🏠

Вожак стаи волков: #монолог о том, как жить с дикими зверями

Это текстовая версия YouTube-видео "Вожак стаи волков: #монолог о…".

Нажмите на интересующую вас фразу, чтобы открыть видео на этом моменте.

Воют в лунную ночь, потому что тогда, скорей всего, тихо, нету ветра и далеко слышат. А просто на луну, это, конечно, глупость. Первые волки появились, наверное, в 2004 году для съемок фильма документального. Волки – это же не собаки. Ими как-то надо манипулировать. Давать им мясо в кармане - становится как-то хоть возможно. Потому что тут хождение с волками - это не очень хорошо. Твой новый человек, как бы, ну это потенциальный член группы, рано или поздно, если там на самотек пустить, всю эту беготню, то они, как бы, будут пытаться познакомиться и понять, какой статус этот новый человек может потенциально занять в группе. Т.е. какими по очереди они будут мясо кушать. Так, грубо говоря. Ну если да, если ты сможешь его , в ответ завалить и дать ему хорошенько понять, то в следующий раз он будет подходить с поджатым хвостом. Зовут Шамович Дмитрий. Мы с Настей работаем с сегодняшними волками. Мы вдвоем можем управляться. И мы, как бы... Альфа…альфа-пара. И они, конечно, вынуждены слушаться. Для них человек – это вполне существо подходящее, с которым можно группу организовать. Всегда есть иерархия. Есть доминирующие особи, есть подчиненные. И это связано в значительной степени с регуляцией размножения. Даже если есть половозрелые особи в стае, альфа-пара не позволяет, скажет так, ну и пытается не позволить всем размножаться. Поскольку, питаются они все-таки мясом и животными и на всех просто не хватит еды для пропитания. Поэтому эта четкая структура. А в группе они вынуждены жить, потому что, в первую очередь, в холодный сезон они охотятся на крупного зверя, которого в одиночку сложно добыть, того же лося. И они отлично все это понимают. И мы у них, так сказать, высшие ступени находим и тут вопросов нет. Они играются, лижутся. Если мы куда-то пойдем с Настей в лес, то они никогда не останутся, даже если будет здесь лежать гора мяса. Они напихаются сколько будет можно, пока мы еще где-то видны. Потом все равно пойдут. Связь есть. Ходим, Настя ходит одна, т.е. где-то их выгулять вдоль речки. 2 километра туда, 2 обратно. Ничего страшного в этом нету. Ситуация следующая. У нас охота на волка, она открыта повсеместно практически. Есть буквально несколько территорий природоохранных. Есть трофейные у него качества, есть какой-то интерес, наверное, в процессе самой охоты. Элементарно воспринимается как конкурент, поскольку он там кушает оленей и лосей. Хотя с другой стороны, понятно, что траву волк есть не будет. Есть еще один момент – финансовый в охоте на волка. Охотничьи хозяйства многие они платят премию. за добытого волка. То есть. охотник заинтересован материально. Я думаю, от 50 до 500 долларов. Это, конечно, не правильно. Нету никакого у нас другого вида охотничьих животных практически на которых такая ненаметированная охота на вот такого размера животное. Как-то так. Мы, я имею в виду люди, которые ратуют за сохранение волка. Кто-то опубликовал, что волк там кого-то съел или, я не знаю, кого-то напугал, то мы стараемся выехать на место. Из всех опубликованных, таких вот кричащих публикаций по волку, там реальных проблем однозначно меньше половины. Я сейчас не вспомню. Может там процентов 20 или 30, где хотя бы реально волк присутствовал. Связанные во многом с бродячими собаками. Они абсолютно вменяемые животные. Шанс увидеть вот так, без каких-то предварительных подготовок, волка даже в Беларуси, он небольшой. Поэтому не надо зацикливаться в голове, что вы пошли в лес и вас там волк съест. Не в наших реалиях. Абсолютно нет у них задачи прийти и покусать человека. Они пришли за едой и, в первую очередь, за собаками и за кроликами какими-нибудь или курями. Или на помойках поковыряться. Может быть, после войны когда-то были какие-то возможные проблемы. Но опять-таки они по большей части исходили, во-первых, что было гибридов много с собаками, которые... И эти гибриды, у них совершенно другая линия поведения. Меньше боятся людей, они более наглые, т.е. тогда, реально, наверное, могу допустить, были проблемы. И плюс было много погибших людей, которые ну просто... так сказать, возникло какое-то поколение волка, которое знало, что их можно съесть. А сейчас наши волки, они человека боятся, как огня. Бояться волка дикого в Беларуси... К нам, знаете, ездят люди, чтобы его увидеть и сфотографировать. Если вы увидели волка, радуйтесь! Потому что не каждый его видел.

Ad Х
Ad Х