🏠

Родился девочкой, но начал превращаться в мальчика: #монолог интерсекс-человека

Это текстовая версия YouTube-видео "Родился девочкой, но начал превращаться…".

Нажмите на интересующую вас фразу, чтобы открыть видео на этом моменте.

Когда я родился, в роддоме меня записали как девочку. Так получилось, что в 13 лет я превратился в мужчину. У меня сломался голос, начали расти усы, и, наверное, это было первым звоночком, чтобы понять, что со мной что-то не так. Привет! Меня зовут Антон. Я интерсекс-человек и интерсекс-активист. У меня есть интерсекс-вариация. Называется «овотэстис». Физиологический я немного отличаюсь от большинства людей. Как бы это правильно сказать... То есть в моем организме вместо привычного женского набора, в брюшной полости было не опустившиеся яичко с одной стороны и канатный тяж с другой стороны. Ну, ткань, которая не сформировалась ни в какую гонаду. У меня не было матки, несмотря на то, что внешние половые органы, они, в принципе, были похожи на женские. В подростковом возрасте это яичко начало выделять мужские половые гормоны, и поэтому я сформировался по мужскому типу. Это одна из секс-вариации. Не самая часто встречающаяся. Но, наверное, как по мне, одна из самых очевидных. То есть вариации, которые совсем неочевидны или вполне не очевидны. Человек может вообще не знать до взрослого возраста, что он интерсекс, выглядеть как обычная девочка, как обычный мальчик. Интерсекс - это человек, чья биология и физиология отличается от типично мужской или типично женской. Когда иногда объясняешь по-простому, то говоришь "гермафродит", но это неправильно. Биологически человек, млекопитающее не может быть гермафродитом. Не может быть две репродуктивные системы у одного организма. И интерсекс это не всегда такое четкое смешение. То есть люди путают, они думают, что это наполовину девочка, наполовину мальчик. Нет. То есть это может быть девочка без матки или мужчина с еще одной Х-хромосомой. Это тоже все интерсекс-вариации. Их много, их более 40. И по статистике около двух процентов людей являются интерсекс людьми. Да, может быть, даже вы являетесь интерсекс человеком. Доподлинно узнать невозможно до того, как вы не сделаете, допустим, тест на креатип. И в принципе, интерсекс-люди были всегда, всю историю человечества. Многие интерсекс-люди себя относят к женщинам или к мужчинам. Сейчас я не считаю себя мужчиной и не считаю себя женщиной. Я говорю о себе, что я человек. Это прекрасно. В принципе, интерсекс-люди - это доказательство того, что пол, физиологический пол, это не совсем два, а это много, то есть это спектр. Я жил на Урале в маленьком закрытом городе. Все-таки маленький город, периферия, соответственно, не было никаких других вариантов: ты либо мальчик, либо девочка. Третьего не дано. Ну, там ни третьего, ни ничего не дано больше. Первое что произошло, это опустился голос. Я помню, что вот я ходил на уроки, и одна учительница меня позвала: "Что у тебя происходит? Почему у тебя такой низкий голос?". Я сам это как-то случайно заметил, что я стал брать низкие ноты. Ну, короче, не стал я женщиной. Хотя вот я в детстве думал... Я же смотрел на взрослых девочек, и думал, что вот я когда-то стану взрослой девочкой, буду выглядеть примерно так. Вот не повезло, не фартануло. Дети, дети-сверстники реагировали нормально, хорошо. Ну, дети, в принципе, на все проще реагируют. Потому что им важнее, какой ты человек, какой ты друг, как ты к ним относишься, чем ты увлекаешься, какой твой любимый цвет, я не знаю, как ты хорошо играешь в футбол. Это важнее, чем все остальное. И когда у меня произошел этот переходный период, в принципе, мои друзья и сверстники, они особо не удивились. Они такие, типа норм, так и должно быть, наверное. А взрослые люди, эти взрослые люди, люди с советским воспитанием, конечно, они на реагировали максимально отрицательно на это. Я даже сейчас не могу себе объяснить, ну почему взрослый человек, так вот мог вот зашельмить ребенка за то, что он сам даже не виноват в этом, что это происходит. Я помню, что я выходил на перемене в туалет, я зашёл в женский туалет, меня, когда поймала училка и начала меня отчитывать: "Что ты делаешь женском туалете?". А когда я ходил в мужской туалет, меня ловила училка, которая меня знает, и издевалась надо мной, что я хожу в мужской туалет. Такая фигня! Ты никак не можешь на это повлиять. Я помню учительницу в школе, которая, ребята называли меня Антон, и она, даже, наказывала их за это, то есть говорила: "Ни в коем случае не называйте его Антоном!". Типа, какой он Антон? Это девочка. Вот и все. Я не знаю, надо ли? Мня звали Арина. Здорово! Отношения в семье были очень тяжелыми, очень тяжелыми! Очень тяжелыми, потому что вот именно со стороны родителей не было поддержки. Это такой важный момент для подростка, для ребенка, когда с ним что-то такое происходит, когда с ним взрослый человек рядом, который может подсказать, подставить плечо и сказать, что я с тобой ты не один. А его не было. Не было. Просто они как бы это не приняли. Были одни упреки. Упреки были почему, я считаю, потому что эти люди, они были очень сильно зациклены на том, ну, как «Горе от ума», что будет говорить княгиня Марья Алексеевна. Им было очень важно, что об этом думают другие люди. Они очень были зациклены вот в этом плане на том, как о них подумают остальные люди, что там скажут. Просто если бы у меня был ребенок, мне бы было все равно, что там говорит кто вообще.

Это мой ребенок, я должен его поддерживать, мне должно быть пофиг на остальных людей. Типа, да, он такой. И что?! Я должен его защищать. А было как бы такое чувство, как будто от меня защищают всех остальных. Это мой ребенок, я должен его поддерживать, мне должно быть пофиг на остальных людей. Типа, да, он такой. И что?! Я должен его защищать. А было как бы такое чувство, как будто от меня защищают всех остальных. Меня отдали мои родственники в монастырь, к Отцу Сергию, чтобы он излечил меня от бесов. То есть вместо того, чтобы отдать меня врачам, отдали в православную среду, думая о том, что если помолиться, все пройдет. Мне так и говорили, что вот ты будешь молиться и будешь нормальной девочкой. С точки зрения религии все по-разному это смотрят. И, допустим, иудаизм, принимает эти особенности. И даже мусульмане принимают эти особенности, и даже нормально к этому относятся, что это так происходит. А почему-то в христианстве ничего такого нет. Мне помог монастырь в осознании каких-то моих отношений с религией, с верой. Да. А в половом признаке нет. Он меня еще больше запутал, потому что мне же все вокруг внушали, что я неправильно, что я не такой, что я какой-то урод короче. Я не понимал, что от меня требуют, кем меня хотят видеть. Я же не мог стать девочкой и не мог стать женщиной в одночасье. Это от меня не зависело. И опять же, я не мог стать мужчиной. Типа человек никак не в ответе за то, что он родился таким. Это же как любая характеристика, как цвет глаз. Типа, блин, как фигово, у тебя голубые глаза, срочно сделай карие глаза. Ты же не можешь на это повлиять. Я был в монастыре чуть меньше двух лет. Я не ушел, меня забрали оттуда. У меня были бабушка с дедушкой, чудесные совершенно, которые меня поддерживали. Сейчас, к счастью, общество полояльнее к этому относится. Уже до людей стало что-то доходить. В принципе, молодое поколение, дети, которые "сидят" в Tik-Tok, они уже супер лояльно к этому относятся. Им вообще нет разницы, кто ты там, девочка мальчик, еще кто-то. Им вообще пофиг. Типа ты личность - все. Это круто! Я очень рад, что такое поколение подрастает, потому что в моем детстве было совсем иначе. У меня были женские документы и мужская внешность. Любое мое обращение к органам, куда-то, где требуется мой документ, это обязательно трагедия. Это обязательно объяснение на целый час. Пока я объясню, что, блин, вы понимаете, вот я родился девочкой. Это сложно, для людей это непонятно. И я как бы имею право их поменять. Мне подсказали, что так проще и легче жить. Что тебя не будут останавливать, если просто будет написано «муж». Ок. Нет каких-то отдельных законов, которые предусматривают смену гендерного маркера в паспорте для интерсекс-людей. Им необходимо просто изменить эти данные. А для государственных нас нет просто. Вот я помню, что вот написали в Госдуму, и нам дали ответ, что таких же людей мало, 2-3 человека. Что, мы ради них будем какие-то законы писать? Зачем? Пусть они там сами разбираются. Сложность заключалась в том, что я должен был получить справку о том, что я трансгендер. У меня должна была быть комиссия, которая решала, что я трансгендер, что я хочу сменить пол. Хотя я не трансгендер и не хочу сменить пол. То есть он сам поменялся, ребята. Опять-таки, люди в маленьком городе, я менял документы, никто не понимал, что происходит. Я пришел, они такие... Я в итоге через суд менял документы. То есть судья там стояла такая типа: "Что происходит?". Мы были с ней вдвоем. Она задавала, естественно, мне вот эти все глупые вопросы. Типа, как ты писаешь, а как ты какаешь, с кем ты там спишь. Ну, вот из серии, да. Она же спросила у меня: "А вдруг вы завтра передумаете. Вот вы хотите поменять документы на мужские, а завтра скажете, что вы женщина, и скажете - поменяйте мне обратно". Блин, ну, вы поменяете? Вот я сменил документы, у меня начались проблемы со здоровьем, у меня начала идти кровь. Я пришел, я думал, что вот у меня там начались месячные возможно. Мне сказали: "У вас не может быть месячных, у вас нет матки". У меня яичко было в брюшной полости. И считается, почему яички обычно снаружи, у них должна быть немножко другая температура. То есть температура внутри тела им не подходит. Есть риск малигнизации. То есть риск возникновения рака. Хотя нет на самом деле исследований, которые это доказывают. И мне, соответственно, их удалили. Самая большая проблема интерсекс-сообщества, на данный момент - эти операции. Они по большей части косметические. То есть мы не против операции, которые нужны по здоровью. А большая часть из них, они просто подделывают человека в ту или иную сторону. То есть вариации - нечувствительность к андрогенам. В этом случае там, у девочки в брюшной полости есть два яичка. Они функционируют, они работают, они выделяют тестостерон, он преобразуется в женские гормоны. И все нормально идет, ну, как и должно быть. Их почему-то всегда удаляют. И после этого человек сидит на заместительной гормонотерапии всю жизнь. Это, во-первых, некомфортно, это дорого. Зачем? Интерсекс-людей не так уж мало. Порядка, если мы берем Россию, больше двух миллионов. У некоторых из этих детей, действительно, еще в роддоме видно, что это интерсекс-ребенок. У него там гениталии промежуточного вида. То есть врачи сразу предлагают такой путь: "Давайте мы переделаем «это» в девочку или «это» в мальчика". Что значит «это»? Шрамы, рубцы, проблемы с мочеиспусканием, проблемы с почками, проблемы с чувствительностью. Многие из этих операций, они сродни женскому обрезанию. Могут закончиться тем, что человек в принципе не будет получать удовольствие от секса. Это пытки называется. То есть ООН признала операции над интерсекс-детьми пытками на самом деле. Ну, потому что это ужас. Зачем? Но когда врачи объясняют родителям, зачем надо, они говорят о том, что так психологически будет проще, потому что ребенку будет проще воспитываться в каком-то определенном поле и даже не знать об этой операции. То есть они говорят: "Не рассказывайте своему ребенку, говорите, что все нормально и что такого не было". Но, как правило, ребенок точно узнает, когда вырастет, об этом. Но это травма на всю жизнь у человека. Я уже не говорю о том, что если пол не совпал. То есть, а если человек чувствует себя мужчиной, а из него сделали девочку. Таких же случаев полно. Обратно-то ничего не вернешь. Где-то в семнадцатом году я случайно совершенно узнал, что вообще есть такой термин "интерсекс". Я же даже не знал, не было нигде информации. И узнал, что есть еще интерсекс-люди, и что я не один. Это было такое волнительное чувство. На самом деле нас много, нас просто прячут друг от друга. Вот я тогда примкнул к сообществу, я перечитал очень много информации. Для меня это так было круто, такое приятное волнение. Я познакомился с ребятами, мы рассказываем друг другу истории, делимся всей этой информацией. Это поддержка, это очень важно. То есть одно из важных основ, в принципе, нашего активизма, чем мы занимаемся. Открытым интерсекс-активистом стал, наверное, год назад. Как только я вошел в сообщество, мне стало легче принять себя, потому что я осознал, что мне же всю жизнь внушали о том, что это не нормально, это неправильно, это что-то не то. А когда я увидел таких же людей, и что на самом деле все прекрасно, типа, все нормально, я нормальный и ничего страшного в этом нет, этого нечего стыдиться. И я понимаю, что чем больше вот именно открытых интерсекс-людей становится, тем проще будет обществу принимать нас. Я надеюсь, что настанет такой момент, когда люди, это будет как свойство человека, никто не будет этого скрывать. Просто интерсекс, ну, и ОК. Ты будешь подходить к людям на улице. Сейчас ты подойдешь к людям на улице и спросишь: "Что такое "интерсекс"? Максимум, что тебе ответят, что это какие-то геи. А я надеюсь, и мы к этому стремимся, наш активизм нацелен на просвещение сообщества в том числе. Надеемся, что когда-нибудь, уже скоро, можно будет выйти на улицу, подойти к любому человеку, сказать, что такое интерсекс. Это люди, у которых не типичная биология. Это уже хороший ответ, это крутой ответ. Мне же часто задают такие вопросы, ну, дебильные: "Как ты писаешь?". Иногда я отшучиваюсь, я говорю: "Как ртом". А как ещё? Я вот, допустим, встречался с девушками. Мне нравятся девушки. Могло быть как-то иначе, но хорошо, что это так. Допустим, когда дело доходило до сексуального контакта, я просто говорил: "Сейчас ты немного удивишься". Никогда не было такого, чтобы я, допустим, раздевался, и кто-то такой: "Нет, все, этого не будет, это не православно". Никогда. То есть все такие, типа, нормально, интересно, попробуем. Я надеюсь, что я доживу до того момента, когда люди станут проще к этому относиться. Лет через пять, может, станет лучше. Уже стало лучше, понимаешь. То есть год назад было хуже. Буквально, кстати, недавно, получается вначале лета, мы создали инициативную группу, которая очень сильно выросла "интерсекс.ру". В этом году мы провели первую в России интерсекс-конференцию. И не то, что для закрытых людей, мы там сидели в капюшонах, и никому ничего. Мы это сделали открыто, и туда пришли люди, туда приехали люди из других городов, пришли родители интерсекс-детей, то есть проконсультироваться с нами. То есть уже настолько этот уровень вырос, что люди советуются с нами. Врачи приходят на конференции: "Может мы не правы". Такое же происходит. Это очень круто, что люди задумались. Ну, я считаю, что все-таки мы очень правильным делом занимаемся. Я вообще очень доволен своей жизнью. У меня все прекрасно: я работаю на любимой работе, я удачно женат, я считаю, что у меня очень удачный брак. И очень многие интерсекс-люди, у них все в порядке. То есть у них есть семьи, у них есть дети, но они берут детей из детдома. Очень важно твое личное отношение. Если ты себя принимаешь. Я себя принимаю. Мне все нравится в себе. Абсолютно!

Ad Х
Ad Х