🏠

Воровство с банковских карт. Откровения бывшего киберпреступника | ТОК

Это текстовая версия YouTube-видео "Воровство с банковских карт. Откровения…".

Нажмите на интересующую вас фразу, чтобы открыть видео на этом моменте.

Русские чаще крадут. Крадут много и хорошо. И поэтому они на слуху. 50-100 тысяч долларов я зарабатывал налегке. И при этом я работал, может, часа 2-3 в день. Я было уже, я был постарше чуть, мне был 21 год. За все время, получается, за первое уголовное дело и за второе, я заработал 1,2 миллиона долларов. Большинство денег, которые у меня были, и у моих там коллег, они были спущены на красивую жизнь. То есть это рестораны, какие-то поездки на острова. Проститутки, автомобили — такие атрибуты роскошной жизни. Но у меня был один старый клиент. Мы думали, что это наш клиент. Моя банда думала. А это оказался специальный агент секретной службы США. Бывший киберпреступник, наверно, из топовых, родом из Беларуси. Сейчас почти пять в Москве уже живу. И занимаюсь легальным бизнесом. Я уже не помню, в каком году это началось. Я 83-го года, и это началось где-то, когда мне было 14 лет. То есть, наверно, 97-й. И попал я туда случайно. В школе я занимался какой-то совершенно легальной коммерческой деятельностью. Продавал, перепродавал доступ в интернет. Ну и продавал, а также покупал какие-то кровссовки "Пума", Что-то еще, совершенно легальная деятельность. А потом случайно на доске объявлений компьютерной газеты, где там все это продавали-покупали, я увидел, что кто-то продает кредитки, номера чужих взломанных карточек. И кто-то опять же из моих знакомых попросил для него приобрести это. Я ему приобрел, все, он там что-то не рассчитался. И, таким образом, у меня совершенно случайно остался пул этих кредиток, не знаю. Может, штук 500 их было. И они стоили в то время достаточно дешево. Ритейл-цена в интернете была около доллара за номер одной украденной карты. И я понял, что можно, в принципе, эту кредитку где-то вбить, в какой-то интернет-магазин, западный желательно. И просто чужой кредиткой рассчитаться за какой-то товар. Выслав его на адрес, ну, не свой, понятное дело, потому что уже понимешь что занимаешься не совсем законным делом. А на адрес дропа так называемого. Дропы — это у нас были люди из числа дальних знакомых, просто какие-то пьяницы. То есть подставные лица. Поэтому, если какое-то разбирательство будет, милиция-полиция придет к нему, и там концов невозможно будет найти. И вот на таких дропов я заказывал товар в западных интернет-магазинах. И вот это направление кардинга, оно называлось вещевым кардингом. Найти дропов труда не составляло, потому что на него приходит посылка за несколько тысяч долларов, а это 90-е. Там на 100 долларов семья могла жить, питаться по продуктам месяц. И мы платили по долларов 10–15 за то, что они пойдут на таможню или на почту сходят, заберут посылку. Последствий для них, в принципе, никогда не возникало. Потому что западные магазины — они списывали это на убытки. А что касается сообществ, в то время уже начинали появляться крупные кардерские форумы. Сначала все знали друг друга. Потому что где-то случайно знакомились в очередях на таможне. И все понимали, кто чем занимается. Что мутит. А потом появились кардерские форумы. Первый был в СНГ русскоязычный форум Carder.org. Потом появился CarderPlanet, такой уже всемирно известный. И мы тусовались на этих форумах. Причем там была такая атмосфера. Там было, может быть, 3-4 тысячи человек на пике. То есть это достаточно немного. И все друг друга знали, помогали. Не боялись тогда встречаться лично в офлайне. Нередки были случаи, когда мы с собратьями по криминальному ремеслу — кардерами, хакерами — где-то встречались. В разных странах. Отдыхали вместе, отпуски проводили. И в основном вся торговля запрещенными материалами и просто поиск лиц и услуг, подельников, оно сводилось к кардерским форумам. Но доставали всю инфу, конечно, хакеры. Но хакеры, они плохие продажники. То есть они взломают какую-то базу данных с кредитками, например, с банковскими счетами, с ebay-аккаунтами. Они не знают, куда это деть. А моя деятельность заключалась в том, что я, в принципе, понимал, где что взять и как это превратить в деньги. То есть кому-то продать или самому какую-то схему выстроить. Как вывести деньги с этих счетов, карточек. Но карточки — это было одно из направлений, которым я занимался. Я ими занимался вообще очень непродолжительное время. Потому что были более прибыльные схемы. Примерно в 2002 году я познакомился с тем, что называют дампы. Дамп — это по сути номер карточки, ну и все сопутствующие цифры, которые зашиты на магнитной полосе пластиковой карты. Имея дамп, ты можешь фактически склонировать реальную физическую пластиковую карточку. И пойти в магазин что-то купить. Тогда не было такого ограничения, как у нас сейчас в России есть, что свыше тысячи рублей, ну или трех тысяч по новым правилам, от тебя обязательно требуют ввод пин-кода. Раньше такого не было, и ты мог просто с клонированной этой карточкой, пойти и снять что-то, 15, 20, 50 тысяч долларов — сколько удастся транзакцию провести. Просто дамп стоил достаточно дорого. Если это карточка — полдоллара–доллар, то дамп — уже 10, 50, 100 долларов, в зависимости от страны, банка, от типа карточки. А обычные карты доставали, взламывая какой-то интернет-магазин.

Там не знаю, секс-шоп взломали, достали с него базу клиентов и карточек. Дампы было доставать сложнее, но они тоже взламывались через интернет. Но взламывались отельные сети, например. Там не знаю, секс-шоп взломали, достали с него базу клиентов и карточек. Дампы было доставать сложнее, но они тоже взламывались через интернет. Но взламывались отельные сети, например. Одна из жертв наших — это Walmart был. Конкретно американский. Самая крупная сеть магазинов. Потому что они пренебрегали постоянно этими правилами безопасности. Они должны в терминалах установить какие-то сложные пароли. Банковские сотрудники, которые устанавливают им терминалы, серверы, процессинговые серверы, они пренебрегали правилами безопасности, ставили дефолтные пароли. И очень легко было взломать всю сеть пост-терминалов. И забрать у них хранящиеся дампы. Сейчас это сложнее. И взламывали, и доставали все это в основном русские хакеры. Когда я познакомился с дампами, была схема такая. Ты даешь карточки, клонируешь их сам. Причем там были такие курьезные моменты часто! Вот кассир, например, по правилам даже сейчас: ты ему даешь карту, если без пин-кода, к примеру, он может посмотреть на ней фамилию-имя. Оно на чеке отбивается, твое фамилия-имя. И они должны совпадать. То есть цифры на чеке и на самой поверхности карты тоже должны совпадать. А мы записывали, болванки нет с магнитной полосой, ну на что записать — записываешь или на просроченную какую-то карточку, на бэушную, или вообще на дисконтную карту «Магнита», «Пятерки» берешь, с магнитной полосой. Лишь бы записал, и все. И один раз только в жизни я не смог купить в каком-то бутике какую-то шмотку дорогущую. Сказали: «Что вы даете какую-то дисконтную карту, даже не Visa вообще?» А так они вообще пренебрегали полностью. Я же говорю, мы рассчитывались дампами, записанными просто на дисконтные карты. У меня были в основном менеджерские функции. И одной из схем это было просто взять дропов таких, нормальных, подготовленных лиц. Мужчин, чаще всего. Которые идут в магазин, им создается имидж определенный. Презентабельный внешний вид. И они скупают там какие-то часы, золото. И вот такой парень ходит заряженный по шопам, по ювелиркам и скупает просто товар. Это одна из схем была. Они же отправлялись за границу, вот в такие целые туры. Их обеспечивали документами, билетами. Они ехали в какую-нибудь Финляндию и покупали там, скупали по поддельным картам все что угодно. Ты не можешь проверить, какую сумму там сняли. Естественно, они там и для себя покупали. Но, как я уже говорил, иногда их арестовывали. Это было выгодно. Тогда же я занялся именно торговлей этими дампами. Потому что базы данных, которые попадали к хакерам и ко мне впоследствии в руки, они были огромные просто. У меня по одному из моих уголовных дел проходит, по-моему, около 300 миллионов, ну точно больше 200 миллионов вот этих дампов, да? И невозможно, давая группам своих людей, невозможно их все отработать. Потому что в любой базе данных часть карточек, она каждый месяц умирает по сроку действия. Они просто заканчиваются. И поэтому мы смекнули быстро, я и другие торговцы, что нужно их просто продавать по 50-100 долларов оптом. И все. И таким образом мы зарабатывали гораздо больше, в разы больше. И тогда на меня вышли китайцы. Достаточно взрослые. Возраста как моя мама. Они скупали дампы. И, в свою очередь, поставляли нам офигенного качества болванки, чтобы записывать эти дампы. То есть полные дубликаты, копии Visa, Mastercard. Они были пустые. То есть, это карточка Visa, допустим, с микрошрифтом, с голограммой высокого качества, которая ногтем не отдирается. И что нам оставалось сделать, это при помощи нехитрого устройства, оно энкодер называлось, ну просто такая штука с прорезью, ты просто прогоняешь карточку через нее, как через магнитофон, просто магнитится эта пластиковая полоса. Вот он стоил в мое время тысячу долларов. Сейчас они по 200 долларов продаются. Это совершенно легальное оборудование. Потому что любой ресторан записывает свои дисконтные карты на точно таком же оборудовании. Я продавал дампы. Потом продавал полностью готовые карточки. Естественно, я еще тогда начал продавать документы, потому что людям нужно было для шопинга, особенно на большие суммы, документы. Я продавал — у меня были болгары. В Болгарии такой центр. Они очень хорошо по документам двигаются до сих пор. Вот болгары продавали мне комплект, например, из немецкого паспорта, потом Auswies, такая внутренняя ID-карточка. Загран и права вот по 150 евро они мне продавали. Я продавал их по полторы тысячи долларов. Ну, сами можете представить, какие доходы. То есть в 10 раз дороже ты продаешь. И еще была схема одна с дампами — это редко попадались, но были регулярно дампы с пин-кодами. То есть, по правилам, пин-код хранится в тех же магазинах, которые мы взламывали, хранится и пин-код. Но в зашифрованном виде. Но нам не раз удавалось дешифровать ти хеши пин-кодов. И тогда уже дампы были с пином, и это была самая верхушка такая киберпреступной моей деятельности. Потому что ничего не составляет труда —пошел сам в банкомат, снял. Или отправил сотню людей, они поснимали эти деньги прямо из банкоматов.

Но такие дампы никто не продавал, естественно. Потому что кто будет продавать 100 долларов за 50 долларов? Поэтому мы отрабатывали их, естественно, сами. Вот именно тогда, когда уже я торговал документами, Но такие дампы никто не продавал, естественно. Потому что кто будет продавать 100 долларов за 50 долларов? Поэтому мы отрабатывали их, естественно, сами. Вот именно тогда, когда уже я торговал документами, всякими болванками для подделки и прочее, вот 50-100 тысяч долларов я зарабатывал налегке. И при этом я работал, может, часа 2-3 в день. Ну мне было уже, я был постарше чуть, мне был 21 год. Первый раз я попал в засвет правоохранительных органов, это когда мои дропы, которые ходили с поддельными карточками по Минску — опять же мы нарушили такое правило, что в своем городе не работать, в своей стране, в своем городе — они просто по Минску, где я жил, ходили и скупали что-то в магазинах, водку какую-то ящиками. они просто по Минску, где я жил, ходили и скупали что-то в магазинах, водку какую-то ящиками. Прямо в инкассаторский микроавтобус грузили. У нас был товарищ один из банка, и мы все это забирали. Когда ты выходишь в реальный мир, ты сталкиваешься с уже отработанными милицейскими технологиями. Это свидетели опять же. Видеокамеры везде. И все. И таким образом ты попадаешь в засвет. И мои эти дропы, они попали туда. И меня посадили первый раз, это в 21 год было. То есть это был, если кто-то спрашивает, какой был самый большой удар у тебя за все время, это был удар, когда мне попросили 3,5 года., я рассчитывал на следующий день услышать цифру, ну пусть три и месяц. А получил пять. Вот это очень сильный удар был. Но пять мне дали, потом еще год докинули. И в итоге вот шесть лет. По амнистии сняли год. И вот из шести лет я фактически 2,5 отсидел и освободился. Мне нужно было отсидеть половину срока до замены наказания более мягким. С лишения свободы на ограничение свободы. В России нет такого, но в Белоруссии до сих пор есть так называемое понятие «химия». Это раньше называлось такое — стройки народного хозяйства. Когда ты живешь в мужском общежитии, образно, с осужденными. И внизу сидит милиционер. На вертушке. И ты выходишь через него только на работу. Утром-вечером приходишь в баню. Ну там в магазин отойти. Вот это химия. И мне, получается, с зоны, с колонии заменили с половины срока, заменили на эту химию. Причем я не был в комендатуре, меня на домашнюю химию. Ну, аналог такой домашнего ареста. С 11 вечера до 6 утра ты должен дома находиться. И в выходные. Я просидел там небольшое какое-то время еще. И потом мне по УДО все списали. Ну, благо, были деньги на это все — решать... Сидеть в тюрьме - все-таки дорогое удовольствие. Машину конфисковали за 50 тысяч долларов. Ну, в принципе, больше ничего не конфисковали. Но потому что откуда они знают, где деньги? А заработал я, ну, на тот момент, когда меня первый раз посадили, наверно, тысяч 600-700 долларов, может. Но я погулял, получается, полтора года. И снова меня посадили. Уже дали мне 10 лет. А посадили почему? Я после освобождения практически старой криминальной деятельностью не занимался. Какие-то легальные дела начинал, благо тамкаких-то заначек хватало. Но у меня был один старый клиент. Мы думали, что это наш клиент., моя банда думала. А это оказался специальный агент секретной службы США. И четыре года он был со мной рядом. Покупал постоянно эти дампы пачками, платил всегда вовремя. Присылал всякие подарки. Звал встретиться, провести отпуск за его счет в каких-то других странах. Но у меня постоянно встречи с ним и поездки как-то срывались. И потом я узнаю, когда меня второй раз принимают, что это был секретный агент. И меня по сути посадили за то, что я ему продал по старой памяти несколько десятков или тысяч этих дампов, я уж не помню, сколько их было. И вот из этих 10 лет я сидел, получается, практически 7 лет. Две амнистии за это время было. Но это уже была жесть. Я за срок был в двух зонах. В двух исправительных колониях, если официально. И я был как в самой лучшей зоне в стране, в Белоруссии, где были мобилы, не было режима, так и в практически самой худшей. ИК-13 такая в Глубоком. И вот где-то на 6-й год, наверно, я уже чувствовал, что схожу с ума. Я даже не знаю, с чем это связано. Может, с длительной такой изоляцией от общества. В этой зоне не было телефонов. И ты мог позвонить домой раз в месяц. Причем тоже звонить — это не то, что тебе мобилу дали и звони. Cидит начальник отряда твоего, все слышит, что ты говоришь. Могут подслушать. Ну, некомфортно. И что-то меня так поднакрывало. Я ходил по локалке. Это возле барака такой изолированный участок с забором. Ходил там, напевал какие-то четыре западные песни. У меня любимые были. Ну, как-то ходил, музыка меня спасла, можно сказать. Отвлекался. А то реально думал, что вообще не выгребу. Ну, и все, в принципе, отсидел семь лет. Это уже было жестко на самом деле. Потому что первый срок 2,5 — это такое ребячество. Еще когда 21 год, как приключение воспринимаешь. А здесь уже ближе к 30 — 7 лет там... Это сумасшествие и… Почти семь, да, я отсидел. И освободился. Полгода еще был на химии. Именно такой уже, в комендатуре.

Внизу легавый сидит. Ты выходишь на работу, на завод На завод ходишь. Знаете, это такой подневольный труд. Я 12 дней всего там отработал, у меня Внизу легавый сидит. Ты выходишь на работу, на завод На завод ходишь. Знаете, это такой подневольный труд. Я 12 дней всего там отработал, у меня были сбиты руки в кровь. Там все это мокро, грязно. Как черт вообще. И понимаешь что, ну его на фиг такой криминал. Если не поймали — да, все класс. Ты на коне., но... Порой ловят. И ловят — не то, что меня там. где-то я накосячил с собственной безопасностью, с анонимностью. Ловят и самых, казалось бы, неуловимых хакеров мира, как этот Вова Дринкман. Cейчас 12 лет в США сидит. Уже скоро освободится. Вот он топ один вообще. Я видел его — он у меня в Минске жил. И мы так встречались не раз. Он из Коми, из Сыктывкара. Вот сейчас он в Америке досиживает 12-летний срок. Его выследили, узнали его истинную фамилию очень давно. Но не могли арестовать. А тут он выехал в Голландию — такой прикольный случай. Просто сфоткался. У них в Амстердаме есть такой памятник I Love Amsterdam. Белые буквы большие. Он сфоткался где-то. Его подельник в Instagram или куда выложил, и все. И американские копы, которые их давно сдеанонили, поняли, что они в Амстердаме. И от этой фотки до ареста, может быть, полтора-два часа прошло. Пробили все отели, где дорогие, да, они будут в пяти звездах, однозначно, останавливаться. В трехзвездочный не пойдут. Ну и по имени и фамилии вычислили, через полтора часа — арестовали. Вот так действуют американцы. Вот есть показательный случай — Роман Селезнев такой. Русский хакер, достаточно талантливый. Я с ним много работал. У него был никнейм Псих и другие, но мы его знаем как Психа. Он продавал дампы тоже, доставал. Вот у него папа — депутат от ЛДПР до сих пор. И он получил в США 27 лет. Хотя мог бы 5-10 получить. Он просто решил, что против него нет никаких доказательств и пошел на трайл. Это суд присяжных у них там. Когда тебя арестовали в другой стране, вот его на Мальдивах арестовали, выдали в США, ну там есть доказательства. И есть, безусловно, доказательства, но он решил, что он выскочит. И в итоге получил 27 лет. До многих не могут дотянуться, например, в России, потому что российские правоохранительные органы по запросу американцев ничего не будут делать. Таких случаев миллионы. Практически никогда, в 90 % случаев ничего не делают. Максимум, когда копам придет на тебя уголовное дело из США, они будут крышевать тебя. Но сажать тебя, российского гражданина, они тут за это не будут. Я никогда не встречал киберпреступников, вот это важный момент, из благополучных стран. Таких типа Швейцарии, Японии, из очень богатых стран, из Нидерландов, к примеру. Наверное, они есть, вот в Великобритании бывают. В Германии бывают. Но по сравнению с СНГ их почти нет. А вот из таких стран супербогатых, Швейцария, Люксембург, вообще никогда не встречал. И я связываю это, если копнуть чуть глубже, с тем, что у нас такой низкий уровень благосостояния. Низкий уровень. Родители часто или пьют, или не могут детям ничего дать. Остатки какие-то советской школы еще сохранились, плюс 90-е, хлынули компьютеры, техника современная в Россию, в Беларусь, вообще в СНГ. Ну, и мы поэтому как-то так и развивались. А социальных лифтов нет. Невозможно взять какой-то кредит — это и сейчас же большая проблема. Возможно, не попадись мне на глаза эти карточки когда-то, я бы какой-то стартап в интернете пилил. Но у нас это все архисложно, невозможно получить длинные деньги, финансирование. Нет стартап-инкубаторов каких-то, систем отбора талантливой молодежи. Я не хочу принижать технический скилл каких-то программистов из Германии, к примеру, Великобритании или США. Он там достаточно не низкий, потому что они имеют достаточно средств, чтобы привлекать лучших. Если не у себя воспитывают, то со всего мира. Просто русские чаще крадут. Крадут много и хорошо. И поэтому они на слуху. А в процентном соотношении я не думаю, что русские самые выдающиеся. Просто они чаще всего светились в новостях. Большинство денег, которые у меня были, и у моих коллег, они были спущены на красивую жизнь. То есть это рестораны, какие-то поездки на острова, проститутки, автомобили — вот такие атрибуты роскошной жизни. Потому что со стороны слушать, вроде как 1,2 миллиона там за решеткой, часто слышишь: «Ой, дал бы мне кто там 50-100 тысяч долларов, я бы 10 лет отсидел». Да, ну ни фига. Для меня это, например, не деньги. Почему как бы? Вроде, сумма большая, но разделив на количество лет, что мне пришлось за это отсидеть, мы получаем 120 тысяч долларов в год всего. Я легально сейчас зарабатываю гораздо больше. И не боюсь, что меня посадят. В общем, я приехал в Москву практически сразу же после освобождения. Буквально через несколько дней. Сколько у меня? 30 тысяч долларов в кармане было. Ну, вот фактически все деньги, которые мне удалось сберечь. Ну, что-то было где-то куплено, какое-то имущество там в разных странах. Об этом не будем. И если мы возьмем такой топ-пять, наверно, угроз, существующих сегодня, они актуальны в этом году, будут актуальны и в следующем. Это вирусы-шифровальщики, безусловно.

То есть когда ты кликаешь не по той ссылке, открываешь не тот присланный тебе по электронной почте файл, даже если тебе кажется, что тебе доверенный какой-то То есть когда ты кликаешь не по той ссылке, открываешь не тот присланный тебе по электронной почте файл, даже если тебе кажется, что тебе доверенный какой-то контрагент прислал, там твой родственник, не знаю. Фирма, с которой ты каждый день ведешь дела. Можно ж подделать просто. И ты кликаешь какой-то зараженный файл. И у тебя блокируется нафиг твой компьютер. А если мы говорим о корпорациях, у тебя блокируется полсети, или вся сеть бухгалтерии. И бекапы блокируются. И фактически ты остаешься без всего. И у тебя потом просто за расшифровку этого требуют выкуп в биткоинах, который зависит от того, кого они блокнули. Мошенничество на досках объявлений типа «Авито», OLX — на Украине, Kufar —в Белоруссии, когда просто продают какой-то товар и переводят разговор, стараются в мессенджер, в WhatsApp перевести. И кидают тебе, например, ссылку на поддельную авито-доставку. Ты вроде как рассчитываешься, но эта фишинговая ссылка ведет на поддельный сайт. Там просто списывают деньги и сумму товара. И могут еще пять раз по таким суммам списать. Так же, кстати, опасно сообщать кому-то номер карточки своей. Не имея срока действия карты, его можно достаточно легко подобрать. CVV не нужен. Срок действия? Тот же Сбер выдает карты, как правило, на два года. То есть с 24-й попытки, имея номер только карты, они подберут, узнают правильный срок действия карты. И снимут у тебя деньги без СVV, без SMS, без срока действия даже. Поэтому переводите по системе быстрых платежей По номеру телефона переводите. Также большой угрозой является фишинг, фишинговые сайты, когда делают сайт, похожий на сайт Сбера или Яндекс-денег, еще чего-то, какого-то сайта по приему коммунальных платежей или системы перевода денег типа Paysend, образно. Делают похожий сайт, paysend.com, например. Система перевода денег. Они делают paysend.net. Ну, что ты там знаешь? Ты знаешь этот Paysend, ты им пользуешься. А .com там или .net было — ты уже не помнишь. И ты просто переводишь, вводишь эту эсэмэску. Но деньги уходят не по назначению. И очень часто такие сайты, мошеннические, их протаскивают через рекламу в Яндекс Директ. И в Google, в контекстную рекламу. Четвертое — это шантаж всякого рода. Особенно он идет из ВК. ВК — схема такая — это больше на социальную инженерию все рассчитано. Когда взламывают, к примеру... Вот не далее, как минуту назад, написал мне компаньон — говорит взломали его аккаунт «Вконтакте» и просили денег. Ну, подбирают пароли к твоиму аккаунтам. Особенно, если простые, легкие пароли. Или взломали хакеры какой-то, например, вот, кстати, тоже бич основной, вот именно для людей такой лайфхак — не ставьте один пароль, один и тот же, на все свои ящики, на все свои соцсети, на свои аккаунты на каких-то форумах: женских, детских, автомобильных, любых. Потому что взламывается один какой-нибудь форум с плохой защитой, достается твой пароль. И потом начинают специальными автоматизированными прогами прогонять этот пароль на твой контакт, на все твои соцсети. Это вишинг, по-моему, называется. Как фишинг в предыдущем примере, только вишинг. От имени знакомых у тебя априори социальное доверие больше. Если я тебе, незнакомец, напишу, ты ничего не отправишь, но, если тебе твоя сестра напишет, ты быстрее отправишь гораздо. Может, ты не додумаешься даже проверить, она просит, не она, вот. Это используется социальная инженерия, плюс сейчас это новое уже достаточно нововведение, может, полгода ему максимум, они отрисовывают специальными ботами, специальные сервисы есть в интернете. Они отрисовывают номер карты, и я тебе скидываю не просто номер карты цифрами, а я тебе как будто фото карты скидываю, понимаешь, там будет номер какой-нибудь с карты на моего дропа, но будет написано моё имя и фамилия. Ты, видя такую карту, в принципе, не сомневаешься, что это твоя сестра просит. Номер карты ты не знаешь, конечно же, но ты видишь тут имя и фамилия твоей сестры, ты переводишь. Это всё социальная инженерия. Чаще всего это идёт из Контакта. Шантаж тоже из Контакта. Там много схем, в основном всё связано с интимным шантажом всяким, Ну когда разводят там на виртуальный секс и там потом шантажируют изображением половых органов и вообще. Или просто даже есть такое мошенничество: ты вот общаешься с анонимного аккаунта, ну, просто флиртуешь с какой-то тёлкой, якобы хочешь познакомиться там с девушкой. А это мошенник обычный, и он пробивает твой реальный аккаунт по ряду каких-то моментов, понимает, что ты женат, допустим, и он говорит: «Вот твой фейковый аккаунт, вот я нашёл твой реальный аккаунт, вот у меня все скрины переписки и вот сейчас это улетит твоей жене». И всё. Даже на таких примитивных схемах. ну, люди платят, люди реально платят, и на таких даже примитивных схемах вот эти шантажисты делают по четыреста-пятьсот тысяч рублей в месяц, налегке. В Telegram тоже очень много мошенничества. Dos-атаки — это просто распределённая нагрузка на твой сервер, на твой хостинг например, в этом нет ничего сложного, потому что dos-атаку на простенький сайт можно совершить, не знаю, я зажал клавишу f5 в браузере — обновление, да — и постоянно обращаюсь к адресу, у тебя, например, там vasya.com, к примеру, я постоянно на твой сайт посылаю кучу запросов. Вот, это простой пример dos-атаки. А когда таких компов, как у меня, будут сотни и тысячи, твой сервак просто, твой хостинг, особенно если это какой-то за пару долларов хостинг, он не выдержит и упадёт, зависнет. Ну, и в целом, резюмируя, можно сказать, что есть такие относительно легкие специальности. Например, мне освоить программирование в моем возрасте, мне почти 38, ну, нецелесообразно и неинтересно, и нереально на уровне какого-нибудь хакера, которому сейчас там 12 лет. А вот html-код, то есть верстать какие-то сайты в интернете там, это вполне доступно и старикам, и девушкам, и кому угодно. И это всегда может приносить несколько тысяч долларов в месяц. Поэтому если ваших познаний, например, именно в программировании, не хватает, то вполне, вот учите html-код, делайте сайты какие-то. Зарабатывайте легально, потому что это и перспективнее, и спокойнее. Вот после второго уже — длительный этот тюремный срок, жесткие тюрьмы эти, колонии — книги правильные, которые попались мне на глаза — вот это все меня уже заставило серьезно задуматься. Ну, плюс возраст. Естественно, уже семья там, дети скоро будут. И плюс... я понимаю, что... у меня потенциал больше.

Ad Х
Ad Х