🏠

Лешка, мальчик с другой планеты | ТОК

Это текстовая версия YouTube-видео "Лешка, мальчик с другой планеты…".

Нажмите на интересующую вас фразу, чтобы открыть видео на этом моменте.

Сирота, вообще непонятный какой-то. Ну, то ли после ожога, то ли что... Думаю: интересно, как он разговаривает? Не больно ли ему? Потому что у него как бы рот, губы такие были вообще непонятные. Зная, что они живут в ДДИ - там более закрытая, да, территория, никто туда не попадает. Как вообще, действительно, на улице они могут жить? В больнице он одну девчонку спать укладывал, а она, по ходу, от страха ему ничего не говорила. Лишь бы он ее не трогал. Она готова была спать целыми днями, лишь бы он ее не трогал, не подходил к ней. Мне смешно было за этим наблюдать. И опять-таки в то же время грустно, да? Так же как и взрослые, допустим, там, отворачивались, чтобы его не видеть, что он подошел. И всё ... Леша, хочешь один жить? -Да. А где ты будешь жить один? -В квартире. Я стала искать Алену Сенкевич. Она куратор отказников здесь. В попечительском совете состоит. Все такое. Ну, вот я стала искать Алену Сенкевич. Ну, и просто у нее спросить: как люди живут? Что с ним? Что это такое? Сложный генетический синдром, но живут, говорит, как живут. Если не зацикливаться на этом, то живут. Говорит: вы как живете? Я говорю: как могу. Она говорит: ну, и они так же. Боремся? Точно покажешь? Ну-ка, показывай. Она говорит: вы что конкретно хотите, Надежда? Я говорю: я не знаю, что я хочу. Я говорю: я знаю, что я хочу, что-то сделать, но что - я не могу вам объяснить. Но я уезжаю на днях на море, я могла бы его взять с собой как бы за свой счет. Мне просто понять надо самой, чего я хочу. Наверно, я почувствовала это на море. Буквально несколько дней прошло, мы с ним одни в номере были. Я говорю: Леха, давай, марафет наведи, вещи свои аккуратно сложи, как раз мы сняли сухие. Он стал складывать. Поворачивается ко мне, и я смотрю, и понимаю, что я ему сказала, как простому ребенку. И раз так - думаю: он вообще меня понял, нет? И тут он складывает и оглядывается на меня, и смотрит. То есть наши глаза встретились, он ко мне подходит, и я в этот момент, я помню это, я начинаю рыдать. Говорю: Леха, ну что я наделала? Тогда вот я прорыдалась и тогда, наверное, поняла, что какого-то пути назад нету. Я понимала, что оставить его насовсем, то есть без себя я уже не смогу. Я понимала, что вся жизнь моей семьи из-за него перевернется. Мне было интересно, будет он себя вести как нормальный человек, воспринимающий, слышащий, понимающий все. Или же все-таки действительно, как и говорят, что умственно отсталый, ничего не понимает и все такое. Нет, вел себя как норма, типичный человек. Ну, иногда, правда, провоцировал на конфликт: поругай меня, давай поругаемся. Я говорю, я звонила фонду, Алене Сенкевич, Елене Леонидовне - директору. Они говорят: ну, провоцирует тебя. То есть проверяет на прочность. Причем только меня. Нет, ко всем другим было нормально. Первое время - да, вис у меня на руках, что он ходить не может. По лестницам его чуть ли не на руках надо было носить. Я думаю: нет, на это я не готова. И вот мы поехали когда в санаторий, нам там младший Вася устроил один раз концерт: сел посредине площади и стал просто вот плакать, что не пойду в номер и все. У Леши тут терпение закончилось. Он подходит к Васе, берет его за руку и сам прекрасненько без моей помощи ... И тут мы поняли, что он ходит прекрасно. Тащит его на третий этаж, при этом поворачиваясь, грозя ему пальцем. Типа хватит уже. Заводит в номер, открывает дверь на балкон, закрывает его на балконе и говорит: там кричи, а то все уже, устали мы тебя слушать уже. И мы втроем, то есть я, Женя, Катя, сидели, на эту картину смотрели и понимали, что наверно, Леша больше не прикидывается. Прикидывается или ему хочется, наверное, хотелось, чтоб его жалели. Потому что сейчас он тоже иногда это выпрашивает. Находясь в реабилитационном центре, я тоже тогда приехала, они прибегают ко мне, говорят: мы ему в глаза капаем, то есть все. Я говорю: как вы ему капаете? Ну вот и мазь накладываем. Я говорю: вы что, он и сам это прекрасно может делать. И он раз тут сразу все вот так - тоже все, типа спалили. Я говорю: Леш, ты чё? Они: вот, не ругайтесь, ему, наверно, приятно, что за ним ухаживают. Я говорю: конечно, приятно. Я говорю: он знает, что я такой жестковатый человек. Что у меня - хочешь есть, свари кашу. Давай, иди садись, давай. -Ты садись. Нет, ты садись. -Сижу. Когда он появился, не было уже потом, что было до этого. Сразу, когда он появился, что сейчас есть и что дальше будет. Когда его отправили в интернат, и мы думали: что теперь делать? Как мы теперь без него? Был страх, что вдруг не получится? И как отреагирует папа? Мама очень сильно переживала, сможет ли он принять. Потом я помню, что мама для себя решила, что она его все равно заберет. И неважно, что ... как вы на это отреагируете. Поначалу он, мне кажется, ждал всего, чего угодно, может, что ребенок с ДЦП, без рук, без ног будет, но не Леша. Мы боялись ему показывать. Боялись его реакции. Когда Леша пришел, да, папа спокойно, даже мускул ни один на лице не дрогнул. Он: Леха, привет. Спокойно: идем кушать. Чай будешь? Леха сразу к нему обниматься, но папа спокойно, то есть обнял. Мы стояли с мамой в уголке и думали: блин, реакции папы ждали. Что же будет дальше? Что же будет дальше? Потому что папа не видел Лешу ни на фотографиях, ничего. У папы есть с мамой человечность. Чего во многих нет вообще. А они могут принимать любых людей с любыми, там, загогулинами в голове. Просто папа нормально к ним относится, даже мы здесь сидим, никого нет, Лешка и мама в Москве, папа спрашивает: кто приедет? Говорю: ну, Леха сейчас приедет. А он: ну, надо тогда что-то приготовить. Папа знает, что Леха любит сыр. Леха добавляет всегда сыр в кашу.

Да все он любит. Всем готов заниматься, что ему по силам. Просто не везде принимают, чем он хотел бы заниматься. Любит рисовать, допустим. Но рисование мы не можем найти, чтоб где-то его взяли, Да все он любит. Всем готов заниматься, что ему по силам. Просто не везде принимают, чем он хотел бы заниматься. Любит рисовать, допустим. Но рисование мы не можем найти, чтоб где-то его взяли, чтоб обучили как-то технике какой-то. То есть у него своя есть техника раскрашивания, рисования, видения. Плавать любит. Но плавать опять не всякий тоже готов взять. Он любит учиться, но педагога нужно найти такого, вот у нас был нейропсихолог - он занимался, под диктовку стал писать сам рукой. До этого он печатал на компьютере под диктовку. А это стал, даже письмо Деду Морозу написал лично рукой - что он хочет на Новый год. Это было первое письмо, самостоятельное, для Деда Мороза - написанное им самим. Добрый, отзывчивый бывает. Но иногда злится или что-то ... Бывает, что-то находит, как на каждого из нас. Что отойдите все от меня. Хлопнуть дверью и уйти. А так в плане помощи, в плане отзывчивости - это вообще как бы без проблем. То есть он готов принимать всех. Посмотрели на шоу белых косаток. О, это было что-то. Леше так понравилось, Леша не хотел оттуда уходить. Он говорил: я дельфин. Мне нужно жить там. И в душе он, как белая косатка. Когда ему на голову падала вода, декабрь - он ловил такой экстаз. По-другому не скажешь. У него глаза закатывались. И он стоял под этим душем - под ледяным, под горячим - ему было все равно, он не чувствовал горячего, холодного. Он просто ловил удовольствие от душа. И ему ничего больше не надо было в этой жизни. От радости может завизжать, захлопать в ладоши, показать, что если человек ем понравился, рисует в воздухе сердце. И периодически просит, чтоб мы написали кому-то из понравившихся друзей, людей. Чтоб написали, пригласили в гости. А сейчас последнее время: нет, ты напиши, что я к ним пойду с ночевкой в гости. То есть он уже хочет не к нам в дом кого-то звать, а сам куда-то слинивать иногда. Первый раз попробовали не в гости поехать, а в реабилитационный центр он один ездил без сопровождения. А сейчас мы взяли путевку - он едет в палаточный лагерь вообще в Севастополь. В реабилитационном центре тоже боялись сначала его брать, потому что у всех страх. Сможет ли он сам? Вдруг с ним что-то случится? Все за это боятся. Нет, ничего с ним не случается на самом деле. Если что-то вдруг у него, что-то с ним не так, он подойдет, покажет, что все, я болею. Голова и здесь градусник срочно. А так иногда обижается, но я знаю, на что он обижается. Потому что иногда говоришь: надо то-то сделать, туда-то поехать, но иногда складываются обстоятельства так, что не можешь это сделать. Потом высказывает, что ты обещала. Все, уеду от тебя. Но его нужно, конечно же, останавливать, показывать, что он нужен. Вот не знаю, наверно, как-то мне на прочность, на любовь что ли испытание. Все он может делать сам. Траву покосить? Ну да, он газонокосилку не заведет. Но покосить - заведешь ее - он пойдет покосит. Умываться, купаться, белье грязное собирать, в машинку закидывать. Ну, иногда не на ту программу нажмет, но ... В лифте тоже так же. Я думала ему циферки нарисовать - 8-й, 10-й, 1-й этаж. У нас цифры не видно, но он уже знает, где какая цифра находится и спокойно нажимает все. Соседи первое время что-то пытались высказать. Что ты его одного отправляешь. Я говорю: а что? Он знает, где машина стоит. Знает кнопки лифта, что его не отправить? Знает, что надо смотреть налево, направо, чтоб перейти дорогу. Он ходит в магазин. Его там не обманут - он карточкой расплатится, приходит обратно. Развитие произошло довольно запоздало. В большинстве своем то, что имеем, ну, не совсем, конечно, к норме, да? К 17-летнему человеку молодому. Ну, по умственному я не могу сказать. Леша иногда напоминает такого пожившего человека, который знает больше, чем ты. Может иногда мне сказать: что ты делаешь? Не так, поэтому так получается. Он поругаться со мной тоже любит. Что-то повысказывать, в чем я неправа. По образованию он, конечно, лет на 12, да? Я ничего не могу сказать. Он обучаем. Но нужны ли ему сейчас эти уравнения? Я думаю, что нет. Ему сейчас нужно научиться просто жить дальше. Чтоб его принимали, приносить какую-то пользу. Ну, у него мечта - подстригать. У Кати куклы были, он всех, конечно, их обстриг. Дай ему волю, он всех подойдет, подстрижет. Ну ладно, с головой пока только массажи делает. Вы можете спросить у него: Лех, кем хочешь быть? У него жест то есть вот. Парикмахер. Леш, а кем ты хочешь стать? Парикмахером? Ну, опять-таки, это, наверно, может быть осуществимо, эта мечта, допустим. Все равно у нас есть дома престарелых, где ... Не каждый парикмахер квалифицированный туда пойдет, да? Беседку сделал? Молодец. Леша быстрей чем мы привык жить в семье, потому что нам все-таки нужно было привыкать к непонятным звукам, исходившим от него. Но ему, я заметила, сложно было привыкать к нам. Живя там, в ДДИ - в каждом учреждении распорядок дня. Завтрак, обед, ужин. Здесь у нас завтрак не в 8 утра. Как проснулись, так проснулись. Он пришел на кухню, есть что-то? Раз, поел. Нету, значит, сам пошел по холодильникам. То есть все, что ему надо, достанет, сделает. Безрежимный день - его сначала он не понимал. Приходило время обеда, он четко садился с ложкой за стол. Я говорю: Лех, придется подождать, у меня еда еще не готова. Он так смотрел - непонятно. Ну и приходилось что-то типа хлопьев с молоком наливать ему.

В Лондоне у него операции были. Глаза, губы, челюсть вот ему там смыкали. Потом по урологии. Прохожие? Как воспринимают? В Лондоне у него операции были. Глаза, губы, челюсть вот ему там смыкали. Потом по урологии. Прохожие? Как воспринимают? Как всегда - некоторые оборачиваются. Кто-то проходит мимо, типа не заметив. Чаще всего негативно его воспринимают, я вот наблюдала, были люди с инвалидностью, которые сами, наверно, страдали когда-то от каких-то насмешек. Вот они прям чуть ли не - фу, не подходи ко мне. Хотя сами тоже не красавцы. Так же как в многоэтажных домах иногда ругаются соседи, что кому-то нужен пандус, а им он мешает. Не хотят принимать. Мы общаемся нормально. Я даже ему тетрадки даю, чтоб он там писал. Мозаику собирали. Он когда ссорится, он вот так ... И пыхтит, и толкает прям. Идем, вставай. Я сначала посмотрел так на него, этот Леша, он так на пришельца похож. Он как будто настоящий пришелец. Он как будто умеет мозги читать - так. Я испугался - у него такие руки были ... И он их согнуть не мог, как нормальный человек. Мы в машине с ним разговаривали. Я тогда сказал еще: ой, круто как будет. Будем играть в прятки, в догонялки. Еще что-то. Он когда спит, у него глаза всегда открыты. Он точно умеет мысли читать, я видел, как он это делал. Ну правда же, когда мы его увидели, ну, действительно, ну не земной человек. Поэтому я понимаю реакцию многих людей - что не такой как мы, не такой как все. Ну, это действительно так. Но я на это не обижаюсь. Не уродом же его зовут - пришелец. Какие-то у него там свои антенки есть в голове. Это 100 %, я вам серьезно говорю. Он там все чувствует. Даже вот что-то не надо делать, он всегда говорит: не надо туда ехать, не надо, я не поеду. Мы сидели на кухне, я говорю: у меня так болит нога. Не говорила, какая. Просто говорю: Леш, посмотришь? Он взял ту больную ногу, помассировал буквально пару минут, и нога прошла, действительно. У мамы вечно болит голова, сильно. Она ложится к нему на коленки. Он помассирует, и у мамы все проходит. Всегда. Он никому больше не массирует, только маме. У него такой иммунитет, если все дети будут болеть, даже в семье, даже в интернате говорили, что группа будет болеть, а он как-то вот более стойкий почему-то. Его заразные заболевания, инфекционные как-то обходят стороной. Даже ветрянка, корь, ничего такого он не цеплял. Телефон ему сложно. То, что ему надо в интернете, посмотреть, свое время провести, он это может сделать. Любит он видеозвонки, в ватсапе мы сделали ему. Там, у друзей, он может звонить, кто понимает, что Леха может позвонить, как с ним поговорить по видеосвязи, то есть вот так. Именно вот печатать большие предложения "привет, как дела?" - нет. Из подростковых шалостей у него только хлопанье дверями. И как они любят голос повышать: мам, ты ничего не понимаешь. И он так: а-а! Дверью хлопнул, и все. То есть для него это "а-а" - ты ничего не понимаешь, не хочу с тобой разговаривать. Поменьше можешь сделать? Хорошо. Иногда на него, вот несколько раз находила грусть. На днях буквально тоже вот нашла, то есть может заплакать. Он показывает, что плохо и все. Отстань от меня, хочу побыть, ну ... Палец у него такой: хочу побыть один. Музыка ему нравится. Песни Димы Маликова. Особенно, где присутствуют слова про самолеты, про полеты. Или Лепс поет: я уеду жить в Лондон. Под эту песню все, что связано с Лондоном - все, он как слышит, он опять задышал. Там к нему относятся по-другому. Вот если даже сравнивать наше метро и Лондон - вообще 2 разных. В Лондоне не обращают внимания на Лешу, у нас же вот все пялятся. Ясно, мне по барабану, но как-то но ... Но все равно прям раздражает это. Ты посмотрел - отвернись. Ну, он смущается, стесняется. Началось в одно время, что он стал стесняться своего отражения в зеркале. Ну, то есть он начал замечать, что я такая, мама такая, он такой. Ну вот Леша затерялся как бы среди миров, я считаю. Да, нам дорога открыта на обучение в образовательные учреждения для лиц с ментальными нарушениями, да? Он не может находиться долго с людьми с ментальными нарушениями. Ему там сложно. Когда хохмят, он может сидеть, поулыбаться. Ногами подрыгать, какие-то жесты поделать. Но опять-таки нормотипичные люди это примут что? Типа что что-то не в порядке. Ну не каждый поймет, что это он высказывает тоже, как говорят, свои 5 копеек вставил. Только мы вставляем это словесно, а он как-нибудь руками или х-х-х... Вася одно время что-то высказывал, что ты Леху любишь больше, чем меня, и все такое. Леха сразу обижался, как бы от меня отдалялся. Как бы люби Васю, только чтоб мне ничего плохого не говорили. Ну, опять-таки, да, понимала я сама, что он один заменит троих детей. Особенно первое время, когда надо было искать образовательный маршрут, понимать, как он может научиться коммуницировать с миром. Леша учится в школе 8-го вида. У нас было надомное обучение, образование. Но потом глядя на всех, что 1 сентября все идут, я всех куда-то отвожу. После пандемии он запросился, чтобы ходить в школу. Он очень любит знакомиться с новыми людьми. Еще больше, когда его начинает новый человек понимать, спрашивать его что-то. Ну, его вот эти непонятные жесты для многих, он вообще там начинает сразу визжать. Но я думаю, что если найдется девушка, он вообще у нас такой товарищ, если, наверно, полюбит, то полюбит. Главное, чтоб его полюбили. Если его будут любить, он, наверно, себя самого всего отдаст. Леш, ты счастлив? Счастлив? -Да.

Ad Х
Ad Х