🏠

Поперечный - о цензуре, геях и чувствах верующих / вДудь

Это текстовая версия YouTube-видео "Поперечный - о цензуре, геях…".

Нажмите на интересующую вас фразу, чтобы открыть видео на этом моменте.

— Обосрался при своей женщине. *Дудь фыркает* — Господи, да что вы несёте?! — Девушка Данилы Поперечного, ты прекрасна. *нюхает* — На… нашисты, нашисты. — Ну это засчитано. — Пошел на хуй, Дудь. — Дрочить классно! — УОУОУ *звук падения* — Давай следующий вопрос. (музыкальная заставка) — Ты не был в телеке, но ты сейчас собираешь Ледовый. — Собираю. Это типа… — …сейчас происходит, не то что это… — Да. — Давай, для начала, Ледовый — это как бы разная вместимость; ты собираешь сколько народу? — Смотри, у нас простая схема — сейчас там стоит конфигурация на пять четыреста… что-то такое; но если вдруг окажется, что я популярнее, чем мне кажется (хотя так уже произошло), мы можем расширить её. — Больше 5 000 человек? — Нет, ты так говоришь, как будто я их уже собрал. Хер его знает, может я и 5 000 не соберу, типа… — Ну… все равно, ты замахнулся на то, что собирает там большие группы… приезжающие в Петербург. Как это возможно? Вот как ты сам объясняешь историю про то, что тебя нет в телеке, реально про тебя не знают люди, не выходящие в YouTube, но при этом ты собираешь ту арену, которую собирают люди, этим самым теликом подсвеченные. — У меня, естественно, очень… удивляет приятно история с тем, что это получается без эфиров на телеке и без рекламы, только благодаря моему интернет-творчеству. Вот… Но, с другой стороны, я в принципе этим и начинал заниматься для того, чтобы показать всем остальным, что вот — смотрите, как можно. Нахер идти торговать?.. У нас всё время с комиками, которые… на оупен-майках выступают и которые ездят на «Comedy Баттл»… — На открытых микрофонах. — Да. — Для тех кто немецкий в школе учил. — Которые, короче, на «Comedy Баттл» всё время ездят. Я им всё время пытаюсь вдалбливать, что вам не надо ехать и стелиться под мнение трёх людей со специфическим вкусом. — Вы можете сами. — Три человека — это те, кто сидят в — В жюри, да. Я вообще, я типа огромный противник оценки юмора. В КВНе — это худшая версия, когда сидит несколько старпёров и поднимают цифры на шутки, на такую неуловимую вещь, как юмор; и… в меньшей степени это, но это все равно происходит в… …Comedy Баттле. Я, честно…Я уважаю за многое людей, которые там присутствуют, но я бы не доверил оценку своего юмора Гарику Мартиросяну, Руслану Белому и Сергею Светлакову. — Почему? Это как раз разное представление о юморе. — Нет. — Более классический, более жесткий и… там совсем народный. — Знаешь в чем проблема? Это как раз… это не разные представления о юморе. Это люди, которые в принципе живут в одном примерно пузыре и… …это три человека. Это не разные представления о юморе; это, не знаешь, это не божества комедии сидят типа Бог абсурда, Бог там каламбуров и так далее — это Гарик Мартиросян, который говорит: «Ну *пародируя* мы жестим сейчас на ТНТ!» — *смеясь* и выходит фильм «Zомбоящик», знаешь, типа это, ну я совсем другого поля ягода, и я пытаюсь доказать людям… Короче, скажем так, я иногда поглядываю Comedy Баттл просто мне интересно что там происходит, так, чисто как наблюдатель, — Угу. — И на моих глазах очень часто сливали охуительно смешных ребят! И они говорили: «Блядь, ну вот так нельзя! Нельзя такое говорить!» Там выходила девушка, и она читала стендап о том, что она не хотела своего ребёнка. — Бляя — И это такая клёвая тема, потому что я понимаю, что её это волнует; и она незлобно его не хотела, она говорит: «Так получилось». Она читает об этом стендап — Ну она залетела? — Я не помню контекст, но смысл был материала в этом, и он охуительно смешной, я прям… я разъебался и удивился её смелости. Эта женщина, её творчество, возможно, дебютное, я даже не помню, разбилось о скепсис, вот эту зашоренность людей, которые —Угу. — работают на телеке и такие: «Ну как такое можно говорить?» Знаешь, и я вот все время пытаюсь этим людям и своим примером, и просто устно доказать, что да не надо вам к ним идти, вы можете сами это делать, у вас всё есть на руках, вы покупаете камеру и просто чуть больше пишете материала. Вот, и учитесь… не только писать материал, выходить на сцену и держать микрофон, а еще и монтировать видео. — Слушай, но вот этот юмор, про который ты говоришь, про… девушка шутит над тем, как она не хотела ребёнка — это же прямо американские истории. — Ты думаешь, что это пошло? — Нет, я не сказал ни слова. Я говорю, что это не наша традиция юмора. — Я с тобой не соглашусь, потому что у них эта история, знаешь, им свойственно вот такие темы поднимать исключительно потому, что это следствие свободы слова, у них принято говорить о разном. Для меня это не… какая-то табуированная тема, знаешь, которая присуща Западу, а это тема, которая волнует вот эту женщину. Она с этим засыпает, блядь, и просыпается, её это ебет мозги ей. И это самая, блядь, настоящая комедия — когда ты свое говнище, которое тебе мозг съедает, ты выходишь и говоришь: «Блядь, вот что я об этом думаю, давайте вместе проржемся над этим — может быть, мне станет лучше, и может быть, станет лучше кому-то, кто в такой же ситуации». — То есть это реально терапия? — Это пиздец какая терапевтическая штука, ну ты думаешь, чё я так болезненно выгляжу и такие залы собираю. *сквозь смех* Джентрификация — модное слово из учебников по урбанистике, которое становится всё более актуальным в Москве. Так называют процесс, когда городские трущобы из заброшенной промзоны превращают в современные районы с благоустроенной средой и комфортным жильём. Самые известные мировые примеры джентрификации — это нью-йоркский Бруклин, лондонский Шордич и берлинский Пренцлауэр-Берг.

Жилой комплекс «Кварталы 21/19» — убедительный образец московской джентрификации. Юго-восточная часть города, территория бывшего завода «Молния» на Рязанском проспекте Жилой комплекс «Кварталы 21/19» — убедительный образец московской джентрификации. Юго-восточная часть города, территория бывшего завода «Молния» на Рязанском проспекте в пяти километрах от Третьего транспортного кольца. Прямо сейчас вокруг — трубы, цеха, шиномонтажки, пустыри — короче, тоска. Но есть два варианта: или оставлять всё как есть, или постепенно приводить в порядок. Именно поэтому на этом месте появляется новый жилой район на 19 гектаров с современной жилой застройкой, детскими садами, школой, разнообразной досуговой инфраструктурой и станцией метро Стахановская. Она откроется вон там уже в следующем году. Обалдеть, выход из подъезда на две стороны — на улицу, где есть машины, и во двор, где никаких машин нет. Как же это круто, когда не просто щёлочка, а вот такая… панорама!… Посмотри, какая ванна! От застройщика, если что. *вздох* Жилой комплекс «Квартала 21/19» — принципиально новый подход к массовой жилой застройке и стиль в каждой детали. Варианты без отделки, с отделкой и с мебелью, большие кухни-столовые, высокие потолки, панорамные окна! На улице тоже будет хорошо: закрытые от машин дворы с индивидуальным ландшафтным дизайном, наземные и подземные паркинги, благоустроенный бульвар… зоны для спорта и отдыха жителей всех возрастов! Пока вся эта красота находится в стадии застройки, есть отличный шанс вырвать квартиру по классной цене — от 4 100 000 рублей, и обнаружить себя через несколько лет в новом модном районе с прогрессивно растущим ценником. Бежим по ссылке в описании, по промокоду VDUD. Надо сказать, что такого размера скидки мы еще никогда не давали. Для всех, кому актуален квартирный вопрос в Москве. — Если зайти к тебе на канал, самое просматриваемое видео — это клип «Поп-культура». «Настигну твою телку, как стихийное бедствие, а потом приду опять — второе пришествие!» Давай перенесемся в то время, когда ты его делал… С чего вдруг? Ты читаешь рэп там о священнослужителе. — Я в голове провёл аналогию между… …батюшками и реперами, что они все в золоте, читают стихи, ездят на дорогих тачках. Я подумал, что «Бля это…» — Не все. Абсолютно согласен. И этот клип направлен не на всех представителей духовенства, а на конкретного вот такого персонажа. Вот… Плюс я наткнулся на пост в Инстаграме, именно очень мне по… повезло — подборка, короче, фотографий какого-то батюшки, который, блядь, на яхте зажигает типа с телками *сквозь смех* Я такой: «Ебаать…» Я… У меня взгорело, и я решил, ну, попробовать сделать вот такую сатиру, которую у нас не делал никто так, так. Были похожие попытки там типа, знаешь, в «Большой разнице», я потом увидел, делали скетч в украинской, где… там батюшка тоже баблом сорит, но мне все-таки кажется, я позубастей сделал, вот. — Через сколько после выхода клипчика началась движуха? И ты попал под прицел? — П-п-п-п, слушай… Примерно через месяц написал какой-то…*усмехается* иеромонах Феофан — *сквозь смех* назовем его так. — По-другому его звали. — Да, я не помню как его зовут. — Ну реальный священнослужитель? — Да, какой-то, причем, занимающий высокий пост. — Менеджмент Русской Православной Церкви. —Да. Главный дистрибьютор веры, вот. И сказал, что: «Вы типа оскорбили, вам надо извиниться, записать видео, что вы извиняетесь, и удалить это видео, иначе мы встретимся с вами в суде». Вот. А я ему объяснил, что: «Здравствуйте, вы дуралей. Я все написал в этом дисклеймере типа в начале, извиняться я ни перед кем не буду, это моя сатира на то зачем вы не можете уследить, и если вы хотите, что ж, встретимся в суде, посмотрим, кто кого». Он отклеился… Я расслабился, подумал: «Ну все, это типа топовая точка того, как на меня могут за это повлиять». И потом… Абсолютно всем блогерам, ну прям подавляющему большинству начинает приходить письмо в ВК там, на почту… во всё, да, следующего характера: «Здравствуйте, меня зовут Воеводин, я главный помощник Виталия Валентиновича Милонова. Мы хотим с ним посадить Данилу Поперечного, просим вас поддержать эту инициативу видеороликом; вот документы подтверждающие возможное скорое уголовное преследование Данилы Поперечного». Приложен файл где типа эти… сканы… что Воеводин — обеспокоенный гражданин — подает заяву, Милонов подписывает, перенаправляет… очень быстро это всё и типа последний там документ, что отправлено на экспертизу. И мне все начинают писать: «Даня, пиздец начался, всё — беги!» Я говорю: «Да, блядь, вы че?» — А он предлагал поддержать за бабки или нет? — Нет, да он… Я тебе всё объясню, короче, знаешь, что это было? Милонову, видимо, перестало хватать цитирований в СМИ, и они придумали очень классную фишку, как… очень быстро поднять шумиху о себе, не вкладывая бабла. Ты подаешь в суд на извстного провокационного блогера, и он начинает бить тревогу, а чтобы это точно произошло — ты пишешь всем об этом, чтобы он точно узнал, и все охуели и начали говорить: «Милонов что, хочет Поперечного посадить?!» Единственное, что я сделал — я всем сказал: «Ребята, лучшее, что вы можете сделать — вообще игнорировать это говно». Я забил болт… Где-то, по-моему, в январе, я уже не помню, у меня реально все смешалось… мне пишет ещё один… Ян Гордиенко мне пишет, вот уж тоже нашли кому написать. «Даня! Срочно! У тебя есть есть Скайп? Я тебе с другой симки позвоню».

Я говорю: «Что такое?» — «Тебя пасут!» Я говорю: «Че ты несешь, тип? Давай созвонимся». «Не-не… Давай!» Я говорю: «Ладно». Я выхожу на улицу (мы сидели в заведении с ребятами), Говорю: «Да, чего?» — «На тебя пришли документы от Милонова!» Я говорю: «Что такое?» — «Тебя пасут!» Я говорю: «Че ты несешь, тип? Давай созвонимся». «Не-не… Давай!» Я говорю: «Ладно». Я выхожу на улицу (мы сидели в заведении с ребятами), Говорю: «Да, чего?» — «На тебя пришли документы от Милонова!» Говорю: «Господи, да я знаю это говно, забей, типа что возможно у меня будет уголовная преследование, я это видел». «Нет, там все подтвердилось!» Я говорю: «Че, блядь, присылай». Он присылает документы — и там уже новая пачка… Продолжение тех, типа: прошла экспертиза, перенаправлено в другую экспертизу… …подтверждено… …заявление уходит куда-то дальше — ну, короче, они находят там признаки экстремизма. —Так. — И я начинаю понимать, что пизда — меня хотят закрыть по оскорблению чувств верующих и за экстремизм типа ну… либо то, либо то, либо всё вместе, и это делается ну знаешь с… прожима депутата, блядь, типа ладно бы это написал какой-то обеспокоенный гражданин — я бы порешал этот вопрос, но это в другом правовом поле происходит. Но когда депутат настаивает на том, что «вот, смотрите, он сделал плохо». Естественно, они не могут игнорировать его. — Угу… — Я сижу… дома, жду вестей, мне в девять утра — я никогда так рано не просыпаюсь, я просто подрываюсь ни с того ни с сего — приходит сообщение на телефон в Скайп от бабушки: «Дань, у нас полиция». — Дома? — Дома, по прописке, где я живу. — Так… Я такой: «Еб твою мать». А у меня ровно в это же утро, в девять утра, приезжает мама туда погостить к ним. — Ага… — И через час приходит типа участковый. Который такой: «А кто это у вас здесь живет, да нет ли у вас нелегалов?… ну ладно-ладно…», уходит короче, звонит соседям, что-то пиздит с ними — это мне уже мама рассказывала. Через минут десять приходит и говорит: «А вот у меня вопрос: вы знаете, кто такой Поперечный?» И мама такая:« Какой именно вас интересует? У нас их тут несколько». Он говорит: «Данила». И они говорят — они охуели, и я тоже, я типа на трубке такой из-за меня?!… к моим близким… к бабушке, типа к дедушке, к маме пришла полиция. Что я, блядь, такого сделал? Из-за юмористиеского ролика?! Это вообще для меня, знаешь, типа нонсенс. — Я правильно понимаю, что вы на адвоката потратили прям хорошие бабки? — Да-да. — Дорого стоит? — Нормально. Ну слушай… — Сотню тысяч? — Да, меня заверили — Да. — Что вообще всё решим, и так и произошло, вот. Я им сам предложил версию лучше, чем они мне предлагали. Милонов… как человек не очень… достаточно умный, чтоб придумать эту авантюру, но недостаточно, чтобы разобраться в этом вопросе. Он продавливал историю, что я это записывал в храме. Что является переломным моментом в таких делах, что я типа осквернил святыню. — Так… — А это декорация! — Но это же студия… чуть ли не… это Москва? — Да, да. И никто из моих адвокатов и никто из тех, кто меня опрашивал не знал об этом. — Я сказал: «Давайте об этом напишем, насчет этого». — И в итоге благодаря этому вы выиграли. — Ну как, слушай… как мы выиграли: я два дня был в розыске *смеется*, вообще пиздец! мне он позвонил и сказал: «Чувак, ты никуда не выходишь! Ты сидишь дома — патрули тебя ищут». И вот везде где, блядь, в метро… — То есть прям в розыск?! — Чувак, я попал в розыск на два дня, я сидел такой… — А почему сняли? — Потому что ну, вот… мое как это сказать, показание дошло, все отменилось, и так далее… — С Милоновым ты вообще не пересекался? Никогда его не видел? —А… меня один раз стригли на Гороховой и… …он прошел мимо. И я такой: УОУОУОУ — Это в Питере? — Да… — Угу… Милонов гей? — Слушай… Ну после того, что он сделал… я думаю — да. — И это говорит человек, который записал десятиминутный ролик про то, что гомофобия — это тупизм. — Слушай… — Чувак! — У меня нету… — Ну чувак! — Так, а слушай, а с чего ты взял, что это плохо — что он гей? Это плохо, что он гей только с точки зрения того, что он лицемер, а не с точки зрения того, что он любит пенис или… множественное их число. Тут, в чем прикол… Я убежден уже абсолютно, что… ему самому не по кайфу от того, что он делает. Знаешь, когда меня… когда я понял, что… ну то есть, всегда было понятно, что он «новый жирик» — условно, — который орет — Ну или хочет им быть. — «Пиздец!» И… сам на себе концентрирует внимание, и засчет этого живет вообще, как отвлекающий маневр. Знаешь… с Трампом сработало, блядь. Кто его знает… Я… увидел в нем четко, даже не то, что он работал раньше в рядах… — Я не помню, как звали женщину… — Галина Старовойтова. — Да, Старовойтова, точно! Комик же есть такой, да. Ходили слухи, что там много геев у нее. Я…просто… Ты видел его интервью со Стивеном Фраем? Стивен Фрай приезжал в Петербург и приехал к нему на встречу. И там подается это под соусом, что: «Вот я хочу встретиться с самым главным гомофобом России». — Так. — И он к нему заходит, говорит: «Здравствуйте, я Стивен Фрай». Все дела, они разговаривают, и Милонов начинает эту свою классическую песню: *пародирует картавость* «Геи — это проказа, надо убить всех их и повесить» — ну короче несет эту херню.

И сбоку стоит переводчица и все это докладывает. И Стивен Фрай сидит такой, смотрит на него и говорит: «Господи, да что вы несете… Это ж… …это ж люди… и И сбоку стоит переводчица и все это докладывает. И Стивен Фрай сидит такой, смотрит на него и говорит: «Господи, да что вы несете… Это ж… …это ж люди… и Я гей!… Вы же… Вы же понимаете, что это люди». И в этот момент камера переключается на Милонова, и я вижу, что он такой: «Ну это… Так не должно быть, они…» *вздыхает* И он сыпется, я вижу, что он такой: «Бляя…» Его сломало как человека… Он… Его, знаешь, ну… Его выкинуло из этого образа ебучего, проклюнулось то, что ему стыдно. — Человек проклюнулся? — Да! То, что на самом деле он понимает эту херню, что так нельзя говорить, что это правда, вон сидит, прямо перед ним… …талантливый писатель, актер, деятель культуры — он гей, и он нормальный чел, вот есть гей и он не демон, знаешь, типа полезный обществу… какими они категориями там мыслят? И он просто на человеческом уровне: «Да это ж люди!» И Милонова ломает, он прям… *вздыхает* (музыкальная заставка) — Жопа потеет. — Блядь, он в трениках еще… Еще б она не потела. — Мне в такси из-за них… ну, я все время забываю, у тебя не бывает такого, что в машине просто ни с того ни с сего хер встает? — Ну, кровь приливает. — У меня… Когда я сплю в «Сапсане», во всем остальном — я сейчас ехал… Я сейчас ехал… Танюш! *шлет поцелуй* — А, это же все идет… — Вот, я сейчас ехал и… *тихий свист* — Переписовался с ней, да? — Чтобы чуть-чуть теплее было, я как бы свитер надел, обычно я, когда жарко, просто свитер кладу себе… Ну я знаю, что я сейчас усну, и у меня встанет. — Ну да. И охуенно, блядь, сидишь ты этот… — Люди по проходу ходят, а ты — в спортиках… — И потом в сториз у тебя отмеченные появляются: — «Дудю снятся пельмени». — Да-да, не, в джинсах не страшно, а, блядь, я в спортиках же еду, вот, всегда, и там реально блин кукан стоит. — Вот-вот-вот… — И я обычно просто свитером накидываюсь и, блядь, нормально себе еду, а тут я свитер надел, потому что реально прохладно было; и думаю — блядь, а если сейчас встанет это же будет… И я просто вот так уснул. — Типа… — Просто держал себя за яица, я спал полтора часа таким сладким сном… — Это как пальчик сосать, только для мужика. — Да-да-да, я проснулся такой: «Блядь!» Я проснулся, рук уже не было, думаю — ну, надеюсь… — Но и не стоял! Но и не стоял!… — Проводница убрала такая. — Вот поэтому… — Я поэтому худи оверсайзные ношу — Да, блядь, это классика… Погнали? (музыкальная заставка) — Ты когда-нибудь видел нашего «Нежного редактора» — Танюшу? — Да. *играет музыка из Fallout Shelter* Я видел ее, кажется, на… каком-то мероприятии, где награды блогерам раздавали. Но я до этого с ней, кажется, не встречался, и я не понял она это или нет и я такой: — Так… «Ну ладно, странно подходить к даме здороваться, если это вдруг не она», и я решил не рисковать. — Да, к тому же к яркой даме. В чем вопрос, она… У нее есть свое шоу — «Нежный редактор». — Да, я знаю. — И она, когда его записывала с одной из суперзвезд русского Ютуба… Там было что-то вроде игры… …аттракциона: нужно было написать на бумажечке ответ на вопрос — если бы у вас не было парня, с каким блогером вы провели бы ночь? Таня написала — с Данилой Поперечным, и она считает его самым горячим парнем русского Ютуба. Что передать Танечке? — Я думаю ей надо какую-нибудь операцию на хрусталик сделать, вот, потому что ну come on, ты че? Возможно… У нее очень похож был отец на меня. Это единственная причина, по которой это может работать так. — Угу… — Тань! Смотри… Я на самом деле к тебе тоже давно чувства испытываю, просто… Мы с тобой никогда не виделись, это такие прям… Ну, отношения на расстоянии-на расстоянии прям, Но вот твоя нежная редактура она… Каждый раз, когда я смотрю Дудя, она прям… — Танюш… — Однажды! — Танюш, не затопи квартиру, я тебя умоляю, соседи снизу не поймут. — Что с телочками? Насколько твоя слава… *Данила смеется* Слава, которая человека… очень популярного в Ютубе… Мы сейчас гоняли с тобой за пивом в магаз ближайший. С тобой фоткались, тебя видели, на тебя оборачивались, очевидно, что ты суперзвезда, как минимум в Петербурге, но не только там. Со мной много раз сфоткались девочки, у которых на аватаре, или как это называется, — телефона, твоя фотка. — Скринсейвере? — На скринсейвере твоя фотка. Ты безумно популярен у молоденьких самочек, как они пытаюся к тебе прорваться? Пару историй, пожалуйста. — На выступлениях в меня кидали трусы. — Трусы или трусики? — И трусы, и трусики, и трусишечки иногда — Так. — Типа такие детские, ну это шутка. — Я же педофил. — *Дудь фыркает* — И я вот типа знаешь, мне кинули детские трусы — а, прикольная отсылка, что я педофил, да. А потом думаю: «Блядь, а вдруг это именно трусики кто-то свои бросил?!». Потому что аудитория-то разная *смеется* типа вдруг кто-то… — Ага. — Пишут всякое… шлют. — Че шлют? — Сиськи, писю свою там. — Да? — Ну типа, блин, классика, да. Пишут: «Йо! Привет, давай гулять». — Гулять! — Да, давай кофейку попьем, типа такого говна. Некоторые сразу full-in идут, тип: «Дань, привет!» И там типа «Содержание скрыто. Разрешить?» — Пам! Ну классно! Спасибо. — А что там? — Гениталии… Части тела.

— Хоть раз ты отвечал? — Да я часто отвечаю, — Что ты отвечаешь? — Мне иногда скучно, и я сижу типа на толчке или в поезде еду и мне пишут там: «Даня, давай гулять», я такой: — Хоть раз ты отвечал? — Да я часто отвечаю, — Что ты отвечаешь? — Мне иногда скучно, и я сижу типа на толчке или в поезде еду и мне пишут там: «Даня, давай гулять», я такой: «Покеж пизду» *смеется* Ну не домогательства, знаешь, типа я просто чушь всякую люблю написать, подурачиться, вот. Кто-то у меня… Когда мне пишут, что… — И? — Нет, ну типа… — И в ответ присылают? — Нет-нет, все смеются, все такое, если бы в ответ присылали, я бы… Выглядело бы странно, эту переписку можно в суд принести и сказать — смотрите Вот… Я, к сожалению… Или к большому счастью долго состою в отношениях, вот… — Поэтому… — Смотри, — Мне всегда было интересно, как… — Извини, я сказал «к сожалению» — мне такая пизда. *истерический смех* — Потерпишь. Суперзвезды Ютуба и суперзвезды нынешней молодежи — как они находят спутниц? — Вот это мне было интересно, потому что ну реально варианта два: — Да-а… — …либо среди девочек, которые твои поклонницы… — Фанатки, да — …либо как-то еще; и очевидно, что первый вариант проще, легче, распространенней… а второй он очень не очевиден, и я бы хотел узнать, какой. — Слушай, ну… Первый вариант — это поебушки, не отношения, я считаю, что ничего хорошего из отношений с фанаткой никогда не будет ну, это типа уравнение… Оно не складывается. Каждая моя девушка, с которой я имел счастье жить и состоять в длительных отношениях, она не знала, чем я занимаюсь. Меня это всегда подкупало, потому что… …ага, значит не в этом дело, значит… Это нежный редактор-то на просмотры мои посмотрел и такой: «Ох, классный парень!» Шутку услышал какую-нибудь про пенис… …услышала, и такая: «Бля, классный чувак». А эти вот, если я нахожу ключик к даме, которая мне нравится, которая не знает, кто я такой *щелкает* — я и себя чувствую лучше, потому что я не воспользовался привилегией, знаешь, своего положения. И еще я понимаю, что… другой род отношений будет, потому что это человек, у которого не было никаких представлений обо мне. — Я слышал, что было какое-то фантастическое… первое, второе, третье… какое-то раннее свидание, когда ты проявил себя истинным рыцарем и джентельменом. — Мы… Их… Я понимаю, блядь, о чем ты. Я… считай, на окраине города, на перекрестке, где ходила куча людей… обосрался при своей женщине, практически. У меня скрутило люто живот, мы ехали домой, я выскочил на улицу и я говорю: «Значит так, я вообще не обижусь, если ты уйдешь после этого… случая от меня. Но стой стереги, чтобы ко мне никто не подходил и чтоб меня, не дай бог, никто не сфоткал». И я прыгнул в кусты возле Чайханы *смеется*, дождь, блядь, проливной и я сидел — блядь, не дай бог, кто-нибудь узнает, и я поворачиваю голову и вижу, что дама моего сердца стоит и… охраняет меня, я подумал: «Ну, это любовь». — Вы еще не встречались тогда? — Мы типа… Уже… Это очень начало отношений было. То есть мы уже типа встречались, но не так чтоб прям знаешь… В любой момент она могла сказать: «Знаешь, чет в пизду». — Блин, это… — Это любовь. — Ты и правда как-то раз дрочил в «Сапсане», и дверь туалета открылась? Или это сценарий стендап-шоу? — У каждого фокусника есть свои тайны. —Блядь! — О-о-о… Ты придумал это? — Нет, я это не придумал, мне просто не хочется подтверждать это, блядь, в «Дуде». — Почему?… — Потому что куча людей, которые не видели этот выпуск, они подумают: «Ебать! Он отморозок тупой». Со мной происходит много нелепых казусов, как и со всеми. Но у меня есть яйца, чтобы о них говорить в интернете, потому что мне кажется, что мы… — Зачем дрочить в «Сапсане»? Это же негигиенично… — Чувак, ну ты как дрочишь? — Дрочить классно, но не в «Сапсане». — Ты все углы что ль обтираешь? Я очень… — У меня есть тактика своя. — Ну я если делаю, то дома, — в гостинице, ну блин, но не в «Сапсане». Там… — Это общественное место! — Давай я тебе объясню. У молодых парней член стоит чуть чаще. Нет, на самом деле я хотел тебе другое сказать. — Ну это засчитано, засчитано… — У меня история другая… Я часто очень… Беру «Сапсан» с расчетом на то, что я там посплю, и я приеду туда выспавшийся на съемку, потому что у меня так часто получается, что мне проще не спать перед «Сапсаном», чем — спать два часа и просыпаться заебаным. — Да. — И у меня часто так работает организм, что я пока не подрочу — я не могу отрубиться. — Это как снотворное для меня. — Угу. — Ты… промышлял этим в туалете? — Да. — И открылась дверь? — Да. — Кто зашел? — Проводница. — А ты думал о ней в этот момент? — Я открыл ее профиль в Инстаграме в этот момент. — А она с тобой фоткалась? И ты оттуда узнал ее профиль? — Нет. — Я увидел ее имя на бейджике, и такой — прикольное. Просто сидел в Инстаграме и попытался найти и такой: «О!» Ну ладно… Я понимаю, что это типа, знаешь… — Это на каком-то уровне… — Слишком литературно. — Не припездываешь ли ты? — Нет, у меня знаешь типа… Я не уверен, увидела ли она. — А… — Я надеюсь, что не увидела. — Меня смущает в этой истории, каждый раз когда я ее рассказываю, в этом есть какой-то, вот… очень призрачный харассмент. Типа… Наше право — дрочить, на кого мы захотим. Патриархат, он как бы в этом заключается. Он, как бы, понятно, что… И девушка так может сделать, но представь, как ты бы себя странно чувствовал, если бы ты был дамой, которая работает в аэропорту, заходишь в туалет и ты видишь, что на тебя чувак стоит… Именно на твою фотографию, где ты там с ребенком стоишь… Я не знаю, в магазине с пакетами… — Нет, я иллюстрирую свой выбор. — Слава богу, да.

— Я думаю, что это как-то неправильно, но ничего с этим не могу поделать. — Когда ты дрочил в последний раз? — Я думаю, что это как-то неправильно, но ничего с этим не могу поделать. — Когда ты дрочил в последний раз? — Сегодня? *Дудь смеется* — Я обязательно должен это говорить? — Да. — Ну, с утра… — Как твоя подруга относится к тому, что ты дрочишь? — Нормально, мы типа не скрываем друг от друга это. Я очень часто в разъездах… — Угу. — Но мне надо как-то стресс сбивать. — Угу. — И иногда, ну, типа, давай будем честными, когда ты заебаный и у тебя нет сил трахаться, но хочется поставить какое-то завершение в вечере — это очень простой и эффективный метод. Это правда… Я правда думаю, что те, кто этим не занмается регулярно — они маньяками становятся, потому что я не могу в себе это копить. Это как в туалет сходить, знаешь. — А она мастурбирует? — Да. — То есть вы это проговаривали? — Конечно. — Как зовут твою девушку? — Я не хочу это говорить. — Не в том плане, что… — Я с ней знакомился, но забыл как ее зовут, но, девушка Данилы Поперечного, вы…ну, я на «ты» к тебе обращусь, потому что мы знакомились, ты прекрасна! — Теперь ты представляешь, как она мастурбирует на это, да? *смеется* — Охуенно. Я еще очень… скрытный. С точки зрения… Я пытаюсь не палить свою семью, свои отношения… Потому что… Я боюсь, что, вот, сейчас масштабы популярность приобретает такие, что — …вытекают очень неприятные последствия. — Например? — За мной следят зрители — пытаюся понять, где я живу. — Малыши? — Нет, чуваак, да блядь не малыши! Люди… есть чувак, реально, …он долгое очень время был, ему под тридцатник, он ходил просто палил адреса в очках; просто ходил вот так вот шкерился, реально, — как тебе объяснить… Ты сидишь с другом. — Точно тебя? — Да-да, чувак, нет, конечно, ты что. Я не то, что мне показалось. — Это не мания преследования? — Не-не, да блядь, о чем ты? Я выхожу мусор выкинуть в трениках, захожу домой, а у меня — пятнадцать отмеченных в сториз. Я уже для некоторых становлюсь — ну, не человек, им прикольно просто, я даже понимаю: если бы я увидел, что Жириновскиий идет в общественный туалет, и он сидит там какает — мне было бы смешно его сфоткать. — А он какает? — Я думаю, да, ну ртом как минимум. Меня пытались сфоткать, когда я срал в общественном туалете. Я сижу такой прям занимаюсь делами — и я вижу, что на селфи-палке вот так протягивается камера. Я такой: «Ты че ахуел?!» — Серьезно? И чувак убежал, я, как человек, в бешенстве, но как наблюдатель, я такой: «Ну ладно, я понимаю, что это смешно, типа». Я не могу, я в общественный толчках вот так вот все время сижу *смеется* Типа у меня проблемы прям. Я раньше думал — какой нахуй смысл в заведениях дорогих, где… обычная еда оверпрайснутая сильно? — Да. — А это сделано исключительно для вот таких вот чуваков, которые хотят просто посидеть пожрать и чтобы не беспокоиться, что у них висит лапшица тут на усах, и какой-нибудь чувак сбоку их снимает. Все время надо вот вот это делать: «Здравствуйте, хорошо выглядите», а я алкаш — мне сложно. (музыкальная заставка) — Руслан Белый — красавчик? — В какой-то степени — да. — А в какой нет? Что с ним не так? — Мне не нравится его материал. Мне не нравится, что он… — Какие взгляды он продвигает. — Какие? — Ну у него очень гомофобные есть шутки и так далее, у меня, блядь, я не знаю. Для большинства — человек, который переживает за геев — сам пидор, такая есть история, потому что «у кого что болит, тот об этом и говорит», я просто охуенно гуманный, у меня есть друзья геи… …Паша Залуцкий — комик из Минска; я поражен его смелостью. Чувак из Беларуси вышел на ТНТ и в открытую — я гей! И весь материал об этом. — И это показали? —Да-да. — Так все может подумали, что это шутка? — Нет чувак, он правда гей. — Ну Беларусь ближе к Европе, поэтому… — Ну, батя, с другой стороны. — И чего? — Ну хуй его знает. — Когда ты батю слышал про *пародируя белорусский акцент* геев? Мы просто не в материале, возможно он вообще как этот… Он Стивену Сигалу морковку предлагает поесть; ты не видел видео? Посмотри, великое… великое видео! — Короче, я типа вот переживаю из-за этого… Плюс я несколько раз был свидетелем того, что Белый не очень сам в материале стендапа. Он сидел в жюри «Открытого микрофона»…Ой, блядь, ща скажу… Comedy Баттла. И там выступал один чувак в костюме викинга, и он читал материал от викинга, как он женщин насилует, и так далее. И Руслан Белый, оценивая его выступление, бросает фразу: «Ну а комедия в персонаже, когда это вообще работало? Это не работает». Я такой: «Блядь, чувак ты хоть слышал хоть что-то про Энди Кауфмана?» И для меня все стало понятно — главное лицо стендапа в России — он даже не все знает. — Вы из Воронежа оба. — Да, но я… — У вас в этом дерби, да? — Не, большой респект ему вообще за то, что он, в принципе, этот формат… Для стендапа он много что делает, это правда. Видно, что он горит этим, ему нравится, но… Мне просто не очень нравится материал, который он дает, вот и все. (музыкальная заставка) — Сколько денег в месяц тебе нужно, для того, чтоб нормально жить? — Да я и на десятку справлюсь. — Ну не надо гнать.

— Чувак, мы с Ильичом начинали всю эту движуху, мы переехали с голой жопой в Москву, мы жили на чердаке в хостеле за бесплатно у друзей — Чувак, мы с Ильичом начинали всю эту движуху, мы переехали с голой жопой в Москву, мы жили на чердаке в хостеле за бесплатно у друзей и ели бич-пакеты. — Это когда было? — О, это было… — …после того как «Спасибо, Ева» развалилась. — Так. — Мы очень адаптивные ребята. Я могу жить охуенно комфортно на пятерик, могу жить охуенно комфортно и на пол-ляма в месяц. Мне все равно, я… У меня нет такого, что я привык, знаешь, к какой-то богатой жизни. к какому-то уровню. И потом — ну все, я доширак не буду есть никогда больше. — Так все нормальные люди должны уметь делать, но вот сейчас сколько у тебя примерно выходит? — Ну я живу с дамой, плюс давай учитывать тот факт, что я трачу бабки на продакшн, — Не считая продакшена, работу не считаем. — Просто бытовуха? — Просто, да, бытовуха… — Слушай, что б комфортно, наверно, двести кусков, вообще — топ; можно в сотен укладываться, вот. — На двоих? И ты снимаешь квартиру? — Да, да. — Ты собираешь пять четыреста в Ледовом… — Блядь, давай посмотрим, получится ли. — Я замахнулся. — Да, ты замахнулся на пять четыреста. Когда человек выступает в разговорном жанре, не в музыкальном, хотя все равно — это одно и то же сейчас, выступает в Москве и собирает… пять тысяч человек, это примерно, ну, не примерно, а четыре миллиона рублей прибыли для артиста, который будет собираеть… если это не группа, рэпер или, скажем так, человек, в микрофон что-то вещающий. — Больше. — Правильно ли я понимаю, что у тебя речь идет о сопоставимых деньгах? — Ну больше. — Больше? — Типа ты посчитал, что билеты… Ну, короче, смотри. Ну, хорошо, давай так — да, ты прав, примерно в этом районе. — То есть за такое выступление ты срубишь не меньше четырех миллионов рублей? — Я тебе так скажу, у нас уходят бабки на… саму площадку, на свет… на всякие организационные вопросы и… Я никогда так много не получал, сколько я получу с будущего тура. — На что ты их тратишь? На что ты их будешь тратить? Копишь ли ты на что-нибудь? Может, у тебя какие-то другие задачи? — Я, знаешь, как в прошлый раз сделал? Я вот прошлый тур отъездил, у меня лежало мульта три, наверно, два, просто именно, я отложил их. В полочку, исключительно для того, чтобы у меня не горела жопа: «Блядь, где достать деньги?!»; и чтобы не рекламировать вещи, которые я бы не хотел рекламировать, но надо, потому что нет денег; и чтобы у меня были ресурсы, чтобы делать контент, который я хочу. — Ты проел за год три миллиона? — Да. — Серьезно? — Ну я, знаешь, накупил аппаратуры новой там такой, я снял себе мастерскую на Фонтанке. Я… Мне не нравится ощущение, когда я, блядь, в комфорте. Когда у меня есть куча бабла в полке, я снимаю квартиру, у меня все время есть еда, счастливая женщина, мне… …не нравится ощущение того, что вот мне кажется, Comedy Club погубила эта хуйня — они приходили как чуваки, которые стебали попсу и все это говнище, и гламур; и они сами этим стали, прям с головой, и это их погубило, они отдалились, блядь, от людей, которые их слушали и любили, они превратились в тех, кого они ненавидели. Потому что они взрослые мужики, у которых дохуя бабла, и они живут комфортно. Против чего… Зачем им протестовать? Зачем им двигать какие-то рамки? Зачем им бунтовать? У них все в порядке. Я очень боюсь оказаться в той же ситуации, и я… Если у меня есть большая сумма денег, я такой: «Окей, значит, мы замахиваемся на какой-то небывалый проект, который раньше я не мог потянуть.» Я планирую, в принципе, в будущем также сделать. — Кто тебе нравится из Comedy Club-а? Не может быть, чтоб все были — …тебе не по душе. — Илья Соболев, вот трио их — Иванов, Смирнов, Соболев. — Питерские пацаны. — Да, они очень… И я это говорю, не потому, что я из Питера и я знаком с Соболевым, мне приятно было с ними познакомиться, потому что, на мой взгляд, они единственные, кто там пытается экспериментировать до сих пор и делать что-то веселое, но я не смотрю Comedy Club уже. Я два раза посмотрел, что они делают и такой: «Ебааать! ААА! Ой да, Трамп долбоеб, а Путин красавчик, да я понял, ребят, класс». — Все я не вывожу. — Давай, мы тебя спросим. — Путин красавчик? — Внешне уже давно нет, много ботокса. Странная внешность… Настолько странная, что даже кажется многим уже, что это какой-то… перехирургированный двойник. Я понимаю, о чем ты спрашиваешь, если ты, на самом деле, хочешь честный ответ, я очень много… времени проводил с лютой какой-то обидой и злобой — как так он может всю эту хуйню вытворять? Мне так надоело держать эту установку внутри себя, я начал… у меня реально был период, когда я думал: «Хорошо, давай предположим, почему он может быть не злодей? Какая может быть ситуация, где, вот, почему все это проиходит, но он при этом не злой чувак». Реально самые разные были варианты: что он в информационном пузыре, потому что это, прикинь, ты Путин, как ты можешь поехать проверить зарабатывают ли люди на заводе, потому что ты не можешь ни с того ни с сего куда-то двинуть, и чтоб там все: «О, бля, Путин! Нихуя себе!» И траву начинают красить, так не бывает. Все всегда знают, где он будет; все выставляют актеров, которые там… «Газ за вас» — вот это вот говно.

Ему приносят отсчеты, и там написана циферка: «Все довольны!» И он такой: «Да, окей». Как он, блядь, будет это проверять? Идти в интернет? Ему там, знаешь, капают на голову говно, что: Ему приносят отсчеты, и там написана циферка: «Все довольны!» И он такой: «Да, окей». Как он, блядь, будет это проверять? Идти в интернет? Ему там, знаешь, капают на голову говно, что: «Да это все Америка заказывает!» А он может вот так верить в это, потому что политика, она грязная игра. — Ты сейчас оправдываешь его в итоге? — Послушай, я реально очень много всего вертел в голове. Вплоть до того, что он привел своих друзей к кормушке, и они стали сильнее, чем он, и он уже просто в заложниках ситуации. Но все равно в каждой… Каждая вот эта теория, она разбивается о то, что он не дает никому даже близко, хотя бы подобраться к смене его. Он не дает возможности появиться альтернативе. И видно, что он вцепился в свою власть. И я не знаю, делает он это из-за того, что ему насрать уже на все, и он просто живет в шоколаде, и ему в принципе уже не так сильно важно, чтобы мы были счастливы все и страна двигалась куда-то. Или он это делает из-за страха за собственную жизнь, потому что представь, если ты сделал самых влияетельных людей на планете… Они будут, наверное, заинтересованы в том, чтобы ты, сука, никуда не уходил. Я не понимаю. Я убежден в том, что он много сделал нехороших вещей, он часто лицемерит, он что-то и хорошее делал, естественно. И я твердо считаю, что надо менять власть. Пускай даже на кого-то другого, кто бы хуже справился, но цикл должен быть, иначе все в болото превращается. Но у меня нет однозначного ответа, в какой ситуации Путин… Скорее всего, знаешь, в какой бы ситуации он ни был, даже если он реально в заложниках — он сам виноват, что он туда залез. — Что из происходящего в России тебе не нравится больше всего? — Ой, чувак… Я каждый день начинаю с того, что открываю телефон и читаю новости, и у меня, блядь, сердце кровью обливается. Причем я не, ну, как сказать… Не то, чтоб я: «Ой, все плохо, все пропало! Россия с колен не встанет никогда!» Я просто… …постоянно являюсь свидетелем того, что… как у нас ни хрена не работает, вообще, судебная система — этого ничего нет, оно какое-то все… У нас… …реально куча законов, которые противоречат Конституции, и… …они резиновые, они прям реально, ну как, репрессивные. И… Или они просто… …случайно такие получаются, я не могу утверждать, вот. Но типа много несправедливостей. Мне не нравится история с тем, что Путин говорит в своих интервью: «Да у нас в стране геи могут спокойно жить, главное на парады не выходите». А потом два чувака ставят штампы в паспортном столе, и к ним полиция, блядь, ломится, и участковый им говорит: «Да мы вас не можем защитить, бегите отсюда». Мне не нравится это. Давай скажем так: как ты думаешь, по каким причинам я все еще, блядь, свободно катаюсь и свою хуйню со сцены несу? — Мне хотелось задать это следующим вопросом. По каким? Потому что условного Соколовского уже сажали в тюрьму, условный Мэддисон уже извинялся перед мусульманскими ребятами, а ты как Навальный — ты дерзкий, но на свободе. — Ты мог заметить, что на моем канале был момент, когда градус дерзости крайне спал. — Когда это было? — Это было… ровно вот в момент, когда… …история с Милоновым почти закончилась. Вышло видео, где я объявил, что больше я не буду выпускать подкаст о политических каких-то законопроектах и так далее, вот. Высказал свое «фи», что канал уходит в более развлекательный формат. — Так? — Почему так произошло? — Ну, подумай. — Ну… Тебе намекнули, что так лучше сделать? *цокает языком* — Давай следующий вопрос. (музыкальная заставка) — Как бы ты охарактеризовал свои отношения с Хованским сейчас? — Никаких абсолютно. — Ну это ненависть? — Я принципиально с этим человеком не работаю, потому что… Не потому что он меня, знаешь, подъебывает или еще что-то, я… — …понимаю… — На пенис похоже немного, извини, да. — В смысле, блядь, немного? — Да-да. — Даже вот эта штучка вообще один в один. — Так. — Ну типа, я принципиально никогда с ним в одном кадре не появлюсь. Я понимаю, что это за продажная сволота. — Продажная? *саркастично* — Нет, он честнейший… — Ну а что ты имеешь в виду под продажностью? — Чувак, ему просто… Любое говно произойдет у него на канале — вопрос цены. И ты, типа, если ты, для тебя это новость, ты не смотришь, видимо, что он делает. — Не, ну а что значит говно… Ну, казино рекламирует, бинарные опционы… — Не, типа… История с государственными приколами, и так далее. — Ну они с Маликовым даже клип записали. Там, чувак типа… — А-а-а, точно. — Юра, он… — Подожди, стоп-стоп-стоп. Ну а вдруг он реально за Володьку? — Вдруг он за Путина искренне? К этим людям не должно быть претензий. — Давай так. — Если они действительно так думают, а не за бабки. — У меня есть ощущение, что нет. — А, что он не думает так. — Я на камеру не буду говорить. — Почему ты с ним не баттлил? — Да нахуя? — Чувак, это не с ним баттлить. У меня есть ощущение, что ему пишут тексты. — Так, по-моему, это известная история. — Ну да, но я просто, смотри.

— Ну подожди: ты заказываешь текст Rickey F-у, и он заказывает текст Rickey F-у. Кто лучше исполнил, тот чемпион, нет? — Я не знаю, кто пишет Хованскому. И пишут ли ему вообще. — Ну подожди: ты заказываешь текст Rickey F-у, и он заказывает текст Rickey F-у. Кто лучше исполнил, тот чемпион, нет? — Я не знаю, кто пишет Хованскому. И пишут ли ему вообще. Чувак, ну типа, ну зачем это? Я, во-первых, не рэпер. Во-вторых, у меня какие претензии к нему могут быть? Что он алчный пидор, который на желчь исходит и меня все время подъебывает, ну, пытается типа, одной и той же шуткой миллион лет? Да похуй. Типа мне… Я очень заебался вариться в этих скандалах, в этом говне, когда кто-то кому-то дизреспектует, и творчество превращается в срач — я не могу уже этим заниматься. (музыкальная заставка) — Ты… …работал на проекте, который назывался «Спасибо, Ева!» — Вот оно, запахло! *принюхивается* Нашисты, нашисты, кажется, да. — Знал ли ты, что это история, сделанная Кремлем? — Ты че, конечно нет. — Ты… Я тебе больше скажу, с абсолютно чистой совестью — никто, блядь, из нас не знал. Знаешь, когда мы узнали? — Вашим лидером был Юра?.. — Дегтярев. — И он не знал? — О-о-о, нет, он знал. А мы нет. Я тебе скажу даже… проще. Знаешь, когда мы узнали об этом? Когда вы все об этом узнали. Когда вскрыли почту Потупчик, это начало расходиться, и там написано, что «ребята со «Спасибо, Ева!» получают столько-то, и это пропаганда, вот такие цифры», бла-бла-бла. И это начало типа подниматься, бурление. Люди начали друг другу в Фейсбуке, там, во Вконтакте перекидывать, в Твиттере. А мы как дурачки типа: «О-о, че, сегодня снимаем, да?» И нам начинают присылать наши близкие: «Ребят, вы че, охуели?» И мы в этот момент, мы просто, ну, на жопу сели. Мы не знали этого. Типа, история была следующая. Никто до этого никогда из нас не получал деньги в интернете, типа за… Никто вообще подобное никогда не делал. Схема появляется. Молодой блогер делает видео-контент на площадку, и ему за это платят. Для нас это было настолько ново, что мы не понимали тонкостей, типа, откуда бабки, и так далее. И это тебе говорит человек, который делал, блядь, мультики про Путина. На «Спасибо, Еву!» — Комплиментарные? — Нет, кстати. У меня не было никакого вообще… Слушай, если бы мне говорили: «Хвали Путина», я бы, наверное, заподозрил что-то. Вот в чем проблема. — Ну они редактировали твои мультики? — Нет. Там вот в чем проблема. Они типа им отсылали, я так понимаю, статистику просто. «Вот, мультик про Путина собрал два миллиона просмотров». И они такие: «А, ну хорошо». Они не смотрели это говно. — Угу. — Им похуй было. — Тут была, видимо, история о том, что наша площадка… — Произносила слово «Путин» для молодежи. — …формировала культ личности. — А, понятно тогда, почему нас считают проектом Кремля. — Путин. — Путин спас вам жизнь. — М-м, да. — И, знаешь, короче, как мне Юра Дегтярев оправдывал? Я в какой-то момент все-таки… Я еще пиздюком был охуевшим. Типа я ничего не понимал. — Типа вот у меня есть возможность зарабатывать… — Давай годы обрисуем для людей, это две тысячи… — Бля, бро, я правда не помню, ну вот когда «Ева» была. — Ты аж разбил телефон? — Ради такого дела не жалко. Да? — У меня в какой-то момент закралось легкое подозрение. Что я снимаю… Я типа рисую мультики про Путина, там был, блядь, проект… Два проекта. Один «На встрече у Путина», сделанный под «Гриффинов». — Угу. — И второй, пародия на «Бивиса и Баттхеда» — «Медведис и Путхед» назывался. И они… Ну, они там тупые прямо. Они себя там ведут как персонажи… как дегенераты. — Путхед, а как ты думаешь, теперь нам дадут? — Нам уже дали… тысячи телок! И для меня это было прям сатирой, знаешь? И… Почему такие форматы вообще? Я спрашивал… Когда мы подходили к Юре и спрашивали: «Юр, а почему Путин? Зачем?» Он говорил: «Ну, слушайте, мы хотим просмотров много. А кто у нас самый главный человек в стране?» И для нас это было вообще нормальным объяснением, знаешь? «Ну да!» Хотим хайпить — да, придется так. В какой-то момент я почувствовал неладное. Я рисую мультики и получаю охуенно много бабла. Ну, то есть, не столько, сколько было прописано в сметах у Потупчик, но для меня, человека, который никогда этим не занимался — ну, много. — Это сколько? 30 тысяч рублей? — Не, больше. За каждый мультик, я там типа 60 кусков вытаскивал. И их типа выходило… Они простые были, и их несколько в месяц выходило. Вот, и я жил в Польше еще в тот момент. У меня очень дешевое было жилье, в плане — очень просто было снимать, я вообще в шоколаде жил. И я, вот, усыпленный этим комфортом, я в какой-то момент: «Так, стоп. Юр, а откуда деньги-то? Мы как монетизируемся?» Он говорит: «Все нормально, мы будем…» Он придумал мне пиздеж. Он такой: «Мы, короче, в этот проект продадим интеграцию водки «Путинка». Да, вот, они сказали, что надо сделать серий пять раскаточных, а потом постепенно начать вводить». Я такой: «А, ну ладно». И я, как долбоеб… …сидел… …рисовал презентации для водки «Путинка». Говорил: «Юр, смотри, вот так можно сделать, вот так». — По своей инициативе? — Да, по своей, просто.

Я такой: «Вот, смотри, чтобы это было клево, можно вот так сделать, вот так — это будет прикольно, классно обыграно». Ссылал ему, и Юра мне только улыбался. И я теперь думаю: «Вот, блядь, гондон, а. Сидел и…» Я такой: «Вот, смотри, чтобы это было клево, можно вот так сделать, вот так — это будет прикольно, классно обыграно». Ссылал ему, и Юра мне только улыбался. И я теперь думаю: «Вот, блядь, гондон, а. Сидел и…» — Чем он сейчас занимается? — Понятия не имею. Надеюсь, тем же самым, чем он раньше занимался: пытается, блядь, у кормушки усесться. — А когда это произошло, вы сразу же свалили? — Не, не. — Чувак, знаешь, в чем проблема? Сваливать было некуда. Все охуели и не понимали, что с этим делать. И мы, некоторые из нас — кто-то сразу отвалился, но некоторые из нас очень долго буксовали. Типа не понимали, как… «Мы меняем вектор? Мы переуговариваем Юру? Что вообще происходит?» Мы реально не понимали. Я даже после этого еще пару роликов по инерции ему сделал. И я ездил и договаривался: «Чувак, зачем? Давай, пожалуйста, мы будем делать другую рекламу, не политическую, как на телеке». А он смотрел на меня, улыбался, и все такое. Ну, короче, типа не сразу свалили, и плюс еще знаешь че наслаивалось? Юра ж такой зайчик, он всем друг был. И мы такие: «Ой, блядь. Ну, Юра, что ж ты с нами сделал? Эх-эх. Ну давай думать, как с тобой будем это решать». А не надо было ничего решать. Ну мы все симпатией к нему прониклись, да и до сих пор я за многое ему благодарен, конечно, но вот то, что он задним числом нас всех в пропагандосы вписал — это вообще пиздец. Одно дело — если бы, знаешь, он бы с нами договорился, и мы бы сами через себя перешагнули — это было бы, блядь, наше решение. Другое дело — когда ты узнаешь об этом, ну, случайно. (музыкальная заставка) — В январе ты попал во все новости, которые только возможно, потому что ты написал, записал сатирический ролик на Рамзана Кадырова. С чего вдруг? — Мне очень понравилась новость о том, что Дед Мороз назначил Рамзана Кадырова главным помощником по добрым делам. Она какая-то, блядь, абсурдная настолько, что я… Ну я хохотал как уебок, наверное, минут 20 с этого, всем разослал, говорю: «Посмотрите, в каком мы сюрреализме смешном живем». И мне очень захотелось это обыграть. И, мало того, что захотелось новость обыграть, меня очень достало вот это сакральное… Короче, я очень на самом деле хитрожопо сделал. Я понимаю, что чеченцы — народ такой, жесткий. И это прям, ну… Очень по грани я прошелся. Но я придумал вот как: я сделаю пародию так, чтобы… ну, постараюсь, чтобы не обижать чеченцев, но и все-таки это была пародия на Кадырова. И чтоб там была сатира внутри. Просто, чтобы показать: «Смотрите, на него можно делать пародию не так, как Галустян, заранее приезжая и договариваясь с ним, или, там, пост-фактум снимая видео». Видео — просто, ну, вот Кадыров. Вот он, да. Про «Салам Алейкум» он говорил Канделаки. — Да. — Типа он так разговаривает. Я попытался — я не гипертрофировал, я попытался похоже на него выглядеть и говорить. Новость смешная, абсурдная ситуация. И даже в этом ролике все пишут: «Пизда, братан! Все, тебе… Все, блядь, прощаемся». И вот это мне не нравится, я хочу вот эту штуку двигать. — А тебе же было страшно? — Азарт был какой-то. Мне не было, знаешь как, типа… Я понимал, что может быть пиздец. И я попытался все углы сгладить. — Это поступок, и он, безусловно, заслуживает уважения. — Спасибо. — Но в итоге получилось несмешно. — А знаешь чего? — Ну прям вообще! — Вот тебе такой вопрос: ты перед тем как смотреть это видео, только честно ответь, знал об этой новости? — Конечно. — Ты понял, помимо пародии, более глубокую сатиру, которая там? — А, какой новости? Про Деда Мороза? — Да. — Нет. — Вот. Это обыгрывание заголовка. Вот в чем проблема. Я сдолбоебил в том плане, что надо было сначала, перед началом ролика, пустить скрины этой статьи, вообще статей. — Да. — Но тогда панчлайн рушится, короче, надо быть в теме. — Хоть какое-то движение, помимо комментария официального человека по информполитике Чечни, было после этого? — В чеченские какие-то Инстаграмы запостили куски этого видео. И там 50 на 50 от чеченцев комментарии, типа: «Пизда тебе, найду — урою». И половина: «Ха-ха-ха! Кек». — Ты написал сатиру на Рамзана, потому что тебя достало, насколько абсурдна свобода слова в России сейчас, насколько ее мало. Последний момент, когда… …ты подумал, что «ну блядь, ну так нельзя, ну нельзя настолько кастрировать свободу слова на Руси». — Слушай, я не думаю, что ее сейчас… Сейчас ее, наоборот, больше, чем когда бы то ни было. Я просто знаю истории того, что советские сатирики и комики, которые с миниатюрами ездили — они, блядь, лицензии получали на миниатюры. Прикинь, какой пиздец? Ты придумал сценку, и тебе ее надо утверждать в органах. Которые, блядь, фильмы а-ля «Смерть Сталина» запрещают, потому что там вождь, видите ли, обоссанный лежит. Короче, типа сейчас есть Интернет. И это не манна небесная в том плане, что и там, конечно, могут тебя достать и заблокировать, если ты черту перешел. Но все равно такого, как сейчас, никогда вообще в истории человечества не было. Что любой чувак может сделать все, что он хочет. И это увидят все.

(музыкальная заставка) — Блиц! Человек, чувству юмора которого ты завидуешь? — Ну, наверное, ну, их несколько. (музыкальная заставка) — Блиц! Человек, чувству юмора которого ты завидуешь? — Ну, наверное, ну, их несколько. Луи Си Кей, Джо Роган, Даг Стэнхоуп — очень люблю их. — Как ты переживал скандал вокруг Луи Си Кея? — Сильно. И я аж кусок материала в новую программу написал про это говно. — Но можно ли дрочить без спроса перед людьми? — Нет. Без спроса нельзя. Поэтому мне так неловко перед той проводницей и было. Слушай. Многие спекулируют тем, что говорят: «Он же спрашивал». Но проблема в том, что он во многих очень случаях не получал никакого ответа. Я не хочу заниматься виктимблеймингом, но я бы, на месте дам, которым предлагает Луи Си Кей посмотреть, как он дрочит, обрадовался бы, потому что: «Бля, я это увижу первее, чем это выйдет на Нетфликсе». — Три самых остроумных человека, говорящих на русском языке? — Мне нравится, как Слава Комиссаренко пишет материал. Мне нравится, как Комаров пишет материал. Ребята из Stand-up Club #1 многие хорошо шутят, тут ты не можешь чиркнуть. Я, короче… У меня есть топ любимых русских комиков, андеграундных. Но я тебе их никогда в жизни не скажу здесь, знаешь, почему? — Оторвет башню? — Потому что… Я хочу, чтобы у них все было плохо, и они не становились знаменитыми. Потому что именно поэтому их материал замечательный. Это мои ребятки, и я типа их… — Ургант? — Мне не очень нравится его юмор. Я типа, нет. У меня большой респект Ване, он классно шутит, просто это вкусовщина, юмор он весь вкусовой, и… такое. — Самая смешная шутка, придуманная не тобой. — У меня есть одна шутка, которую я услышал у какого-то комика. Я, блядь, прости меня, пожалуйста, мужик, за то, что я никак не могу выучить твое имя и фамилию, мне даже присылали, как его зовут. Я очень разъебался, я где-то ее услышал вживую. Чувак, ну, звучит вот так: «Мой друг очень хочет стать геем, но у него кишка тонка». *Дудь смеется* — Я сижу: «Блядь, почему не я это придумал?» — Смешно? — Данила? — Ася? 2,5 на 0,5. — В контексте выступления охуенно было. — Три лучших русских рэпера? — Тот, который к тебе не пришел. И дизреспект тебе выписал, сказал: «Пошел на хуй, Дудь, без тебя соберем все». Вот этот парень. — ATL не говорил так. — Так сказал Oxxxymiron. — А-а, так. — Мне очень нравится Скриптонит. Прям пиздец вкатывает. Я его долго раз пробовал. И как только я его раскушал, я такой: «Ух!» Мне даже последние два его, как его, альбома? — «Уроборос». *шепотом* — Охуенно. — И третий? Да хер его знает, я не очень по русскому рэпу, конечно, угораю. Но Хаски некоторые вещи прикольно делает, да. — А три любимые группы вообще? — Музыка, на которой ты вырос, или то, что ты слушаешь? — Ой. Doors, Nirvana, Хендрикс — такое. — Самый смешной русский фильм? — Блядь, ну «Zомбоящик», естественно. — Нет, ну. — Ну он постиронично смешной, ты знаешь? Ты смотришь его и такой: «Ебать, как плохо, ха-ха-ха». Типа тебя смешит то, что: «Вы че, дауны? Вы че, правда это… Ой, блядь!» Типа, тебя накрывает каким-то таким, мета-юмором, вот. — А то, что круто? Ебать как хорошо? — Слушай, наверное, очень плоская будет из моих уст названа картина. Я прям вырос и затер до дыр, и я до сих пор влюблен в «Иван Васильевич меняет профессию». Обожаю это дерьмо! Прям *причмокивает губами* Я люблю пиздец «Назад в будущее», вторую часть особенно. И это вот русский сай-фай с перемещением во времени, который… Я, блядь, я в детстве знал каждую, сука, строчку из этого фильма. — Великое кино, это правда. — Да. — О чем ты мечтаешь? — У меня очень… …инфантильные и дегенератские мечты в розовых очках о том, что мое вот это вот говеное творчество однажды возымеет эффект, эффектом бабочки каким-то, воздействие на будущее места, в котором я вырос, ну, страны. Типа, мне хочется верить, что вот то, чем я занимаюсь там, двигаю свободу слова, чуть-чуть там, знаешь, где-то. Кто-то решит, что я просто пошлю, потому что это типа эпатажно, вся хуйня. Короче, что сатирой вот этой, может, творчеством, я чуть-чуть делаю лучше место, которое мне дорого. — Ты имеешь в виду Россию? — Да. Может быть, это и хуйня ебаная, и мне просто нравится себя тешить этими мыслями. И я просто чел, который ненавидит себя 99% времени, и ему хорошо, только когда он выходит перед толпой, шутит и видит, как ему хлопают, и может быть, мне поэтому на самом деле хочется этим заниматься, а не потому что я вижу в этом охуенную цель. Но я, правда, по крайней мере верю в то, что это хотя бы маленькую подвижечку в нужное направление, но делает. — Оказавшись перед Путиным, что ты ему скажешь? — У меня… …какая-то более, знаешь, раболепская хуйня типа: «Пожалуйста, не сажайте меня». *сквозь смех* Потому что я уже зашуганный этим говном. Нет, на самом деле… Ты всегда вот эту, блядь, фразу спрашиваешь… Она какая-то, ну, сука… Это же разговор должен быть. Типа как можно сказать что-то Путину вот такое, знаешь, емкое? — Чтобы это и типа мысль донесло или что-то поменяло? — Ну как, на русском! — Ты на русском говоришь, он на русском говорит. — Ты думаешь, ему никто ничего не говорил вот из того, что у тебя твои гости рассказывают? — «Здравствуйте» говорили. «Спасибо за все», наверное, тоже говорили. — А какие-то другие вещи, предположительно, не говорят уже очень много лет. — Ну это твоя позиция, мне кажется… — Он уже не парится. — Ему что ни скажешь… — Так что ты скажешь? — Готовьте молодых. (музыкальная заставка) — Есть место, где люди особенными показались тебе? — Три города. — Давай. — Питер, естественно. Минск. И Киев. — Чем? — У меня сложилось впечатление, когда я выступал в Минске, что их так там, блядь, цензурой душат, что я для них глоток воздуха. Чувак, который приезжает и говорит со сцены: «Слышь, блядь, власть ебучая». — Про Лукаша ты шутил там? — Какие-то, блядь… Что-то было. — Я в Киеве шутил про… Я приехал в Киев первый раз, по-моему, с крупным выступлением. Полный зал. Я выхожу и говорю типа, ну, я понимаю, что… И это как раз, знаешь, вот… Конфликт. Россия, Украина, вот это все говно. Я выхожу и говорю: «Знаете, у нас очень много в стране пропаганды. У нас постоянно по телевизору говорят, что на Украине одни бандеровцы, а это полная чушь. Правильно — в Украине. И зал разъебывается. И я такой: «Мы поладим. Все заебись». Я там как дома. Мне комфортно там. — Конкурс! Что ты нам принес? Не нам, а нашим зрителям, кот… *Дудь бьет ладонью об бочку, раздается приглушенный звон* — Зрителям! — Короче, это бочка, большая, красная. — В ней много нефти, можно это продать. — Так. — Я видел, что у тебя обычно делают подарки и тебе, и зрителям. — Это какая-то хрень, которая в этом году началась, и я против! Потому что «Музей капитал-шоу "Поле чудес"» не нужен нам. — Я решил, что я тебе тоже нихуя не буду дарить, потому что пошел в пизду, зачем тебе что-то дарить? — Фух, спасибо, да. — Я принес зрителям, короче, шлем из одного из видео. Мне кажется, он клевый. Это шлем Сорвиголовы, в котором мы снимали один из роликов, он внутри подписанный. Это штука, которая неплохо выглядит на полке. Ты можешь это надеть. — Подписан, действительно. — Ты задом наперед надеваешь. — А, да? Так. — Вот так? — Стой. Тебе надо знаешь что сделать? — У меня большая башка. — Тебе надо нырнуть сюда глазами попробовать, и попытаться продеть себя… Не, у тебя реально здоровая башка. — А на тебя налезает? — Не, на меня налезает, я в нем снимался типа. — Закончи тогда. — Вот… Если вы хотите видеть более справедливую Россию, то шлем адвоката слепого из Адской кухни это, мне кажется, прикольно. — Ну это приятный артефакт со съемок. — Это супер. — Друзья, задание очень простое. Вам нужно придумать окончание панча «Заходят как-то Данила Поперечный и Виталий Милонов в клуб…» Что дальше? Две строчки, четыре строчки, вообще без рифмы — придумайте! У кого будет ржачнее, веселее, круче, тот и получит вот эту реально кайфовую штуку — имейте в виду, на такую башку, как у меня, не знаю, чем она там заполнена, не налезает. Но на остальных налезет. — Я знаешь какой вариант придумал? Заходят как-то Милонов и Поперечный в бар, а бармен говорит: «Вам как обычно?» *шепотом* — Типа это гей-бар, и мы там все время тусим. — Можно было не объяснять, я понял. — У тебя голова, конечно, большая, но непонятно, из-за чего: это заболевание или… — Скорее, заболевание. — Спасибо!

Ad Х
Ad Х