает интереснее, чем в самих видео. Поэтому, спасибо. Мы это очень любим, ценим. И помните: всё благодаря вам! (целует) (заключительная сцена)

Ad Х
Ad Х