🏠

Только не со мной: #монолог выжившего после падения с 600 метров

Это текстовая версия YouTube-видео "Только не со мной: #монолог…".

Нажмите на интересующую вас фразу, чтобы открыть видео на этом моменте.

Конечно, все это я помню. Что-то щелкнуло, что-то сломалось, потом начало трясти, потом я понял, что мы падаем. Меня зовут Красовский Иван Иванович. Упал на параплане с высоты 666 метров и остался жив. Ура! Я всегда шучу на эту тему, так философски все говорят: «Ой, тебе повезло, что ты выжил» - я говорю: «Здрасьте "повезло"! Откуда вы знаете, что мне повезло, что я выжил?». Предыстория. Краткая. Дело в том, что я с 2010 года, даже с 2009, я начал заниматься акробатикой на параплане. Человек, который выбирает акробатику, он должен понимать, на что он себя обрекает. Получилось так, что много было таких всяких приключений, то есть я часто падал. В результате этого у меня уже как бы родилась такая хладнокровность. У тебя всегда есть спас-система, ты бросаешь ее, она тебя спасает, ты всегда приземляешься в лес, повисаешь на ветках, лес тебя спасает и все чики-пуки. Поэтому и в тот момент мы еще продолжали лететь. Полкрыла сохранилось, а полкрыла исчезло, потому что оторвался полностью свободный конец. И вот он начинает заворачивать, а любой заворот в параплане – это сразу же снижение, резко клевок вниз и получается спираль такая вот, вращающая спираль вниз. Обычно, когда такое происходило всегда, я сразу же замирал, оглядывался, смотрел на оборудование, что где не так и это меня спасало. В этот момент это было все равно как «черная сторона» в моей душе, то есть она сыграла роль. То есть увидел я этот знак, пренебрег, начал делать акробатику и где-то на 550 метров у меня произошел обрыв. Пытался дернуть запасной парашют, который должен был выстрелить, но он не выстрелил. Укорел от старости. Потом я пытался достать до клеванты – это ручка тормоза, которая управляется влево-вправо. Ну я же профессионал! Я ж там сделал все так удобно для себя. И не подрасчитал, что может быть такая ситуация. Я убрал основную клеванту, повесил маленькую, чтобы она не мешалась в полете, чтобы было удобно. Но вот все эти фишечки профессиональные – они и сыграли вот эту злую…рок этот. Потому что, если бы я не сделал все, что вот я сделал с парапланом, все свои настройки профессиональные вот эти вот для там какой-то скорости, для какого-то удобства, то ничего б не произошло. Я понимал, что я падаю в лес, что как обычно лес меня остановит, затормозит. Плюс – я в железном коконе нахожусь, то есть везде торчат эти алюминиевые железяки, которые смягчают удар об землю. Все должно быть штатно, все должно быть в порядке. Все, я сгруппировался и стал только ждать. Пока я падал, я думал… о корыстных каких-то этих вот делах, что этот аппарат стоит много денег, что вот, блин, его ж чинить надо. И когда я упал, трык - всё. Я не почувствовал ни боли, ничего, все. Я опять такой радостный – ура, все закончилось. Все закончилось, все хорошо. Сейчас по быстренькому встану, соберусь и тихонечко… Я пытался встать – не могу встать. Не могу встать, что-то держит там. Тут люди прибежали. Я говорю: «Помогите там, подтащите». Смотрю, что-то тут ни крови, ничего не было. Смотрю, что-то порвано. Взял, дорываю уже себе кофту и смотрю, что в плече, конкретно в плече кожа сверху поверх бревна. Ну вот рука работает. Видите вот. Битуха такая, ух. Все нормально. Здесь как бы плечо есть, оно есть, а здесь уже нету его. Вот такой шов. - Сколько операций было? - Было две, планировали еще третью операцию, но… Решили не делать. - У вас вообще понятие такое «страх» есть? - Да, конечно! Только дураки не боятся. Естественно есть. Просто он уже такой более профессиональный. Я пытаюсь стать другим и не хочу, чтобы люди вот это видели, вот это вот и думали, что это прикольно. У меня есть такой вот друг, тоже очень светлый человек, но он именно в идол преподносит свою глупость. Где-то там мы с ним до Москвы два дня ехали. То колесо отвалилось, то второе колесо отвалилось. Он по встречке поехал за колесом, ну то есть, обезбашенный человек и он этим гордится. Я считаю, что такую глупость нельзя в идола превращать и выставлять ее напоказ и гордиться этим. - Дети? Есть? - Да, трое. 18 лет старшему, среднему 12 лет и дочке 10 лет. Поэтому, конечно, это плохо – мои эти риски. Все это я осознаю и стараюсь их минимизировать. И вот в данный момент.. я вот после падения того, и вообще в последние годы минимально стараюсь летать. Я не хотел бы, никогда в жизни никому бы не посоветовал заниматься парапланеризмом или чем-то еще экстремальным. Сейчас очень это сильно модно, развито и меня это бесит. Есть такие люди…я всегда вот, когда ко мне кто-то приходит и говорит: «Вот, хочу обучаться на параплане», а я ему все плюсы-минусы объясню, расскажу и всегда стараюсь его отговорить. Ну если он упертый, я вижу, и что вот ему надо, вот по-любому он. Я уже знаю, как к нему подойти, потому что я сам такой был. Не наступай на мои грабли. И надо так сделать, чтобы он не разбился. Просто риск должен быть оправданным. Я даже считаю, что на машине человек не должен просто так ездить. То есть вот если точно, 100% надо на ней поехать, на этой машине, только тогда ты на ней должен ехать пристегнувшись, и 1000 раз посмотреть налево-направо там и все остальное сделать, чтобы было все в порядке. И говорить – ай, меня пронесет, ай, этого со мной никогда такого не случится… Всегда надо быть начеку, всегда может что-то произойти. И неизвестно, когда настанет тот час. Вот у тебя уже было 9 жизней, ты уже ну…такой расслабился, как я, и допустил ошибку. Ты выигрываешь в казино раз 1000 долларов, два, три, а на 10-ый раз ты приносишь 100.000 долларов и проигрываешь их. Потому что это все так в жизни, это так мир устроен. То есть никогда нельзя пренебрегать правилами природы. Я хочу, чтобы мой опыт показывал, что нельзя быть безалаберным, надо быть ответственным человеком. Если что-то случилось уже, то не надо депрессировать. Это не поможет, горю слезами не поможешь. То есть, надо сделать вывод, что произошло. Надо трезво понять, что был не прав, исправить в себе это и спокойно идти дальше, жить и не повторять стараться этой ошибки. Ну, вот это вот детище мое, это где можно встретить тишину, отдохнуть, попариться в бане. Один домик построился, вторая юрта построилась. Почему бы и нет – приглашать туристов поплюхаться в бассейне. Медведи тут иногда тоже плавают. Надеюсь, она мне палец не откусит. Она, когда сюда приехала, работнику фалагну откусила сразу. Жужечка, на девочка моя, на, девочка. Вот молодец! Хорошая девочка. Сколько разрешено раз косячить по жизни, мы не знаем. Но, мне как бы вот тоже… это выпал шанс еще один. Как бы легко отделался, можно сказать. Мне еще дали шанс.

Ad Х
Ad Х