🏠

Стендап, КВН и «Угадай мелодию» в тюрьме: за решеткой тоже есть шоу-бизнес | ТОК

Это текстовая версия YouTube-видео "Стендап, КВН и «Угадай мелодию»…".

Нажмите на интересующую вас фразу, чтобы открыть видео на этом моменте.

Прилетает удар в челюсть. Я падаю. Лучшее, на что я мог рассчитывать, это где-то 6-7 лет. И начали делать новости. Я Валдис Пельш, я беру микрофон... Слышишь, там будут "Агата Кристи", "Опиум для никого" - не смей включать! Проводили мы так же конкурс стендапа. Если это показать где-то за пределами зоны, никто на хрен не поймет этот юмор. Такие: алло, нет! Ни в коем случае, ребята. О, так это же вы "Истерика". Вы нормально сделали, четко. Меня зовут Ворожейкин Виктор. Я был осужден на 5 лет лишения свободы за хранение наркотиков. В лагере я занимался тем, что организовывал концерты. Снимал новостные ролики, конкурсы талантов, КВН и все, что можно было только придумать в условиях зоны. В октябре 14 года меня остановила полиция. При мне нашли некоторые вещества. за которые свет воли я увидел в 2017 году в августе, 8 числа. Это произошло абсолютно банально. Я забрал вес. На перекрестке, на котором я хотел перейти дорогу, передо мной останавливается машина вневедомственной охраны. И тут они выходят со своими автоматами наизготовку и интересуются, есть ли у меня что-то запрещенное, и чтобы я предоставил им свои документы. Я подумал, что это наводка. Они видели, как я поднимаю. Может, они меня где-то вели. И выкладываю им, соответственно, вес на капот. Они все это фиксируют и упаковывают меня, так сказать, в браслеты, и в машину на освидетельствование. В тот момент я оказался совершенно один в закрытом помещении примерно на часа 3. И спичек у меня не было, но было много сигарет - мне уже передачу принесли. У меня было, по-моему, 2 или 3 спички. Все время, которое я там пробыл один, я занимался тем, что я подкуривал одну сигарету от другой, чтобы у меня спички не закончились. Потому что у меня не будет больше возможности прикурить. И я выкурил полтора блока сигарет за 4 часа. И потом уже ночью - то есть меня приняли-то утром, ночью ко мне подходит кто-то из сотрудников полиции в отделении, говорит: у тебя вот такое-то вещество. Оно запрещенное. И тебе светит, короче, до фига. И говорит: ну, давай писать объяснительную. Потом явку с повинной. Я типа написал, что такая фигня, не знал, что запрещена... Купил для себя, сбывать не собирался. Лучшее, на что я мог рассчитывать, это где-то 6-7 лет. Так и сработало - мне дали 6,5... И я такой: заебись! Мне не дали десятку. Примерно в этот момент ты осознаешь, что ты здесь надолго. В исполнительной системе есть такая традиция. Приемка. Ты приезжаешь, ждешь определенного момента, приходит смена. И они тебя принимают. Тебя заводят в комнату, там лежит тряпка. Если ты ее берешь, то ты как бы соглашаешься с режимом лагеря. Тебя осматривает врач. Ну, смотрит, что видимых никаких на тебе ссадин, переломов - у тебя ничего нету - ушибов. Все, значит, можно делать. Все, я захожу в комнату в соседнюю. Там куча ментов, они такие: бери тряпку. Я такой - ничего не успеваю понять - мне прилетает удар в челюсть, я падаю. Ну, и у меня просто камуфляж вертится перед глазами. Я такой: чё? Они: бери тряпку. В общем, так меня пару раз оприходовали. Они говорят: ладно, на карантин иди. Я попал на второй барак. Я пришел. Что ты будешь делать? Я говорю: какие есть варианты? Пошли на палево. Нужны люди, которые стоят и смотрят, как перемещаются сотрудники администрации. Кто зашел в лагерь, какие... Ну, в итоге, ты знаешь всех в лицо, по фамилии, имени, отчеству, званию и чем он занимается. У меня 100-процентное зрение и очень хорошая память на лица. Поэтому я был лучшим палевщиком барака. До того дошел, что я мог сидеть, книгу читать. Не знаю, сколько я книг там прочитал, сидя на палеве. Еще я очень люблю музыку. А музыки мне очень сильно в тюрьме мне не хватало. Единственное твое спасение - так как той музыки, которая тебе нравится, я там услышать не мог - ну, я с детства, с юношества, грубо говоря, металл слушаю. Единственное, что ты можешь делать, это слушать ее в своей голове. Память у меня хорошая, поэтому некоторые песни я мог воспроизводить до конца. А если я не могу воспроизвести песню до конца, меня это жутко бесит. Еще на СИЗО я познакомился с одним... короче, это сейчас мой друг. Сначала он тоже ничего не делал, присматривался. Познакомился с завхозом клуба. Потому что они заканчивали один университет. И он, в итоге, пошел работать туда. Я говорю: а что ты там делаешь? Мы проводим мероприятия. Я такой: прикольно. А что я на них не хожу? Да ты на палеве своем сидишь все время. Я такой: ну, давай, я к вам схожу куда-нибудь. Вот они там ставят сценки. Они там песни играют. Но это же, наверное, интереснее, чем сидеть и пялиться в одно и то же поле по 12 часов? Я говорю: а что я могу пока сделать? Сейчас будет 9 мая, можешь взять стихотворение какое-то и прийти выступить. Я сел, написал стихотворение сам и пошел его рассказывать. У меня были таблетки корвалола, и они вообще ни хрена не помогли. Это была просто жесть. У меня были штаны, ну, типа роба. И они были свободные. Меня это спасло, потому что не было видно, как у меня колени просто ходили типа вот так вот... На сцене, когда я его рассказывал. Это был первый шаг, типа переступить через себя.

Попросил маму, чтоб она на очередное свидание привезла мне сценарий "Бешеных псов" Тарантино. Чтобы их поставить. Попросил маму, чтоб она на очередное свидание привезла мне сценарий "Бешеных псов" Тарантино. Чтобы их поставить. Она его отдала на цензуру. Короче, его не пропустили. Короче, эта моя затея крайне не удалась, но было бы, наверно, интересно поставить "Бешеных псов" на зоне. В то же время мы начали делать новости. Телевизоры на каждом бараке, естественно, есть. Среди всех федеральных каналов, которые там транслируются, есть один внутренний канал. Ты можешь из радиорубки запустить по внутреннему каналу что-то. В итоге, есть бригада огородников. Они в тот год высадили какое-то умопомрачительное количество цветов. У нас реально весь лагерь утопал в цветах. Такие: давайте про это сделаем ролик. Вот цветы - так, так, так. Красиво все. С компа на "Вегасе" все это монтируется. Есть новость, что вырастили там такой-то урожай. Знаешь, это напоминает советские "Новости". Типа: сегодня бригада стахановцев вырастила 15-килограммовую репу. Ну, представь: ты в ограниченном пространстве, у тебя ограниченное количество людей. И события, которые происходят, они не такие уж и яркие. А те, которые очень яркие, ты не особо-то можешь представить в этих новостях. Меня с моим другом стал узнавать весь лагерь после этих роликов. Ты просто идешь из столовой, в столовую, и тебе: о, так это же вы "Истерика". Нормально вы сделали, четко. Я такой: да, да, спасибо. Мы там придумали рубрику. Рубрика типа "Смак". Есть такое тюремное блюдо, называется замес. Замес - это когда ты берешь все сладкое, скидываешь в одну кучу, заливаешь сгущенкой. Дробишь, и все это превращается в такую мешанину. Взяли чувака, который на добровольной основе готовит некоторым зекам. Что нам нужно? Для того, чтобы приготовить новогодний замес. Нам понадобится халва, печенье, то-то и человек. Оп - замес готов. Ну, максимально старались стебаться в рамках того, что нам позволялось. Я тебе скажу, что отсматривать это не особо ... Типа ... на клавише прокручивания... Там просмотрят... ну, потому что это все равно по внутреннему транслируется. Никуда ты же... Они такие: что еще можно сделать? Я такой: давайте "Угадай мелодию" сделаем. -А как? Ну, из техники у нас как бы пульт - микшер. И диски с караоке. Я просто переписал - какие там треки есть. МЫ собрали 3 команды. Я - Валдис Пельш, я беру микрофон. Мы выставляем аппаратуру, короче, прикол был самый в том, что в это время пришли шестовики, по-моему. Ну, это, короче, внутренняя безопасность. Они пришли в штаб наводить порядок и проверку. Завхоз подходит: шестовики зашли! И все, и они там вели проверку. И на нас смотрят с верхних этажей штаба. Я такой: так, следующую песню давайте угадывать. И в ухо мне такой шепчет: там будет "Агата Кристи", "Опиум для никого" - не смей их включать! Я такой: сука... Так, следующая песня, давайте переключаться. Ну и все, там уже пошла "Маленькая страна". Что-то попроще. Проводили мы так же конкурс стендапа. Набралось где-то 4 или 5 человек. Один из них тогда работал у нас буквально 2 недели. Ну, это была, по идее, его затея. И вот он там рассказывает, короче, если это показать где-то за пределами зоны, никто на хрен не поймет этот юмор. Ну, типа: почему, почему... я иду на комиссию и знаю лучше, какие мне документы нужны, чтобы пойти на УДО, блядь... Чем мой начальник отряда. У него юридическое образование или у меня? Ну, условно, такое. Что мы еще проводили? КВН - да, КВН. Это, наверно, самое головняковое, что у нас было. Там мне понадобилось воспитывать в себе организационные способности. По той причине, что команда включает в себя до 8 человек. А команд изначально заявилось, по-моему, штук 6. И тебе нужно в короткий срок сделать еще так, чтоб они все целиком пришли. Чтоб они тебе рассказали, какой у них есть материал. Чтобы они попытались его показать на сцене. Чтобы ты его отредактировал, сказал им: пацаны, а может быть, вот так вы сделаете здесь? А здесь будет так смешнее? Да, тебе еще приходится выступать в роли цензора. В какой-то степени. Потому что там иначе люли получат абсолютно все... Да, я помню, был один номер - я не знаю, где они взяли, потому что это было наподобие флага какого-то. Арабского или нет. Там была песня про какого-то арабского снайпера. И там, короче, все похожее на террористическую символику. Мы такие: алло, нет! Ни в коем случае, ребята. Самое качественное, что делали, это музыкальный конкурс, где чувак переодевается в женщину. Это классический прием, и он работает, по-моему, всегда. И он реально сработал. То есть они нашли какую-то мочалку, распустили ее, сделали качественный костюм. Нашли какую-то ... то ли сшили на швейке, то ли чё... типа сарафана. По-моему, был 2-метровый чувак, который носился с этой мочалкой на голове. И пел что-то типа Амана Кукарелла... Ша-ла-ла-ла... Ну, это, блин... Для лагеря - это уровень! Фитбэк был хороший именно от зрителей, которые приходили в клуб. Когда к тебе приходят люди, ты делаешь концерт, ты репетировал песни, там, 2 с половиной недели. Там, 7 штук. Ты грамотно их сделал, все по таймингу выставил. Ты сделал хорошие перебивки. У тебя получился нормальный концерт на 40 минут, где у тебя не было задержек и не было скучно. Ну, ты ведь учишься этому постепенно. К тебе подходят, говорят: блядь, вот у вас классный концерт. Мне доставляло дикое удовольствие, что стремясь к этому фитбэку, я чему-то учусь. До этого момента - до того момента, когда попал на лагерь, я предполагал, что рядом с моим ухом наступил медведь. И слух у меня отсутствует либо напрочь, либо около того. Тем не менее, я умудрился научиться играть на клавишах. Каждый зек в душе, может быть, даже где-то глубоко, мечтает выйти пораньше. Так вот, прикол в том, что если ты включен в какую-то культурную или спортивную деятельность, у тебя есть возможность получить реальный юридический плюсик. Он называется поощрение. И каждый такой плюсик может помочь тебе перейти на облегченные условия содержания. Другое, то, что облегченные условия содержания и эти же поощрения могут сыграть роль на суде, когда тебя будут, например, по УДО отпускать или заменять по 80 статье УК РФ остаток наказания на другой тип наказания, не связанный с лишением свободы. У меня у самого было много плюсиков в виде поощрений. У меня были уже облегченные условия содержания. Я подал документы практически сразу после половины своего срока. С моей характеристикой отказать мне - это нужно было найти какую-то очень формальную причину, которая выглядела бы на бумаге, как обычная отписка. Но таковой не было. И мне сразу, с первого раза одобрили. Таким образом, я 2 и 6 я должен был отсидеть. Пока там все это суть да дело документы дойдут, комиссию пока ты пройдешь. Плюс еще ты после вынесения решения ждешь 2 недели в лагере, чтобы вступило в законную силу твое решение. И тебя только тогда отпускают. Это незабываемое чувство. Примерно неделю-полторы ты не веришь, что все, что вокруг происходит, это реально. На следующий день я проснулся утром, по-моему, в 7, позавтракал. В 8 я оделся. Я надел шорты и просто пошел. Типа ты можешь идти прямо, и тебя ничего не остановит. Через 500 метров ты не упрешься в забор, за который тебе нельзя заходить. Ну, ты подойдешь к нему, и в тебя могут шмальнуть. Ну, я просто реально шел-шел-шел... Брал телефон, звонил людям знакомым: алло, привет, ты что делаешь? Они такие: в смысле? Это кто? Я говорю: это я. Давай увидимся. Я километров по 20 наматывал пешком просто первые дни. Хочется идти-идти-идти... Все время... Выносишь оттуда несколько вещей. Становишься увереннее. Тебе проще с людьми разговаривать, находить с ними общий язык. Перестаешь бояться, потому что бывало хуже. Ты практически на любую ситуацию в жизни можешь найти - бывало хуже. Бывает, конечно, еще хуже. Но в жизни среднестатистического человека не может каждый год происходить что-то, что хуже этого. То, чем мы занимаемся сейчас - то есть снимаем ролики для "Второй ветки". Это контр-культурное микро-СМИ - локальное в Екатеринбурге. Ну, как они выглядят? Мы просто берем случайных людей, подходим к ним с камерой и задаем не всегда уместные или абсолютно неуместные тупые вопросы. То, чем я занимался в лагере, мне дает огромный пинок под зад, когда я подхожу. Я такой: блин... Что-то я менжуюсь, еще что-то... Просто подходишь и начинаешь разговаривать. Коммуникативные навыки развились до того уровня, которого я себе не мог представить лет 7 назад. Типа да, вот то, что мы снимали "Новости" - это в какой-то мере превратилось в видео-формат здесь, во "Второй ветке". То, что мы делаем. Это вылилось потом в подкаст наш. По сути, я делаю то же самое, только с большим размахом и с меньшей цензурой.

Ad Х
Ad Х