🏠

«Один на один». Армянин и азербайджанец спорят о Карабахе | ТОК

Это текстовая версия YouTube-видео "«Один на один». Армянин и…".

Нажмите на интересующую вас фразу, чтобы открыть видео на этом моменте.

Кто ты такой вообще, чтобы встать и вести диалог от нашего имени? Я видел войну своими глазами. Я находился под этими бомбежками. У Армении нет шансов победить в этой истории. Но они знают, что они являются вообще пушечным мясом. Возьми в руки щит и копье, и вот сиди, отбивайся. В Азербайджане народ устал ждать. Народ устал терпеть то оскорбление, которое идет со стороны армянского руководства. Ну, убьем мы друг друга - и что? Народ хочет войны. Знаменитая армянка Ким Кардашьян миллион долларов перечислила. Откуда она взялась? Что? - Ракета? Вопрос, Шамиль: стоит ли это того, чтоб убивать? Если бы я был армянином, я бы себе задал вопрос. Мне слабо верится в историю. Когда люди сами себе стреляют в ногу. Ни одна птичка с пропиской в Азербайджане не прилетела туда. Отреагировали все по-разному. Я для себя схватил град эмоций от совершенно разного типа людей. Кто-то восхищался, говорил: круто. Ты один из немногих, кто решился встать и прийти, и начать диалог. Кто-то сказал: возьми в руки щит и копье. И сиди, и отбивайся. А вот возьмешь и скажешь вот это, если тебе вот это скажут. Ребята, успокойтесь. Я иду по-человечески с человеком пообщаться. Я не иду воевать и я не иду транслировать мысли других политиков, советников, каких-то военных. Я просто по-человечески пришел. Многих это просто обескуражило. Многие не поняли. Ты не про нас. Ты идешь с ним общаться, кто ты такой вообще, чтобы встать и вести диалог от нашего имени? Это не первая моя встреча в формате диалога. Но все мои встречи были без камеры. Ну, первая встреча, которая как раз с камерой. Это мой выбор, это мое решение. Для того, чтобы увидеть другого человека, другую позицию услышать, ты должен, прежде всего, встать перед ним, чтобы донести свои мысли, чтобы донести видение азербайджанцев, которые меня окружают, которых я знаю - до армянина. Мнение, которое формируется у меня, лично у меня, у гражданина - допустим, России, но этнического армянина, оно сформировано из чего? Смотришь тут фейсбук, там телеграм-канал почитал, тут друзья что-то написали. И все, что формируется у меня, да? Формируется, исходя из того окружения армян, которые доносят до меня эти мысли. Информация, которая переработана их головой, которую они доносят до меня. И наша встреча для меня была возможностью услышать другую реальность. Другую историю, которую, возможно, я не знаю. То, что в течение последних 2 недель, начиная с 27-го и по сей день, армянский народ, так же как и армянские политики, на весь мир призывают мировых лидеров остановить войну. Начав эту провокацию, они думали, что это будет, как в апреле 16 года, в июле 20 года, чтоб удержать внутри какую-то политическую ситуацию. Но в отличие от Армении, в июле сотни тысяч азербайджанцев вышли в Баку с требованием начать войну. Понимаете? В Азербайджане данная ситуация не является только политическим решением вопроса. Народ сам хочет. Почему народ хочет? Потому что больше миллиона беженцев. Понимаете? Народ хочет воевать? Народ хочет войны. В Азербайджане после 30 лет событий, которые ни к чему не привели. 30 лет представители Минской группы ОБСЕ катались между ресторанами Баку - Ереван. Они абсолютно ничего не решали. И каждый раз менял один другого и говорил: чтобы понять суть конфликта, я должен изучить. Еще 5 лет он изучал и все - уходил. Мы в течение 11 часов пытались договориться. Это не час, не два, не четыре. Это сколько же сил и мужества ушло у всех сторон? Договоренности не удовлетворили ни ту, ни другую сторону. Это история временного перемирия. К сожалению, это перемирие продлилось абсолютно недолго. И обидно, что есть попытки договориться. Но эти попытки терпят крах. Армянское население не хочет войны. Тот народ, который в Азербайджане сейчас живет, поймите, каждый десятый в Азербайджане беженец. Из 10 миллионов - миллион беженцев. Эти люди не видят никакого будущего для своих детей вне своего дома. Они призывают руководство страны: решайте конфликт, ну, мирным путем. Мы ждем 30 лет. Вы понимаете, человек, который родился 30 лет назад, когда война началась, ему сейчас 30. У него дети растут, которые своему отцу вопрос задают: отец, откуда мы родом? Вроде, мы не похожи на бакинцев. Мы не похожи на гянджинцев. Откуда мы родом? Отец говорит: мы из Карабаха. А где Карабах? Карабах под оккупацией. Как этот ребенок вырастет, понимая, что его дом под оккупацией? И 30 лет, которое вырастало поколение, которое с детства знало, что их дом под оккупацией, где-то там - сегодня хочет поехать туда. В свой дом. И обустроить свой быт именно там. Понимаете, разница в чем? Мы говорим, что в Азербайджане есть какой-то политический интерес начать войну. Точнее, вы говорите об этом. А я вам говорю, что этого интереса там нету. Если бы интерес этот был, война была бы уже давно. В Азербайджане народ устал ждить. Народ устал ждать, устал терпеть то оскорбление, которое идет со стороны армянского руководства. В Азербайджане все военкоматы закрыты. Они закрыты не из-за того, что некому там работать. Они закрыты из-за того, что люди просто окружают эти военкоматы с требованием дать им оружие, чтобы они пошли освободили свои земли. Вы понимаете разницу между этими двумя народами? Мысль, которую я хочу донести, что там живут наши сограждане. Живут на протяжении длительного времени. Я как человек, я как гражданин, просто как этнический армянин не хочу, чтобы эти люди стали жертвами военных действий. Любой вопрос, который мы хотим решить, даже если мы хотим решить его достаточно давно, решался пролитием крови. Не одна пролитая жизнь этого не стоит. Карабах на сегодняшний день является манипуляцией между двумя народами.

Как вы правильно сказали в первый раз - большими игроками. Но мы-то понимаем, народы, что нами манипулируют? А почему поддаемся под эту манипуляцию? Как вы правильно сказали в первый раз - большими игроками. Но мы-то понимаем, народы, что нами манипулируют? А почему поддаемся под эту манипуляцию? Как армяне? Почему, ответьте, почему вы поддаетесь под эту манипуляцию? Любая манипуляция, по сути, это предмет локальных СМИ. Предмет СМИ, которые доносят повестку о том, что твои граждане гибнут, защищаясь. Ты, как обычный армянин, это понимаешь? Я понимаю, что любое население подвержено пропаганде своей страны. В любой стране есть своя пропаганда. Где-то она работает сильнее, где-то она слабее. Любые эмоции, любые действия, о которых мы говорим, это предмет больших манипуляций. Как с одной, так и с другой стороны. Я думаю, не сложно согласиться с тем фактом, что спорная территория, которая как болевая точка которую нужно решить, на нее удобнее всего давить, когда у тебя внутри страны происходит какая-то политическая нестабильность. Создаешь иллюзию общего врага, ради которого нужно объединиться и двигаться. И, к сожалению, я вынужден признать, что на эту кнопку очень часто нажимали. Как представители одной политической элиты, так и другой. Нажимали на эту кнопку, чтобы решить внутреннюю задачу. Задачу - остаться у власти. Ну, смотрите, я вам пример привел того, что в Азербайджане все идет наоборот. В Азербайджане власти не вызывают народ на улицу с требованием идти на фронт. Народ сам выходит с требованием отправить их на фронт. Тут такая манипуляция над народом, она полностью отсутствует. Тут народ пытается надавить на власть. Чтобы она начала войну. Наши, они понимают четко. До них не надо донести что-то. Они четко понимают, что они должны вернуться к себе домой. Вот их за 30 лет никто не убедил в обратном. Ну, зачем вам этот Карабах? Типа живете в своих домах. Государство им выделило квартиры, земельные участки. Живите тут. Что там в деревне? Нету газа, нету света, холодно. Что вы будете там делать? Не смотря на эти неудобства, народ готов оставить удобства и идти в свои дома. Невозможно переубедить в обратном. Азербайджанцы хотят Карабах - вот как народ. Вопрос, Шамиль: стоит ли это того, чтобы убивать? Или не стоит? - Когда я иду к себе домой, я не иду с целью убивать. Я иду к себе домой. Понимаете? Ты выходишь из точки А и идешь в точку Б, которая является твоим домом. Но если по пути тебе угрожают убийством, лишением твоей жизни, то, конечно, ты должен сопротивляться. Это логично. Абсолютно. И, соответственно, азербайджанцы хотят домой. Точнее, карабахцы. Те, которые вышли из Карабаха, азербайджанцы. Они хотят поехать домой. К этому должны прийти сами народы. Потому что политики за 30 лет не придут. И то, что 30 лет пытались прийти, закончилось войной. Не политики же стреляют друг в друга. Абсолютно! - Стреляет обычный народ. Военные действия, мы видим, они сегодня возобновились. В Гяндже в 3 часа ночи ракета попала в 4-этажный дом. В жилой дом. Больше 10 погибших. Больше 40 раненых. И исходя из этого военные действия возобновились. Если делать шаг назад, надо вспомнить, что спустя 5 минут уже был нанесен обстрел по территории Нагорного Карабаха. Спустя 5 минут! - Да. На территории Армении. Спустя 5 минут, потому что Азербайджан ни одну ракету на территорию Армении не пустил. Откуда она взялась? - Что? - Ракета. Ханкенди - это не территория Армении, повторяю. И ни одна птичка с пропиской в Азербайджане не прилетела туда. Нельзя ждать, что я сейчас ударю кого-то, тот не ответит. - Были достигнуты договоренности - 11 часов договаривались. Потом по этой территории кто-то ударил. Кто? - Я думаю, что есть такой человек, Араик Арутюнян. Это глава непризнанного Карабаха, скажем так. Зайдите на его фейсбук-страницу, увидите, что после 3 часов той договоренности он идет в атаку с добровольцами. И вы поймете, кто нападал тогда. Мне слабо верится в историю, когда люди сами стреляют себе в ногу. Я же не говорю, что кто-то себе в ногу выстрелил. Нет, это история фигуральная. Было объявлено перемирие. Они сели договариваться. В этой истории Россия показала свой имидж. Вот я решаю вопрос. Я, Россия, я пригласила 2 страны, чтобы решить этот вопрос. Это имидж этой страны. Согласен. - Эти страны договорились. Проходит 5 минут - имидж этой страны падает. Все, ради чего страна предъявляла свои усилия, чтобы договориться - 11 часов. Посадить ярых противников за стол переговоров. Все умножилось на ноль. Вопрос: почему я должен стрелять себе в ноги? Мы видим 3-ю сторону, которая хочет быть третьей. Это непризнанная народная Карабахская республика. Вот эти люди хотят быть третьей стороной. Когда идет министр иностранных дел и министры двух стран договариваются, а эти говорят: ну, не мы же договорились. Это армяне с азербайджанцами. А мы Карабахская республика. Мы будем призывать, чтобы признали нашу независимость. Получается, что они сами себе нанесли удар? После перемирия? - Да. - Я же говорю не об этом. Нет, перемирие было буквально там... Суток не прошло. Обстрел, о котором я говорю ровно в 12-00... а в 12-05 ...

У сепаратистов в Нагорном Карабахе нет ничего. Абсолютно. Это дотационный регион. Дотации откуда идут? Из диаспоры. Диаспора во Франции, в Ливане, в штатах, в России. Огромное количество людей У сепаратистов в Нагорном Карабахе нет ничего. Абсолютно. Это дотационный регион. Дотации откуда идут? Из диаспоры. Диаспора во Франции, в Ливане, в штатах, в России. Огромное количество людей в России. Те же самые армянские олигархи, которые не отрицают, что они вливают в этот субъект огромные деньги. И чтобы привлечь больше денег, нужно кричать больше о войне. Утром, прежде, чем сюда выехать, я прочитал, что есть такая знаменитая армянка Ким Кардашьян. Миллион долларов перечислила на счет помощи карабахским боевикам, скажем так. Буквально вчера отец Филиппа Киркорова - Филипп Киркоров тоже наполовину армянин, с отцовской стороны. Отец Филиппа Киркорова 2,5 миллиона рублей перечислил. Это те люди, о которых мы знаем. Соответственно, это финансовый поток туда, в Карабах. Чем хуже? Пусть идет, мы будем стрелять еще, пусть деньги еще отправляют. Но значит, эти 72 часа перемирия устраивало армянскую сторону и азербайджанскую сторону. Они договорились. А кого оно не устраивало? Тех сепаратистов, которые в Карабахе. Они подумали: как так? 72 часа не будет прибавок к нашим счетам? - В этом вопросе Россия осталась победителем. Потому что она решила этот вопрос. Она позвала двух участников, посадила за стол переговоров. Не у дел оказалась Турция. Которую оставили не у дел, по той причине, что не она решила вопрос. В моей логике укладывается понимание, почему Турция в коллаборации с правительством могла сделать такую провокацию и нанести удар. Почему? Чтобы показать, что без Турции этот вопрос - без вовлечения Турции как стороны участника - этот вопрос не решается. Но зачем Нагорному Карабаху самому в себя стрелять? Я не понимаю! Думаете, сейчас будет такая же встреча в Анкаре? Нет, нет. Я в этом вопросе не вижу мусульманского Ирана, мусульманской Турции. Они как поддержка. Они могут поддержать своих братьев. Они могут поддержать морально. Но ведь поддерживают не только морально. Вооружением поддерживают? Мы закупаем это оружие. Это не является поддержкой. Армения понимает, что в численности она существенно уступает населению Азербайджана. И понимает, что в прямом равном конфликте, даже если убрать технологии, с точки зрения человеческих ресурсов она сильно проигрывает. И если не поддержка диаспоры, у Армении нет шансов победить. Если кто-то извне не вмешается. Поверьте, отнюдь движет молодежью, ребятами, которые идут туда и рвутся, не желание убивать, отнимать или что-то делать. Просто желание спасти и защитить жизни своих соотечественников, которым они не хотят дать умирать. Они не идут воевать. Они идут защищаться. И никто из них, идя туда, не ставит цель воевать. Воевать, отвоевывать. Это же обычный гражданин. Они не способны сесть за политический стол договариваться. Единственное, чем они могут помочь, это взять себя, полететь в другую страну и просто делать то, что им скажет руководство. Просто потому, что это единственный способ, как они могут помочь. - Но они знают, что они являются пушечным мясом? Пушечное мясо и с одной, и с другой стороны. Люди попадают под обстрел. Люди попадают под грады обстрелов. И с той, и с другой стороны. Идут люди с обеих сторон. Со всего мира армяне стекаются в Ереване. Для того, чтобы воевать. С азербайджанской стороны добровольцы идут, потому что они не видели по 20-30 лет свои дома. У них появился шанс поехать, отвоевать свои земли, вернуться на те улицы, где они родились. Вот что толкает азербайджанцев идти на фронт добровольцами. Когда гибнут твои соотечественники, когда гибнут - опять же, страна маленькая - все друг друга знают. Через пару рукопожатий все друг другу родственники, друзья. Какие-то знакомые. Когда ты каждый день слышишь новости с фронта, что кто-то у тебя гибнет, кто-то умирает, эмоции возобладают над разумом. Ты не можешь спокойно сидеть и думать, как рационально ... - Все-таки эмоции! Ты не можешь вернуться к разуму и разумно решить конфликт, пока ты знаешь, что твои соотечественники, друзья, близкие погибают. Нужно остановить огонь, нужно остановить кровопролитие, чтобы мирно договариваться. 30 лет его не было! Я говорю, что народ должен понимать. - С одной стороны стреляют и с другой стороны стреляют. С этой стороны призывают прийти помочь. И с этой стороны призывают прийти помочь. Военные силы дают команду - остановитесь. Чтобы начать договариваться, нужно прекращать огонь. Не то, что подсылать людей с двух сторон, вы, добровольцы, встаньте, идите, воюйте. Говорят это и с той, и с другой стороны. Ну, убьем мы друг друга. И что? Будем бороться до последнего армянина? Или будем проливать кровь до последнего азербайджанца? Или все же сядем и начнем договариваться? Но чтобы договариваться, нужно во всяком случае перестать стрелять друг в друга. Чтобы перестать стрелять друг в друга, не достаточно мне крикнуть: остановите огонь. И не достаточно в инстаграме делать публикации. Народ должен быть готовым к этому. Абсолютно верно. - Я об этом и говорю. Без осознанности договариваться, что не надо воевать, надо договариваться - вообще ничего не получится. Они попытались вчера договориться. Ничего не получилось. Вот сидели, договорились, правильно? И опять огонь. Опять обстрелы. Но воз и ныне там. Как шел обстрел, так и шел. Нету ощущения, что кто-то враг, его надо убивать. Есть ощущение, что есть вопрос, который не решен. - Но чтобы решить вопрос... Это мнение не политиков. - Ну, как обычного армянина. Чтобы решить вопрос, как обычный азербайджанец, как гражданин российской федерации, как обычный азербайджанец я призываю армянских матерей к тому, чтобы они не отправляли своих детей на чужую землю умирать. В этом противостоянии в отличие от вас, армян, мы, азербайджанцы, защищаем свое. И чтобы остановить это кровопролитие, мы тоже должны внести свой вклад. Политики внесут свой вклад. Общественники свой вклад. А как обычные граждане не важно какой страны мы должны тоже свой вклад внести и донести до того общества, которое нас окружает, тех людей, которые рядом с нами, чтобы не ездили на чужую землю умирать. Когда война началась, мне было 3 года. Я помню войну, когда мне было 6 лет. Когда я в первый класс пошел. Я видел войну своими глазами. Я находился под этими бомбежками. Никому не нужно детство, когда на голову падают снаряды и когда ты видишь смерть близких людей. Жертвы есть с обеих сторон. Если бы я был армянином, я бы себе задал вопрос: я живу в Гюмри или живу в Ереване. Допустим. Что я делаю с автоматом в Карабахе? Такой же вопрос к их родителям. Если Карабах - это не территория Армении, почему ваши сыновья воюют на этой территории, которая не является вашей? Армения не признает Карабах своей территорией. Просто четкий логический вопрос. Что армянин Арсен, Карен делает на тех землях, которые не являются его государством? Его страной. Он там не родился даже. Если этот вопрос задал бы каждый армянин, который сегодня находится на фронте, я думаю, что там некому было даже воевать. И не с кем было бы воевать. Вот и было бы решение. - Это история личного видения. Я не общественный деятель, к сожалению. Не представляю общественные массы. Но исключительно моя позиция заключается в том, что никакой конфликт, каким бы острым он ни был, не может решаться военным путем. Народ должен понимать и должен договариваться. Вот и выход из ситуации. - А как? Вот я азербайджанец. Ты армянин. Мы с тобой сидим здесь вдвоем, общаемся. Мы не убиваем друг друга. И ничего грубого друг другу не сказали за весь эфир. Почему? Потому что мы сегодня здесь находимся, чтобы понять друг друга. Как азербайджанец видит ситуацию своими глазами, хочет армянин понять. Так же как я, азербайджанец, хочу понять, как армянин видит. Я вижу в тебе, как в армянине, адекватного, сознательного. Который понимает ситуацию, проблему. И который не хочет войны. Который тоже говорит: если бы не были провокации со стороны политических элит, не было бы этой войны. Я поддерживаю полностью это.

Ad Х
Ad Х