🏠

Без лица: правда о домашнем насилии (18+)

Это текстовая версия YouTube-видео "Без лица: правда о домашнем…".

Нажмите на интересующую вас фразу, чтобы открыть видео на этом моменте.

Здравствуйте. Сегодня я пришла в эту студию, чтобы рассказать о домашнем насилии, о своем детстве и влиянии детства на всю дальнейшую жизнь человека. Я родилась в неблагополучной семье, в которой уже на тот момент, на момент моего рождения отец постоянно пил, не работал, избивал маму. Все детство прошло у меня в крови, летающих топорах, ножах, угрозах. Однажды мама пришла домой после работы, ночной смены, брата дома не было, была только я и отец. Отец уже выпивал, на тот момент шла третья бутылка водки. Ему что-то не понравилось и он начал просто беспричинно избивать маму. Мне на тот момент было 4 годика, я наблюдала эту картину. Потом он взял нож, сказал, что я тебя сейчас зарежу, молись. Я плакала, кричала, просила «Не убивай мою маму, не надо», отталкивала его, он со всей силы оттолкнул меня, я упала. Потом он взял стакан и разбил ей голову. Под это ситуации повторялись очень часто, он практически каждый день, пьяный он был каждый день. Затем, когда я пошла в школу, мама решила, так как ей тяжело растить двоих детей, тянуть на себе, меня взяли к себе родители отца. Дедушка на тот момент был подполковник, он меня очень жалел, и по сути благодаря ему и его наставлению они с бабушкой взяли меня на воспитание. Так как мама больше не хотела терпеть насилие от отца, она сказала, чтобы он уходил и естественно он пошел к своим родителям, где находилась я. И все, этот кошмар весь, который происходил по отношению к моей матери, он продолжился на родителях отца. Так же приходил каждый день пьяный, избивал бабушку, дедушку. Бабушку обычно садил в угол комнаты и заставлял молиться и просить у него прощения за все его детство и говорил: «Молись, я сейчас тебя буду убивать». Дедушка пытался защищать бабушку, он чуть не зарубил деда топором, дедушка закрыл дверь и придерживал спиной. Топор прошел просто в нескольких сантиметрах от его головы. Однако за все время они не написали ни одного заявления в милицию по поводу насилия. Единственное что - сдавали в ЛТП один раз. И это все. Он сидел в тюрьме за кражи. Садился на два года, по амнистии выходил через полтора и принимался вновь за насилие. Такое видеть каждый день ребенку очень сложно. Я постоянно будучи уже школьницей оставалась в школе по возможному максимуму лишь бы не идти домой. Если я приходила домой, отца не было - это была просто радость. Я радовалась, что сейчас я могу спокойно вздохнуть, спокойно покушать, спокойно сделать уроки. Если он приходил, мне было необходимо за одну минуту впихать в себя всю еду, быстро помыть посуду и просто исчезнуть. Детство очень отразилось на психоэмоциональном состоянии, панические атаки у меня продолжаются и по сей день. Были истерики ночные, мне снились кошмары. В детстве я страдала лунатизмом. Ночью я просыпалась не в кровати, а... на снегу в пижаме. Меня догоняла бабушка либо... я просыпалась в моменты, когда открывала окно, с которого собиралась сойти. Бабушка меня постоянно спасала. В то время, когда многие дети мечтали о море и новом гаджете, я мечтала о новых колготах и обуви по размеру. Так как в перезаштопанных колготах и обуви на два размера меньше просто невозможно было ходить. Но я терпела, я умела терпеть, я знала, что у меня большего не будет. В школе я рассказывала о своей ситуации, которая была дома, но ни социолога, ни психолога мне не предоставили. Собственно, и родные: ни бабушка, ни дедушка, ни мама никогда меня не сводили ни на один сеанс психолога. У меня были очень сильные проблемы со зрением, спиной. Мне сделали операцию на глаза с опозданием в семь лет, только когда я пошла уже самостоятельно сама в поликлинику и сказала: «Давайте направление, я сама поеду». В 15-летнем возрасте мне сделали операцию на глаза и после выписки позвонила маме, говорю: «Забери меня пожалуйста». Мы шли под дождем, один глаз у меня заклеен, второй плохо видит, попросила руку, чтобы она перевела меня через дорогу, она сказала, наругалась, говорит: «Ты что слепая?!». Да, я была слепая, то есть она не вникала... ни в мое здоровье, ни в мое психологическое состояние, ни... не интересовалась кто я, что я, что мне нужно и зачем. Ну, и повезла она тогда не к себе, она не забрала меня к себе в тот вечер, она повела меня туда, к бабушке с дедушкой. Дедушка на тот момент уже был лежачий человек. На следующее утро... отец мылся в ванной, бабушка пошла в магазин и дала мне наказ, чтобы я кормила дедушку. С одним заклеенным глазом, другим полуслепым я пыталась увидеть, чем я в принципе кормлю дедушку. Я ему дала ложку, он поперхнулся... задохнулся и умер на моих руках. После его смерти у меня начались панические атаки, нервные срывы... и отсутствие желания к жизни. Я трижды ходила на мост, чтобы покончить с собой. Первый раз это было в 15-летнем возрасте. Был вечер, я просто потеряла смысл жизни, не хотела жить. Думаю «Зачем мне такое? Я не живу, просто сосуществую". Стою на мосту, все эти мысли крутятся у меня, а в душе пустота. Какие-то 4 алкаша шли, они не дали мне сосредоточиться, отвлеки... что-то там по-дурацки со мной заговорили. В общем это меня спасло. Привыкшей быть жертвой с детства ты проносишь этот путь во взрослую жизнь. Ты постоянно будешь жертвой. Как бы ты ни старался избавиться от проблем и преследования прошлого, в любой ситуации жизненной... твоя роль будет - жертва. Сам того не понимая и не осознавая, в твоей жизни будут происходить такие условия. Я встретила человека, который был очень ласков, нежен, он пытался, старался для меня все это делать, все хорошее. Я подумала: «Вот он, мое спасение». Он очень хотел детей и... некоторым обманным образом сделал так, чтобы я забеременела. Беременность была очень сложная. На шестой неделе уже было кровотечение, врачи хотели чистить, но я не позволила, сказала спасать. Меня очень ругали и говорили: «Дура, ты что, сама умрешь. Тут нет ребенка. Молодая, родишь еще». Но я отвечала: «Нет, мы будем спасать». Подписывала документы, что беру ответственность на себя. Вот как начались такие проблемы... мой избранник... снял свою маску. Это было страшно. Это был не тот добрый нежный чуткий человек, это был монстр. Он оскорблял, унижал. Затем избивал. Заламывал руки, давил на живот изначально. Вследствие чего у меня вновь появлялись кровотечение за кровотечением, мне приходилось обращаться за медицинской помощью. Хотя и происходили вот те издевательства по отношению ко мне, но я очень боялась обращаться в милицию. Он запугивал, говорил: «У меня братки покруче, чем твоя милиция, закопает и не вылезешь». Я вот так ходила боялась изо дня в день, он караулил меня везде, где только можно. В консультацию ехала... только днем, только на общественном транспорте, держалась везде людей, чтобы хоть кто-то был рядом. Однажды, я шла по своим делам, и мы встретились на улице. У него был в руках нож. Улица была оживленная, это был день, то есть людей вокруг много. Он начал угрожать на улице, крутить этим ножом возле живота. Мне было очень - очень страшно. Говорил: "Сейчас я тебя буду резать прямо здесь, мне плевать на людей». Я пыталась разглядеть в прохожих поддержку, помощь, чтоб хоть кто-то вызвал милицию. Этого не произошло. Все просто исчезли с горизонта, лишь бы не помогать. Я начала его успокаивать. Говорить что-то спокойное... чтобы он успокоился. И он потихоньку... его гнев немного начал угасать. Я очень боялась его. Однажды я уехала в другой город. Вот эти две недели были самые лучшие за время моей беременности. Они были спокойные. Затем его посадили. Я даже не знаю, по какой статье. Скорее всего это воровство или разбой, что-то из этого рода. Он названивал будучи уже в тюрьме. Его дружки ко мне приходили, интересовались мной, как я живу, что, чего и как. Не давали прохода. Ребенок родился очень нервный. Я спала по 5 минут вместе с ним, держа его на руках. 5 минут спит, 20 минут орет истерикой. Врачи говорили: «Ну что ты хочешь? Какая беременность, такой и ребенок». Сейчас у меня жизнь более-менее налажена. У меня есть любимый сын. Да, у него есть проблемы по неврологии. У него очень много конфликтов в садике. В этом году он идет в школу, я боюсь уже школы. Я знаю, что там будут конфликтные ситуации. Да, мне тяжело одной растить его. Мне нужно каждый день что-то придумывать по поводу папы. Потому что он ждет папу, он хочет, чтобы был у него папа, как у всех других детей. Он хочет, чтобы его забирали из садика. Ни мама, ни бабушка, а папа, как всех других мальчишек и девчонок. Он хочет, чтобы маме не было так тяжело, хочет, чтобы мама не уезжала на сутки в другой город на работу. Хочет, чтоб был кто-то, кто мог его защитить, дать совет. Я не знаю, как ему объяснять, почему у него всего этого нет. Я хочу сказать... женщинам, которые... которые терпят домашнее насилие, которые стали жертвой... рук плохих людей, чтобы они не терпели, искали помощи и избавлялись от этого. Сейчас очень много есть групп поддержки, созданы центры помощи для одиноких матерей с маленькими детьми. В интернете можно найти контакты таких организаций и просто позвонить. Я пришла в эту студию, чтобы рассказать о своих проблемах. Мне нужно было высказаться. Возможно, высказавшись для большой аудитории, я смогу перебороть свой страх и отпустить прошлое.

Ad Х
Ad Х