🏠

Тридцать лет без людей: #Монолог отшельника о мечтах и реальности

Это текстовая версия YouTube-видео "Тридцать лет без людей: #Монолог…".

Нажмите на интересующую вас фразу, чтобы открыть видео на этом моменте.

- Спасибо. Я-то его не пью. - Что там у нас? - Вот это вам печенье. - …мы поехали на базар в Идовицу поросят продавать. - Что с воза упало – то пропало. Все, все, одну только, хватит, хватит. И сидит ждет: "Еще дайте". Да? Зовут меня Бойков Юрий Константинович, 48-ого года рождения. Вот тут 30 лет потихонечку колупаюсь. Ну да, отшельником. Везем на дачу. Зашли на рынок, тетка одна там в деревне говорит: «Вот, тёлочку, может, возьмешь на котлеты?». Ну, давай. Посмотрели-посмотрели, на котлеты-то жалко. Не-не. Вырастили коровку. А коровка удачная попалась, такая хорошая, давала три ведра молока. А с нее и пошло, и пошло, и пошло и поехало. И город забыли, и все забыли, и так и пошло. Земля моя, всё моё, тут всё есть, а построиться я не имею право. А почему я не имею право? Потому что не дали эту бумажку вшивую. Начинают просто. Дают землю. Ты в совет пришел. Да нет, кто там даст? Никто не даст, конечно. У меня там было пять коров тогда. Ну, пишу "Москва, Кремль. Горбачеву." Не проходит неделя – с Витебска две «Волги» приезжают черных. «Что вы хотели? Землю?». - Я говорю: «Да, у меня вот пять коров, некуда ни ходить, нигде тут даже и пастиститься негде». «Нет проблем. Вот выбирайте три участка». Ну, я и говорю: "Давай подальше от людей, чтобы не мешать никому." Потому что время такое было тяжелое, все завидуют, то, другое, третье. Ну, мне, конечно, там немножко надавали по ушам, землей «покормили» первое время. Ну, в деревне, да. Земли захотел – ну «покормили» меня. Ну, конечно! Ну так, немножко. Ну как?! Ну так, не особо так ногами по башке настучали. Немножко. Денек полежал. Встал. Нормально. Так мы, значит, взяли тележку, два килограмма муки взяли, гвоздей ржавых и молоток. Ну и коров пять, коров своих и погнали сюда. Ну, за ночь мы дошли оттуда. Ну да, своим ходом. Под куст легли. Пленки было у меня два метра, накрылись. Ночью переспали. Ну, так и пошло с этого. Я и супруга. Помощь большая, не надо ходить туда-сюда, сюда-туда. А это все уже. Давно уже сгнило все. Остальные все ушли уже гулять. Вы опоздали. Зайки мои пошли по лесу - по лесу - по лесу. И пошли, и пошли. Я на цепь поставил. Не бойся, не бойся. Они боятся очень - пугливые, чужих людей. Ну да, я конечно. Я ж начал скотик там делать на 50 голов. А потом, знаешь что… Хотел, видишь тут, пруд сделать надо. Красиво было бы, да?! Такой пруд тут. Но опять же все заморозили. Опять: «Статуса нет». Вот. Все и упирается в статус. А раз статуса нет – я не имею права ничего ни строить, ни делать. Как так? 30 лет фермер живет… был, фермером. И не могу ничего поставить. Чудо какое-то! Нет, ну и с ним! - Как рыбалка здесь? - Ой, я не любитель, мало рыбы совсем. Беднеет-беднеет, потому что климат меняется, все меняется. И население. Раньше же не приезжали городские столько много, понимаешь ты? А сейчас то, моторка за моторкой, туда-сюда, сюда-туда. Ну куда? Ну, конечно. Ну как одиночество? За работой некуда, понимаешь, думать об одиночестве или обо что. Работаю с утра до ночи, так работа. Шевелишься потихонечку. Это тепличка небольшая. Люблю помидорчики садить, все остальное. Бабка пропалывать любит. Вот подвезу я на машине, вот она там потом колупается день ползает. И я люблю. Козлов, наверное, штук 20. А маленьких уже, наверное, за 30 будет уже. Ну, курочек, наверное, 60-70 примерно. Гусей, 8 гусей. Уток десяток. Уйди, ты не мешай! Надоел. Игры у них такие. Блин, невозможно. Ну, давай кофейку может грохнем? Сейчас вода закипит, попьете кофе с дорожки. Здесь я сплю, а здесь бабка. Пятый канал, Питер смотрим. Ну бывает, что вот Звезда интересна. Я вот смотрю, фермер сделал дорогу, показывают по российскому телевизору. Он дорогу сделал. Трактор у него тонул. На своей же земле сделал дорогу, приподнял ее. Сделал дорогу – так ему штраф дали 90 тысяч. За то, что разрешения не спросил, сам сделал дорогу. Хотел здесь домик поставить на этом месте. Но опять же - статуса нет. Опять. Да мне-то особо-то не хотелось бы. Предлагали тут вроде. Не знаю, чего-то приезжали: «В Минск не хотите?». Я не знаю. Мне не хочется. Бабка, правда, старая уже стала. Может, и поехал бы, если б дали бы что. А так нет. Ну, чем хорошо? Тишина. У нас свое мясо. Вот вы пойдете в магазин, ну что там покупаете? Там одна химия кругом сейчас. Травить себя, а. А я без лекарств прожил, видишь, сколько лет – 70 с копейками. Дочка приезжает постоянно, помогает. Ну как она, как время бывает – раза два в неделю, бывает и чаще, а бывает и реже. А кроме дочки мы не знаем так никого. Ну с Москвы приезжает человек, забирает у меня яички, то, другое, тертье тоже. Приехала эта миллионерша, миллиардерша: «Юра, что тебе надо?». Я говорю: "Тракторишко бы надо какое-то." - Ну на тебе, пожалуйста. Спасибо, молодец. Хорошая баба. Волки нет, сейчас нет волков. Раньше было, в 90-ых годах много. Ты знаешь, это как осень придет, где-то в августе у меня овцу забирает одну. Она как дань какая-то, оброк платил я. «Одну овцу заберу». Все, больше не брал, все. Пройдет, провоет, провоет и пошли на Россию, туда. Тут егерь был. Так у него...егерь-то их стрелял. У него воровали коз там. А я не трогаю. У меня значит... Ну, как сказать гармония? Стараемся не нарушать потихонечку, знаешь так. Живем, лишнего не берем. Что надо – так, по мелочи соберем. Где-то упало дерево, где сучки брали. А сами стараемся это не нарушать ничего. Леса-леса, как свое все, понимаешь? Пошел, ну, сломался - сломался. Раз – спичку зажег, костер разжег и переспал. Какие проблемы то, да? Почему мы шевелимся? Потому что как только кинул что-то делать, шевелиться, дальше приходят уже и болезни. Ванька уже и пол перестелил. Все хорошо. Все хорошо, но под старость надо домик. А домик сделать - надо статус. Чиновники должны бумажку вшивую эту подписать. А видишь, а им завидно. Как это человек тут будет жить?! Понимаешь ты? "А что, - говорят: - все равно помрешь и х.. с тобой". Да? - Все. Удачи! - Удачи вам тоже!

Ad Х
Ad Х