🏠

Мой друг не дожил до Победы несколько часов: #Монолог фронтовика | спецвыпуск (Часть 2)

Это текстовая версия YouTube-видео "Мой друг не дожил до…".

Нажмите на интересующую вас фразу, чтобы открыть видео на этом моменте.

Я был полностью уверен, что наши войска мгновенно всех разобьют, а оказалось оно нет. Пришлось долго-долго воевать и много-много терять. Я Владимир Васильевич Шведов, ветеран Великой Отечественной войны. Я прослужил во многих войсках, потому что я был разведчик. Первое задание было – языка, человек, который может дать данные какие-то. Потому что начальник штаба сказал: «Первый раз ты или последний, чтоб язык был! Не дадите языка - расстреляю». Ну тогда модно было это. И мы пошли, пошли удачно. Взяли языка и потащили в штаб. Нас десантировали с самолетов только ночью. На костры. Где костер - нас туда бросали. Впечатления уже… там не до впечатлений. Там лишь бы выполнить. Везде большое напряжение. Что такое взять языка? Это надо сначала выискать место, где они есть и что они из себя представляют. А надо взять солдата, офицера… там, где он именно знает все места, где будут воевать их часть. Ранен я шесть раз. Две контузии и четыре из пулемета, с автомата, с пушки осколочной. Первое у меня ранение было – это пулевое ранение. Вот сюда пуля вошла в рот, а здесь вышла. А это произошло, может быть, по моей маленькой халатности. Тихо было. Я механику говорю: «Открой люк». Я открыл люк и в это время меня насквозь пуля прошла. Она, болезненная бывает очень, бывает ничего. - А ножевое-то скажи. - А ножевое это… Немец прыгнул на меня с туалета, тогда, когда я хотел пробраться в дом. Надо было взять языка в кратчайший срок. Он сверху прыгнул и финкой вот сюда мне попал. Без сознания повезли меня лечить. Оказалось, у меня поранена сонная артерия. Семь часов длилась операция. А на седьмой - на восьмой день я уже сбежал с госпиталя на товарный поезд. Там нас подобрали. Еще в бинтах на фронт скорей, в свою дивизию. Но было и хорошо, было и очень плохо. Если ты в обороне, значит ждешь, когда подвезут. Буханка хлеба давалась на четыре человека. - Часто приходилось голодать? - У-у-у-у! Очень часто! В последнее время нет. В последнее время уже более стабилизировалось. Русские, белорусы, украинцы – это самый был большой напор. А потом стали уже подбрасывать с Кавказа: узбеков, туркменов. Притом, все национальности были довольно смелые, дружные. Приходишь – стог сена. Это большой сеновал. Немцы не знали, что мы там, а мы не знали, что они там. Потом один немец пришел к нам и честно сказал, что "Мы вот ваши враги. Но нам нужно прикурить, а прикурить мы никак не можем". Вот так они нам дали сигарет так, а мы им дали камень этот и кусок металла. А потом на рассвете они ушли, и мы ушли. Задание не выполнили. Сильный мороз, некуда деваться. Большая немецкая палатка, и там одни немцы готовят себе поесть. Все в плащах, а плащи-то были одинаковые, что у них, что у нас. Вот мы и решили переночевать с ними. Вот уже когда все пошли, что улеглись, пошли и мы туда. Мы тихонько прошли туда, разместились кучкой. Один спал, другой толкал через некоторое время. После рассвета... мы вышли и все. Самые безобидные враги были – это румыны. Они сами оружие отдали все. Вот мы взяли четыре человека, и мы шли спокойно. Они нам играли на губных гармошках. Вот такого я еще не видел. Это было недалеко от Будапешта. Дали мне задание взять еще два взвода мотоциклистов. И там было кладбище, и там было 60 человек эсэсовцев. Нам был приказ уничтожить. Уже кончалось все. Один за одним укрытием, второй – за другим. Выглянул – ты стреляешь, выглянул – я стреляю. Кажется, уже все кончили. А он: «Да нет, я четвертый». И вот четвертый раз он только высунулся, и пуля так ровно в голову и все. Мне так жалко, старший лейтенант, погиб мой товарищ. Это в последний день войны. Мы сразу же стали передвигаться к части. - Че вы тут делаете? - Как? Воюем! - Как?! Ты! Вы с ума сошли?! Уже Победа давно. Первым делом, кто здорово пил, тот доставал пол литра, и там же выпивали. Старики помнят. Через них вся прошла война эта. А нас уже мало… мало осталось. Дорогие ветераны! Дорогие мои товарищи! Поздравляю вас с великим-великим праздником! Чтоб не было войны. Больше-больше счастья! И главное – берегите здоровье! А здоровье уже слабенькое стало, но я еще держусь, держусь. - Все. Или заснул или что? - Не трогай! - Я тебя не трогаю. Дай-ка руку поправить. Сейчас сфотографируют тебя. Чтобы ты у меня был такой красивый, как был всегда. Пара гнедых.

Ad Х
Ad Х