🏠

Секреты подводников: внутри стратегической атомной подлодки | ТОК

Это текстовая версия YouTube-видео "Секреты подводников: внутри стратегической атомной…".

Нажмите на интересующую вас фразу, чтобы открыть видео на этом моменте.

-Меня зовут Антон Масленников. Я командир 2-го экипажа атомного подводного крейсера с баллистическими ракетами "Карелия". Класс этой лодки - ракетная подводная лодка стратегического назначения. Наличие ракет обуславливает ее название как стратегическая. Ракеты межконтинентальной дальности. Периодически лодка производит практические пуски этими ракетами. Если говорить о размерах, то длина корабля порядка 165-и метров, высота порядка 20-и, водоизмещение - порядка 18-и тысяч тонн. Если сравнивать в размерах, то да, это больше 5-этажного дома, в котором находятся 137 человек экипажа. Предельная глубина, на которую погружается подводная лодка данного проекта - это 400 метров. Можно и глубже. Предназначение корабля - это нанесение ударов баллистическими ракетами по наземным объектам противника. Таких ракет на борту 16. Когда применяется ракетное оружие? Применяется оно по приказу Верховного главнокомандующего - президента Российской федерации. -Как вы узнаете, что есть эта санкция? -Ну, вопрос такой, околосекретный. Но скажу, что будет получен приказ на применение, и есть определенные признаки его достоверности, которые проверяет командир. В противном случае старта не будет. Поднять перископ! Мы находимся в боевой рубке. Отсюда командир руководит всплытием подводной лодки из подводного положения на перископную глубину и дальше в надводное положение. Я осматриваю горизонт, после чего производятся доклады. Горизонт и воздух чист. Боцман, всплывай! После чего корабль всплывает. Однажды мы всплыли в приполюсном районе и некоторое время стояли во льдах. К нам пришли белые медведи. И, видимо, им очень понравилась наша антенна связи. И один из медведей начал ее очень усердно грызть. Пришлось немножко его пугнуть. Задействовать ракетницу. Это не сразу подействовало. И мы начали подавать сигналы фоном, сиреной. И только после этого он испугался и убежал за торосы, которые находились рядом. Очень серьезные прокусы, но антенна осталась в строю. В правилах хорошего тона подводникам немножко подкормить медведей. Подкинуть им или мяса, или несколько банок сгущенного молока. Причем вскрывают они ее одномоментно. Своими лапами. Видели и моржей, и дельфинов, и косаток - причем как в надводном положении, так и в подводном - через телевизионные комплексы. Можно замерить на экране размер косатки или кита и восстановить его реальный размер. И эти размеры иногда впечатляют. Порядка 30-40 метров. Сейчас мы находимся в одном из ракетных отсеков нашего корабля. Вы можете наблюдать здесь ракетные шахты, в которых находятся ракеты. Вот такими звездами обозначаются старты ракет, которые выполняли экипажи в разные годы. Внутри звездочки указана дата, год, иногда время выполнения залпа. Вот звезда в ознаменование ракетного пуска, который производил наш экипаж. Вот в этих контейнерах находятся те самые ракеты. Я бы не сказал, что замкнутое пространство на меня каким-то образом давит. Хотя многим морякам первые походы даются тяжело. Но у меня таких походов 7. -Длительных? -Длительных, да. Самый длительный поход был 76 суток. Есть, конечно, и психологическая разгрузка. Существует определенная программа, которую организует мой заместитель. Ну, занятия спортом в активной фазе, в принципе, не рекомендуются, поскольку специфический состав воздуха, замкнутое пространство. Но тем не менее, определенную физическую форму поддерживать возможно. -Как обходятся без интима подводники? -Трудно. Трудно. Но справляемся. Но в основном, спорт. -Так нельзя же спорт, не рекомендуется. -Ну, в небольших количествах. Позволяет справиться со скапливаемым напряжением. В этом и особенность подводной службы, что рядовой подводник не знает, насколько уйдет его корабль в поход. Подводники не сообщают своим родным и близким, на сколько они идут в поход. И в принципе, они и не должны знать. -Внимание центральному посту, прибыл командир! -Сейчас мы находимся в центральном посту подводного крейсера. Это мозговой центр корабля, с которого я во главе расчета произвожу управление кораблем при нахождении в подводном положении. Например, отсюда происходит управление подводной лодкой - как по курсу, так и по глубине. Здесь рабочее место командира электромеханической боевой части, откуда он задает хода корабля. Здесь находится мое рабочее место. В основном это средства связи. Я принимаю отсюда доклады и отдаю необходимые распоряжения. Начиная от безопасного расхождения с целями и заканчивая применением основного оружия, которое находится на борту. Боевая тревога! Ракетная атака! -Глубина полсотни метров, крен ноль ... -Давление в системе гидравлики в норме ... -Есть нормальные условия старта. -Товарищ командир, есть нормальные условия. -Три, два, один, старт! -Есть старт ракеты! -Все, что обнаруживает подводная лодка, и является целью. Цель № 1, цель № 2 ... Атаковать эти цели, естественно, никто не собирается. Но принято условное наименование, что это цель. После обнаружения ей присваивается номер и производится расчет маневрирования для расхождения с ней. Ну, причем люди на этой цели не представляют, конечно, что рядом находится подводная лодка, и кто-то с ней расходится. Мы сейчас с вами в торпедном отсеке.

в котором расположено торпедное оружие корабля. Основным оружием является ракетное оружие, но подводная лодка, корабль способен поражать в котором расположено торпедное оружие корабля. Основным оружием является ракетное оружие, но подводная лодка, корабль способен поражать как подводные лодки, так и надводные корабли противника. Всего на борту 12 торпед. Взрывчатое вещество, которым оснащена торпеда, позволяет силой взрыва разломить надводный корабль пополам. Сейчас мы находимся в реакторном отсеке. В нем располагаются 2 ядерных реактора мощностью по 90 мегаватт каждый. Расположены они в носовой и кормовой аппаратных выгородках. Сейчас они закрыты. Доступ туда воспрещен. В море личный состав обслуживает и осматривают эти отсеки. В том числе с использованием телевизионных камер, которые располагаются внутри этих аппаратных выгородок. Не часто сюда допускаются журналисты и экскурсионные группы, поэтому сейчас есть возможность посмотреть именно отсеки, где представлена вся энергетика корабля. Это турбинные отсеки, энергетические отсеки, где энергия реактора превращается в лошадиные силы турбин. Мы находимся в 8-м энергетическом отсеке. -Тесновато. -Уже потеснее. В нижнем помещении находится турбина. на которую поступает пар от паропроизводительной установки. Энергия турбины вращает гребные валы, которые непосредственно приводят в движение сам корабль. Также здесь находятся автономные турбогенераторы, которые снабжают электроэнергией весь корабль, когда установка введена в действие. С радиацией все хорошо. Уровень радиационного фона, он абсолютно нормален, а иногда ниже, чем в окружающей среде. Обусловлен физической защитой, которая предусмотрена конструкторами. Все подводники, находясь на корабле, носят специальную одежду, которая маркируется знаком РБ. РБ значит радиационная безопасность. Корабль зонирован на зоны радиационной безопасности. В случае аварии также могут назначаться зоны строгого режима, опасные участки. За пределы зоны радиационной безопасности выход в этой одежде запрещен. Соответственно, в случае аварии радиационной эта одежда снимается, подводник в случае облучения проходит дезактивацию. Одежда эта установленным порядком уничтожается. Самое страшное на подводной лодке - это пожар. Вся опасность в том, что пространство замкнутое. Воздух высокого давления, который при поступлении в отсек усиливает горение до максимальных пределов. Основная задача - это всплытие в надводное положение. Условия иногда складываются таким образом, что всплыть нельзя. Может находиться лед над головой. Либо большое количество целей. Тогда уже по условиям обстановки командир принимает решение о борьбе за живучесть в подводном положении. Железное правило подводника - никто не имеет права самостоятельно покидать аварийный отсек. Всегда в отсеке есть кто-то, кто является старшим. И кто возглавит борьбу за живучесть в первоначальный момент. Это правило, которое написано кровью я бы сказал. Потому что человек, который выбежит из отсека, он допустит загазовывание смежного отсека, распространение вредных примесей - гари и угарного газа, поэтому да, никто не имеет права покинуть аварийный отсек. -Если пожар в торпедном отсеке, это все? -Возможны случаи пожара в торпедном отсеке, но он не означает гибель корабля. Аварийная торпеда может быть отстрелена. Либо дан огнегаситель в отсек. -Теоретически она может взорваться? -Да, она может взорваться. Естественно, есть определенные правила обращения, чтобы подобных ситуаций взрывов не было. Сейчас мы находимся над спасательным люком первого отсека. На поверхности корпуса находится комингс-площадка - металлическое кольцо, к которому возможна подстыковка спасательного колокола аварийно-спасательных сил. Пристыковывается трап, и личный состав переходит в спасательный колокол. После чего люк закрывается, колокол отстыковывается и всплывает на поверхность. Эти манипуляции можно производить многократно. В корабельном уставе записано: командир покидает корабль последним. А если это правило будет нарушено, то командира могут посадить в тюрьму. Но и покидать он корабль должен тогда, когда все средства для борьбы за живучесть исчерпаны. И на корабле уже опасно находиться. Знаете, сразу чувство страха, оно, я бы сказал, не приходит. Только потом может быть какое-то осознание, что могло случиться. Чуть не случилось или случилось. Но сначала выполняются действия. Ну, а потом уже есть время испугаться и обмыслить, что случилось. -Бывали у вас такие случаи пожара на борту? -Не бывали. -Среди подводников, я так понимаю, нет курящих людей? -Вообще сейчас я бы отметил тенденцию, что мы все следим за своим здоровьем. Но тем не менее, на борту есть курилка. Но она выполнена с соблюдением требований безопасности. Это небольшое герметичное помещение, где 2-3 человека могут разместиться. Свои окурки они помещают в урну, наполненную водой. Многие бросают курить на время похода. И после возвращения только начинают заново свою пагубную привычку, а кто-то к ней не возвращается. Каюта личного состава. Здесь располагаются матросы. Несколько компактней, чем офицеры. Находится 6 спальных мест. Одновременно здесь 6 человек не находятся. Кто-то находится на вахте, кто-то в отдыхающей смене. Не сказал бы, что личный состав здесь друг другу надоедает. Здесь находится душевая и сауна, рассчитанная на 3-4-х человек. Используется, как правило, в длительных походах. Вот здесь сауна находится. Тесновато, но очень уютно. Когда подводная лодка погружается, запас воздуха, он полностью искусственный. На корабле есть установка, которая забортную воду расщепляет на кислород и водород. Кислород раздается на отсек. Также есть система, которая предусматривает установки, которые поглощают углекислый газ. Выполняются постоянно замеры, за этим следит начальник медицинской службы и начальник службы РХБЗ. За процентным содержанием кислорода, чтобы оно было в пределах установленных норм. На корабле небольшой запас пресной воды. Около 30-и тонн. Имеются испарители, которые забортную воду морскую превращают в пресную. Самое, наверное, неприятное в службе подводника - неизвестность. То есть ты не знаешь, что происходит у тебя дома. Информация, которая поступает на корабль по каналам связи, она носит служебный характер. Предназначена в основном командиру. Есть и приятные вести, которые приходят с берега. Как правило, если у кого-то рождается ребенок, об этом сообщают с берега. Я сам был в походе, когда у меня родился старший сын. Пригласил командир в центральный пост и поздравил с рождением сына. -Судьба ему, наверно, тоже быть подводником? Нет, не хотите? -Родился он в день командира корабля - 8 октября. Может быть. Мы в кают-компании. Место общего стола офицеров. Проведение собраний, занятий. Место для сплочения, выработки единых взглядов. В общем, культурный центр офицеров корабля. Предусмотрена команда снабжения, которая непосредственно занимается приготовлением пищи для всего экипажа. Причем я отмечу, что готовят на весь экипаж в прямом смысле слова. То есть я ем то же самое, что ест вся команда. Отдельно что-то для кого-то никто не готовит. В экипаже отмечают, что наши коки готовят не хуже, чем дома. Но в этом тоже искусство кока - приготовить так, чтобы в походе не надоедала еда. Наиболее распространенный ритуал - это ритуал посвящения в подводники. Кто в первый раз выходит в море, в обязательном порядке выпивает определенное количество забортной воды. Из плафона - освещения. Вот из такого плафона выпивает забортную воду подводник, впервые выходящий в море. То есть порядка 500-т миллиграммов. -Конечно, это надо суметь. -Вы знаете, это иногда полезно. Мы в 10-м отсеке. Вы чувствуете небольшую прохладу. Потому что мы уже находимся полностью под водой. -То есть все, подводная лодка закончилась? -Да, мы в последнем отсеке. -А здесь один человек несет вахту? -В море да, здесь один человек. -Скучно, наверно, здесь, конечно ... -Ну, для скуки нет времени, потому что любой отсек надо раз в полчаса в базе и в море осматривать. Причем осматривать его в конкретных точках. Вот на это и уходит практически вся вахта. -А вы с закрытыми глазами можете лодку обойти, как вы думаете? -Могу. Да, может случиться война. Мы к этому тоже готовимся. Отрабатываем и выходы в торпедную и в ракетную атаку. Проводим тренировки по борьбе за живучесть. В принципе, готовимся к основным предназначениям. Моряком я мечтал стать с детства. После школы поступил в Балтийский военно-морской институт в Калининграде. Закончил факультет радиосвязи. После чего был направлен для прохождения службы в город Москву. Это назначение не устроило меня, потому что я хотел все-таки продолжить службу в качестве моряка-подводника. Хотелось морской романтики. Ну и здесь несколько другие условия - пронизывающий ветер. В такую погоду приходится выходить и в море, и подолгу находиться на мостике. Волны порой такие, что накрывает мостик и личный состав, который там находится. Как правило, на глубине лодку не качает. Если шторм очень сильный, лодку может выбросить на поверхность. Даже так. Но такое случается редко. И задача командира, искусство рулевого удержать, удерживать корабль на заданной глубине. Это боевой корабль, которым необходимо управлять каждую минуту. Всегда оцениваешь маршрут, которым идет корабль. Наблюдаешь вместе с вахтенным офицером за горизонтом - нет ли целей противника. Такого состояния благодушия, я бы сказал, нет. Это работа. Ну, и где-то в глубине души, конечно же, романтика.

Ad Х
Ad Х