🏠

Рэкет был не самой страшной проблемой: #монолог милиционера из 90-х

Это текстовая версия YouTube-видео "Рэкет был не самой страшной…".

Нажмите на интересующую вас фразу, чтобы открыть видео на этом моменте.

Понимаете, в советское время система МВД, силовые структуры, они контролировали эти группировки. Но на закате советского союза, когда их образовалось очень много, они начали создавать свои группы. Каждый день, каждую ночь, всегда совершались преступления. Здравствуйте! Я полковник МВД Пекарский Виктор Константинович. В 80-90-ые годы я работал начальником Первомайского РОВД и начальником уголовного розыска города Минска. Конец 80-ых - начало 90-ых, государство начинает медленно разрушаться. Преступность. Начинали использовать те экономические щели, которые появились в результате неуправляемости государством системы экономической. В любом городе появилась масса торговых точек, киоски, когда люди мешками начали где-то куда-то ездить по стране, что-то привозить. Разрешить вам разрешили, а законы, регулирующие вашу деятельность, не были еще написаны. Все разрешено. Так решил Горбачев, так дальше сказал Ельцин. Вот. И в результате, в результате это осталось бесхозным. Если государство это не берет под свой контроль, значит могут взять другие. Центральный рынок города Минска. И вот на этом рынке как всегда появляются категории преступного элемента. Это в первую очередь карманники. Вторая категория - это мошенники, которые где-то кому-то что-то предлагают, разводят. Третья категория - это воришки, которые где-то украли. Самое главное что - продать быстрее, чтобы не попасться, все превратить в деньги. Четвертая категория - это грабители. Пятая категория - это, будем говорить, скупщицы, как называют в народе, барыги. Преступники, ну, это уголовное прошлое. Они в народе назывались "синие" из-за наколок. Преступник более современные - спортсмены. Кто-то накачал бицепсы, кто-то тренировался в каких-то секциях, кружках. Они, понимаете, делили свое место под солнцем. И каждый бизнесмен платил дань. Дань ему определяли самую разную, понимаешь там, ну, в основном в денежном эквиваленте. Кто-то отказывался платить, того пугали, вывозили за город, где-то угрожали, значит закапывали. Все это было убийств немного, но в основном, понимаете, резать курочку, которая несет яйца - это тоже не интересно. Просто убить человека - это, знаете, как... Ну, избить могли, избить могли там, напугать. Напугать так, что человек опять приносил... Видит, что ему нету другого выхода, как приносить эти деньги. - А почему человек не обращался в милицию? - Вы понимаете, а вот это время, когда оно настало, начался разрушаться и силовой блок. Ведь очень много сотрудников получали такую микроскопическую зарплату. Ну, получал он 20-30 долларов. Ну, что, за эти деньги разве можно прожить? И в результате он искал где-то. И он, может быть, в какой-то мере и сам превращался вот в этого в вымогателя. Ведь силовиков в это время в стране не секрет было очень много. Армия распалась. Армия распалась. Это ведь огромная армия! Он прослужил 10 лет, у него высшее образование элитное, у него семья и он очутился не у дел и его никто не возьмет. Значит, у него остались навыки те, которые были получены в силовых структурах. Начали создавать свои охранные структуры как такие... помните, были такие охранные агентства. Власти как таковой нету. Управляет...каждый горазд управлять, как он считает нужным. Да и в стране получился развал полнейший. Наряду с этим появились пришельцы, те группировки, которые уже давно сформировались. Приезжали группировки, у них уже было что? Сформировавшийся так называемый общак. Он уже приезжал, приезжала группировка, она имела большие деньги уже. Она уже работала у себя в регионе, ну ей места не хватало, ей надо было где-то захватывать другие территории. Вот они приезжали на территорию в Беларусь. Ну, будем говорить так, что и в Москве появились, и в Петербурге, и в других городах. Вдруг ни с того ни с сего появились национальные меньшинства, которые никогда там не жили. И самое страшное, что были преступные группы по национальному признаку. Масса воров в законе - это грузины. У них был город такой Зугдиди, слышали может быть. Ну, там как бы смеялись всегда, там каждый третий вор в законе. Знали, где, кто, что, когда. Для того, чтобы этот материал реализовать, надо собрать базу, потом возбудить уголовное дело, потом прийти к прокурору, потом прийти в суд. И на стороне этого человека, у него большая финансовая поддержка, есть финансовый потенциал. Значит здесь масса адвокатов может приехать и разбить ваше дело. А вы знаете, когда адвокат получает сумму огромную, когда руководитель той или иной структуры получает тоже за то, что он развалил дело. Когда вы рядовой сотрудник, думаете: "Слушайте, а надо мне это?". И лозунг такой у Ельцина "Бери столько власти, сколько унесешь", вот и дал толчок тому, что все развалили. День начальника уголовного розыска города. Каждый день, каждую ночь всегда совершались преступления. А преступления совершались тяжкие. А на "тяжкие" руководитель должен выезжать. В основном это самое страшное - убийство, убийства на финансовой почве. Понимаете, потому что рэкет, я говорю, когда-то рэкет таких примеров, чтобы... понимаешь, вот рэкетёр, как я уже назвал, убивал свою золотую курочку, которые... у него были его сотки и вот на этих сотках он кормился. Рэкетёр он ведь, будем говорить, напрямую работал. Он пришел и вам говорит: "25 процентов давай". Ну вы прикинули, посмотрели, накинете вы там какие-то денежки туда-сюда. А государству? Ты придешь к чиновнику, чиновник посмотрел: "А, наверное, что-то у тебя есть" - и начинает тебя отжимать. Госпожнадзор, санстанция, исполком. С рэкетёром, да, можно обговорить. Но рэкетеры были рэкетер рэкетеру рознь. Одни были, знаешь такие, постарше, будем говорить, преступные элементы. Которые знали, свою долю брали, как они любили говорить "В общак", там знаешь, "На нужды", всё. И были волчата, которые ходили и... Им сказали, что они преступники, но на самом деле они рвали все это. Рвали для того, чтобы купить машину, заказать там в ресторане место себе, потом, шампанское, девчат посадить, кататься с ними, веселиться. Вот это тоже назывались рэкетеры, но такие рэкетеры мелкие, понимаете. Ну что, вот его поймали? Поймали. Родители: "Ай, бедный мальчик, оступился", тут же приводят адвоката, последние деньги складывают, мальчика выкупают. Ну, выкупают. Свидетели не дают показания, потерпевшие забирают заявления. Ну, что? Ну, забирает заявление. Ну, что вы его, заставите, чтобы он заявление писал, правильно? Вот и в результате получается, что он опять уходит. И опять получается, что как замкнутое кольцо. Он опять выходит завтра на эту тропу. Всех преступников местного значения я, например, знал. Был такой у нас авторитет. Вы, наверное, может быть если это слышали "Щавлик". Я в свою бытность где-то в 70-ые годы первый раз его помню посадил за серию квартирных краж. Не помню, сколько они получили там, по 3 или по 4 года. Ну, а потом вырос, стал таким авторитетом уже. - Как Щавлик жизнь закончил, напомните? Ушел, пошел на стоянку и не вернулся. Ну, может, уехал куда-то. Говорят, видели его там на Кипре, кто-то видел. Осторожно. Кого-то там застрелили. Был Боцман такой, был еще кто-то там. Ну. - Помните, появился фильм "Интердевочка"? - У нас есть такая гостиница "Юбилейка". Ну, вы уже знаете все. Ну, она сейчас такая стандартная гостиница, все это. Так вот в этой гостинице "Юбилейке" постоянно тусовалось там человек 100-150 барышень. Ну, интеллектуальных девушек, которых сейчас потом называли "валютные проститутки", "путаны", ну как хотели уже. Вот эти девицы заполнили там 1 этаж, бар. Ну, конечно, купили этого швейцара уже там, администратор знал. И вот они искали себе женихов. Ну, как-то в любой момент они делились информацией с нами, если что-то интересное было такое. Ну, а то, что она спит, ну что?! Ну, спит и спит. Ну, что мы ей, не запретим же, правда? Попасть в это окружение очень сложно было, понимаете. Там, еще раз, это не просто были какие-то, знаешь, эти приехала непонятно откуда, знаешь там с глуши. А она окончила ВУЗ. Ну, вот она была настроена вот на это... на такое платное выполнение своих определенных функций. Ну, не секрет, могу сказать, что очень самые разные эшелоны власти пользовались этой ситуацией очень. За деньги тоже, разумеется. Заплатили - попользовались. И поэтому среди минских студенток очень много было таких желающих попасть в эти переплеты. Но девочки вот эти, которые были, как говорится, "валютные путаны", они очень четко держали, я ж говорю, чужих в свои ряды не пускали. Самое обидное, что система, которая создавалась годами, система, она разрушилась. Ведь понимаете, мы потеряли огромную прослойку тех сотрудников, которые могли бы еще приносить пользу.

Ad Х
Ad Х