🏠

Бортич – протесты и рок-н-ролл / вДудь

Это текстовая версия YouTube-видео "Бортич – протесты и рок-н-ролл…".

Нажмите на интересующую вас фразу, чтобы открыть видео на этом моменте.

— Привет. Не надо с Бортич тусоваться. Ооо, у меня мурашки, не могу! Mother Russia! (смеётся) Я не думала, что мы будем говорить об этом. Готово! Пока, Юра. — С первой попытки. А? — Теперь дуй. (музыкальная заставка) Я хочу сказать. Всем привет. Я Саша Бортич. И вы должны знать, что как только мы с Юрой утвердили даты, простуда на моей губе такая: «Алло? Алло?! Привет! Подруга!» Я замаскировала её, как могла. Клянусь, поэтому я не хочу, чтобы вы это обсуждали. Если вам вдруг видно. Я знаю оно там. — Прыщ! — Но все в порядке, а у Юрца прыщ на лбу. — Прыщ на лбу вот тут вот, седина… порезался, все. — Башка! А это просто твоя башка, неважно. (смеётся) — Как дела? — Хорошо. — Как проходит твоя жизнь в последние недели? — Ээ… неплохо, классно. — Давай уточним, ты уже запрещённая актриса или ещё нет? — Ну… я не знаю, я… Ну, читаю сценарии, обсуждаю там рекламные предложения. Я не знаю, я запрещённая, Юр? Как ты думаешь? — Хотелось бы, что бы нет. — Мне кажется, это очень глупо. Нет? Ну это как бы очень такой… достаточно глупо было бы взять меня и запретить. Ну, мне кажется. Незадолго до 23 числа ты записала видео? — Да. — В котором сказала, что не всё устраивает тебя в России. — Не устраивает много, да. — И сказала, что 23-го ты пойдешь на митинг. — Можно по-разному относиться к Алексею. Многим он не нравится за… радикальность своих взглядов, так скажем. Но это сейчас всё неважно, потому что это касается уже не конкретно вашего отношения к Алексею. А… вас, меня — всех, кто живет в России. Потому что нам показывают, что наши законы, Конституция, Уголовный кодекс — это просто бумажки. Что при желании можно что угодно делать с кем угодно. — После этого стали доноситься самые разные новости. — Угу. — Тебя вырезали из какого-то промо на ТНТ… (смеясь) — Вот, это лучшее описание! «Какое-то промо на ТНТ?!» — О чём речь? — Я не знаю, честно. Я… эээ… Не знаю, смотрела сериал на «ТНТ Премьер», видела по соседству своё лицо. Оно там. — Почему ты решила пойти погулять 23 января? — Потому что я… со своим, возможно, обострённым чувством справедливости и прочим… Я очень сложно переживаю вот это насилие, которое происходит. То, по поводу чего я записывала видео, то, из-за чего я выходила — это тоже насилие, и неважно, кто бы прилетел, откуда… Вася Иванов, и если бы с ним начало такое происходить, я бы тоже вышла погулять. Смотреть на такое, знаешь, откровенное беззаконие и молчать я как-то не смогу наверное. — То есть ты вписывалась не конкретно за Навального, а за гражданина России, которого… почему-то упекли? — Да, я никогда, наверное… Да, это очень правильно описание, ну… И мне кажется, что вообще очень много людей в тот день вышло не по поводу него, а вообще в принципе. Блин, я не хочу бояться. Я не хочу бояться. Меня бесит, что я прохожу мимо чуваков в касках, и мне реально страшно. Я это испытала. Я это испытала и 23-го, и перед тем, как лететь; я была в Сочи, и в Сочи тоже было очень много выведено чуваков на улицы. И ты понимаешь, я иду по пустой улице и сидят челы — и мне реально стремно. Я не хочу, чтоб так было. Я не хочу, чтобы я боялась. — Лет шесть назад ты говорила, что политика не интересует тебя. — Да. — Что надо начинать с себя. — Угу. — И прочие вещи вполне правильные, но аполитичные. Когда что-то изменилось? — Слушай, шесть лет назад мне было 20 лет. И я считаю, что… ну как бы в 18-19 ты все равно еще ребенок. Я никогда не была такой супер как-то разумной, умной, развитой… И естественно, что, чтобы понять какие-то вещи, нужно немножко повзрослеть, понять, что к чему. И сейчас идеальная шутка Поперечного, знаешь, про то, что быть сегодня аполитичным — это как в темной комнате, если тебя имеют в одно место, а ты такой: «Ой-ой-ой, ничего не вижу! Ничего не происходит!» — Я настолько устал расстраиваться от бесконечной вот этой несправедливой херни, которая у нас происходит, что я реально хотел удалить Twitter. Но я потом понял, что по сути это все равно, что закрыть глаза в комнате, где тебя в жопу ебут. Ты такой: «А, хуй его знает что там происходит сзади. Я на самом деле аполитичен!» (звук глотания) Ну, типа это же не вариант, вообще не вариант. (аплодисменты) — Вот это лучшее описание, по-моему. Ну это как бы у меня всегда было, но мне всегда казалось раньше, несколько лет назад, что это как бы не моё дело. Потому что я и до сих пор, действительно, не политик, не претендую ни на что. Я просто… И когда мне говорят: «Ты актриса, зачем ты открываешь рот? Снимайся в кино». Ну я же не просто актриса, я же тоже здесь живу. Что мне теперь нельзя высказывать свою позицию? Я так чувствую. Вот я тебе говорю: «Я не хочу, чтобы происходило насилие; потому что я не хочу, чтобы били людей — вот и всё, это очень просто». Это самое главное, мне кажется. Когда ты просто не можешь быть спокоен. Ты не чувствуешь себя в безопасности. — А ты не чувствуешь? — А ты чувствуешь себя в безопасности? Ну честно? — Конечно нет. — Вот и всё, и никто не чувствует. Ну наверное, кто-то, кто мы знаем, где живет, чувствует себя в безопасности, но не мы. — Где живет? — Ну в больших, богатых домах на Рублёвке, наверно, безопасно. — Боюсь не все. — Ну я имею в виду людей, которые как бы приближены к этому всему.

Вот, а мы с нашей позицией точно. Как бы это же ненормально? — В одной станции метро отсюда. — Угу. — Находится МГТУ им. Н. Э. Баумана. — Да. — Где снимали клип Вот, а мы с нашей позицией точно. Как бы это же ненормально? — В одной станции метро отсюда. — Угу. — Находится МГТУ им. Н. Э. Баумана. — Да. — Где снимали клип Сержу Танкяну! (удивлённый вздох) И ты там играла главную роль. — Да? Это немножко несвязанные вещи, но я обязана рассказать про то, как я познакомилась с Сержем за несколько лет до этого. Аня Меликян — режиссёр фильма «Русалка», «Про любовь», «Звезда», различных замечательных фильмов. Тоже что? Армянка. Как и System of a Down. И Аня пишет пост на Фейсбуке про то, что даже крутые, суровые мужики-рокеры могут любить нежное кино. И там пост про то, что ей написал Танкян; про то, что он очень любит фильм «Русалка», и вообще он фанат Меликян. И вот они приезжают в Москву, тогда был, по-моему, не Park Live что ли? — Park Live на «ЦСКА Арене». — Наверное, да. Они приезжают, выступают. И вообще приходи на концерт туда-сюда. И я просто тут же естественно пишу Меликян: «Возьми меня! Возьми меня! Возьми меня!» И такая: « А, Бортич, ты же рокер, ну пойдем». И оказалось, что Аня накануне перед этим ужинала с Сержем. Ну они встречались просто познакомиться. И она рассказала ему, что пойдет со мной, с актрисой из своего другого фильма. — Ага. — Которого он не видел, и он взял и посмотрел его, прикинь?! — Про любовь. — Я прихожу в гримёрку к Танкяну, я с ним знакомлюсь, и он говорит: «Классный фильм, ты классная. О да, она такая крутая». Это было офигенно, даже моя мама сказала: «Я до конца не понимаю, но даже я понимаю, что это охрененно!» (смеётся) Вот это было суперкруто, причём мы сделали классную фотку. Она сейчас появится вот здесь. Это была осень, по-моему сентябрь; мы поехали с Женей и ребёнком в Плёс; и по дороге мы — это была ночь — мы ночевали в Ярике; мы оставили ребёнка с няней и пошли погулять по городу. Я прям помню, мы идём: вечер, классная погода, я иду, мне звонит Найшуллер. Найшуллер был продюсером «Я худею», поэтому я его знаю довольно неплохо, не чужой мне, скажем так, человек. И он начинает вообще издалека… А я знаю, что они с Танкяном корефаны, да. Короче, он постепенно, постепенно это всё рассказывает, и я начинаю понимать, к чему он ведёт — про то, что Сержу сняли клип, ему не понравилось. Он попросил Илью что-нибудь быстренько сообразить на коленке. И они придумали историю, типа в закрытой комнате с одной героиней… «Это будешь ты?» Я просто… Я прям помню — я остановилась ну Женя стоит рядом, не понимает что там в трубке, а я просто стою такая: «Да». Я не могла, я просто стояла в немом крике. Это было очень круто. Я… До момента, когда это произошло. При том, что так получилось, из-за того, что в Армении начало происходить, Серж это всё очень поддерживал. Он не выпускал клип. Другая была повестка. Пока клип не вышел, я не верила, что это произошло. В итоге сценарий чуть поменялся, как вы все видели. Там уже не я в одной комнате. Если честно, я так круто, как Влад, режиссёр, который это всё придумал, ни за что не объясню. Я думаю, что каждый увидит что-то своё, но для меня было, знаешь, удивительным как прошло, получается, почти 4-5 месяцев, да? С момента как они придумали, мы сняли. И как это оказалось актуальненько вдруг. (рекламная пауза) — Мы с пацанами недавно гоняли на Сахалин. И там я услышал замечательное: «Юра, почему ты приехал к нам только сейчас? Ты должен был сделать это гораздо раньше, ведь наш остров такой же вытянутый, как твоё лицо». Это правда. Мы нашли ещё несколько мест, с которыми у меня есть некоторое сходство. Озеро Танганьика — самое длинное пресноводное озеро в мире и самое глубокое после Байкала. Находится в Центральной Африке на территории четырёх стран: Демократической Республики Конго Танзании, Замбии и Бурунди. Самый узкий дом Лондона в районе Шепердс-Буш. На этой фотографии он синенький такой посерединочке. Его ширина всего — 1,6 м. Он сейчас, кстати, продаётся. 95 квадратных метров стоят чуть меньше 1 000 000 фунтов. И вы не представляете, сколько отметок в Твиттере «Это дом Дудя», «Дудь, приценись», «Дудь, ты что, в Лондоне?» Самая узкая улица Петербурга — улица Репина, она находится на Васильевском острове, её ширина всего 5,6 м. Сейчас на этой улице обожают снимать кино. Но сходства бывают не только с этим. Например, мои кореша из «Эльдорадо» подогнали нам пылесос от Tefal, который тоже кое-что напоминает. Слушайте, я никогда не думал, что можно с пылесосом выглядить так эффектно. (за кадром) — И под диван. — Ничего себе! И чего не надо вот это вот делать? Ну это же просто гениально. Чувствую себя трансформером. Главное, что нужно знать про эту машину: большая мощность и высокое качество уборки, в том числе в труднодоступных местах; корпус сгибается посередине и помогает собирать пыль и грязь под мебелью; удобный дисплей управления, можно выбирать из трёх уровней мощности: экономичный — для комфортной ежедневной уборки; максимальный — для тщательной уборки ковровых покрытий и сбора шерсти домашних животных. Сейчас пропылесосим диванчик.

Братишка! Буст! Для особенно сложных загрязнений. Взлетаем? Братишка! Буст! Для особенно сложных загрязнений. Взлетаем? А ещё на дисплее отображается уровень заряда аккумулятора. Сам аккумулятор съёмный и работает в бесперерывном режиме 45 минут. Если вдруг этого не достаточно, можно докупить второй аккум. И тогда срок работы без подзарядки увеличится до полутора часов. А если вам нужна и сухая, и влажная уборка одновременно, в этой линейке есть ещё одна модель, в которой сочетается оба этих формата. Купить эти пылесосы по самой выгодной цене можно в магазинах, на сайте и в мобильном приложении «Эльдорадо» по промокоду: ВДУДЬ2000. Под этим видео ссылка. Там все детали. Переходим и заказываем. (шёпотом) Вперед! (за кадром) — Не, ну одно лицо, ну. — У тебя очень длинный язык? (смеётся) Я не думала, что мы будем говорить об этом. В Инстаграме было несколько фоток и видосов, как ты им прям дотягиваешься до носа. И вообще есть фоточка, где ты его вытягиваешь. — Да, я Джин Симмонс — это бас-гитарист Kiss. Я всем рассказываю, что я его внебрачная дочь. А когда я работала официанткой, у нас был Хэллоуин. Я разрисовывалась как он и ходила с языком — у меня на бейджике было написано «Джин Симмонс». — М-м-м, прикольно. — Да, классно было. — Где мы?! Саша?! — Мы на студии Destroy The Humanity, на которой я провела много чудесных, юных лет О-о-о. Вот это да! (за кадром) — Можно отвечу? (смеются) Это по поводу звука. — Слушай, а не из российского кинематографа чувак? У нас просто обычно в группе все такие типа. Я провела здесь много юных лет. Много чудесных лет своей юности. Потому что я дружила с ребятами… с группами, есть группа такая русская Pale Crow. Pale Crow — бледная ворона. И вот ребята здесь тогда репетировали. И вообще пацанов, которые начали эту студию, я тоже всех знаю. И было очень круто. Мне кажется, что просто есть такие группы типа — Системы… типа AC/DC… типа Led Zeppelin, которые ты услышишь любые 10 секунд. и ты всегда скажешь: «Это Система. Это Зеппелины. Это AC/DC». Таких групп действительно немного. Перцы, кстати! RHCP! Абсолютно то же самое — ты такой: «О! Это они!…» Ну наверное Queens of the Stone Age… но мне кажется, они в России не настолько. Но это крутая группа, я была, кстати, на Квинах. Но я тогда еще услышала в первый раз Royal Blood. И через полгода после этого они стали суперзвёздами. — М-м-м. — Был прикол ещё «О, два чувака. Это что, White Stripes? Типа кто это? О! Это Royal Blood». Они прикольные. Но чуваки, на которых выросли Royal Blood — моя самая любимая группа. Если бы мне нужно было выбрать две, я бы выбрала Led Zeppelin и Turbowolf. Turbowolf. Я обожаю эту группу, это самая ахеренная группа. Это невероятная группа. Очень крутая. — Led Zeppelin и Turbowolf. А если пятёрку делать главных групп Саши Бортич. Тогда будет Led Zeppelin, Turbowolf, Black Sabbath, я думаю, что RHCP и Система. Но так, чтобы не скучно было жить, чтобы можно было разное послушать. — Смотрела ли ты видео про дворец в Геленджике? — Целиком не смотрела. Да. Ну мне не стыдно. Я просто знаю, что я не хочу получать эти… Ну я как бы знаю, что там. Всё я знаю. Я посмотрела какие-то кусочки. Но я целиком не хочу смотреть, ну не хочу! Опять же я очень сильно эмоциональная. И вот испытывать, чтобы меня вот это захлёстывало. Особенно на сегодняшней повестке дня. Ну я и так испытала все эмоции, я прекрасно знаю, что там. — Веришь? — Конечно. Ну а ты думаешь, что это неправда? Ну, мне кажется, что видео человека, который признаётся, что это его… (сквозь смех) Оно… максимально красноречиво подтверждает, что всё это правда. — Ты не поверила Ротенбергу? — А ты поверил? Ну ты у меня такое спрашиваешь, мне что, 8? (смеются) Как я должна на это повестись? — Что ты слушаешь из русского музла? — Ваню Нойза. — Как давно? — Всё. Ну блин… вообще про Ваню это… не знаю, это самая, возможно, большая… какая-то удача в моей жизни. Самый большой плюс, бонус, который принесла моя работа — это знакомство с Ваней. Ваню я слушаю из серии с 11-12 лет, с самого раннего подросткового возраста. — С «Телевизора из окна»? — Да, с «Ругани из-за стены», с самых-самых старых песен и… в 2000… в 2013 году Аня Меликян сняла фильм «Про любовь». Там 5 новелл и в каждой новелле есть музыкант. И в моей новелле Ваня пел. И я первый раз посмотрела фильм на «Кинотавре» приезжаю на «Кинотавр», все премьера, я сижу в зале смотрю фильм, первый раз, как и все. И потом в своей новелле, вижу там Цыганов едет такой на скейте, и Ваня «Вселенная бесконечная» поёт. Это моя самая любимая песня. И я просто говорю: «Почему вы не сказали мне?! Я бы приехала на съёмки в этот день!» Я просто… охренела, не поверила и очень было обидно, что как бы я не сконнектилась тогда с Ваней. И после этого был… Это наверное была уже зима. Был концерт Коржа в Стадиуме. И я была наверху, не в танцпартере И Корж такой: «О! Здесь у нас Ваня Noize MC» И что-то Ваня выходит на сцену, я такая: «Где?! Где он?!» Вот, и я подошла тогда к Ване… и я, кстати, недавно нашла эту заметку. Это очень смешно. Мне кажется, Ваня был с женой. — Заметку? — Сейчас объясню, да. И я вижу, как от Вани отходят уже девчонки какие-то.

И я так типа стучу ему по плечу, и я вижу как он поворачивается. Ну он как бы наверное ну не хотел этого внимания. И я показываю ему заметку, так как очень громко музыка играет. И я так типа стучу ему по плечу, и я вижу как он поворачивается. Ну он как бы наверное ну не хотел этого внимания. И я показываю ему заметку, так как очень громко музыка играет. И написано, блин… Можно сейчас, кстати, найти это у меня в телефоне. Я могу прям прочитать. «Ты пел в фильме «Про любовь» Ани Меликян — я сыграла там главную роль в четвёртой новелле». Потом Ваня что-то сказал типа: «О, круто, классно». И я пишу: «Мне 21. Я два года в кино. Я обожаю твои песни». И потом вот это был знаменательный денёк, в Лужниках. Первомай. Я оказалась у Вани на концерте и так иронично. — Реп-фест традиционный, да? — Ну какой-то, да, и… О-о-о, это был один из самых счастливых дней в моей жизни! Ну, я просто стояла за сценой, и я просто сходила с ума. Трясла башкой, я была вся мокрая, танцевала… и смешно, что там много знакомых, друзей прихоят. Все стоят, и просто я: — Ну они типа 300 раз на концерте. — И я просто Это было очень круто. И потом мы… поговорили чуть-чуть после и как-то вот в общем всё закрутилось. — Беларусь. Сколько лет ты жила в Беларуси? — Я в школу пошла в Москве. Мы переехали накануне моих семи лет. Ну то есть мама чуть раньше и… — Но это все равно близкая, важная страна. Там много родных. — Конечно да, я и родилась там, я ездила на лето к бабушке. Потом уже подросла — я ездила сама. Никогда это не было чужим местом. — Ты же обалдела, когда увидела, что началось в Беларуси в прошлом году? — Я охренела просто. Это тоже опять я ехала вся в слезах. Я возвращалась из Екатеринбурга в Москву поездом с ребёнком. И ты понимаешь, интернета нет. Мне мама что-то присылает… Вот как раз 9-10 числа это всё началось. Когда вот в самый первый раз люди вышли, я была просто в шоке. Я была в шоке, и я была ужасно горда и преисполнена таким чувством, знаешь, восторгом людьми. Но одновременно ты испытываешь очень сильную боль. — Горда за что? — За то, что белорусы очень терпеливый народ. Они, действительно, столько лет терпели вообще всё. Но когда он нарисовал 80 процентов, они такие: «Чувак… Нет». — А нарисовал? — Ну конечно. А ты не видел видео с заводов? Это моё любимое видео. Когда они пытались это всё потушить. И чуваки делали так: «Кто голосовал за Тихановскую — встаём». И все встают и начинают орать: «Три процента! Три процента!» Блин, я сейчас опять разрыдаюсь, я не могу… Но это так охрененно, и когда я вижу, знаешь, «Азот»… — гродненский наш завод. И на «Азоте» люди тоже… И ужасно грустно, что так затянулось… непонятно чем закончится. — Ты написала письмо политзаключённому Сергею Тихановскому. — Да, я написала Тихановскому. — Это твоя инициатива? Или кто-то из активистов предложил? — Нет. Я прям помню я в пять утра встала кормить ребёнка, и пока он засыпал, я открыла Инстаграм… И на «Не́хте» по-моему было про то, что напишите Тихановскому. Как-то в этот момент всё попало — я прям села, написала. На следующий день пошла, отправила. — Обычной почтой? — Да. Я была уверена, что оно не дойдёт. И потом, когда мне пришёл ответ, я просто охренела! Опять этот трепет, слёзы… Все истории Саши Бортич заканчиваются слезами, по-моему. — Что писала ему? — Знаешь, там же очень опасная эта цензура. Непонятно, что они посчитают за оскорбление. Поэтому я не писала про то, что «Вот они такие! А ты такой… Всё будет хорошо!» Поэтому я старалась какие-то бытовые вещи написать. Я написала, что у меня скоро День рождения; у меня ребёнку три месяца; я родила… приехала из Екб в Москву… Я в начале написала, что я Саша Бортич. Не знаю, знаете ли вы меня или нет, но на всякий случай, если вдруг вы слышали скорее всего про «Полицейский с Рублёвки», то типа это я. Ну что-то очень обычное… Ну и в конце какие-то слова поддержки. — А он что ответил? — Он классно ответил тоже. Просто. Про то, что ему много людей пишут… из Испании, еще откуда-то. В общем, не из России даже И из России много людей поддерживает. Он еще нарисовал руку мне, свою обвёл. И типа можно сравнить с рукой Санька, моего мелкого. А, еще написал Я, когда ему писала про ребёнка, сказала, что вроде, как говорят, на меня похож, но эльфийские уши точно мои! И он сказал, что эльфийские уши — это круто. — А что не так с Лукашенко? — Я бы знать хотела тоже, что с ним не так (смеясь). — Я про другое. Чем он не устраивает? — А, чем он не устравивает? — Чистый Минск. Заводы работают… IT. — Я опять же, очень конкретизировать не могу, потому что я не политолог и я не разбираюсь в этом всём досканально, но я могу сказать по-человечески. Что я вижу? Люди живут не очень хорошо. Работы нет. Ну, зарплата средняя — 300 долларов. — Ну, это что вообще такое? О чём можно говорить? Чисто — не потому что Лукашенко молодец. Чисто — потому что белорусы такой народ. Потому что у них такая черта есть. Он тут ни при чём. Приятные ребята разуваются, чтобы встать на лавочку. Это же не он сделал. Вот и всё. И ужасно жаль, что такая страна… очень красивая, очень классно расположенная, но там совок.

— А совок — это плохо? — Ну совок в плохом смысле. Всё как бы неразвитое. — У тебя есть понимание, почему он, возможно, единственный артист, который так долго — А совок — это плохо? — Ну совок в плохом смысле. Всё как бы неразвитое. — У тебя есть понимание, почему он, возможно, единственный артист, который так долго в супертопе? — Я думаю, что объяснение одно. Это только потому что он очень талантливый и настоящий. И это не перебить ничем. — А что такое настоящий? — Ну он не притворяется, не пытается быть рэпером: «Это тёлки, тачки, у меня куча бабок!…» И такой: «Еду к маме в Перово». Ну это реально так. Я знаю. (смеются) Точно об этом! — Титр появится почему. — Не нужно. А у Вани этого нет, и мне кажется, где он был в моменте своей жизни, о чём он пел, он это делал абсолютно по правде всегда. Ещё для меня пример его абсолютно уникального таланта — это «Орфей & Эвридика». О, у меня мурашки, не могу, обожаю говорить про Ваню! У меня через одно интервью заканчивается тем, что я люблю Noize MC! Я просто, когда в первый раз послушала «Орфей & Эвридика»… Я не была, к сожалению, на хипхопере самой — я не попала, и потом, послушала альбом, когда он вышел. Я просто не поверила своим ушам, что это возможно — так обернуть все штучки греческие, мифология — там всё вплетено. Ну я не понимаю, как это. Просто запредельный уровень, который говорит о Ванином безграничном таланте. — То, что Ваня одним из первых выступил в этот раз. — Наверное, да. — По поводу митингов. На тебе сказалось? Подтолкнуло тебя к тому, что… — Нет, у меня был записан видос. — Ещё до? — Да. — Но с ним было легче? — Да, конечно, приятно в такой компании оказаться. Что тут скажешь. — Как на твою позицию реагирует твой муж? — Ну он меня, в целом, поддерживает. Когда я летала 23-го, он мне не говорил: «Не лети». — А, подожди, ты специально летела в Москву из Сочи, где вы сейчас там временно живёте. — Да, да. — Ага. Но он с тобой не полетел? — Нет. И я бы не хотела, чтобы он полетел. — Объясни. — Ну это связано с ребёнком, плюс у нас в гостях была его мама с сестрой в этот момент. Я бы не хотела, чтобы он полетел. То есть если бы я боялась, что со мной что-то случится… Но я вот в тот день была как-то поспокойнее ещё. — Ты знаешь, там всё начало происходить И я поняла, что всю жизнь буду потом вспоминать и жалеть. Действительно. Да, у меня ребёнок. Но мне есть, с кем его оставить — людям, которым я доверяю. То есть я знаю, что с ним всё будет хорошо. Я летала одним днём без ночёвки. Я прилетела с утра. Вечером улетела. И я понимала, что, если я себя уговорю тем, что как бы неудобно — Надежда Николаевна приехала в гости с Олесей; этот мелкий, туда-сюда — ну куда я полечу? Я потом бы не была бы в ладах с собой. — Как семья твоего мужа реагирует на это? — Ну… мы как-то не обсуждаем политику. — Никогда? — Нет. — На сколько ты близко общаешься со своим тестем? — Ну мы видимся. Когда приезжаем в Екатеринбург, мы ездим к ним в гости. — Твой тесть — довольно колоритный. Он очень богатый человек, член «Единой России» и депутат Законодательного Собрания. — Угу. — Ну и там разные истории из 90-х про то, как строился бизнес. — Да? А я не знаю. Клянусь. — Тебя что-то когда-нибудь смущало из его биографии? — А-а… Нет, почему меня это должно смущать? Я же живу с Женей, а не с его папой. Я встретила человека; я его люблю, и мы вот вместе живём. При чём тут это? Ты же понимаешь, я это не в первый раз слышу. И какие могут быть ко мне вопросы, я не очень понимаю. — Женя работал несколько лет в Администрации президента России. — Да, это правда. — Что он там делал? — Я не знаю. — Если я не путаю, отдел внутренней политики? — Возможно что-то такое, да. — Вы вспоминали об этом периоде когда-нибудь с ним? — Да, мы обсуждали. Здесь я лучше не буду ничего говорить, потому что Женя, если захочет, сам расскажет. Странно за него рассказывать. Мне кажется, самое красноречивое то, что он оттуда ушёл. —Просто отдел внутренней политики — это те самые ребята, которые сделали так, как всё сейчас. — Я знаю. Но он ушёл оттуда. Не смог. — Когда ты пришла к Славе Комиссаренко — не смотрите это видео, особенно пацаны — я давно не видел, чтобы кто-то так про своего мужа рассказывал. И в комментариях писали: «Бортич вышла замуж за сына маминой подруги». (смеётся) — Да, где взять еще? — Да, ты сама там признаёшься, что тебя могло смутить, что его благосостояние — он обеспеченный чувак — оно от папы. — Ну это очень быстро рассеялось. — А как это рассеялось? Ты сказала: «Я проверила. Точно нет». А как это можно проверить? — Просто, знаешь, когда вы только познакомились, у вас первое свидание. Это не самая такая тема для обсуждений. Но когда чуть-чуть прошло времени, совсем немножко, это очень быстро стало видно и понятно, что просто чувак с самого начала всё делал сам. Никогда не принимал никакую помощь. Всё, что у него есть — всё сам сделал. Ну если бы ты познакомился с Женей, может быть, это когда-нибудь произойдёт. Ты поймёшь, о чём я говорю. Я просто не хочу попадать в эту позицию, когда я там оправдываюсь или рассказывю. Но… я в этом не сомневаюсь, я именно поэтому им так восхищаюсь. Он очень умный, он невероятно волевой и целеустремлённый человек, который просто… Например, он захочет в космос полететь, и я думаю, он это сделает. Ну не сейчас, понятно. Если мне кто-то покажет шар гадалки, что через 10-20 лет произошло я скажу: «Ну понятно, это же Женя, он же захотел». — Что про бизнес его думаешь? — Думаю, что это классный бизнес. Он сам его придумал.

Ну основной бизнес — это школа ораторская. — Так, а еще какой есть? — «Король говорит». — Это да. — Ну был ещё один, Ну основной бизнес — это школа ораторская. — Так, а еще какой есть? — «Король говорит». — Это да. — Ну был ещё один, его больше нет. Была ещё парфюмерия. Женя придумал школу, потому что он не смог найти то, что его устраивало. Он первый самый, открывал когда школу, набрал очень крутых преподов из театральных, с МХАТа… я точно не скажу, могу ошибиться. Как бы его модель, его подход очень круто сработал, и сейчас это, вы можете проверить, но, если я не ошибаюсь, «Король говорит» — это самая крупная ораторская школа в России, которая есть. — Предположим, что к твоему тестю придут и скажут: «У тебя невестка… — Угу. — Жестко вообще против режима. — Угу. — Прими, пожалуйста, меры». Может ли он как-то на тебя воздействовать? — Маловероятно. — Через мужа? — Ну мы же не зависимы от них. Чем можно? Словами? Ну… вряд ли. — Как ты думаешь, если будет выбор у Жени, твоего мужа. Выбрать между тобой и батей по части вот таких вот политических деловых взглядов, что он выберет? — Я думаю, что Женя и его папа слишком умные, зрелые люди, чтобы такой выбор возник. Как бы далеко ни зашла эта ситуация. — Ты вообще представляешь, как устроена политика и бизнес крупный в России? Там таких выборов. — Надеюсь, такого не будет. — Три любимые песни Вани. — О-о-о! — Их очень много у него. — Да. Но на первом месте точно «Вселенная бесконечна». Это навсегда будет моей самой любимой песней. ♪︎ НО Я НАДЕЮСЬ ЭТО ПОЗЖЕ СЛУЧИТСЯ ГОРАЗДО ♪︎ ♪︎ Я ТУДА СОВЕРШЕННО НЕ ТОРОПЛЮСЬ ♪︎ ♪︎ КАК БЫ КРУТО ТАМ НЕ БЫЛО, МНЕ ОДНО ЯСНО - ♪︎ ♪︎ ЕЩЁ СИЛЬНЕЕ Я В ТЕБЯ ВСЁ РАВНО НЕ ВЛЮБЛЮСЬ ♪︎ — Ну я не могу, это будет «Устрой дестрой». ♪︎ УСТРОЙ ДЕСТРОЙ ♪︎ ♪︎ ПОРЯДОК — ЭТО ОТСТОЙ! ♪︎ ♪︎ КРУШИ, ЛОМАЙ, ТРЯСИ ♪︎ ♪︎ БАШКОЮ ПУСТОЙ ♪︎ И… У Вани есть, кстати, одна неизвестная песня — «Дождь». — Почему неизвестная? — Ну она не очень известная, откровенно говоря. — Сейчас давайте… — Нет, я думаю мы про разные. У него есть… — Ты не про «Это был дождь»? — «Это был дождь». Да. — (за кадром) Хит всех подъездов… — А, да? Извините, я просто может маленькая была. ♪︎ СТУЧУ ПО ТВОЕЙ КРЫШЕ ♪︎ ♪︎ НО ТЫ НЕ УСЛЫШИШЬ ♪︎ ♪︎ ТЫ КАК ВСЕГДА НИЧЕГО НЕ ПОЙМЁШЬ ♪︎ Ну блин, очень сложно выбрать, я не могу. — Давай её поставим, раз ты считаешь, что это неизвестная, хотя… — Ну, видимо, просто у старичков всё иначе. (Дудь смеётся) — Полтора года назад ты же выходила на не только пикеты по поводу актёра Устинова, которого просто ни за что хотели в тюрьму посадить. — Да. — Но и на митинг по «московскому делу». На Сахарова. — На Сахарова 29 сентября. — Да. — Да выходила, но он был согласованный. И жалко, я думала, будет больше людей. — Ты разочаровалась, да? — Нет, но просто, знаешь, было такое какое-то единение, то что тогда вот мы все вышли. Лёшу Миняйло тогда освободили. И Пашу выпустили, я думаю, что это было всё-таки связано. Я думаю, что всё-таки этот наш пикет произвёл какой-то эффект. И было очень жалко, я тогда снималась в Абхазии. Я просто сходила с ума. Я сходима с ума, реально, потому что я прилетала и в какие-то дни просто шла на пикет, стояла своё и ехала сразу в аэропорт на съёмки и я сидела в вагоне в Абхазии и просто не находила себе места, потому что я не могу там быть. Отправляла ребятам (там была шутка про департамент еды Бортич) поесть, так как переживала, что все на холоде. Боже, я не буду плакать. И я, честно, испытывала какие-то… знаешь, то, про что ты спросил, что я думала «это не моё дело»… И вдруг это осознание накрывает, что это и твоё дело тоже. И как-то это всё очень остро у меня происходило. Я помню этот момент. Когда какое-то очередное жёсткое видео, ужасное с летних вот этих выходов, из-за которых началось «московское дело» и прочее. И я вижу просто какое-то ужасающее видео, меня накрывает — я начинаю рыдать. Ко мне заходит ассистентка и такая: «Саш, тебе типа на площадку». А я не могу успокоиться, меня трясёт. На это всё больно смотреть. — Ты сама говорила, что, когда вписываешься в такие политические истории, иногда нахлынывает чувство бессилия. — С этим сложно справляться, да. Ты делаешь, делаешь — и ничего не происходит. А что мне ещё сделать? А на самом деле, делая больше — ты делаешь меньше, то есть Ванёк очень круто тогда сказал… — Ванёк? Ваня Алексеев — Noize, написал мне и объяснил мне, что (так как он опытный в этом деле) здесь, я ему очень сильно благодарна. Действительно, если ты пролистаешь мой инстаграм, там посты только об этом. Я просто не могла остановиться: «Ребята, посмотрите какая жесть!» Администрация президента. Каждый день пикеты. Мы должны всех вытащить. Естественно, это в итоге не произошло. До конца всех не вытащили. И это всё продолжается до сих пор. Но очень важно, особенно когда ты публичный человек, допустим, я вот говорю об этом, и все такие: «О да, посмотри». А в следующий раз, когда я об этом скажу на следующий день, уже половина от тех людей обратит внимание. А потом еще меньше. И то есть ты закапываешься в это, и очень важен этот баланс. Как раз-таки, чтобы не свалиться в эту безысходность, не потонуть там. Очень важно находить какой-то компромисс. — Расходовать патроны рационально.

— Ну да, потому что всё-таки я опять же не политик и не стремлюсь к этому, и это не моя основная деятельность и работа. Поэтому это сложно. — Ну да, потому что всё-таки я опять же не политик и не стремлюсь к этому, и это не моя основная деятельность и работа. Поэтому это сложно. — Был ли хоть кто-то из коллег, кто говорил, можешь не называть фамилии: «Саш, ну зачем? Тебе надоело в хороших фильмах сниматься?» — Я наверное просто не дружу с этими людьми, которые могли бы так сказать, но я знаю, кто так может сказать. Я с ними не близка. (музыкальная заставка) — «Ругань из-за стены» была для тебя актуальной песней? ♪︎ И КТО ИЗ НИХ ПРАВ — МНЕ ВСЁ РАВНО ♪︎ ♪︎ ВЕДЬ ОНИ ОБА МНЕ НУЖНЫ ♪︎ ♪︎ Я ЗАСЫПАТЬ ПРИВЫК ДАВНО ♪︎ ♪︎ ПОД РУГАНЬ ИЗ-ЗА СТЕНЫ ♪︎ — Для… 95, мне кажется, процентов детей. Это актуальная песня, к сожалению. Да просто это очень крутая песня, даже если у тебя за стеной не ругаются родители, вот это ощущение такого покинутого, непонятого ребёнка. Оно очень присуще многим. А я же ещё трудный ребёнок, считаюсь. Здесь, кстати, очень удачно мы подвели, я просто попечитель фонда — «Шалаш»? — Да, «Шалаш». Меня очень трогает то, что делает наш фонд, и, мне кажется, это очень важно. Потому что трудные подростки — это не трудные дети. Это дети, которым трудно. Это такой манифест нашего фонда. И это правда так. Вот вспомни, когда ты в школе учился, я не знаю, как у тебя было в школе, — Херово, как у всех. — Да, и что типа ты охломон, олух, плохо себя ведёшь — ты плохой. — Да. — Но проблема в том, что дети не могут сами справиться со своим трудным поведением. Они его не контролируют, то есть это скорее всего идёт от семьи… или от одноклассников, у ребёнка проблемы в семье — он приходит дебоширить в школе. Но вместо того, чтобы этим проникнуться, заняться, понять, почему это происходит. Вызывают родителей, ребёнок получает люлей, Всё только усугубляется, становится хуже. Россия занимает 3 место в мире по количеству подростковых, детских самоубийств. — Правильно: не дрючить ребёнка, а распутывать клубок. — Да, это то, чем занимается фонд. У фонда есть такой большой план на 10 лет. В прошлом году мы сделали. Смысл такой, чтобы у учителей было понимание и инструмент не панчить ребёнка, не вызывать родителей. А чтобы они знали, как с этим разбираться, чтобы весь миллион учителей, который в России есть, имел возможность и понимание того, что делать с трудными детьми. Занятия для трудных детей, для родителей, в общем там очень много всего. Если у вас трудности с детьми, если вы трудный ребёнок, как вам кажется, или подросток заходите на сайт «Шалаша», там всё есть. — Ты не раз говорила, что тебя жёстко буллили в школе. За что? — Ну… за длинный язык. Не в физическом смысле. Я же, действительно, такая достаточно дерзкая была. Но я не могу сказать, что я напрашивалась и получала. Просто я каталась на скейте, ходила в рок-футболках, я на полном серьёзе спорила со своими одноклассниками, которые говорили: «Ты тупая, потому что ты читаешь книги!» Да, железная логика. — Это не школа коррекции была? — Нет, это обычная школа на Полежаевской. Нет, я благодарна очень школе, потому что со школы у меня самый лучший друг, с которым лет с 15 мы называем друг друга братом и сестрой. — Санёк? — Саша, да. И по-другому я его не чувствую. Когда мы настолько близкие друзья с самого раннего возраста, со второго класса. И я очень счастлива, что у меня есть такой друг, который сейчас живет в Америке. И даже не видя его год-полтора, редко видясь, это моя родственная душа, действительно. И яего встретила в школе, значит это того стоило. А буллинг как проявлялся? То есть просто наезжали или какие-то вещи как в сериале «Школа» тоже бывали? — Нет, такой жести не было, у меня была одна очень неприятная история с дракой. Когда меня практически отвели туда, и все смотрели, а я только говорила, что не хочу драться. Это очень неприятная история. — А против девушки? — Ну какая-то девочка пришла со мной разбираться, да. И все смотрели, стояли, никто ничего не сделал, ну снимали на телефоны. Хотя я стояла такая: «Я не хочу драться! Не хочу драться!» Это очень неприятный эпизод, если честно. Еще… не знаю, ну наверное скажу. Меня на выпускном ударил одноклассник по лицу. Просто дал мне затрещину тыльной стороной ладони. — За что? — Очень сильно меня не любил. — Типа он так пар напоследок решил выпустить? — Не знаю, там была история, что я дружила с девочкой. Так странно об этом рассказывать. В общем была девочка и… они встречались когда-то с ним. Потом, когда мы пришли в 11 класс… да в 11 класс; за лето перед 11 классом она с ним рассталась, а мы подружились. И мы пришли как бы подружками. Мы дружили. Она там ходила страдала, у них там какие-то страсти были. Ну он типа урод и всё такое. И потом она опять начала с ним встречаться, и его бесило всё это время, что она дружит со мной, потому что его бесила я. И они вместе начали меня буллить, унижать. Ну например… ОБЖ, я читала какой-то доклад. И он поднимает руку и начинает задавать глупые вопросы про картошку. — Потому что ты из Беларуси? — Да. На выпускной я вообще не хотела идти, меня мама заставила. Я не понимала, что мне там делать, но мама такая — надо.

Не то, что меня мама заставила, ну я не очень хотела, сам понимаешь почему. Но я очень красиво выглядела, да это мне мама всё помогла сделать Я была очень красивая леди, в чёрном платье. Не то, что меня мама заставила, ну я не очень хотела, сам понимаешь почему. Но я очень красиво выглядела, да это мне мама всё помогла сделать Я была очень красивая леди, в чёрном платье. Я сидела слушала этих, знаешь, на выпускных выступают поп-исполнители. Я сидела, где выпускные проводятся, и в какой-то момент, я такая: «Да блин, наплевать». Вдруг поймала что-то и пошла со всеми танцевать, и что-то как-то расслабилась. И там была эта девочка, и я типа тоже начинаю с ней танцевать и вижу то, как он подходит, разворачивает её. И я прям слышу, как он говорит: «Не надо с Бортич тусоваться». Я ему говорю: «Эй, ну ты чего?» И он просто разворачивается и «тыщ». Вот… Это было неприятно. — Это было больше обидно или было прям больно? — Было больно. У меня слетели накладные ресницы с глаза. — Да, это прям было сильно. Этот чувак угадай, где работает теперь? — В милиции? — Да. (Саша смеётся) — С первой попытки! А?! — Да, это было смешно, когда я узнала. Причем несколько лет после школы про него ходили другие совершенно слухи. — Криминальные? — Ну там типа наркотики, что-то такое не очень успешное, а потом он нашёл призвание своё. Видимо. — Как ты думаешь, где он был 23 января? — Не знаю, не хочу об этом думать. — Есть понимание что делать, когда вот такая вот херня происходит? — Да, есть. Ребёнку, который либо проявляет агрессию, либо её получает, очень важно иметь вот этого взрослого близкого, которому он сможет довериться и часто вот это поведение учителей, которые по сути продолжают этот буллинг с другой стороны. Когда тебе говорят: «Вот, ты такой-сякой!» И ты просто не можешь никому довериться. И вот очень важно как бы… со стороны родителей, мне кажется, замечать какие-то микроштуки, подмечать, это тяжело. Но детям, если кто-то смотрит сейчас как я это говорю из подростков, которые получают эту агрессию в школе Всё, что я могу сказать: «Не молчите, делитесь. Найдите какого-то близкого человека, взрослого. Кому вы сможете это доверить, и он вам поможет». Это сложно, особенно когда ты подросток и тебе кажется, что весь мир против тебя. И ты очень сильно непонятый всеми: родителями, в школе. Но другого пути нет, самому с этим справиться практически невозможно. — Что ты делала в тот вечер? — Когда меня ударили на выпускном? Плакала и курила сигарету. — Маме рассказала? — Маме рассказала через несколько лет. Она охренела. Я помню, что все это видели. Ну это же все видели. И потом мне рассказали, что вот эта девочка его, моя бывшая как бы подруга, она стояла, и к ней пришли и сказали: «А ты знаешь, он ударил Сашу?» И она сказала: «Да, насрать типа». Но она, кстати, через несколько лет передо мной извинялась за всё. (музыкальная заставка) — Ты много лет *хлопок* занималась в музыкальной школе. — Планировали снять в Гнесинке. — Да. — В музыкалке, потому что ты там долго занималась. — А в Гнесинке, потому что мы там проводили отчётные концерты каждый год. — Нас туда не пустили. — Нам дали от ворот поворот, да, говоря, что коронавирус. — Поэтому, мы хотим поговорить про саксофон здесь. — Давайте. — Почему саксофон? —Да как-то так сложилось, просто я пришла к маме с желанием пойти в музыкальную школу. По очевидным причинам, пианино в однокомнатной квартире сложно разместить; баян носить тяжело одиннадцатилетнему ребёнку ну скрипка — это как бы *буэ* — А что плохо? — Ну на скрипке нужно быть очень талантливым человеком, чтобы можно было это слушать. Ну и представляешь, когда ребёнок учится на скрипке играть, это… *звук скрежета* Просто мешок с котятами. — У меня есть фотки. Вот такая ты. — Да, я здесь секси. Мне здесь лет 16, я такая протестую против уродских, оркестровых рубашек А эти рубашки, здесь просто не видно, они были такие шёлковые… псевдо-шёлковые, синтетические естественно голубо-серого цвета, и женские рубашки были такие — вот так и здесь такие две огромные рюши. Ужасно! Ужасно! —Ты не любишь рюши? — Да, ну очень люблю! Обожаю рюши. М-м-м, рюши! Мои любимые рюши. — Ты подзабыла, как играть на нём? — Да, я не играла очень много лет! И даже, когда ты меня спросил. Я сказала: «Не, Юр, не варик». А потом мы начали эту всю активность с музыкальной школой… Я подумала — ну что я, что я не хвастану, что ли? Хвастовством хвастушным. — Просьба. Можно попросить тебя не только хвастануть, но и кое-чем мне помочь? Так-так-так, пацаны вы помните «Сентябрь»? — «Горит?» — (за кадром) «Убийца…» — «Плачет». — (за кадром) «Но он…» — «Не смог поступить иначе!» «А листья расскажут… » «Нет! Но как же… я плачу и вместе с тем?» — «Умираю». — «Ты же видишь? Забери». — «Страдаю, умоляю!» (смеются) А это ты откуда знаешь? — Всё. Готово! Пока, Юра. — А это ты откуда знаешь? — Так мне тоже было 15 когда-то. — Подожди, мы вторую песню спели — это группа Maio. — Это Оригами! — Это Maio! — (за кадром) Потому что я знаю как Maio тоже. — Опа! — Так! Пропускали? — Вот, нашёл! — Что? — Смотри. 2018 год. — Они дали тебе трубу без мундштука? А, нет. — Нет. — Шутники. — Короче, это Парыгин, у которого сейчас группа «Радар». Бывший трубач «Ленинграда».

Он дал мне подуть. — Так. Ну потому что Юра будет… — Да, всё на поверхности. (Саша смеётся) Вот КВН. Я ни одного звука не смог извлечь. — Да, потому что труба Он дал мне подуть. — Так. Ну потому что Юра будет… — Да, всё на поверхности. (Саша смеётся) Вот КВН. Я ни одного звука не смог извлечь. — Да, потому что труба работает иначе, чем саксофон. В саксофоне… Сейчас я буду собирать — могу продемонстрировать. Есть мундштук. К нему прикладывается трость. — Прошу. Мундштук саксофона. Вот трость. Саксофон относится к группе деревянных духовых инструментов. Труба — это медные. — Да, Александра. — Николаевна. Когда Саша будет дуть… (Саша играет) — Вот видишь? (Саша играет) —Происходит колебание трости, и вот от этого звук. — Потому что без этой штучки ничего не будет играть У медных вот мундштук. Он круглый. — Труба медная? — Да, полностью. Туда кларнет деревянный входит. — Но смысл почему ты не смог играть. Если ты будешь делать так просто (Саша дует) Вот в этот мундштук железный, да? То звука не будет. Там надо… вот так они как-то делают. Там очень сложная система. Ты ведел, что на трубе всего три клапана? Всего три клапана. И всё остальное они делают губами. (Саша играет) — Так. На меня ошейничек. — Нормально. Смотри. Объясняю, гляди. — Угу. — Ничего, что я оближу ту же деревяшку? — Ну, что ж поделать. Видимо сегодня она будет одноразовой. — Давай уточним — мы оба переболели. — Да. — У нас у обоих антитела. — И это шутка не про коронавирус. Короче, ты берёшь, очень важно, натягиваешь нижнюю губу на зубы. Ужасно выглядит. И здесь должна быть шутка из «Друзей». «oh god, chandler is making his sex face». И он такой… Ладно. Не важно. (смеётся) Да, и теперь закрой ртом весь. Натяни подбородок. Да, и теперь дуй. (дует) (смеётся) И теперь… Так смотри сейчас. Подожди расслабься немного. Господи! Ты в зажиме. Вот это вот сюда. Вот это не трогай Вот эти три верхние. Дуй. (дует) — К вашему вниманию. (дует) Спасибо! (хлопает) — Юрий Дудь, друзья. С вас по косарю. — Ты как-то сказала, что режиссёр Борис Хлебников попадёт в рай. Почему? — Это правда. — Не, вообще не только Боря попадёт. Я знаю ещё парочку. Ну просто я так кайфовала от того, что, знаешь, у меня прям перед этим, наверно, если я ничего не путаю, был проект. Когда меня заставляли просто до буквы говорить по не самому хорошему тексту. Ты такой: «Давайте, я вам сделаю живенько, классненько». Говорят: «Нет. Здесь — ну — в начале предложения, и ты его не сказала. И ты такой… А к Боре ты приходишь: «Борь, мне здесь неудобно». «Не говори, не говори вот это тоже убери. Не надо всё». Вообще это не только Боря. Просто видимо у меня на контрасте с тем проектом. Любой адекватный режиссёр понимает, что один случай из миллиона, когда, действительно, штука, которую важно именно вот так сказать. Но обычно адекватные классные режиссёры говорят: «Да, конечно, говори как тебе удобно». — Борис Хлебников очень крутой. (звук поцелуя) Кто ещё попадёт в рай? — Ну Нигуся, конечно, попадёт. — Так. Первая любовь? — Она запустила мою карьеру. Нет, там несколько людей, кто запускал. — С Нигиной Сайфуллаевой вы даже репетировали. Репетировать перед кино — это же дикая самая штука. — Это большая редкость, к огромному моему сожалению. Нет ничего лучше вот этих читок. Когда вы просто сидите и читаете. Мы читали два месяца. Перед каждыми съёмками мы читали. — В офис приезжали? — Приезжали в офис, читали, репетировали, обсуждали. Это было охрененно. Мы знали текст наизусть… И это было не в смысле, что надо учить. Мы дышали этим. Это лучший проект, с которым можно начать съёмки в кино. Мне безумно повезло во всех то, что меня нашли, сняли И именно такой мне проект достался. В начале которого вообще всё пошло. — Говорят, Никита Михалков свои величайшие фильмы снимал… так, что перед этим несколько месяцев репетиций. — Это безумно полезно для всех. У нас, по-моему, даже светики знали текст. Это было круто. Ну то есть все были в этом. — Сцена, где вы бухие. — Угу. — Вы же там не бухие? — Нет. — Какая же она неудачная, мне кажется. Вот я не верил ни капельки. — Да, ты знаешь, это самая сложная вещь играть пьяных, поэтому я больше трезвая пьяных не играю. (смеётся) Нет, а мне не стыдно даже. Если режиссёр не против. Я это обсуждаю заранее. И, например, в «Я худею» сцена. Ты же смотрел «Я худею»? — Да. — Где меня Кулик забирает из клуба, когда я похудевшая и пьяная. Там потом есть сцена, где мы в тачке едем. — Да. — И я такая: А вот мой папа вообще (пародируя пьяную речь) Я просто понимала, что очень к себе отношусь критически. Я не считаю себя какой-то супер-пупер актрисой талантливой. Пожтому я и говорю, это сыграть невозможно. Это, действительно, сложо даже для самых больших артистов. Играть пьяного — очень сложно — человека. Поэтому, если ты выпьешь бокал вина. Никто не говорит, что надо напивать до состояния, которое надо играть. Но чуть-чуть выпить и поймать «шофе», и ощутить вот это всё внутри. И тогда это можно разогнать и играть. Это намного круче и легче идёт. Поэтому не вижу в этом ничего такого. — Я, конечно, помню эту сцену, где: «Не трогай! Это харам.

Я православный!» — Да-да, это смешно. Блин, Женёк вообще прекрасный. Очень классный… — Кулик? — Да, я считаю, он очень здорово сыграл. Я православный!» — Да-да, это смешно. Блин, Женёк вообще прекрасный. Очень классный… — Кулик? — Да, я считаю, он очень здорово сыграл. Типа блогер, бла-бла-бла, а на самом деле он такой трогательный и молодец. Обожаю его. (музыкальная заставка) (Саша играет) Я отстой! Это была моя мечта научиться на барабанах, но как мы видим… — Антон Долин в 2015 году писал после «Духlessа», когда про тебя все узнали. Сочетание вульгарности, отчаянности и чувственности может превратить её в секс-символ поколения. Если, конечно, будет выбирать проекты с умом. — Не получилось! (смеётся) Но что выросло, то выросло. Да, Серёж? Не особо. Я очень хочу с тобой поговорить про тему, как талантливый актёр или актриса вляпываются в плохие фильмы? — Угу. — Как это происходит? Как это происходило у тебя? У тебя есть несколько историй, которые прямо не получились… Все «Неуловимые». Как это получилось? Это чисто неопытность начала карьеры? — Да. Это неопытность; это чуваки, которые тебя юзают, потому что ты молодой и неопытный; и на тот момент, например, у меня был агент, которая не могла за меня постоять. Просто говорят: «Ты приезжаешь завтра в 8 утра», — и ты приезжаешь. У тебя смена с адскими переработками. Там 15-16 часов съёмки в духоте, в аду. И потом у тебя 6 часов пересменка. — То есть это не про творчество, а просто про эксплуатацию. — Ну да, и просто мне было 19 или 20 как раз лет… И такая история про ребят, которые делают справедливость; и такая крутая девчонка с пацанами. И, конечно, мы все думали, что это будет очень круто. Я очень верила в то, что мы делаем. Мы все очень верили в то, что мы делаем. К сожалению, не от нас зависит. Просто ещё это мой по сути был там второй и третий проект. То есть одновременно снимались они и «Духless». Ну… Не было понимания. Это сейчас у меня есть понимание — что хорошо, а что плохо. Ни насмотренности, ни начитанности сценариев тогда не было. Как ты поймёшь? Ну ты маленький, глупенький белорук… (смеётся) который… Как ты сейчас выбираешь роль? Технически расскажи. То есть ты получаешь название проекта и знаешь, кто там режиссёр. — Да. — Идёшь, вбиваешь в «Кинопоиск», что режиссёр наснимал? — Да иногда. Иногда ты просто знаешь. Сейчас, например, мне прислали сценарий один. Я там знаю режиссёра и спорно к нему отношусь — к его работам. И я открываю сценарий и 5 страниц читаю. Я уже понимаю, что это. Я такая, блин, пожалуй, даже дочитывать не буду. — А, плохо? — Ну да, просто очень плохо. И ты такой пожалуй нет. Бывают спорные моменты, когда я прочитала, и мне что-то нравится, а что-то вызывает вопросы. И ты идёшь на пробы… И там выясняешь обстановку. Знакомишься с режиссёром, например. Я знакомлюсь, если я не знакома. Может у меня были какие-то вопросы. Я познакомилась с режиссёром. Я поняла, что мы на одной волне; что он крутой; что он хочет делать. И я такая — да, чуваки, давайте вы меня утвердите, я с вами. Как я уже сказала, это максимально подневольная профессия. Даже если тебе в процессе кажется, что всё великолепно. Потом ты можешь найти себя просто в клипе Ольги Бузовой. Мне не стыдно, потому что это не я сделала. У меня был фильм в промо которого выпустили клип Ольги Бузовой, который был смонтирован как бы из кадров, где я и где девчонки, с которыми мы снимались. А есть закономерность, что чем круче режиссёр и чем интереснее проект, тем меньше денег на нём можно заработать. Ну, как правило, артхаусное — Как правило, да. Независимое, какое-то авторское кино. Очень крутой сценарий. Драма, например, да. Режиссёр, который эту идею написал, придумал там всё. Такое, конечно, скорее всего будет не самый высокобюджетный фильм и зарплата там ниже. Но я могу сказать, что я немножко подустала в какой-то момент слышать, что я очень дорогая, очень занятая. Я такая — так нет. Присылайте мне. — Сколько твой съёмочный день стоит? — (смеясь) Я не буду говорить. Всегда по-разному. — Давай возьмём отметку 300 000 рублей. Больше или меньше? — Точно не больше. — Не больше? — Нет. Но я знаю, есть слух про какие-то 300 000, которые я получаю. Это интересно, Мне один раз его передали, я посмеялась. Я не там ещё. (Саша играет) В общем, я плохо помню. Это единственная пьеса, которую я за несколько лет выучила до конца, и я уже забыла. Просто я не практиковалась. Это Илья Бешевли — русский молодой композитор, мальчик. Очень классный чувак. Илья, привет! —(Дудь за кадром) А есть что-то, что ты не умеешь? — Смешно. Мне приятно, спасибо. На самом деле — Подтаяла чуть-чуть, а? — М? Да я растаяла, да. — Расскажи о самом невероятном концерте, на котором ты была. — О-о-о, ну наверное всё-таки Роберт Плант. Просто это самая сильная любовь. —Здесь? — Да, моя была. Я очень люблю Led Zeppelin. То есть для меня нет лучше группы. Можно их не слушать долго, можно слушать бесконечно. Как угодно, но всегда ты вернешься. И всегда ты такой: «А-а!» Я тебе объясню, мне было 17 лет, когда был концерт. И вообще очень смешная история, как я на него попала.

Я работала в магазинчике с дисками, который был продуктовый. Ты заходишь в продуктовый — там какая-то хрень, какая-то хрень и диски. И вот я сидела, продавала диски и познакомилась Я работала в магазинчике с дисками, который был продуктовый. Ты заходишь в продуктовый — там какая-то хрень, какая-то хрень и диски. И вот я сидела, продавала диски и познакомилась с ребятами, и какой-то чувак тогда… Мы с ним прям подружились. И он ко мне всё время приходил. И у него был друг, который обещал меня взять на концерт Papa Roach. Тогда приезжал Papa Roach. Я страдала, но у меня не было денег купить билеты. И он такой: «Пойдём, у меня есть билеты, вся херня. Пойдём». И пропал на два дня. Потом появился. Но он же мне никто, он же мне не друг. Но потом появился и говорит: «Прости, да я обещал и не выполнил проси, что хочешь. Давай я достану какие-нибудь билеты». И я такая: «Блин, Роберт Плант!» Он мне дал телефон. И сказал: «Позвони, и скажи что ты от того-то». Я уже честно всех подробностей не помню. Помню, что я приезжаю, куда мне сказали. Там такая проходная. Выходит чувак. Как на «Rock FM» зовут самого известного чувака, который у них голос? «Rock FM». Евгений… Блин, я тогда «Rock FM» слушала всё время в тачке с отчимом. И выходит этот чувак и оказывается, что это он. Прикинь? Короче «Rock FM» разыгрывали билеты. И он достаёт такой пачку из кармана. И такой смотрит на меня, говорит: «Ты такая мелкая идёшь на Роберта Планта?» Я такая: «Да, я еще на саксофоне играю!» Он такой: «Молодец! Держи два». И я такая: «А можно три?» И он мне даёт третий билет, и я просто офигела. Точно не Евгений Штольц его зовут? Проверь. Пошли мы короче на Роберта Планта. Было круто. — И угарели? — Да, и я помню этот момент, когда я захожу. Это Крокус был И мы заходим, и я вижу его. А это моя… ну подростковая еще, кроме любви к музыке…з Боже, я смотрела на чувака, и я так его любила. Какой он с этими своими штучками. И когда он с бубном танцует в этих своих растёгнутых рубашках Я просто очень его обожала. Несмотря на то, что он уже иначе выглядит Но все равно в нём это есть, и он крутой. Я как оглушённая стояла, мне кажется. Это было очень круто. — Ты снималась в сериале «Филфак». (смеётся) Вокруг него ходит байка. Там есть обложка… Ты помнишь обложку? — Конечно, я помню эту обложку. — Обложка… Вот она появляется. — Найди, где заканчивается чужая шея и начинается моя голова. — Есть байка о том, что кто-то из топ-менеджмента канала ТНТ тебе звонил утвердить эту обложку, чуть ли не Артур Джанибекян. — Ну, не совсем так. Он мне звонил, да. Но не утвердить, а уговорить. Значит объясняю. Люди, которые делают… Как я понимаю, то, что я видела за года работы на ТНТ. Люди, которые занимаюся промо, съёмкой постеров — это другие люди. То есть мы сделали сериал. Чуваки, которые делали сериал, снимали, придумывали — они не имеют отношения к людям, которые придумали обложку. Постер изначально был такой… Рефы, которые мне прислали накануне выглядели так: голая я, полностью голая я со стопкой книг, которая начинается здесь и заканчивается вот здесь, стою боком с голым бедром. Я понимаю, что ты его не смотрел. Но там за сериал два раза люди целуются. То есть он вообще не про секс, абсолютно этого там нет, там вообще очень нежно всё. И я это вижу. Шок-контент. Мы сказали, никаких голых съёмок быть не может. Всё мы запретили. Я приезжаю на съёмку. Там всё изменилось — меня одели. И мы идём снимать этот кадр с книгами, но типа я в платье. И на меня надевают платье, из которого нитки торчат, которое только что обрезали. Которое начинается вот здесь и заканчивается вот здесь И я стою вот с этими книгами, меня фоткают, и я говорю: «Ребят, а у вас в кадре ощущение, что я голая? Ну, видимость». Они такие: «Ну да». Говорю: «То есть вы думали, что я не согласна была просто голая стоять? Ну это же очевидно и так. У меня ещё очень острая была как сказать… потребность немножко. Я скатывалась всё время в один образ такой откровенной девчонки. И очень этого не хотела. Мой главный аргумент был: «Если бы это была эротическая драма — я бы поняла такой постер». Но так как всё про другое, мне казалось, что всё настолько неправильно. Меня уговаривали… И вот звонил Артур Джанибекян… Я всё равно не поддавалась. Закончилось тем, что мне позвонил Толян Беликов, привет. Который работал барменом со мной в одном баре и потом работал на ТНТ в авторской группе. И мне звонит Толян и говорит: «Саня, пожалуйста, я тебя умоляю! Они не дают мне прохода, потому что знают, что я тебя знаю. Все очень хотят этот постер и так далее». И в итоге я сдалась — согласилась на вот эту книгу открытую. Но больше всего мне обидно, что никто не стал переделывать фотоссесию. Там очень хорошо видно, что бошка приклеена, ну это так тупо. — Ну, а тебя смущало то, что повторение образа или просто эксплуатация — Ну зачем это? Голая тёлка продаёт сериал. Так тупо. — Я слышал по легенде, что ты кого-то послала на три буквы, когда звонили. Не? Байка? — Не-ет. Кого? Джанибекяна? — Да. — Не, такого не было. У нас был очень милый разговор, когда тебя уговаривают, а ты не хочешь.

«Ну пожалуйста». «Ну, пожалуйста, нет». «Ну, пожалуйста, давай». «Ну, пожалуйста, нет». Ну нет, как я могу Джанибекяна послать. Шутите? Ну во-первых, даже не важно кто человек. «Ну пожалуйста». «Ну, пожалуйста, нет». «Ну, пожалуйста, давай». «Ну, пожалуйста, нет». Ну нет, как я могу Джанибекяна послать. Шутите? Ну во-первых, даже не важно кто человек. Я никогда не буду такой грубой. Ненавижу грубость. Ну если ты с кем-то ругаешься… …с мужем, ну нет. Я слабо себе представляю, как кого-то посылаю. Ещё один из самых крутых тоже — это Iron Maiden. На Iron Maiden было очень круто. Потому что я была на Deep Purple — это было очень скучно. Я такая: «О, эти чуваки, живые. Я посмотрела. Спасибо». На Iron Maiden шла с той же мыслью. Я прихожу и там — огонь, взрывы! Огромный этот чувак, как его зовут — Эдди — скелет этот. Брюс просто бегал, переоделся пять раз в свои кафтаны. Это было очень круто! Очень круто. Но жалко, что мою самую любимую песню, они никогда не играют на концертах. — Это какая? — Mother Russia. ♪ Mother Russia Dance of the Tsars ♪ Ты знаешь эту песню, нет? Это же охеренно! — Как ты относишься к группе «Ария» тогда? Которые начали карьеру на заимствовании. — Ну как можно, не знаю, я равнодушна, наверное. — Без негатива? — Нет, без негатива. Но это смешно, что у них есть песни, скопированные до текста. Это смешно. А ещё смешно, что у «Арии» есть такие фанаты, которые говорят, что это Iron Maiden у них украли. Реально есть такие чуваки. — Ты видела таких? Я видела таких на концерте Iron Maiden. Они были в футболках «Ария» и обсуждали, что это Iron Maiden украли у «Арии» песни. «Ну ладно, послушаем». Я обожаю Стрыкало. — Да?! — Вообще жёстко. ♪ Я ухожу ♪ ♪ к другому, его зовут Рустем ♪ ♪ он КМС по боксу и бизнесмен… ♪ Это потрясающе. Это великолепно. Они очень крутые. Очень. Это просто можно слушать, не переслушать. У меня ещё бывает — это очень крутая песня! Слушай песню! Люби песню. Вот это всё я продемонстрировала. (Саша смеётся) — Я всегда боялся таких людей. — Это я… — Люди не тупые. Люди чувствуют фальшь. — Ты так говорила про текст, который актёры говорят на экране? — Возможно. Кстати, про кино так тоже можно сказать. Ну почему мы зрителя держим за дурака? Вот эти все фильмы, которые мы смотрим. Ты такой: «Блин, что за плохое кино». Это же сделано с расчётом, что ты поведёшься на это. Мне кажется, люди гораздно умнее, чем о них иногда думают люди, которые делают кино. — Свой бунтарский дух. И в смысле темперамента, и в смысле сейчас гражданской позиции как-то связан с тем, на какой музыке ты росла? Или это очень стереотипная связь? — Мне кажется, это как курица или яйцо. То есть почему ты слушаешь рок, потому что у тебя такая бунтарская душа? Или ты слушаешь рок, и у тебя внутри огонь разгорается. Непонятно. Поэтому это слишком взаимосвязано, чтобы отделить одно от другого. Нет? — Возможно. — А твоя? — Есть поговорка, что «кровь не вода». Типа… Кровь влияет на то, как ты растёшь. Я понимаю, о чём они говорят. Но я считаю, что среда гораздо важнее — Я тоже с этим не согласна. — Среда определяет сознание. — Я тоже так считаю. Я слышала, люди многие говорят, про то, что усыновленный ребёнок… Мальчика усыновили, и он сложный. С ним сложно, и говорят: «Ну да, это гены». Блин, какие гены, если ребёнок столько лет провёл в детском доме, конечно, он будет определённо себя вести. — Ты стала мамой?! — Я стала мамой. Какое главное открытие ты сделала за… — Семь. — Семь месяцев, что прошло с тех пор. — Я не знаю, ну эта шутка оказалась правдой. Я никогда не думала, что буду так радоваться чужим какашкам. Это правда. Ты знаешь, у тебя двое детей. Когда в самом начале там всякие проблемки. То там животик, то что-то, и когда у него всё хорошо получается ты такой: «Да!» Вот, такие вот штучки. Абсолютно отсутствует какая-то брезгливость, этого всего нет. Ну у меня есть одна смешная фотка. Ей уже несколько месяцев. И видео смешное про материнство. Фотка, где я играла-играла с ребёнком, он срыгнул на меня И у меня вот здесь, как бы немножко вот это потекло. Я держу его в руках, он супер довольный. И у меня фотка, где я такая: «Материнство — это весело — говорили они». Ещё я записала видео, у него новая фишка. Я держу его на руках, он утыкается куда-то в шею вот сюда. И начинает вот так делать. (звук пука) (смеясь) Короче, сидит и пукает тебе вот этот звук. И это очень долго может продолжаться. Я думаю, что мы будем прям братанами. Будем веселиться, угарать. И будет классно. Мне очень нравится с ним уже сейчас, хотя он еще даже не говорит. — Вы целенаправленно хотели ребёнка или просто так получилось? — Ну, всё вместе. То есть я точно не плани… Я когда поняла, что это оно, я безумно обрадовалась. Я ни секунды не боялась, и я не боялась, как отреагирует Женя. Мне кажется, это лучше всего говорит, в какой ситуации мы находились. — По поводу карьеры у тебя не было никаких вопросов? — Нет, но жалко было, что это информация известная. Что из-за этого меня сняли с роли у Германа в фильме «Воздух» про лётчиц. Очень интересно поработать с таким режиссёром.

Правда. Сделать что-то совсем другое. Действительно, мне очень это важно, интересно и… Ну ты же понимаешь, Герман… он другой. Правда. Сделать что-то совсем другое. Действительно, мне очень это важно, интересно и… Ну ты же понимаешь, Герман… он другой. Это интересно. Честно, для меня была самая большая радость. Я же снялась у него в итоге. В другом его проекте, который он сейчас снял, пока они ждут погоду для «Воздуха», чтобы продолжить снимать… Что? — Кино сложное производство. — Да, они написали другую историю, камерную. И он пригласил меня на роль. Я безумно обрадовалась, мне было так приятно. Мераб Нинидзе играет главную роль. Я ездила в Петербург, и это было великолепно. Это было необыкновенно! Мне очень понравилось. — Тебя не взяли на главную роль, потому что ты физически не могла сниматься? — Ну меня утвердили. Всё уже шли там графики. И в принципе, когда я забеременела, это была моя первая мысль. Сказать маме, и надо встретиться с агентом, чтобы обсудить, что нам делать. Я встретилась с Ветой, ей сказала. Она меня поздравила, и мы практически сразу сели звонить Алексею Алексеевичу. Он сказал: «Вы что?! Не могли подождать?!» Они подумали, попытались, но это было невозможно. — А это про войну будет драма? — Да. — Про Великую Отечественную? — Да. — Что ты думаешь о фильмах про Великую Отечественную войну, которые снимают в последнее время? Есть что-то, что тебе понравилось? — У меня, к сожалению, лезут два других фильма в голову, которые мне понравились про войну, но зарубежные. Мне безумно понравился фильм «1917», Это… ода кинемотографу современному. Ну, как это всё сделано. И был ещё крутой фильм «По соображениям совести» Мэла Гибсона. Про парня, который во время войны отказался. Ну то есть он должен был идти на фронт, и он отказался. Есть такая как бы опция, когда ты отказываешься стрелять. Ты не хочешь брать в руки оружие. Его задача была просто вытаскивать раненых. Очень крутой фильм. Я колли. (смеётся) — Какой ты себя представляешь в 30? — Что-то изменится? — Ты мне скажи, Юрец, что-то изменится? — Не, так у всех же индивидуально. — Ты там был. Я не знаю. Мне кажется, нет. Мне кажется, что я не особо поменяюсь, не хотелось бы. Я бы хотела сохранить всё это. Я думаю, об этом можно рассказать. Вчера, когда мы уехали, Илюха со студии… Мы с Илюхой не виделись лет 7-8. Один раз где-то встретились несколько лет назад, мельком в каком-то баре оказались. Мне было так приятно, он написал: «Такая классная ты, Сань, вроде взрослая, а всё ещё ребёнок, прям как раньше». Мне так от этого приятно стало, и действительно. Когда я в 18-19 лет начала сниматься, все говорили: «Что она так выпендривается?» Прикол в том, что я и в 15 лет была такая. Просто у меня такой характер. Я расплёскиваю всё. И… Я, конечно, чуть-чуть меняюсь. Всё равно мозгов прибавляется, поспокойнее где-то станешь. Но глобальную вот эту искру очень не хочу терять. Надеюсь это не произойдёт, и никогда не стать девочкой, которой очень важно быть красивой. «Как я выгляжу, когда я буду писать в инстаграме?» «Угадайте, куда я лечу? А вы?» Чтобы каждый пост так вот заканчивался. Надеюсь, мне не придётся этим заниматься. (музыкальная заставка) — Блиц! Я спрашиваю коротко, ты отвечаешь не обязательно коротко. Мордюкова или Гурченко? — В моём случае скорее Мордюкова. — Сняться у Сарика Андреасяна или проголосовать за «Единую Россию»? — Ну проголосовать — это же короткая боль. Поэтому тут очень сложный выбор. Я так тоже не смогу, наверное. — Самое дикое, что тебе прилетало в директ Инстаграма? — Не люблю, когда не последовательные. Когда: «Ты мразь» «Сашуль, как дела?» — А это незнакомые люди? — Конечно. Нет, моя мама. (смеётся) — Нет, конечно, незнакомые. — Пишут «как дела», а после «ты мразь»? — Ну люди пишут какие-то обзывательства матерные, например. Я говорю: «И вам того же». «Ой Сашуль, да я же пошутила, Это ребёнок взял телефон. Я тебя люблю». — Самое красивое место на земле? — Глаза моего сына. (смеётся) Выкрутилась. — Опиши прекрасную Россию будущего в трёх словах. Свобода. Любовь. Богатство. Но наше. Понимаешь? Ну ты понял, что я имею в виду. — Наше — это в смысле людей? — Да. — За что Навальный сидит в тюрьме? — Ну очевидно, за… …инакомыслие. — Лучший фильм, который ты когда-либо видела? Я назову, который не самый известный, давайте. «В этом мире я больше не чувствую себя как дома». Чудо фильм. Очень мне нравится. Советую. Да клёвый, был где-то года 4 назад на «Сандэнсе». Победил, нет, не помню. Потрясающий фильм, очень мне понравился. Просто… Комедия, экшен, драма — всё там есть и всё очень необычное. Обожаю трэш-комедии. Типа «Ультраамериканцев». Ну когда очень-очень жанровая комедия идёт. Не Хоп-хей лала лей а когда просто трэшняк. Ты такой: «Что происходит? Как смешно, как весело! — Финальное. В чём сила? — В любви. (музыкальная заставка) — Конкурс! Что ты принесла? — Я принесла, к сожалению, то, что я хотела принести — я не нашла. Пришлось выбирать из того, что было. Я хотела подарить замечательную книгу. Кстати, очень всем советую. У Ози Озборна есть автобиография, пару лет назад вышла. «Всё, что мне удалось вспомнить». Это великолепно! Даже если вы никогда в жизни не слушали рок. Это очень классно и смешно! Клёво. Я принесла из того, что мне больше всего понравилось, клёвую книжку про «Нирвану». Альбом с фотками, с любимыми группами Курта. «50 лучших альбомов по версии Курта»… Мне всегда такие книжки нравятся, кажутся интересными. И клёво иметь такую дома. — Вот эта книга достанется тому, кто интереснее всего ответит на простой вопрос. Напомни, сколько раз мы говорили за это интервью про то, как ты толстела и худела в «Я худею»? — Нисколько. Ты мой хороший! — А расчёт был ровно на это. Во-первых, ты говорила об этом много раз. Но я дожен тебе сказать, что одна из главных причин, по которой я просто всегда хотел тебе кидать респект последние три года. Это то, что ты сделала со своим телом для этой роли. Это вообще не принято в русском кино. Мы привыкли восхищаться Мэттью Макконахи, господином Бейлом, но в российском кино — это не принято. И когда я смотрел этот фильм, я не верил, я думал это монтаж. Я думал Найшуллер привёз из своей Америки какую-то адскую машинку, которая надула тебя как шар. — Я там прям крупна. — И то, что ты сделала. Просто… Ты красотка! Мы не говорили об этом в интервью, чтобы сделать это задание. Расскажите в комментариях к этому видео, в закреплённом комментарии, про самый необычный, но при этом эффективный способ благодаря которому вы приводили себя в физическую форму. У нас в команде есть люди, которым есть, что рассказать по этому поводу. Они тоже могут участвовать в этом конкурсе. Самая интересная, необычная, невероятная и полезная история в этих комментариях может привести вас к этому призу. Саша, спасибо тебе за эти пару дней. (музыкальная заставка)

Ad Х
Ad Х