🏠

Только не со мной: #монолог участника смертельного ДТП

Это текстовая версия YouTube-видео "Только не со мной: #монолог…".

Нажмите на интересующую вас фразу, чтобы открыть видео на этом моменте.

Меня зовут Тимофей Пономарев. Я совершил наезд на пешехода, в результате которого человек погиб. И я никогда не думал, что со мной это произойдет. Мы с ребятами, моими друзьями поехали вот в заповедник «Ельня» как раз посмотреть на это болото. Все, на обратном пути мы заехали пожарили шашлыки и двигались уже в направлении Минска. Было вот 22:40, уже была ночь. И в этот момент, ну вот примерно в этом месте я разминулся со встречной машиной. Уже фары не особо, то есть, помогают, ну еще и не сильно темно, да, то есть, такое вот самое опасное время. Он лежал поперек проезжей час… ну, поперек моей полосы движения да, то есть. Лицом смотрел по направлению к городу… к городу Докшицы. Головой к середине проезжей части, облокотившись на локоть. Ну и все, и перед глазами у меня лежит человек. - И ты ударил по пареньку? - Ну, мне так показалось, но потом ты реально понимаешь, что время твоей реакции – это уже после того, когда ты его переехал. Я услышал, что человек находится под машиной и его там волочет. Потому что уже были заблокированы тормоза у машины, и он был под задними колесами. Да, то есть, я разблокировал, и его где-то протащило, ну, может, типа еще метра два-три под машиной именно в момент, когда были заблокированы тормоза. То есть вот где-то до сих пор. Выбежали все, побежали смотреть. Мы поняли, что капец. Как бы тут уже, ну не до шуток. Выбежали все друзья. С нами были девчонки, мы им сказали: «Сидите в машине, вам не надо это видеть просто» и так далее. Лишняя психологическая травма, которая ни к чему хорошему не приводит. Все, мы побежали, увидели, ну, что человек в плохом состоянии. Поняли, что оказывать первую медицинскую помощь ну нельзя, потому что мы не медики, мы не знаем, что с ним делать. Я сказал другу: «"Стой" ему говори, чтобы он не двигался». Потому что в тот момент он пытался встать. Я сказал еще двум другим друзьям: "Бегите по направлению к городу Докшицы, светите фонариками. Потому что я побегу выставлять знак аварийной, ну, остановки. И я просто видел, как ребята светят, кричат водителю, и он объехал, ну реально там, ну метр, ну полметра от головы уже этого пешехода. Уже приехали сотрудники. Сотрудники тоже, ну говорят: «Вы вызвали скорую?». Мы говорим: «Ну конечно, все ждем, пока нет. Вы первые приехали». Потом проезжала просто медпомощь на «Уазике» буханке. Они остановились, вышел врач. Как бы…я не знаю… Он говорит: «У меня нет там каких-то… ну, медикаментов, средств, чтобы, ну, помочь тому человеку. Давайте его готовить к госпитализации, уже когда реанимация приедет». Скорая, мы ждали, ну, наверное, ну полтора часа, ну час это точно. Именно реанимацию, чтобы она приехала. У него стал пропадать пульс. Врач сразу же, было видно, начал нервничать. Достал какие-то уколы, сделал ему пару уколов. Начал смотреть, что пульс становится все реже-реже-реже-реже. Начал делать ему массаж сердца и вентиляцию легких. Ну и все, и человек, как бы… умер на месте ДТП, так сказать. Ну я ему позвонил, сказал: «Папа, я переехал человека». Приехал. Ну, понятно дело, ему тоже тяжело, он понимает, насколько это вообще серьезная ситуация, и каковы могут быть последствия этой ситуации. Мы поехали в город Докшицы уже в следственный комитет. Уже брали как показания с нас со всех. Брали очень долго, до утра, наверное, шести, пока всех опросили, меня. Тут, в такие моменты очень важна поддержка и близких, и друзей. Да, все это не было: «Блин, все, – там – мы с тобой, там!». Нет, просто, ну как бы… Мы каждый вечер созваниваемся, не важно где мы, что мы, да, то есть, у нас общение. Потому что без этого я реально, ну не представляю, как один человек сможет выбраться из этой ситуации. - Что в ней было страшного? - Ну, во-первых, ты все равно начинаешь думать по поводу… Вот а что если...? А, может, действительно я его убил, да, то есть. А может, я что-то сделал не так. Да, то есть, может, я как-то неправильно, ну ехал. Ты начинаешь сам себя, ну загонять в какой-то тупик и чувствовать себя виноватым в данной ситуации. Много людей, которые ну не могут, ну просто выйти, потому что это серьезная травма. Я общался с людьми, которые, ну реально… для них это психологическая травма. Я начал работать, очень много работать именно физическим трудом, ну то есть… Потому что как только ты просто начинаешь лежать один и ничего не делать, у тебя постоянно будут лезть в голову эти мысли. Постоянно! Я работал до тех пор, пока я не чувствовал, что я просто приду домой и не отключусь. Когда начали проводить следственный эксперимент, ну реально я был в шоке на самом деле. Потому что, когда нас поставили за 150 метров до пешеходного…до лежащего пешехода. 150 – ну не видно человека. Там на 50 метров нас пододвигают – ну тоже не видно. Когда тебя пододвигают на 25 метров, ты просто сидишь и понимаешь, 25 метров - это секунда. Ну, то есть это вообще ничто! Ну вот от этого камня, да, то есть, до места наезда примерно 25 метров было. Вы скажите вначале, когда вам кажется, что 25 метров это было? - Вот мне кажется сейчас. - Вот это 25 метров. - 20, 21, 22, 23, 24, 25. Ну да. 26, 27 - Считай у тебя шаг не метр. Вот он проехал. Все. Секунда. Было выявлено, что я мог увидеть пешехода за 30, по-моему… Короче, 1,25 секунды при скорости 90 километров в час. Это по моему 31 метр. - Ну да, и в этот момент сразу же ты понимаешь, что ну, ты сделал все, что мог. Ты затормозил. По-моему, что-то 108 метров – это чисто вот тормозной путь автобуса при скорости 90 километров в час. - То есть у человека не было шансов вообще? - Да. Да. - Это была машина какая? - Автобус. Это был транспортер Т-5. Ну просто, опять-таки, стечение обстоятельств. Ну и это мы, когда узнали, мы реально были сами шокированы. Потому что он тоже сам из города Минска. Он ехал к матери, да, то есть. Он выпил, начал дебоширить в автобусе. Потом…он остановился. Его выкинули получается, просто вышвырнули с его вещами на проезжую часть за 2 километра от этого места, где был совершен наезд. То есть он возвращался в город Минск. Почему так? Хотя надо было в другую сторону. И в дальнейшем… Его высадили, я уже не помню время там конкретно, ну в районе 8-ми вечера, да. Наезд был совершен в 22:40. В 21 часов поступил вызов, по-моему, в скорую, что пьяный мужчина ходит вдоль…рядом с городом Бегомль… вдоль проезжей части. Ну и все, и в дальнейшем уже был совершен наезд. - Изменило ли твою жизнь вообще то, что произошло? - Да. Стал проще относиться ко всяким вещам, да, то есть, именно к материальным каким-то ценностям. Ты понимаешь, что, ну это все такая ерунда, да, как многие начинают там лезть, бить друг другу в морды то, что они поцарапали тачку, ну там друг другу, да. И ты вообще понимаешь, что это такая просто фигня. Ты выходишь…поцарапал машину, ну там об бордюр или еще что-то и ты думаешь – ну класс, я поцарапал машину. Ну, то есть все живы, все хорошо, да, то есть. Это такой мизер. Это просто…ты отдашь деньги и тебе это починят. Ну а тут бы сколько я бы денег ни отдал - человек ну не будет жить. Я понял, что… Ну, при скорости 90 километров в час, ближний свет фары, это просто ну…просто 25, ну они там 30 метров светят фары. Да, то есть, ты уже ничего не успеешь сделать. Побороть себя всегда сложно. Это всегда самые большие барьеры, да, то есть, и в бизнесе, и в каких-то спортивных успехах, да... Всегда барьер не кто-то другой, да, то есть, это всегда ТЫ. Ты себе ставишь цели, которые ты должен решать. И… Ну как-то перешагивать твои вот эти вот именно сложности.

Ad Х
Ad Х