🏠

Как в кино: #монолог выжившей в тонущей машине

Это текстовая версия YouTube-видео "Как в кино: #монолог выжившей…".

Нажмите на интересующую вас фразу, чтобы открыть видео на этом моменте.

Но сначала все хорошо, очень комфортно. Ты едешь, включил музыку, кайфуешь. Не думаешь, что за поворотом тебя ждет какое-то испытание. Был такой страх: как это остановить? Когда видишь, что машина вылетела с обрыва. И она летит, и ты видишь, что это озеро, и это лед... Хруст. Ты понимаешь, что ты под водой. Уже наполовину, и вода заполняет быстро. Почему же так быстро? Как же так!? Вода становилась такой теплой, как парное молоко. Просто не чувствовала холода. Сомнений нет, то есть это последние минуты моей жизни. Здравствуйте, меня зовут Анна. 3 года назад со мной произошла страшная история, которую можно увидеть только в кино. Я попала на своем собственном автомобиле под лед вот этого озера. Но в кино появляется супермен, спасает, целует. Ну, все не так. Это было 3 года назад, 2017 год, последний день осени. Я ехала с командировки, колесо попало в ямку на обочине, и меня закрутило, затрехтело, и я вылетела с обочины в озеро, под лед. Ну, машина стала быстро тонуть, а у меня было такое: "Как так? Неужели это все?". Расчет мой был очень прост - Местность была нелюдная, с одной стороны поле, с другой стороны озеро. И я понимала, что даже если кто-то будет проезжать, вряд ли кто-то увидит машину, которая уже под водой, подо льдом. У меня были отбиты пальцы, я очень сильно ударяла кулаками, пыталась стекло разбить, что-нибудь, какими-то средствами, но у меня ничего под рукой не оказалось. Вообще все заблокировано. Ты находишься в куске металла, которая тонет с такой быстротой, что ты просто понимаешь, что это все, ну все. Сомнений вообще никаких нет - смерть. И ты не ожидала вот так вот. Смирение какое-то было, вот что, как будто видишь себя со стороны... И время такое было, словно как, знаете, как майский мед, такой вот, такое тягучее, казалось, что оно... и одновременно вот просто одна секунда. Я не знаю, как это объяснить. Как-то очень какое-то странное ощущение времени. Машина тонет очень быстро, а эта минута-две или сколько там оно, как вечность. Я могла о многом подумать: о ребенке, о родителях, о друзьях, о своей жизни. Это не то, что ты там размышляешь в одной секунде. Оно как-то так раз и все, как комета, ты не понимаешь, как это происходит. И вот такое ощущение, что замирает все и ты видишь эту воду, и она такая изумрудная, красивая, как будто с веснушками. Я смотрела на поля, мне хотелось это вобрать, вот хотелось вот: «Ну как же так? Вот больше никогда не увижу это, никогда не... не увижу этого неба, не похожу по этой земле». И хотелось это запомнить, очень хотелось запомнить, как это все. И больше всего о сыне я думала. И причем, у меня такое было: «Как же ему скажу, что произошло? Как я ему расскажу? Как я могла, это как такое предательство». Мне казалось, Вы знаете, вот такое ощущение было, что я умру и вот я как-то ему должна буду объяснить, хотя меня уже здесь вот не будет, что меня нет. И объяснить ему, вот, ситуацию. Ну, вы представляете, позвонить сыну и сказать, что «Прощай. Мы с тобой никогда не увидимся». Это очень тяжело. Ни маме, ни папе тоже невозможно такое сказать. И если быть уже до конца честной, вот здесь уже просто честной, перед собой, то мне не хотелось тратить ни секунды на набор телефона, поиск. Как я уже и сказала, мне хотелось пожить вот так-то вот... напитаться жизнью в последние минуты. Я вспоминаю редко эти моменты, но во снах бывает такое, что у меня просто кошмары какие-то такие. Именно последняя минута и когда я понимала, что я не выберусь, хотелось, чтоб меня быстро нашли, ну что бы я там не лежала до весны, чтоб быстро меня нашли. Я в последний момент приняла решение, когда уже воды было вот столько и рука вот так вот, я позвонила именно тому человеку, к которому приезжала на встречу, последний, просто набираю и говорю: «Я от Вас выехала и попала в озеро, я подо льдом. Не ищите вот так долго я вам объясню, где я нахожусь, и вы уже спасти меня не сможете». Потому что, когда попадает автомобиль под воду, уже нет шансов открыть, то есть пока не стабилизирует давление. Ну, это такие вот моменты, которые мне потом рассказывали, что нужно человеку как-то попытаться убрать панику и допустить, чтобы вода набралась и стабилизировалось давление, и тогда попытаться открыть дверь. Но и то не факт, что она откроется. Потому что я помню только то, как я позвонила Александру и ощущение будто бы вот какая-то свобода. Я поворачиваю голову, но это не факт, что это было, то есть я поворачиваю голову, мне кажется, что вот дверь открывается и я на свободе. Я хватаю сумку и оказываюсь на берегу. Это все, что я помню. Я вообще была похожа на жену водяного, все в сосульках, все вот... Я когда выходила на дорогу, я махала руками активно. Благодарность была вот просто в голове, благодарность, что я жива. Благодарность Всевышнему, людям, которые подоспели на помощь. Тот же самый Александр, которому я позвонила, он приехал первый. Такой момент, как будто бы тебе дали шанс, вот какой-то подарок, самый большой подарок в моей жизни. На этом месте, там по-моему, как мне рассказывали, полтора метра ила... (голос вдалеке) - Анечка, привет! - Это не ваш знакомый? - Анечка, привет! - А, здравствуйте! - Как дела? - Хорошо. Это человек, который меня спас. Вот один из... А можно я с Вами поздороваюсь? Это человек, который прибыл на место происшествия. - Привет, привет, привет. - Вот человек, да, вот я рассказываю как... - Я так и понял. Вот 3 года назад мы сотрудничали, ехала от нас, тут не очень удачный поворот, ну и вот звонит моему коллеге, не мне звонит, моему коллеге о том, что она в воде. Мы сразу не поняли, в какой воде, в каком озере она. Потом коллега говорит: «Слушай, надо ехать за ней». Ну, мы взяли приехали вдвоем. Я не помню, честно говоря, это было 3 года назад, я не помню, я видел ее большие, а у нее и так большие глаза, а тут были огромные просто, такие испуганные глаза. Вот. И она смотрела на эту машину, не понимала. Я честно говоря, не очень понимаю, как она оттуда выбралась, смогла выбраться из этой машины. Вот здесь еще кусты были, я помню, потому что из-за кустов видимости никакой, да, что вот машина навстречу может идти. Вот сюда я попала передним колесом. А дальше вот я ехала, меня вот так вот крутило, как я ехала и вот, наверно, смотрите, я не знаю, что это. Вот по такому принципу я въехала. Видите, колея такая от машины. Просто вот так же я въезжала. Вот клянусь, это место, потому что вот именно на этом месте я была. Через 2 дня мне позвонил начальник ГАИ, он мне сказал, что автомобиль достали, немного было приспущено стекло, говорит, с вашей стороны, но совсем немного. То есть, делали экспертизу, как выбрались - не понятно. Для меня это до сих пор загадка, мне бы хотелось, конечно, когда-нибудь разгадать как, но пусть это будет чудо какое-то такое. И я вот, я помню, как я карабкалась сюда и оттуда ехала машина. - Ну, это я виновник того, что тебе дали штрафу. Потому что я позвонил в МЧС, сказали: «Если в машине есть человек еще, то они приедут... - Ах, это были Вы?! - ...если человека нету, то надо звонить в милицию». Я позвонил в милицию, вот и поэтому штраф тебе дали из-за меня. - А мне еще и штраф дали. За что? - Ну, ДТП это считается. Это считается ДТП, поэтому... - То есть, я сижу плачу, да, и приходят говорят: «Вам штраф». Я такая: «Как штраф? За что?! За то, что дороги плохие у вас? За что штраф?». - Было такое дело. - Ну, вот сейчас это вспоминается с улыбкой, да, но... тогда было не смешно. - То есть можно сказать, что это один из самых страшных моментов жизни и одновременно один из самых счастливых, когда Вы выбрались? - О да! Это да. Как новое рождение. Первое время, где-то месяца 2, такое ощущение, что я парила, вот такое было ощущение легкости. Вот эта энергия,она еще сопровождала меня какое-то время. Казалось, что я могу... все. Это полная трансформация человека. Как можно не ценить, вот, когда тебе дают подарок? Вот жизнь. Вот она твоя жизнь. Ну, а что я могу дать людям? У меня пришло вот: «Что я могу дать?». Смысл жизни это в том, чтобы дарить людям добро и служить им. Я думаю, чем я могу послужить? Ну и у меня... я начала писать. Я еще, кстати, писать начала сразу после аварии. У меня как будто бы через... через руку, вот, через синервацию вот эту, то есть, я начала это все списывать, сбрасывать стресс. Дни и ночи у меня была страшная бессонница, я не могла уснуть, и ночью я просыпалась, я тоже писала. И как только я его дописала до конца, у меня вот первый раз я, наверное, выспалась вот так хорошо. Этот текст был с двойным дном, как раз-таки про снег, который... Когда мы идем по снегу, мы оставляем следы, так и человек, он должен прожить так, чтоб оставить за собой некий след. И даже если он уйдет, растает и исчезнет в недрах земли, все равно мы рано или поздно открываем окно и видим, что идет снег. И уже спустя год, я написала сейчас вот книги, это «Колыбельная стихии детям на ночь». Вот. Как ни странно, это тоже для того, чтоб ребенок заснул. Просто видишь, как много любви вокруг тебя. Ценность близких людей, она многократно как-то усиливается в душе, в сердце, то есть такое... Значит, я чем-то еще здесь пригожусь, кому-нибудь. Ну вот, хотя бы у моего сына есть мама. Это же не мало. Правда?

Ad Х
Ad Х