🏠

Положительный человек. Бывший наркоман и ВИЧ-диссидент спасает людей | ТОК

Это текстовая версия YouTube-видео "Положительный человек. Бывший наркоман и…".

Нажмите на интересующую вас фразу, чтобы открыть видео на этом моменте.

— В общем у меня получились ножевые ранения. Через печень пробили легкое насквозь. 22 см — по рукоятку нож засунули. Там у меня определили ВИЧ. Так казалось на тот момент — это нормальный образ жизни. Когда начали умирать люди, ну, будем так говорить, маленько стало страшновато. — Маленечко заглянул туда, на 2 м вниз под землю. — Бог дал мне ребенка, И ребенок остановил меня от этой жизни. — А резко что-то и жить-то захотелось-то. Зовут меня Антон, живу я со статусом ВИЧ 21 год. Живу я в городе Омске. Ну, наверно, начну рассказывать с чего все началось. Жил я в Казахстане, был 95-й год. У нас все заводы остановились. Ни зарплаты, ни пенсии, ни денег. На улице проще отобрать, чем где-то заработать. Отобрать вообще в 2 раза проще — пошел с бабулек тогда, помню, пособирал. Сейчас помню, тенге по 25 мы собирали. Чтобы их не трогали. И все просто по деньгам было. Бабушки-то как раз в то время и имели, которые торговали семечками, сигаретами. У них лотки были, в ларьках такого не было, как у них на лотках, выбора сигарет, "Сникерсов", "Марсов", "Твиксов" и всего того подобного. Окружение, настрой тогда на молодежь, вот, вот эта блатная, может быть, какая-то романтика. Там, отвечаешь, не отвечаешь или еще что-то. Потом пошли вот эти всякие бригады. Тоже где-то там держали какие-то рынки, что-то там. Я был маленьким, но на подхвате помогал там все это. И из дома уходил. Ну а как? Дома же все ругаются. Дома кипеж своего рода. Ну а здесь потом по Кировску — где что украдешь, то и продашь. Кем я хотел стать? Да никем, просто, естественно, все это, что, ну, жизнь такая, все, ну, добиться, подняться чего-то, я не знаю, денег еще больше. Казалось на тот момент — это нормальный образ жизни. А почему начал употреблять? Да почему, да просто веселее. Просто начал и все. Согрешить, что как-то плохо жилось или еще что-то — да ну нет. Первый раз было страшно, второй раз непонятно, ну, а потом понравилось и все. Тогда еще был такой наркотик — ханка, ну, опиум. Была она в таком доступном формате. В общем там я и, как говорят у бывших наркоманов, завис на систему. Ты просыпаешься, да, и если ты с вечера об этом не позаботился, то как правило, утром тебе становится уже плохо, да? И ты начинаешь думать, ты начинаешь искать. Всегда, допустим, героин, он всегда стоил тысячу. Нужно было найти как минимум тысячу на утро, ну и тысячу на вечер. Вы понимаете, что такое в то время была тысяча? Ну и как-то находили. Даже до того доходило, были там дальше, в старом Кировске, стояли вагоны с углем. Залазили, скидывали оттуда уголь прям нормально. Где-то на машине подъезжали, грузили его мешками, продавали по частному сектору, и отлетал этот уголь, как пирожки. Где-то по дачам прошерстишь. Ну, цветной металл. Какой-то, где было тогда. Черным не занимались, медь, не медь, алюминий, еще что-то там. Даже доходило до того, залезешь, урожай соберешь, там же рядом 111-я площадка, там же рядом продашь и все. И поехал сюда вот прям, в район базара заряжаться. Вот здесь, возле этого дома уславливались раньше и шли потом к барыге, как правило, была движуха, начиналась именно здесь. Возле банкомата или еще что-то. Кидали деньги и шли к барыге. Вот здесь тоже помню, вот в этом доме брали такие снотворные таблетки своего рода, если когда уже ничего нету прям ... Народа тогда очень много, я буду называть своими вещами, травилось, да? Вот этой ... Вот этими всеми наркотиками. И как правило, встречаешь, вот здесь только вышел на пятак, условно, да? Что здесь вот оно, движение, вот оно тут идет. Ты все равно встретишь вообще всех. Кто-то бегает, он не знает того барыгу, где купить. Ему очень срочно надо. А я, допустим, я знал, ну, почти всех барыг тут. Ну и что, возьмешь, естественно, ему купишь и тебе тоже с этого. Ну а как с этого? Вдвоем же с ним это и употребляешь. Смотри, короче, так, вот то, что ты просил. Для аптечки ЛЖВ. — Хорошо. — Что, кстати, как здоровье? — Нормально, в апреле сдавал. 568 клеток, а нагрузка года 2 как нулевая. — Ну, это хорошо. Слушай, но к лету, наверно, оформят еще раз? — Пока работа, пока сейчас думаю в конце октября поеду сдавать, флюорографию надо сдавать. — Да-да-да, флюру обязательно, без флюры ты не получишь ни терапию, ничего. Ты давай не затягивай. Ты мне скажи, а так сейчас ничего не беспокоит? Никаких вопросов нету, ничего? — В целом так-то нету. Беспокоит одно — надо семью заводить. Время... Возраст уже такой. В плане уже и лет столько... — Ты это, ты помни, если что, ты нам тогда позванивай. — Да я думаю опять на группу ходить начать. — На группу обязательно, каждую пятницу, да, на группу, потому что у нас и психолог, в прошлую пятницу был психолог. Помогает где-то что-то как-то. Все объясняет где-то что-то как-то. Группа тоже - прям почаще там будь. — Повернитесь, пожалуйста. — Дима, Дима... — Ты подумай хорошо, смотри. Желание один раз дается. Такое чтоб оно прям было... Сокровенное. Обдуманно сделай выбор. — Мое имя Тупицын Владимир, мне 38 лет. У меня положительный ВИЧ-статус. С 20-го года. Ну, определили в феврале 20-го года. Я, к сожалению, употреблял наркотики.

Когда я пришел в СПИД-центр, мне врач задала вопрос: с кем я состоял в интимной близости. Я назвал двух девушек. Когда я пришел в СПИД-центр, мне врач задала вопрос: с кем я состоял в интимной близости. Я назвал двух девушек. У врача аж очки чуть не упали на стол. Она говорит: ты что! Вообще, она не просто больная, она еще и очень заразная. Как ты вообще с ней мог? Я объясняю, что она прям клялась, что не болеет. И получается, что от нее. Ну, мы там даже еще и жениться собирались. Она легла в больницу с псориазом И через неделю она умерла. После больницы меня направили в СПИД-центр. Я получил терапию, сдал все анализы. Пропил противотуберкулезные препараты. И после того, как закончилась терапия, мне стало хуже, хуже, я уже не мог ходить. И мне некому было даже съездить в СПИД-центр, чтобы терапию привезли. Был 43 килограмма. Но потом я еще потерял в весе. Я даже голову от подушки оторвать не мог. Я подымал голову руками, ну, вот так подымал от подушки голову, одной держал, а второй кушал. Покушал и опять ложился, то есть, ну... Я даже не чувствовал, как у меня выходили - все это из меня. Продукты пищеварения, все это. Я жил с двоюродной сестрой в квартире. С племянницей. То есть я им сразу сказал. То есть предупредил, все. Ну, и как-то сразу видно было, что они, ну... Начали как-то и относиться по-другому, и даже разговаривать стали меньше. И потом, когда я уже ходить не мог, даже воды у них просил принести в полторашке, они не носили. А мама приезжала раз в 2 дня с работы — кормила, поила, убирала за мной. Все. Вот и ей еще большое спасибо. Огромное. Молю Господа, чтоб он меня забрал. Потому что я... мамку было жалко. А вот когда с Инной связался уже, они меня стали подкармливать. Даже на телефон денег закинули. Инна с врачами договорилась. Ко мне пришли, анализы все взяли. И через неделю она привезла мне терапию. Я лег в больницу, меня там прокапали. Я там начал сперва на коляске ездить, потом начал вставать, вставать, вставать. И через дней 5 я уже позвонил Антону, сказал, что я сделал первые шаги. — Ура! — Красавчик! — Антон начал гонять, гонять, гонять. Он Красный Крест подключил. Терапевт сразу ко мне пришла, она не приходила целый год, когда я лежал немощный. Вот сейчас уже с мая месяца начал ходить. Это заслуга Антона. — Просыпаешься утром. Во-первых, надо несколько людей обойти стороной. Почему? Потому что должен денег. А людей этих становилось все больше и больше. Кто-то же еще верит, кто-то еще занимает. И все, а как ты отдашь? Ты пойдешь, купишь наркотиков, неужели ты пойдешь, отдашь деньги эти, правильно? Во-вторых, стала заглядывать уже часто милиция. Это тоже очень неприятно. А особенно местные базарные, которые знали прекрасно мой образ жизни, и к ним попадать в то время было, ну, ничего хорошего. В лучшем случае, если тебе пару раз по почкам дадут, и ты уйдешь... Естественно, все это в семье. Можете представить? Что в семье... у меня и первая жена тоже намучилась со мной, потому что она все верила, что я... Что я брошу, что я завяжу. Что я... Лег здесь в больницу в одну, ну, наркологию. Для того, чтобы перегнуться, будем так говорить. Естественно, в меня все верили родные, что вот сейчас он обновлен, он выйдет, ничего употреблять не будет. Как вы думаете, куда я в первый день пошел? Пошел, на 500 рублей купил и как бы вот... Узнал я — так получилось, в больнице надо было мне делать операцию тоже какую-то, одну из операций. И там сдал кровь на все анализы, и там нашли, у меня определили ВИЧ. Ну, я переживал полторы минуты, если честно. Сразу мысль в голове: что я могу сделать с ВИЧ? Ничего. Но дальше надо как-то жить, как-то двигаться. Ну и все. А жене, да, сейчас во втором браке счастливом живу. Мы-то сначала с ней любились, встречались, ну, то есть, там, целовашки, обнимашки. Ну и не более. Все. И в один из моментов, когда все-таки надумали пожениться, я прихожу и ей рассказываю. Говорю: у меня вот такой статус. На что она, подумав тоже, наверно, минуты две, сказала: но я же тебя люблю. — Слушай, а кстати, а я-то не знаю, у тебя половой? — Да, половым путем. — А, да? Я думала, ты нарко. Через нарко. А как это? Девочка, да? — Ну, я не мальчик. Бог уберег. Ты уже все на меня собрала. Звать меня Федюкин Дмитрий Юрьевич. Мне сейчас 36 лет. Опыт жизни, скажем так, с ВИЧ - с 2016-го года. Родился я в Томской области, потом переехал в Кемеровскую область. В город Кемерово. Потом некоторое время утомило меня сидеть на одном месте. Я уехал в Иркутск. В Иркутске жил два с половиной года. Тянет на перемену мест почему-то. Может быть, возраст такой подошел или что... Начал — там поживу годика 2-3, там годика 2-3 поживу. Занимаюсь я ремонтами, отделками квартир. Работа в этой сфере есть всегда и везде. Тем более, когда что-то умеешь делать. И руки из нужного места растут. Заразился я половым путем. Супруги и основного партнера, скажем так, не было. Были периодические встречи с разными женщинами. Поэтому не всегда получалось предохраняться. Я попал в тюрьму. Ну и там у меня обнаружили этот диагноз, собственно говоря. Началось все, я, видать, где-то подпростыл, начались проблемы с простатой. В результате я попал в больницу, по Скорой увезли.

Перенес две операции. И там уже в больнице на рентгене у меня еще и в нагрузку обнаружили туберкулез. Да, не было счастья, да несчастье помогло, Перенес две операции. И там уже в больнице на рентгене у меня еще и в нагрузку обнаружили туберкулез. Да, не было счастья, да несчастье помогло, что туберкулез вовремя захватили тоже. С одной стороны на ранней стадии ... И как результат я с 20-го года болтаюсь по больницам. То есть туберкулез мы победили. Я в больнице и терапию начал в 20-м году принимать. Потому что, ну, реально уже захотелось жить. Маленечко заглянул туда на 2 м вниз под землю. Уже начинаешь переосмысливать некоторые вещи и задумываться. В тюрьму я попал очень просто - в пьяном угаре подрались. Это было в Кемеровской области, в городе Юрге. Подрались, тут мне случайно под руку попался ножик, ну, и я человека ударил ножом. -В общем у меня получились ножевые ранения. Ранили меня в Челябинске. Приехали челябинцы и у парнишки забрали машину. Ну, приехали и просто такие, я не знаю, беспредел, не беспредел. А он такой лайтовенький. Ну и все. Они нагрузили его и забрали машину. Ну, мы поехали забирать ту машину. Забрать машину мы забрали, все это без проблем. Туда приехали, с людьми там связались. Обговорили. И там буквально уже на ж\д вокзале что-то стою пьяненький — тогда еще и алкоголь пил. Ну, и подходят люди то ли с Таджикистана, то ли с Узбекистана. Ну и вопрос такой: дай денег. Естественно, я ответил: я тебе что, банкомат? Денег дай. Ну, нету денег — иди воруй. Где-нибудь своруй или еще что-нибудь. Получается, у меня — сначала с левой стороны зажгло. А их было трое. Получается, один резанул по почке. С правой стороны зажгло - трогаю, опять кровь идет. Как я пропустил момент — он мне в живот втыкает нож. Через печень пробили легкое насквозь. 22 см — по рукоятку нож засунули. Последнее, что я помню, собрав свою последнюю силу, я ударил ему в челюсть - выломал руку. И все, больше ничего не помню. Очнулся я уже в Копейске. Это пригород Челябинска. Я вам хочу сказать, я бывал во многих больницах, такой больницы я не видел. Там на одном этаже и после пожара, ну, т.е. обгоревшие. И с травматическими ранениями, т.е. от огнестрела. И с ножевыми, и дети, и старики. И с легкими. Короче, всех просто как в один вокзал собрали. Как там мне кровь переливали, не знаю. Но у меня только один вариант, только на этот был. Я всегда, когда был наркоманом, я всегда был педант в этом, что во-первых, только свой инструмент, только стерильный, только чистый. В общую эту всю не залазить. Где откуда все. Если оттуда ты где-то набираешь, то всегда первый. У меня с ВИЧом вообще проблем как бы не было. Началось это все как бы попозже. Когда начали умирать люди, тогда я, будем так говорить, что маленько стало страшновато. Так-то вроде: а, я жить не хочу, жить не хочу, а когда что-то подкрадывается, и ты видишь, что люди умирают, а резко-то что-то и жить-то захотелось. Не помогал ни реаб-центр, не помогало вообще ничего. Все равно возвращался к этому и очередной просто момент. Я просто просыпаюсь и прям — все, мне прям надоело все. Мне прям, я прям ненавижу себя. За это за все — 2013-14-й год. Прям плотно все я бросил. И ничего не употребляю. Искал тогда каких-то знакомств или еще что-то. Познакомился на сайте "ВИЧ-позитивный", познакомился с Инной. — По поводу того, игла у меня или все-таки половой — я до сих пор не знаю. Потому что ... — А список подозреваемых? — Ты не девственница что ли? — Меня зовут Инна. Со статусом я живу 17 лет. Работаю равным консультантом в СПИД-центре города Омска. Я бегаю и ищу пациентов, которые оторвались от лечения. Оторвались от лечения, которые не пришли за терапией очень долгое время, либо которых уже нету около года. Игорь? — Да. — Я Инна, помните, приходила? Приезжала к вам. Вы были у нас? — В больнице? — Да. — Я сюда ходил. — Все нормально, да? — Да, я сдавал. — И дочку водили? — Конечно, дочку водил. — Все, хорошо, спасибо. До свидания. Чаще всего, конечно, это ПИН, ЛУН - это люди, употребляющие наркотики или потребители инъекционных наркотиков. Либо люди, которые ведут асоциальный, аморальный образ жизни. В моей жизни были наркотики. Выгнали из института, а потом лишение свободы. Потом я освободилась, и ребенок остановил меня от этой жизни. Бог дал мне ребенка. И это остановило меня. То есть какая-то ответственность у меня появилась, и я стала мамой. — Я ее знаю всю жизнь свою. И когда узнал о ее статусе, я никогда не отвернулся от нее и продолжал так же с ней общаться. Потому что я знал, что это. Вот. И как бы почему я должен к человеку повернуться задним местом, если я знаю, что это для меня безопасно. — Вот, пожалуйста, у меня сейчас на работе. Со мной двое ребят отказались работать. Узнали мой статус и... — А зачем ты им говорил? — А ты им пытался объяснить? Разговаривал? — Они причину называют другую. — Какую? — Что я медленно работаю. Что не успеваю за ними. Сам начальник это принял нормально. И потом он уже мне сказал: ты вообще не распространяйся среди работяг. У нас контингент разный как бы, ну ... А потом более-менее относительно ... — У меня тоже извини, перебью, у меня начальник тоже знает. — Знает он, да? — Да. Знал, бывший начальник знал. Он тоже отреагировал нормально. Потому что у него родственники — дядя, хотя он молодой дядя... Там еще кто-то у него болел тоже. Он знал про эту болезнь, и отреагировал нормально. Я за себя не боюсь. Мне все равно, что подумают обо мне коллеги, друзья или общество. Я боюсь за мужа, за детей. Что над ними будут насмехаться, осуждать, смеяться над ними. То есть я больше опасаюсь за свою семью. Была реклама, где приглашали бесплатно посетить салон красоты. Так как это было бесплатно и туда приглашались люди массово, то есть я думаю на этот случай. То есть там были манипуляции с кровью. Они брали капельку крови. Потом проводили с ней анализы и говорили состояние твоего здоровья. Т.е. я думаю, что именно в этот момент я заразилась. Выйдя из больницы, мне врач сказала: вы сказали мужу? Каждый день приходила на прием, во время обхода спрашивала: а вы мужу сообщили? Я не могу ему сообщить по телефону, вы что. Я же не знаю, какая у него реакция будет. Я выписалась из больницы и тогда рассказала ему. Ну, у меня муж спокойный человек. Он воспринял это мудро, спокойно. И принял эту ситуацию, потому что, во-первых, он меня любит. Поверил мне, и мы живем дальше. -Я иду к тому, чтобы рассказать своему ребенку, да? О себе. Это тоже сложно. Кто-то думает, что у Инны все хорошо, так как она консультирует стольких людей, да? Она сможет в себе побороть все эти моменты и рассказать ребенку. Это очень сложно. На данный момент я являюсь координатором проекта московского фонда благотворительного "Дети+". Т.е. я сейчас сопровождаю "детей плюс", сопровождаю их родителей. Т.е. занимаюсь и параллельно работая с родителями и с ребятишками "плюс", я прорабатываю в себе, как рассказать своему ребенку. Потому что это очень тонкая грань, это очень сложная работа. Но она в тот же момент очень интересная. Я воспитываю в себе, пытаюсь побороть в себе какие-то страхи по поводу того, как рассказать своему ребенку. -Была эта девочка из Тюмени, она звонит и говорит: что обо мне мама скажет? Что обо мне дома скажут? Я говорю: ну, тут я тебе вообще не помощник, я могу объяснить, как у меня проще. Я пришел просто и рассказал: вот так вот так вот. Естественно, меня приняли - родной человек. Да вот, а как, а за кого я замуж выйду? Ну, ладно, я тебе не буду говорить о тех парах, что живут, ну, один плюс, второй минус. То есть один имеет ВИЧ, второй нет. Достаточно таких же, у которых тоже есть ВИЧ. И почему нет-то? Наверно, месяца два изо дня в день я все - попробуй это, проснись утром, посмотри, как птички поют. Ну, до такого даже доходило - посмотри, как солнышко светит, ну ведь прекрасно же все, ну, прекрасно. Ну и все. Общались с ней, вытягивал. С кем-то она потом познакомилась, с каким-то парнем. Я, можно сказать, даже сводил. Как ему объяснить? Как это все? Замуж выходит девчонка, до сих пор пишет. Все, спасибо, все нормально, детей нарожали. Все-таки по прошествии какого-то времени и, наверное, осознавании всех своих прошлых ошибок, начинаешь понимать, что действительно раньше ты мог и у бабушки 25 тенге отобрать из-за того, что она там торгует где-то что-то, у кого-то забрать, у кого-то своровать. У всех же, видите, ассоциация какая? Все равно — если ты ВИЧ, значит ты наркоман, значит, ты асоциальная личность. Но опять же я нашел в этом что-то позитивное для себя. Просто. Ну а как? ...

Ad Х
Ad Х