🏠

Заказные убийства, реки водки и 20 лет тюрьмы – откровения лидера ОПГ из 90-х | ТОК

Это текстовая версия YouTube-видео "Заказные убийства, реки водки и…".

Нажмите на интересующую вас фразу, чтобы открыть видео на этом моменте.

Стреляют в зеркало. Ну, я по газам. 41 пулю они выпустили. Рука с топором надо мной. А я уже думаю: ты все, труп. Я тебя просто убью... И водка полилась рекою. Вопрос с деньгами был решен. Ехал по трассе - ГАИ с палочками честь отдавали мне. Все когда-то заканчивается. Просто повторяешь: Саша, надо просто выжить. Ничего уже нет. Подонки в погонах просто избивали, истязали, пытали ребят. Просто так для себя начал записывать - сколько человек вешались. 3-4 человека - это стабильно, каждый месяц. Если ты не начинаешь думать о вечном, ты просто умрешь - с ума сойдешь, повесишься. Бизнесом занимался, политикой занимался. Ну, всем занимался. Религией. Я Морозов Александр Иванович, руководитель религиозной группы "Братство Морозов-Златоуст". Занимаемся мы исповедованием и распространением наших убеждений. Религиозных. Человек, его права и свободы, являются высшей ценностью. Для нас это стало религией. Это я понял, там находясь - в местах лишения свободы. Где я провел 20 лет. Началось мое похождение по жизни в 90-м году - в апреле месяце из армии вернулся. Там отслужил в спорт-роте. По боксу в Германии. И вернулся в Златоуст. Как раз начались перестроечные времена. Учитывая, что я приехал с Германии, а там-то уже давно люди по-другому живут, для меня первые месяцы, недели вообще дико было, что так все грязно. И решил: надо чем-то заниматься. Как-то деньги зарабатывать. Объединились с ребятами, с кем тренировались мы. Меня пригласили на должность экспедитора, но мы осуществляли защиту силовую. Так я потихоньку начал смотреть как бизнес ведется вообще. Начали думать: как, на чем деньги делать. И тут как раз водка была в цене. Объявление в газете прочитал: ликеро-водочный завод примет зерно по дешевой цене и продаст водку. Посчитали на калькуляторе - в 2 раза больше. И все - и сразу тут же поехали на базар. Купили машину зерна, увезли на ликерку. Привезли машину водки. Ты, ты, ты - трех человек выбрал, идите на трассу. Останавливайте все машины, кто с зерном едет. На завод - за наличку. И все - через неделю, через две - уже караваны машин поехали сами. Водка полилась рекой. Вопрос с деньгами был решен. Мы не считали их, в принципе. С 93-го года на Мерседесах. На шестисотых. Когда переоценка водки идет, большие количества скапливаются, мы просто меняли на машины - по 10 машин покупали сразу. Я шел к целям к своим меркантильным. По сути дела они недостойные. Переступал через все это, нарушая закон. Была бы раньше у меня эта идея, эти убеждения, что человек, его права и свободы являются высшей ценностью, я бы не сделал тех ошибок, которые наделал. Не причинил бы никому ни горя, ни беды. Пример - Боря Михальченко. У нас в Златоусте был авторитет такой. Он у моего друга Хасанова Вадима начал вымогать деньги. И вплоть до того, что принуждал его продать квартиру. Я его успокоил, пошел договариваться с этим Борей. А он привык, что против него никто не может слова сказать. Схватил топор. Начал угрожать, что зарубит. Рука с топором, ну, надо мной. Ты чё пришел качать? ... Короче, всю эту блевотину. Он хотел унизить. То есть я это воспринимал так. А у меня с детства получилось так, что научился страх преодолевать. Сразу мозг начинает работать. Если не зарубил, поднял топор и не зарубил, значит, сразу просто так не зарубит. Ты убери топор. Ему говорю: убери топор. Зачем ты держишь-то его? Он такой убирает топор. И чё теперь? Я говорю: чё как? Нормально. Он смотрит мне в глаза и хочет прочитать, чё я думаю. А я уже думаю: ты все, труп конкретно. Я тебя просто убью нах... Ну, тогда для меня это было просто. Поклялся сам себе, что я тебя убью нах... Ребятам уже сказал: все, давайте, делайте. Ну, они там пару недель последили, где он ходит. Прям там рядом с домом его застрелили. Все уехали на время из города, пока по горячим следам ничего не нашли. Все так оно и закрылось. И уже потом, когда в 97-м году меня арестовали, всех там позакрывали - все когда-то заканчивается. Когда ты тем более совершаешь преступление. Я спровоцировал тем, что начал границы перешагивать внаглую. Провоцировать эти конфликты. С правоохранителями, в первую очередь. Берегов вообще не видел. Если бы я своровал 400 миллиардов, что бы я здесь, здесь бы был? Я бы вел буржуазный образ жизни и сюда никогда бы уже не приехал. Я ездил же с мигалками на машине. Впереди со мной помощники - еще 3 джипа с мигалками. Что там? 27 лет пацану было. Меня несло, блин, как, я не знаю, как Остапа в том фильме. Я на то время уже был депутатом. Такого депутата больше не было в Челябинской области. Мне 27 лет, а за мной - не то, что я просто депутат, меня избиратели избрали, а за мной общественная организация на то время была. Фонд "Терек", который в Чечню ездит. Освобождает ребят из плена. И ехал по трассе - ГАИ с палочками честь отдавали мне. Создаю еще комиссию по борьбе с коррупцией в правоохранительных органах. Я создаю комиссию в законодательном собрании области по борьбе с коррупцией. Они и так на меня смотрят и не знают, за что бы меня зацепить. А тут я еще комиссию по борьбе с коррупцией в правоохранительных органах создаю. У них вообще все перемкнуло. ОМОН меня останавливал - хотели у меня Кабана из машины забрать. Он со мной был. Ну, это мой подельник, получается.

Я им его не отдал. Они начали стрелять. Стреляют в зеркало. Ну, я по газам. Они как давай шмалять с автоматов. Я им его не отдал. Они начали стрелять. Стреляют в зеркало. Ну, я по газам. Они как давай шмалять с автоматов. Потом уже выяснялось - 9 пуль попали в машину. 41 пулю они выпустили. Я еду на телевидение. Там начинаю: создали комитет по борьбе с коррупцией в правоохранительных органах. А они в нас постреляли за это - месть. Ну, этот хайп - сейчас называется. Я начал тогда этот хайп, короче. Вызвали омоновцев, маски им надели тоже на камеру. Вот у нас такая ситуация в городе сложилась. Морозов со своими бандитами нам угрожает, мы боимся. Примите меры. А как раз начали меня депутатом в Госдуму собирать подписи. СМИ сообщили о намерениях Александра Морозова баллотироваться в Государственную Думу. Надо мне ехать в комиссию - подавать... Регистрироваться кандидатом. Ну, мы поехали как раз на встречу в техникум, где я учился. Встретиться с молодежью... Участвуйте в выборах - ну, предвыборная кампания. Подъезжаем - и следом СОБР подъезжает. Давай всех на капот, наручники одевать... Я начал за них впрягаться. Вы что здесь в масках? Тут вам Афган или Чечня? Что, Чечню хотите что ли здесь? В результате, всех ребят забрали. И в ОВД повезли. А я поехал по городу всех собирать к МВД. И человек 500 собралось в течение часа. И они обалдели от такой организованности. У нас в Златоусте. Всех выпускают. Ну, они просто перепугались, что такая масса может в течение часа организованно собраться. Они зашторивают там все - и СОБР колонной по-тихому уезжает. А мы, по идее, в себя поверили. Таким образом. Мы сами себя можем защитить. Вот мы будем следить, чтоб все исполняли закон. Мы... мы власть... Мы власть. Такая организованность - у них все перемкнуло. Они поняли, что в Златоусте создалась такая атмосфера, такая группировка, которая просто неуправляемая. И она влияет на политические процессы в городе. Может влиять. Для властей на то время - они были в панике. Они не знали что делать. И любыми способами пытались провоцировать. Вечером мне позвонили: приезжайте, получите удостоверение кандидата депутата в Госдуму. Не успел доехать до избирательной комиссии - попадаю в кабинет к начальнику милиции города Челябинска, откуда я уже не вышел. Поскольку прокуратура усиленно занимается этим вопросом, думается, что время покажет степень причастности тех или иных депутатов и чиновников к утечке огненной воды и миллиардов. ГАИ останавливает: Александр Иванович, можно разрешение на мигалку? Я: какая мигалка? Какое разрешение? Вы чё? У меня удостоверение! Депутата! И начинаю выезжать. И гаишник, который рядом стоит, я его шоркаю за куртку просто. А они за мной гнаться. Догоняют на светофоре. Перекрывают. Давай меня уговаривать: давайте съездим к начальнику поговорим просто там... Я сажусь: ладно, поехали. За рулем поехал сам к начальнику милиции. Лисняк был. Поднимаюсь туда к нему в кабинет. Лисняк начал на меня наезжать: ты что моих сотрудников давишь? Я ему начал тоже дерзить: кого я давлю нах... Что они лезут ко мне в машину? Он соскакивает, подходит с Исаевым, меня хватают за плечи, за руки. Просто провоцируют на драку. Я им: вы перепутали, я же не бандит, я же депутат. Мы тебе покажем, какой ты депутат. Исаев меня хватает сзади, а Лисняк мне по лицу - бабах! Он с себя рубашку срывает. Галстук срывает - ты отсюда вообще не выйдешь. Ты в присутствии трех полковников начальника милиции ударил. Все они сейчас напишут это. Я понимал, что это просто так не закончится. Ну, меня лишили всего. Меня лишили близких, имущества. Меня лишили всего! Ой, как больно было... Ужас! Представляешь, у тебя движуха постоянная, твой самолет в Испанию из Челябинска каждые 2 недели летает. И тут раз - вакуум. Такой удар - на самом деле нужно иметь достаточно твердость характера, чтобы это перенести. Веру - это мне давало силы. А потом, когда я обрел вот эту идею, начал задумываться ради чего жить. Жить стоит только тем, за что стоит бороться ни на жизнь, а на смерть. За что стоит умереть. За Бога, за веру. За духовную свободу. За честь, за Родину, за семью. Стоит бороться и умереть за свой народ, за национальное достояние, за национальную культуру, за национального вождя. И новые русские поколения должны внять этому критерию с самой колыбели своей. Я когда вот это прочитал, я понял, что все, ради чего я жил раньше, да, у меня было братство, стремление, но я не мог сформулировать правильно. Не мог это рассказать, потому что лучше не скажешь. Если ты не начинаешь думать о вечном, ты просто умрешь, с ума сойдешь, повесишься. Ну, что угодно. Ходили каждый день эти подонки в погонах - просто избивали, истязали, пытали ребят. Просто так для себя начал записывать. Сколько человек вешались. 3-4 человека - это стабильно. Каждый месяц. Просто приходят, включают "Рамштайн" по штрафному изолятору, и тебя начинает просто колотить ... Это паника, просто прививают шизу. Ходишь, успокаиваешься - надо просто выжить. Просто повторяешь: Саша, надо просто выжить. На данный момент - просто выжить. Ничего уже нет. Сейчас просто выжить. Потом начинаешь успокаиваться, мозг начинает работать. А дальше что? Бизнесом занимался, политикой занимался. Ну, всем занимался. Религия. Выбил у них Новый Завет и начал его изучать. Историю развития этой религии. Хотел понять, как было организовано создано такое религиозное движение, которое до настоящего времени развивается. Не может быть просто откуда-то сверху это дано. Просто откуда-то, а не через людей. Были люди, команда, которая объединилась, сорганизовалась, начала проповедовать это движение. Главное - организация. Кто был инициатором этой команды? Кто руководитель? Потому что толпа ничего не может сделать. Кто были эти лидеры? Я начал задумываться. Там говорится об апостолах. 12 апостолов с Христом ходили. Но после того, как его распяли, куда все апостолы делись? Они пошли рыбу ловить. Потому что они были рыбаки. Все закончилось бы, если там не появился апостол Павел. Сами писали Деяния апостолов, сами писали Послания апостолов. Павел. Из 21 послания 14 он написал. Всё! Если они сами это написали, почему нам сейчас не найти друг друга и не организовать такую же религию? Ну, не такую же... Мы от христианства тоже не отказываемся. Корни у нас там. Ну, кто против скажет, что человек, его права и свободы, являются высшей ценностью? Вот кто понимает вот это и готов вместе со мной это распространять - просто распространять. Там - чем хотите дальше заниматься. Но действуйте в соответствии с этим. Распространяйте, исповедуйте - и всё! Это будет называться Братством нашим. Нас все время становится больше - кто начинает понимать, что человек, его права и свободы, являются высшей ценностью. И вот эти убеждения, которые я сейчас исповедую, сформулировал, во-первых, для себя, чтобы не переступать вот этот порог. Раньше у меня этого не было - этого порога не было. Я переступал так вот. Ну, жизнь так вот у меня складывалась. А сейчас эти убеждения я избрал, чтобы самому не переступать этот порог. Чтобы других от этого уберегать. Людям, которые, молодежь особенно, которые горячие головы, если на кого-то я повлияю, своим опытом, мышлением, своей идеей, если уберегу таких людей от этого опасного пути жизненного - хоть один человек с лидерскими качествами, если воспользуется моим опытом, моими словами, моей идеей и не переступит эту черту, не причинит никому боль, страдание, то это будет большое дело.

Ad Х
Ad Х