🏠

Правда о работе на птицефабрике | Без лица

Это текстовая версия YouTube-видео "Правда о работе на птицефабрике…".

Нажмите на интересующую вас фразу, чтобы открыть видео на этом моменте.

Здравствуйте. Я сегодня пришел в вашу студию рассказать о своем опыте работы на птицефабрике. В эту сферу я попал по объявлению можно сказать. В городе, откуда я родом, работы было не так много, хотелось, опять же, заработать, и активно шла реклама эта в общественном транспорте. Обратились мы туда с товарищем на вакансию мойщика изначально. Машинист моющего оборудования, то есть под высоким давлением водой отмывать все то, что там осталось на стенах, оборудовании и так далее. Двенадцатичасовая рабочая смена. Какой-то рабочей одежды нам не выдали. То есть попали мы непосредственно в раздевалку и говорят: «Штаны, верхняя часть одежды, обувь берите сами, что найдете, что себе по размеру». То есть как-никак одежду мы нашли себе. А вот сапоги, тут уже в чем загвоздка, нет возможности проверить нету ли в сапогах дыр. То есть узнали уже потом, разумеется. Как оказалось, там целых пар сапог пересчитать по пальцам можно. Одежда эта вся не дышит, то есть она тебя, может быть, снаружи защищает от влаги, но внутри просто что-то невообразимое творится, сразу невольно армейские времена вспоминаются. Наверное, если бы я пришел на работу без приятеля, то не стал бы там оставаться. Сработал явно какой-то такой соревновательный инстинкт, то есть друг перед другом не захотели давать слабину. Хотя, наверно, общаясь, глядя друг на друга, можно было понять, что нам бежать оттуда хотелось. Ну вот, а так при приеме люди там действительно после первого часа работы все бросали, от одного вида бросали, кто-то пытался работать. Были случаи, что люди падали в обморок. Момент, когда перестал я есть курицу, ну как, это было самое начало, первые дня два, наверное, когда вот очень сильно впечатлился, ну как и все, наверное, новенькие, насмотрелся на эти ошметки, на этот запах крови, на запах витающий. То есть в запахе курицы, есть вот этот небольшой такой запашок, а там, на птицефабрике все очень сильно этим запахом пропитано. И когда я там тоже чувствую запах приятно приготовленной курочки, которая и выглядит прекрасно, я все равно чувствую вот этот маленький запах, маленькую-маленькую долю запаха, которым пропитана вся птицефабрика, и просто не мог есть, просто меня чуть не вырвало. Но это было в первые несколько дней, потом аппетит вернулся, потом преспокойно, нормально мог есть курицу. Что касается требования безопасности, не считаю, что прям все их свято соблюдают. Хватает травм. Там в принципе, то есть опять же, всегда мокрые полы. Ну и у самого, то есть неоднократно было куда-то торопишься, поскользнуться, упасть - просто раз плюнуть. В цеху, естественно, хватает острых предметов. И были случаи, там такой получается пистолет, то есть со спусковым крючком, но принцип «ножницы», нажимаешь и ножницы, собственно, щелкают, отрезая головы и так далее куриные. Ну и был случай, девушка мыла, мойщица взялась за лезвие, и сама струя воды нажала на спусковой крючок. Ну, а так травм много и действительно много работников, много даже с самого руководства людей, которые раньше работали обычными то есть работниками на потрошении, на разделке, у которых там пальцы пришиты. Вообще сам тех потрошения - это такой начальный этап. Туда принимают всех, туда очень много идет людей, которых не берут на работу. То есть туда берут, опять же, любителей пристраститься к бутылке, берут людей сидевших. Бывает там стоишь, работаешь, тебе сзади там девушка шепчет типа: «Тот парень, который рядом с тобой за убийство сидел», а ты с ним уже общаешься неделю и такой: «Серьезно?». Со временем меня перевели в другой цех. Это уже разделка. Там уже не красная кровавая рабочая одежда, а зеленая. Там уже выдавали форму, то есть там уже действительно была своя хотя бы форма, своя пара сапог. Ну, чтобы перейти в цех разделки на самом деле много не потребовалось. То есть там открылся новый участок, вот, и... Ну сам по себе он, то есть более чистый что ли, работа более приятная, более легкая. Моя работа заключалась в том, что да, нужно было просто раскладывать вот эти бёдрышки без кости именно в упаковку. А там уже на разделку привозили людей, ну с "химией", то есть которые на принудительные работы получается. И была ситуация как-то, работницы именно с химией, были женщины, забрали наш стол получается. Я пошел его забирать, подхожу к женщинам, которые забрали, вот, это работницы с химии, они как будто не при делах. Я пытаюсь, начинаю его запросто вытягивать забирать, и то есть мне буквально ножом прилетает почти в палец. То есть распороло перчатки, я увидел свою кожу. Ну действительно повезло, что просто не порезали. Что касается продолжительности рабочего дня на разделке, ну и в принципе на переработке с курицей, со скоропортящимся продуктом, то есть работаем до последней головы, так сказать. То есть пока вся курица не будет расфасована по своим местам, естественно, никто домой не уезжает. В коридорах висят графики, что там восьмичасовой рабочий день, на самом деле там часов по четырнадцать. Приезжают проверки и графики заменяют просто на вот эти восьмичасовые. Ну, а так как оплата почасовая, естественно, все свои часы считают. То есть там в обычные дни цифры достоверные висят. Бывали случаи опять же, неоднократно то, что люди отрабатывали свою смену, ну, сама фабрика находится, естественно, за городом, даже далеко от поселка. То есть были люди с поселка, до поселка везли автобусом, потому что путь не близкий, то есть развозили домой, люди приходили домой, там пили чай, принимали душ и им снова на работу. Часть, естественно, ну с чем я вполне солидарен, не выходила на работу, вот. Ну, то есть большое количество людей просто приходило и снова ехало на работу. Был случай, что водитель автобуса просто отказался нас везти. Водитель просто говорил, что: «Нет не повезу. Чего мне вас 5-7 человек везти, машину туда-сюда возить, бензин жечь?!», и так далее. Абсолютно любые могли быть отговорки, а он там себе просто сидел пил кофе, курил где-нибудь. Ну и то есть просто автобус стоит на улице, двигатель не заведен, естественно, просто стоит холодный автобус, и то есть по несколько часов порой там просто приходилось проводить. Что касается плюсов, минусов работы. Из плюсов сложно что отметить. Очень тяжелая неблагодарная работа. Там в принципе повышенная шумность, именно в цехах, поэтому я даже не знаю, был бы там уровень шума ниже, кричали ли так мастера. Но все проходит от начала до конца на повышенных тонах. Вот, действительно, работаешь и вспоминаешь армию очень часто в плане каких-то физических нагрузок, в плане каким тоном разговаривают. И были случай, когда, ну, просто искали повода, это просто было все на поверхности, это всё все прекрасно понимали, что у нас просто ни за что штрафуют. В конечном итоге, наверное, это и стало последней каплей, после которой я и уволился. Когда мы зарабатывали больше, то нас просто как-то опускали, искали причину опустить нашу заработную плату до среднего показателя. То есть зарабатывали где-то на то время если долларов, то 450 долларов, наверное, можно, так сказать. Выскакивало, выходило там 550-600. Искали повода, какие-то причины якобы нарушений и придумывали, чтобы опять же оставался уровень зарплаты прежней. Если рассказывать об отношении фабрики к антисанитарии, то в принципе все на достаточно приличном уровне, то есть они серьезно к этому вопросу относятся. То есть сверху донизу в принципе одевают хорошо. Это и бахилы, комплектов несколько резиновых перчаток, налокотники, то есть выше, до плеча прямо. Все работают в масках, в капюшонах, волосы, то есть так же прячутся под шапочку. Ну то есть тоже одноразовые, в принципе, хорошо. И чтобы зайти в цех, опять же нужно сперва вымыть руки с мылом обязательно, тоже очень хорошо контролируется. Пройти через турникет, то есть заходишь ногами, сапогами именно тоже в какую-то обеззараживающую жидкость, и проходя через этот турникет, так же подставляешь руки, то есть там датчик обрабатывает, опять же, антисептиком и только тогда турникеты открываются, проходишь. То есть в принципе так на достаточно высоком уровне все организованно. Что касается качества продукции, то... Ну, в принципе, скажем так, я себе бы, ну, я себе могу смело, то есть взять продукты с этой птицефабрики. Ну в принципе качеством, контролем качества я доволен. То есть начиная от того, какая курица может поступить, там, например, ну бывает, что курица проходит обесперивание, и видно, что она какая-то зеленоватая, ее не пустят. В принципе, готовую продукцию можно смело брать, как я думаю. Разве что на тему колбас я бы, наверное, задумался, потому что в колбасу действительно можно... Ну это, как и везде, в самой колбасе, что там перемолото наверняка никогда не узнаешь. И достаточно много камер на производстве. То есть если есть какое-то нарушение, даже если кто-то на производстве жует жвачку под маской, то действительно человека могли вызвать и хорошенечко отчитать, предупредить, ну и в дальнейшем оштрафовать. На сегодняшний день я бы на это рабочее место не вернулся, на любую должность, наверное, даже на руководящую.

Ad Х
Ad Х