🏠

Ивангай – где он пропадал / вДудь

Это текстовая версия YouTube-видео "Ивангай – где он пропадал…".

Нажмите на интересующую вас фразу, чтобы открыть видео на этом моменте.

— Иванга-ай! — Хаю-хай, с вами Ивангай! — Нифига себе! — Кх-кх-кх. Тыщ-тыщ-тыщ. Я бы хотел вообще на «Грэмми» претендовать. Я очковал это рассказывать, что-то я не то делаю. (за кадром) — Держи! — Я снова почувствовал себя чуть-чуть живее. (музыкальная заставка) — Видимо я со всеми украинскими суперзвёздами буду начинать интервью с таких вопросов, но… Сколько мы с тобой договаривались о встрече? — Больше года договаривались о встрече с тобой, Юр. — Мы договаривались больше года и не могли найти подходящее место, где бы мы могли пересечься. Поскольку ты — в Украине, я — в России. Каким-то неведомым образом мы приняли решение встретиться в самом удобном и комфортном месте. Ваня Ивангай, мы с Серёгами, Рио-де-Жанейро. (Дудь) — Рио-де-Жанейро. Весь день за +30. Здесь сейчас +30 в помещении. Поэтому не удивляйтесь, когда будете смотреть на шею Вани, на мою шею. Ваня! Ты… Одна из первых суперзвёзд Ютуба, ты долгое время был номером один, но потом взял и пропал. Хочется узнать почему и куда? Давай для начала восстановим хронологию. 22 сентября 2017 года выходит ролик «Поход в музей». И только 5 января 2019 года, спустя 15 месяцев, выходит следующий ролик. Почему был такой перерыв? — Следующий ролик — это был музыкальный трек. Я все два года учился писать музыку. Прошло ещё несколько лет, я улучшил этот навык. То есть я прям взялся за новое ремесло, вгрызся в него и не отпускал, пока не изучу. Вот прям сложно, непонятно. И пока я разобрался, пока из-под моих рук не вышел первый трек, от которого не вяли уши у меня самого, я не успокаивался. И… вот дебютный трек спустя два года. (проигрывается трек) Реация на ролик была хорошая, позитивная, но то, как, с какой эмоцией я снимал этот ролик, мне самому не понравилось. То есть снаружи это выглядит как нормальный добротный контент. Я уже за это время отточил: монтажик, динамика, шутка-шутеечка, склеечка… вот как-то… работает. Но я уже перестал кайфовать от этого. Я не для себя уже делаю, себя предаю. Для кого я делаю? Перестал делать. Я всё время делал для себя и… а сейчас мне надо переступить через себя и быть… добродушным. Просто для людей делать? Мне надо было осмыслить это. Что-то я не то делаю. И вышло так что, если я делаю музыку, то я делаю её для себя, и слушатель есть. — Ты же первый в русскоязычном Ютубе, у кого появилась бриллиантовая кнопка? — Да. — Помнишь тот день, и что для тебя это было? — Ничего это для меня не значило вообще, и… кнопку я получил года через три уже потом. Не значило, потому что весь этот Ютуб-хайп… Я его бустил где-то до 9 миллионов. Прям не сдавался — я такой: «Сейчас ролик, ролик, статка. Статка растёт». И когда я на 9 миллионах обогнал уже всех — я бросил, а оно полетело вперёд, дальше. Уже 17, а я ничего не делаю. И это миллион за миллионом приходил, а я ничего не делаю и я такой: «О-о, можно даже ничего не делать. Я уже и так всех обогнал, меня не скоро обгонят». Я в принципе оказался в бесконкурентной среде а мной всегда двигала конкурентность. Я хотел обогнать Юру Фроста по просмотрам, я хотел обогнать Лололошку, Юзю. Я в принципе хотел потягаться статкой. Чем меряются мальчики на Ютубе? А когда пропало с кем мериться, я выиграл эту игру. Даже если сейчас появится новое, может я попробую угнаться, а я попробую. Вот, например, Владик А4 вообще молодец. Сейчас снова у меня загорается интерес к Ютубу только из-за конкуренции. — У меня есть история тоже про влияние, мы с тобой проходили турники на пляже… Ты сколько раз подтягиваешься? — Больше 20-ти. Ваня вспомнил, что он делал «Перекладина челлендж» во время фестиваля. Фестиваля… — Alfa Future People. Я должен тебе признаться. Ты… и фестиваль Alfa Future People во многом повлияли на то, что случился канал «вДудь». 2016 год, мы с любимой женщиной едем на Alfa Future People. И в «Ласточке» или в «Стриже» из Москвы в Нижний, я читаю журнал Forbes, ещё бумажный покупал. И там был большой текст про русский Ютуб. И в том числе про то, какие там есть возможности и какие есть деньги. И там одним из спикеров был ты, который рассказывал, что: «Я свои рекламные контракты измеряю в Tesla». Типа сколько бы это было Tesla. Типа там 0,5 или одна, или что-то еще. И я подумал: «Нифига себе!» И начиная с этого момента я где-то на обочине мозга держал историю про то, не попробовать ли делать что-то в Ютубе? Поэтому я должен сказать тебе — спасибо за это косвенное участие. — Очень крутая история. Ну я ляпнул эту штуку, потому что тогда, действительно, контракт пришёл мне на сумму Tesla И я такой: «Воу!» — А сколько Tesla тогда стоила? — Да, и… Мне показалось, я после этого контракта вообще могу не работать. Зачем? Ну я ещё парочку таких сделал. Меньше. Больше не было. Это потолок. — А это самый большой за карьеру? — Да-да, и он был единственный. Я сразу начал говорить: «Да, у меня будет ещё несколько таких». А не, таких ещё не было. — Это был Lenovo? — Да. — Родители заволновались, когда ты пропал с Ютуба? — С родителями я постоянно на связи. Вот самое главное — успокоить родителей. Общественность может там шуметь, надумывать, резонировать. Вбросы какие-то я не буду оправдывать, а перед родителями я обязан оправдаться, сказать, что у меня всё окей. Потому что это такие мощные фигуры у меня в голове, психологически. Если они не будут спокойны, то и я не спокоен.

Я с этим ничего уже не сделаю. Так вот взрослел. Ты родился… в деревне, в которой живет 300 или 600 человек? — 200 с чем-то, около. Я с этим ничего уже не сделаю. Так вот взрослел. Ты родился… в деревне, в которой живет 300 или 600 человек? — 200 с чем-то, около. — Даже меньше. — Ну да, сейчас особенно. — Чем занимались твои родители, когда ты рос, и чем занимаются они сейчас? Батя у меня — фермер, у него земли. Он ещё масло перебивает, у мамы — магазины. То один, то два. Она… бизнес-кабанчик. — Вы богато жили? — Нет, я помню время, когда кушал Мивину с кубиками Галина Бланка в детстве. И мне казалось это таким вкусным. И так как в детстве у меня закрепилась эта вкусовая добавка. Я прошу: «Сделай, мама, Мивину с Галиной Бланка». Она такая: «Та чего, сына, вот это вот?» — Они по-прежнему живут в этой деревне? — Как ты относишься к Владу А4? — Респект выражаю. Я может просто со старой школы, я с лампового Ютуба, где мне — статка, статка. Я могу ничего не зарабытвать, а цифры огромные. И пускай все думают, что у меня миллиарды, типа того. А оказалось… предприимчивость — это то, чего мне не хватало. А у Влада А4 есть, и ты видишь, как он выпускает мерч выпускает треки — он везде. А4, А4, А4. Уже в голове он. И такой: «Воу, он превзошёл меня в некоторых местах». Респект. Ну по цифрам конечно взлетел. — А как ты воспринимаешь, когда говорят: «А4, он просто челленджи делает». Просто челлендж на челлендже. — Это как детский контент, и он очень хороший качественный детский контент безобидный, поучительный даже. Люди видят — дружба, общение, весёлые ребятки что-то вместе делают. Референс-модель с детства закладывается. Они могли бы смотреть, действительно, трэш контент, а они смотрят здоровые отношения взрослых мальчишек. Это лучшее, что может быть вообще со всех зол на Ютубе. (рекламная пауза) — Я никогда не был фанатом театра, но он недавно, неожиданно проник в мою жизнь через сериал. «Постановка» — один из главных британских хитов карантинного года и моё свежее открытие на КиноПоиск HD. В главной роли там играет Майкл Шин и Дэвид Теннант. Это большие британские звёзды. 2020 год. В Англии случается локдаун, а там он, если кто-то не в курсе, чуть строже, чем был в России. Но два друга актёра пытаются отрепетировать театральную постановку. Делают они это в зуме и делают они это очень смешно. Моя вам рекомендация, друзья. Это очень классно. Но если решитесь смотреть, потратьте минут десять на сёрфинг по Википедии для того, чтобы чуть больше узнать про главных героев. Они играют самих себя. Их жёны играют самих себя. И если, хотя бы базовые знания у вас будут, то смотреть будет ещё смешнее. Ещё один сериал, в котором тоже есть сцена, вышел на КиноПоиск HD в начале марта. «Я не шучу» про стендап-комика Лену. У Лены двое детей, двое бывших мужей и очень много самых разных проблем. Но есть стендап, который помогает как-то со всем этим справиться. Главную роль там играет Елена Новикова, победитель «Открытого микрофона» на ТНТ. Кроме «Я не шучу» в подборке онлайн кинотеатра ещё много других сериалов, снятых специально для КиноПоиск HD. Ещё одна новость для всех любителей комиксов и фанатов DC. 18 марта на КиноПоиске премьера «Лиги справедливости» Зака Снайдера одновременно со всем миром. Смотреть это всё и пользоваться огромной коллекцией КиноПоиск HD можно по подписке Яндекс Плюс, которая также даёт доступ к Яндекс Музыке и скидки или кэшбэк на других сервисах Яндекса. Ныряем по ссылке в описании и подключаем подписку Плюс Мульти. К ней можно подключить до трёх человек, которые тоже будут смотреть кино и слушать музыку. Для всех новых пользователей по промокоду: «VDUDHD» первые 45 дней подписки бесплатные, а дальше 299 рублей в месяц. Так что ВПЕ-Е-ЕРЁД! Вот туда. Вот эти почти полтора года, что у тебя не выходили видосы, ты испытывал… ломку? Ты испытывал дикую тягу и тоску из-за того, что ты не активируешь ничего? — Нет, я чилил от отсутствия медиа… влияния. Это огромное влияние подписоты. Они же чего-то хотят от тебя, и их так много. Кажется, их так много, что ты начинаешь верить, единственный правильный вариант — это делать так, как хотят они. Ещё есть такая мысль, что массы неосознанны. Они, действительно, просто хотят много дофамина. Контента. Ты тоже должен как-то балансировать между собой — разрываться между своими интересами и подписчиками. Они прям так обижаются. А типа: «В смысле? А вдруг они реально обиделись?» Какая-то манипуляция была со стороны зрителя, и тоже я поначалу близко, возможно, принимал это к сердцу. Но вот это вот время, когда я не снимал, мне было очень спокойно. Очень спокойно. То есть моя жизнь принадлежала только мне. Я спрашивал только себя, что мне делать в данный момент времени. — Что с твоими пальцами? — Я не выдержал и сделал маникюр, несмотря на то, что мы договаривались это сделать вместе. Я подумал, что у вас решимости не хватит на такой смелый поступок. — Ты впервые делаешь? — Я впервые крашу ногти и подравниваю кутикулы — всё это впервые. Да, я подумал почему бы не в Рио сделать. — Мы собирались это сделать вместе, но Ваня немножко фальстарт сделал и… Я предлагаю следующую схему. Смотри. Я тоже уже делал маникюр, я не целиком их закрашивал, а вот так вот происходило. Но дело не только во мне. С нами есть ещё два человека. Мастер спорта по спорту — Серёга, и самый толерантный человек на планете Земля — Сергей Лынков.

— Я пока что в начале этого пути — мне ещё предстоит записаться на ноготочки. — Угу. Крутяк. Пацаны, а мы пойдем? Серёг. (за кадром) — Погнали. — Я пока что в начале этого пути — мне ещё предстоит записаться на ноготочки. — Угу. Крутяк. Пацаны, а мы пойдем? Серёг. (за кадром) — Погнали. — Рано или готов? Ну, можно начать со среднего. Серёг? Не готов?! (за кадром) — Нет. — Окей 3:1. (за кадром) — Там где сердечки-черепушки — там и стразики. — Не прошло и года. И что же сегодня сделает Серёга в Рио-де-Жанейро? — Вернее каким цветом Серёга сделает в Рио-де-Жанейро. Жёлтым ебашь. — Ну немножко глазомер сбился, но ничего, бывает. — Серёг, показывай. — Американос-бразильянос. Раз. Вообще вот, видишь, всё сделал. — Он побоялся. — Побоялся? Я попрошу заметить, что несмотря на то, что здесь суперкруто делают татухи, они не умеют рисовать ногти, как выяснилось. Они просто не смогли их мне нарисовать. — О, а что это? —Это… солидарность с белорусским народом. — Барабанная дробь. — так Серёнь, а у тебя-то что? — Мой дизайн! Я даже не знаю как показывают ноготочки. Вот так наверное? Самый кайф — это вот эта партия: глянец и матовый. Блин, сочетание. Ну круто же, да? Давайте все вместе наши ноготочки. Посмотрите, какая красота. — Серёг. (за кадром) — Там где сердечки-черепушки — там и стразики. Глянец! И матовый. Блин, сочетание. Ну круто же, да? — Вань, ты понимаешь какую ты революцию совершил? — Революция совершается там, где её ждут. — Когда ты делаешь такие вещи как маникюр, татуировку рядом с глазом — как реагирует родня, и как реагируют соседи? По деревне. — Да, татуировка рядом с глазом дедушку, бабушку немножко… Я для них уже больной какой-то приехал, наверное, я в депрессии, наверное, у меня всё плохо. Приходилось им… рассказать, что это ради красоты. Вы ещё привыкнете, вам понравится. — Привыкли? — Ну да. — Понравилось? — Дед до сих пор травит: (Пародируя) «Это домино на шее. Что это?» Ногти? Ну в принципе, у меня мама и две сестры. Я им похвастался первым делом: «Я сделал ноготочки. Что скажете?» С критикой — какие-то они яркие, можно было не такие яркие. Что это? Критика, не критика. Я не знаю. — Рецензия. — Рецензия! Батя молчит. Батю не спрашиваю, потому что ответ будет однозначный. — Какой? — Ну он придумает шутку типа про пирата: «Если я выгляну в окно… У тебя серьга. Её носят либо педики, либо пираты. Если я гляну в окно и там нет корабля, то…» Вот это вот. Поэтому я носил серьгу раньше, какое-то украшение. Я решил серьгу изменить на татуировку. Как-то более по-мужски, мне кажется, татуировка. Эта моя последняя свежая татуировка. Это татуировка из онлайн-игры Lineage II. Это даёт мудрость, это даёт интеллект, а эта криты чтобы вылетали чаще. — Расскажи коротко. Что это за игра для человека, последняя игра которого была FIFA и World of Warcraft. — Достаточно олдовая игра. Первая версия ещё вышла в 90… каком-то Lineage II вышла в 2005 или 2007. Я провёл в ней больше десяти лет. Вообще, это игра, которая объединяет все страны СНГ, почему-то на странах СНГ завирусилась. И если человек играл в эту игру я выкупаю его сходу. Потому что я взрослел на этой игре, я понимал, как работает рыночная экономика на этой игре, как тебя могут наебать, ты можешь наебать. И это игра, которая давала весь тот эмоциональный опыт взросления, только он был виртуальным. То есть я выходил в реальную жизнь, имея знания с этой игры. И так скажет любой, кто провёл в этой игре всё своё детство. Очень много значит для меня эта игра. — У тебя погружение в компьютерную жизнь по сути с неё началось? — Да, абсолютно так, мы вообще с батей сидели и поочереди пока я в школе — папа гриндит на гноме ресурсы, я прихожу — батя на работу, а я гринжу дальше ресурсы, что-то крафчу, с них продаём. Оно ломается, мы разочаровываемся. В общем, эта история закончилась… Мы с батей перестали играть в игру, когда меня жёстко наебали. Представился чувак: «Йо, узнал?» Я такой: «Никита?» — «Да, дай шмотки померить». — «Да, на!» Чувак вылогинился после того, как я передал ему шмотки. Это первый мой опыт, что люди такие бывают. — Можно я попрошу перевод с венгерского языка? Как он тебя обманул? Никита. — Ну это был, да псевдоНикита. Никита просто представился моим другом, с которым я на этом сервере провёл около года вместе играли. Вышло так, что тот Никита, оригинальный, был из соседнего какого-то села. На огромном сервере, где люди со всего СНГ, я встречаю чувака, который где-то рядом с села. — А это не он оказался? — Это оказался вообще не он. Он кинул трейд. — Что такое кинуть трейд? — Торговлю, предложил торговлю. Я в этом окне скинул ему свои шмотки. Похвастаться перед другом типа — смотри, что я нафармил. за этот год, пока мы не виделись. Я ему скидываю. Он принимает его, и выходит из игры. — То есть забирая с собой шмотки? — Да. — И ты их не можешь восстановить. Ты их как бы ему отдал? — Ну это стыд, да. Мне стыдно было даже админу писать. Я в такой ситуации был впервые в жизни, наверное. — Сколько тебе лет было? — Лет 13. То есть я фармил это полтора года может, это всё, нажитое. Ощущалось, как будто меня грабанули.

И папе ещё попробуй объяснить, что я сделал. Я отдал все шмотки рандомному типу. Батя на меня злился… Мы неделю не общались и не играли в эту игру вообще. И папе ещё попробуй объяснить, что я сделал. Я отдал все шмотки рандомному типу. Батя на меня злился… Мы неделю не общались и не играли в эту игру вообще. Мама очень злилась, типа: «Вы из-за игры поссорились? Что там такое?» Маме не понять. Я сейчас общаюсь с людьми, которые тоже свое детство провели в Lineage II. И первый опыт наеба они получили там. И это лучше, чем в реальной жизни, иначе ты… В реальной жизни больнее. Сейчас я до сих пор играю в эту игру. — Как ты относился и относишься к Пьюдипаю? — Это референс был моих ранних лет Ютуба, то есть я глянул Пьюдипая… Такой: «Хочу как этот человек!» Особенно, когда я увидел на SocialBlade суммы, которые он зарабатывает. У меня, человечка, который только поступает в универ, хочет найти себе работу. А тут ты видишь: вот она, работа мечты. И Пьюдипай был референсом. — Ты воровал у него? — Не, не у Пьюдипая. Сама идея снимать ролики, наверное, точно не у Пьюдипая. У Эль Рубиуса именно формат: с динамической подачей, цветная картинка, яркий запоминающийся образ. Буквально я его проанализировал, моменты, которые мне понравились, я себе апроприировал, и они уже как-то гибридно стали моими. С самим Эль Рубиусом я эту тему поднимал и как бы каялся перед ним. Говорю: «Я у тебя три ролика украл». А он такой: «Да ладно, я у Пьюдипая ворую». Я такой: «Да ладно! Не надо так говорить мне». — Круговорот воровства в Ютубе. — Ну… — Круговорот заимствований. — Заимствований, да. Сейчас все иначе смотрят на этот момент: если это помогло кому-то понять какие-то азы творчества и дальше встать на свои ноги и пойти, то это позитивно. Также, когда у меня кто-то заимствует, я только за. — Откуда появилась фраза «Хаю-хай»? — Хаю-хай. Хаю-хай. Хаю-хай, с вами Ивангай. Да в Скайпе как-то с ребятами вкидывали. В самом начале. Я ещё в общаге жил. Типа было бы неплохо здороваться как-то как Пьюдипай, вот это «брофист» у него. А я могу типа: хай. И мне в скайп вкидывает кто-то: «хай-хай». А я такой: «Хаю-хай». Если что это Славик. — Славик? — Ну… я даже не знаю, как он выглядит. Я общался просто в Скайпе. Типа: вау! Эти люди хотят что-то от меня, ты с ними общаешься… — То есть у человека копирайт на твою самую известную фразу? — Он потом обижался, — говорил: «Это я придумал! Это я!» Не придумал он. Просто диалог в Скайпе был. Никто же не знал, как оно обернётся, и теперь вот это вот… Неприкольно было слышать от Славика. — У тебя есть сейчас своя недвига? — Да, в Киеве. Вот купил квартирку за 50к очень миниемкая, 40 квадратных метров. И там всё типа в японском стиле. — Ага. — Каждый сантиметр пространства играет роль, типа того. — Ты копил или просто из свободных денег достал? — Да, просто я увидел, что у меня хватает денег из потока. Поток такой: чик-чик-чик. Блин, надо что-то купить! — Что такое поток? — Реклама Ютуба, то есть AdSense — это Google дает мне деньги. — Ну рекламные вставки, то есть ты смотришь видео Ивангая. — Да. — Тут всплывается и тебе рекламирует что-нибудь именно Гуглом, не интеграцией. — Да-да, этот механический просмотр, который переводится в денюжку — А сколько тебе в месяц от Ютуба приходит? — Очень вариативно, смотря на сколько я роликов снимаю. Когда мне нужны деньги, я могу подснять. Но я так не делаю, потому что у меня есть другие средства потока еще: AdMob, игры — это как AdSense, такие же желтые отметочки, рекламные вставки, только в мобильных играх. — Которые ты сделал? — Да, которые я сделал. И Distrokid — это такие же рекламные паузы, только когда люди слушают мою музыку. — В Спотифае, в Айтюнсе? — В Эпл Мьюзик, да. Во всём остальном. — Сколько тебе от Гугла прилетает? Времена, когда у тебя ролики выходили: все эти космические просмотры — сколько тебе прилетало тогда? — Тогда в месяц могло 20к упасть. Это было очень прикольно такие цифры видеть. — В месяц тогда. А когда ты перестал выходить? Когда я перестал выходить, то 3-5к в месяц и это я не снимал ещё года два ролики, а мне стабильно прилетало в месяц. — Когда ты не снимал ролики, у всех возникали вопросы: на что живет Ивангай? — Да-да, на что… На то, что я Ивангай. Кто заберет у меня Ивангая и поток? Поток — он всегда поток. — Просто на отчисление от старых роликов? — Как минимум каждый год, даже в самые неактивные мои года, я снимал хотя бы 1-2 ролика. И этот 1-2 ролика поднимал актив на всем канале, и все старые ролики кровью наливались и снова — как будто я снял снова эти 300 роликов. Я не знаю, как это работает, как будто я отснял сериал длительностью в 300 эпизодов про Ивангая, и он до сих пор мне приносит прибыль. (музыкальная заставка) — Что думаешь о Моргенштерне? — Моргенштерн… ну он, слышит, вайбит. Он ровный. Я его выкупаю. Я ему респектую. Но… я могу, наверное, единственный, кто ему говорит: что-то не так. Ну я наблюдаю за ним и я считаю, у него огромная отвественность перед Ютубом, перед детьми, которые растут. Он делает всё своеобразно, неплохо, красиво даже. Актуально, модно, молодежно, на современных темах типа бабла, хайпа, денег, шмоток, машин.

Это вот сейчас просто модно. Не то что это классно и круто. Просто модно, возможно, даже временно. И я это не поддерживаю. Мои методы другие. Я бы хотел более морально расти и людей с собой тянуть. Это вот сейчас просто модно. Не то что это классно и круто. Просто модно, возможно, даже временно. И я это не поддерживаю. Мои методы другие. Я бы хотел более морально расти и людей с собой тянуть. — Он крутой музыкант? — Да, да. Треки в башке заедают. Он типа формулу выкупает. Я поработал вот эти два года тоже над формулой хита. Поначалу, я долбил в стол, делал вот музло. А потом выкупил: нет, надо формулу хита. И я ее нашел. Я выкупаю, как сделать красивый мотив, который застрянет в голове, какие ударки сделать. Потому что слушаю, что слушает и он. Но это типа… Я этим не воспользовался. Это на поверхности лежит. Я себе не позволил. У меня с моралью иначе: я построен иначе. — Ты не позволил или просто не смог? Кто-то точно скажет: «Ну камон, что это за такое?» Это лежало на поверхности. — Да. — Звук, например, имеешь в виду. Какое звуковое решение лежало на поверхности. Я не взял, потому что это просто, а Моргенштерн взял, потому что ему не стыдно. — Вот, да. — Многие не поверят в это. Многие скажут: «Да чего ты? Ты просто не смог придумать, не смог разгядеть». Я в том положении, чтобы сказать, что я не взял. Потому что я действительно могу. Я доказываю треками, которые сложнее в своей композиции, гораздо. Я бы хотел вообще на «Грэмми» претендовать. Типа у меня амбиции есть в плане музыки до сих пор, потому что на «Грэмми» надо умную музыку, сложную. Где есть малейшие мелизмы, какие-то моменты. А поп-музыка — это как регресс назад такой. Куча знаний — круто, много. Но давай попроще, чтобы слушателю было понятнее. Так можно, и это веселее. Но это пусто. Это для меня будет пусто. И всё. А он мог бы сейчас воспользоваться этим хайпом, и… Не знаю, я не хочу давать совет. Действительно, мне очень интересно наблюдать, как он действительно развивается, делает ошибки и учится на них. Это звуковые волны. Буквально это… азбука саунд-дизайнера из этих четырёх звуковых волн: синусоид, квадрат, пила и треугольник — можно сделать любой звук, который человеческое ухо, в принципе, способно услышать. На самом деле достаточно всего синусоида, то есть все звуки в нашем мире состоят из обычных синусоидных вибраций. А когда их много разной частоты, то как будто это уже речь. Уже как будто это музыка… Хотелось вечное что-то набить. Это всегда будет, даже к моей смерти это не перестанет быть актуальным. — Когда у тебя вышел первый трек My Heart, выясняли, откуда взят припев. Я правильно понимаю, что это просто бесплатная база сэмплов? — Это платный сэмпл. Он небесплатный, я слышал его в других треках. Еще это не сэмпл, а всего лишь мелодия и текст, а голосом своим я уже перепел. Я в тот момент ещё не мог писать мотивы для мелодий и текст, и со стихами у меня было всё плохо. Я поначалу написал трек, но я взял этот луп: I wanna know you, wanna feel how — и просто перепел своим голосом. Таким образом, получил какой-то опыт вот в этом всём. В данный момент я шарю, как писать мотивы, как писать стихи на песни. Я уже к такому не прибегаю. Но да, тогда. — Ты удивился, когда узнал, что у артиста HearPlanner было то же самое. — Не. Я не знаю о ком ты, я в других треках слышал этот сэмпл. — А и в других? Но я перепел ещё типа, я чуть постарался. — Но ты собираешь музыку, как конструктор. Правильно? — Да, да. Я вообще всё собираю как конструктор: ролики, всё. И всё мое творчество выглядит как какая-то техническая штука. К которой я подхожу логически. — Чтобы понять из чего этот конструктор делается. Трек Sugar. Там есть сразу две вставки, которые похожи на другие популярные песни. Начальный проигрыш этот в песне Starving певицы и актрисы Хейли Стейнфелд *играет песня Хейли* *играет песня Ивана* — Аккорды я взял с этой песни. Я взял аккорды, чуть-чуть изменил аккорды, они уже буквально называются не так, взял и поменял местами. Я взял их и сдвинул по ритму. — Ага. — И тот, кто до этого догадался, большой умничка. — Еще внутри есть кусочек из Chainsmokers *играет песня Ивана* *играет The Chainsmokers* — Это… да. Я вдохновился этой простотой Chainsmokers, там всего лишь три ноты. — Угу. — Обыграны. Опять же ритм мой, уникальный. Если бы это был какой-то контекст, музыкальный контест, то я был бы чист, потому что я соблел все условия так, чтобы это не отвечало плагиату. Это в другом ключе, это в другом ритме. Там буквально в деталях всё сдвинуто, но человеческое ухо умнее, чем — Компьютер? — В общем, да. Да. Я разбирал самые культовые примеры, чтобы научиться на них. — Почему это не плагиат? — А это не соблюдает условия плагиата. Там всё другое: ритм другой, аккорды другие — всё другое. — А я правильно понимаю, что, получается, трек ты делаешь, просто беря кусочки из того, что ты где-то когда-то слышал и видоизменяя. — То есть по сути это набор сэмплов, которые ты изменяешь, чтобы не было повторов, и потом это слепляешь. И получается трек. — Ну в процессе обучения я так и делал. Я разбивал большой трек взрослого дяди на маленькие кусочки, анализировал их и пытался пересобрать свой.

И это достаточно сложно, потому что оно не всё тычется ко всему, типа надо выкупить как оно всё. Но я уже так не занимаюсь. В итоге это всё откладывается у тебя на подсознании, и ты когда пишешь свою мелодию, прибегаешь И это достаточно сложно, потому что оно не всё тычется ко всему, типа надо выкупить как оно всё. Но я уже так не занимаюсь. В итоге это всё откладывается у тебя на подсознании, и ты когда пишешь свою мелодию, прибегаешь к тем формулам, которые выучил тогда. Это метод обучения, действительно, очень эффективный. — Это такое очень технологичное производство, получается. Разве это похоже на творчество? — Это похоже на обучение. Я очень хотел создать свою команду, свой лейбл и научить их тому, что знаю я. Мне надо было структурировать все знания: разобрать лучшие примеры творчества. Я очень быстро обучился, благодаря этим примерам и я действительно советую вдохновляться и разбирать чужие треки, но видоизменять максимально, насколько это возможно, до неузнаваемости типа. Таким образом вы действительно научитесь. Но это будет слышно ушами. Я не планировал заработать с этого трека, стать известным музыкантом, стать популярным. Я хотел научиться. Максимально быстро и эффективно за кратчайшие сроки. — Слушай, а ты хотел открыть свой лейбл и учить людей? — Ну да, то есть да. — А разве это не делают, когда каких-то результатов достигают в музыке? — Но я это выкупил уже потом. Когда понял, что мне надо больше одного года на это всё. Прилетел в Питер я, искал ребят, искал менеджмент, искал юристов, как это всё сделать. И при этом параллельно сам обучался в музыке. Понимал, что я трачу на музыку всё своё время. Чем я занимаюсь, если я не могу сам писать треки? Короче, я пришёл к такому выводу. Это было достаточно больно. Я поссорился с людьми, которым давал надежду, вот всё — мы тут делаем лейбл. — Ты прям Black Star свой хотел делать? Свой Gazgolder. — Что-то современнее, типа да. Утереть нос старикам, показать, что можно делать красиво, ярко, современно на компьютерах, на коленке типа. Но надо было научиться самому сначала. — Сейчас ты это понимаешь? — Да. — Ну просто ты понимаешь, как можно утереть нос Басте? Человеку, который классный музыкант. — Да. — Наверняка в перспективе его можно обогать и сделать лучше, но просто для этого нужно самому себя проявить как музыканту. Разве нет? — Ну мы свежестью хотели взять на волне трендов. Хотелось даже запад опередить: какой-то ноовый звук вкинуть. Ну, действительно. — Не кажется наивным это? — Не-не, я верю, что мы могли бы это сделать. Это видно, только надо более толковый менеджмент было. И я тогда не был готов этим заниматься. — Именно в менеджменте проблема? Я понимаю, когда утереть нос западу хочет, например, Моргенштерн. Человек, который смог сделать так, чтобы миллионы людей, говорящих на русском языке в самых разных странах стали его слушать, чтобы его музло просто заедало. Понятны его амбиции. Он уже проявил себя как человек, который умеет как музыкант работать с массовым сознанием. Он чего-то добился. Ну а ты ж ничего не добился еще как музыкант и уже думал о лейбле. И это не наивно? — Это достаточно наивно, да. (музыкальная заставка) — Ты несколько месяцев назад написал, что ты вынужден был уехать из России. — Да. — Почему? — Я перестал бояться этой инфы. Я эту инфу даже родственникам боялся рассказать. Я был не уверен, что я действительно привлекаю такой интерес, и это следует всем рассказывать. Я рассказал сестре там, родителям… Естественно они отреагировали: «Так а что ты там делал?» В общем, ну это не очень крутая инфа, чтобы ее всем рассказывать. Ну мне страшно, во-первых, потому что у меня было впечатление, что они могут и в Киеве меня пугать. — Ты в Твиттере уже рассказал. — Да, а я рассказал типа смелый такой. Хотя прошло два года, и я очковал это рассказывать, потому что мне как бы явно сказали, чтобы я помалкивал. Это всё произошло на фоне с тем, я прям четко знаю, за что меня пугали. Я прям нарывался. — На фоне чего? — Да я постил всякую непотребность, типа: «О! Роскомнадзор взломали. Хентай запостили! Ухуху!» «О, Путин, убери руки от Украины». Это были старые постики и мне просто за них говорили уже, они вкурсе обо мне, и такие постики мне лучше не писать. С разных источников мне менеджеры говорили, что обо мне в курсе, что за моими постами следят,з чтобы я помалкивал. И когда я перестал помалкивать, когда я начал в открытую говорить. Всем ходил по Питеру такой: «Ребят, да вы чего не выкупаете. Вас тут используют». Типа того. В общем я не находил политических единомышленников, и это только меня в Питере политизировало. Я не знаю, как так вышло, но… меня останавливали каждый второй день. Гуляю я с девочками по парку, возле универа идем. Я в этот день с утра запостил пост про Роскомнадзор что его взломали, а я просто в Телеграм-канале один из первых увидел, что сайт Роскомнадзора взломан. Эта инфа еще не достигла масс-медиа. Я прям хотел быть тем самым масс-медиа, который расскажет об этой прикольной новости, что сайт Роскомнадзора взломали и туда хентай запостили. Самой фишечкой было всего.

И меня потом просто останавливает милиционер, мол «пройдемте, вы на красный перешли». Мы возле универа, тут в принципе машины не ездят, И меня потом просто останавливает милиционер, мол «пройдемте, вы на красный перешли». Мы возле универа, тут в принципе машины не ездят, и мы вообще на зеленый шли. Он мне начинает прописывать административку. Я такой: «Подождите, подождите. Давайте разберемся. Это какой-то типа вздор». И прописывает. «Можете объяснить, что происходит?» Он мне показывает типа: «Видишь?» И я смотрю — там машина какая-то стоит ментовская. Я такой: «Вижу. И что?» Он: «И всё». И у меня вопрос возник. Что типа что видишь? Ладно. Потом я лечу через какие-то несколько дней в Москву на фестиваль музыкальный. Останавливаюсь в отеле — выхожу просто погулять, сажусь на лавочку. И просто полицейский выходит спереди, справа, слева — три таких в брони. И типа: «А что в портфеле?» Начинают меня обыскивать: «Документики». Я даю документы, я уверен в документах. У меня свежий патент как раз. Я в Питере новый сделал. У меня регистрация сделана. С документами страшно было и так, поэтому документы у меня были идеальными. Они начинают проверять мои документы — находят все нужные документы. Такие: «А регистрация?» — «Пожалуйста, регистрация». «А патент?» — «Пожалуйста, патент». Я так был доволен собой, что у меня есть всё, что они у меня спросят. Но при этом немного ссыкотно, конечно. Он берет типа патент, делает вид, как будто звонит и говорит: «У тебя фейковый патент. Пройдем». Я такой: «Да не может быть, я… свежий ходил получать». «Пройдем, пройдем». Я такой: «Да давайте здесь разберемся, не будем садиться в машину». Он мне просто кладет руку на плечо, и я уже всё. Стремно нафиг. Мужики в броне суют в машину: «Всё, будем тебя депортировать. На пять лет тебе запрет». Я понимаю, что какая-то дичь происходит. Они что, дураки вообще? Меня запугивают. Только единственный вопрос — зачем? Зачем это происходит каждый второй день? — Два случая только таких было? — Не. Потом я вернулся в Питер. Я просто выходил на пробежку. Меня возле дома как будто подкараулили. Когда я подбегал домой, возле моего дома, прям на маршруте домой, стоит полицейская машина. Думаю: «Да не может быть, что за мной. Фигня какая-то». Реально — останавливают, давай проверять. Не проверять, а такие… Вопросами слишком они палятся, что меня как будто ждали. Может я надумываю… «А какого ты гражданства» типа, «Да я с этой великой страны». «Этой великой страны?» — как будто выкупают, что я лгу. «Да, этой великой страны». И всё — потею уже. Меня отпустили. Но я на очке всё равно типа. В Питере после этого еще просто выходил, складывалось впечатление, что куда я ни иду — они стоят и меня ждут. Я иду, вижу: выходят какие-то мужики, как будто на меня. Я такой: «Это же не может быть на меня. Зайду короче я в аптеку. Подожду, пока они пройдут». Я захожу в аптеку; они заходят и становятся со мной в очереди. И стоят, и ничего не покупают. Я купил, ушел, и всё. Вот так было, знаешь, мягко, но мне было страшно. Они всегда присутствовали в моей жизни. И после этого еще раза три. Они просто присутствовали: давали понять, что они есть, что они смотрят. Почему я уверен в этой теории, потому что есть люди, с которыми я работал, то ли как-то связаны с властью. Мне они говорили, что есть некоторые постики неправильные у меня во ВКонтакте. Например, про Дмитрия Медведева, где я его троллю, про Путина… «Ты так не делай». Тебя там все видят и знают типа. Ты так не делай. Окей. — А что за постики про Дмитрия Медведева? Просто обогнал, самым популярным стал во ВКонтакте по подписчикам. На втором месте был Медведев. И я такой: «Ха-ха-ха, Медведев. Кто такой Медведев? Я вот крутой». Паспорт предлагали в какие-то два периода. То есть они определенно были в курсе обо мне. — Тебе предлагали российский паспорт? — Да, при условии, что его вручит сам Медведев лично. Там какие-то условия еще были странные. — А от кого тебе прилетало, что предлагают паспорт? — Ну от людей, связанных с правительством: люди, которые уже брали деньги от правительства, люди, которые… — Рекламные агентства, которые работают с правительством? — Которые, уже да, работают. — Что они говорили? Они говорили: «Ваня, есть запрос на то, чтобы дать тебе российский паспорт». — Да, вот как-то так вот. — Зачем? Ты спрашивал? — Не, не спрашивал. Я просто говорю: «Нет. Можно как-то отказаться так, чтобы мне потом не прилетело?» Я как будто уже сразу понял: либо я с ними, либо против них. Странная какая-то фигня. Они знают обо мне. Они что-то предлагают, а я тут отказываюсь и гну свою палку с оппозиционным таким мышлением. — Сразу оговорюсь, я с уважением отношусь к твоему страху. И я прекрасно понимаю, что силовые структуры в России регулярно кошмарят людей. — Ну да. — В этом нет никаких сомнений, но есть сомнения в твоих каких-то примерах. Ты понимаешь, что есть очень много людей, в том числе блогеров, которые в своих высказываниях гораздо категоричней. «Роскомнадзор взломали, ха-ха-ха». Ну… В этом нет никакой дерзости. «А Дмитрий Медведев кто такой? Ха-ха-ха» Блин, про Дмитрия Медведева разрешено даже в «Вечернем Урганте» шутить. — А кто я такой? Что я популярнее Медведева и популярнее всех этих ребят и вообще самый топ был? Я был самым топом на то время. И если глянуть на мою страничку во ВКонтакте, явно видно, что я очень жестко проукраинский такой человечек. — Так. — И я самый популярный. И вот недостаточно того факта было, что у меня такое мышление, и я был самый популярный. — Ты в тот момент курил траву? — Да, покуривал. — Не допускаешь ли ты, что чуваки просто знали. Они не знали, кто ты такой или они не следили за тобой по линии того, что ты суперпопулярный человек в молодежи.

Они просто либо по внешности, либо по каким-то своим оперативным действиям они понимали, что ты человек, у которого с собой может быть вес. И они для того, чтобы сделать палочку. Они просто либо по внешности, либо по каким-то своим оперативным действиям они понимали, что ты человек, у которого с собой может быть вес. И они для того, чтобы сделать палочку. Палочная система — выполенные преступления. Раскрытые преступления. А иногда и выполненные. Просто караулили человека, который похож на того, кто курит траву. Даже в моем кругу. У нас в команде никто не употребляет, это правило. У нас есть люди, которых шмоняют просто потому, что они похожи на тех, кто мог бы употреблять. Это регулярная история. Ты не думаешь, что просто они видели в тебе человека, которого можно взять по 228? — Ну точно не с травой. Я просто был на Гуччи и очень достаточно стилевенький. на то время. Я просто выглядел как денежный мешок. Скорее вот такая моя теория. Как ты определишь человека, который курит траву? — Я никак, я не полицейский. А там… свои привычки. — Ну камон, не. Ну типа красные глаза, когда ты покурил. А когда ты не покурил — не красные. Ну как? Мы сейчас выглядим больше, как два накуриша. (смеется) — Это правда. Ты не связываешь с этим? Ну просто видели в тебе человека, которого можно потрясти и найти там денюжку. — Не-не-не. Если с травой это связать, то трава она скорее может вызывать какие-то приступы паники и паранойи. И ты можешь надумать лишнего. С этим связывал ли я? Я бы очень рад с этим связать, но нет, всё слишком складывается. Я очень хотел бы списать на свою шизу, паранойю, но нет у меня такого ничего. — Поперечный. Он же просто разносит власть как только не. Как он тогда должен реагировать на любых мужиков, которые вместе с ним в аптеку заходят? Я чувствовал угрозу тем, что я не в своей стране. Я вообще чувствовал себя действительно никем, как будто мне пытались показать. Да и Поперечный, он не самый популярный, да и разносит власть так-то он с юморком. Очень хотел я спростовать эту теорию, что действительно я сам это всё надумал. И вернуться в Россию как-то спокойненько, со спокойной душой. Когда я улетал — меня сопровождала полиция. Единственный мой рейс задержали. Я такой: «По какой причине?» Никто ничего не знает. Вообще странно, погода отличная, я просто улетаю из Питера. Думаю, ну последний раз я здесь в России. — Куда, в Минск? — В Варшаву. — Полиция в форме опять, они заходят прям в самолет. Я такого никогда не видел: заходят и прям осматривают весь самолет. И улетаем. И этот рейс еще задержали надолго. Опять я их видел. Опять они перед моим лицом. Зачем они у меня перед взором появляются? Меня просто запугали постоянным присутствием. Ряд совпадений — вот это, что меня пугает, и оно в очень короткий промежуток произошло. Вот если бы отдельно это всё происходило, в растянутый период, то я думал бы, что это нормально, так и работает страна. А тут всё в один момент. Что происходит? — Ты уехал и не возвращался? — Да. (музыкальная заставка) — В момент суперславы ты почти не давал интервью, но, как минимум, одно у тебя было, и очень забавно наблюдать, для кого это интервью было. — Да, это было для Антона Лядова из «The Люди» телеканала. Это самое первое интервью у него на канале. Он буквально стартанул свой хайп и свою деятельность с моего интервью. — Но это интервью ты давал не для канала. — Я давал тогда интервью для канала «Россия 1». — Да, и Антон работал на канале «Россия 1», в программе Дмитрия Киселева. — Действительно? — Я даже не знал этого. Я не хотел давать интервью. Я опасался тогда давать интервью. Единственное, почему я дал интервью, я тогда скурил косяк и стал добрее. И я не смог отказать. Я тогда боялся отказать человеку из телеканала «Россия 1» и дал интервью. Просто посидел, пообщались. И сейчас как всё разворачивается. Куда этот человек вышел… с одного моего интервью. Как я удивился, когда увидел это интервью отдельно из какого-то другого ресурса, а не из «России 1». Я понял, что этот человечек другие цели преследовал, личные так сказать. И это правильно. Он молодец. — Личные в смысле? — Ну, у него была камера «Россия 1», у него был микрофон «Россия 1» — всё было стилизированно, а он взял и выдал, будто это он. — Я помню как сейчас в том сюжете… Вы встречались на фестивале каком-то блогерском? — Да, Hinode Power Japan, там японская культура была, вот это вот всё. — И я помню, когда ты проходишь, молодые ребята кричат: «Иванга-ай!! Иванга-ай!» И это реально выглядело, как будто Джаред Лето входит в зал и всё остальное. Я, когда смотрел, думал: «Боже! Ты молодой чувак. Как ты это переживаешь?» — Я тогда очень переживал вообще, да. Мне тогда менеджеры сказали надо. Надо, всё. Тебе за это дадут пять Nintendo Switch. Я такой: «Да всё, надо, надо». На нервах я скурил косяк, мне стало еще чуть более нервно. Не помогло, но в итоге как-то всё обернулось так, что родился Антон Лядов, поэтому я не против. — Где мы, Ваня? — Мы находимся в Рио-де-Жанейро. Мы сейчас идем в бар, если что, мы готовы отсюда уйти в любой момент. — А ты пьешь вообще? — Ну, это само собой по праздникам. Надо поддержать компанию. — А, ну ты на детоксе был сюда. Да? — Детокс в плане без кофе. Моя слабость — это кофе. — О-о, ты тоже наркоман кофеиновый? — Да, это самое жесткое. Все сидят на кофе сейчас. — А это разве плохо? — Ну конечно. Когда ты бросаешь кофе, ты начинаешь чувствовать только больше энергии, но тебе надо где-то месяц, чтобы ощутить прилив сил. И этот детокс меня убивает сейчас.

— Что у тебя с наркотиками? — А… наркотики я разграничиваю не так, как большинство людей. — То есть? — Что у тебя с наркотиками? — А… наркотики я разграничиваю не так, как большинство людей. — То есть? — То есть более по-научному. Накротик по определению в Википедии — это то, что вредно, вызывает зависимость и не имеет медицинского показания. Кофе, по-моему, тогда наркотик, алкоголь тогда наркотик, никотин тогда наркотик. Если грамотно применять. Я тоже на этом шишки набил. Я курил неправильно: то есть сорта не те выбирал, не в той компании курил. Это чтобы ребята знали, что это не так всё однозначно. — Ты тринадцать минут назад сказал, что от травы бывают панические атаки. — Да. — Когда можно понапридумывать себе всего, чего угодно. В том числе, что Сереги — кадровые сотрудники ФСБ. — Ну да. — И ты чартерным рейсом завтра летишь не к себе домой, а в Кремлевский централ в Москву. И мы таким образом выполняем задание. — Ну да. — А какой пользе может идти речь, если она мозги в бантик сворачивает таким образом. — Но всё не так. Эти все домыслы происходят наоборот из-за чрезвычайно активного мозга, который под травой, и это происходит буквально полчаса. Да и страхи скорее всплывают твои, нежели какие-то надумки. И оно помогает бороться с ними: ты их видишь. Это, так сказать, обратная сторона — бэд трип. Да. Всё неоднозначно. Это, действительно, сложная субстанция, которую надо изучать… — Когда ты попробовал в первый раз? — После окончания 11-го класса. Да-да, и подружился с ребятами, с которыми постоянно ссорился. Я дрался с ними. Это были прям конфликтные ребята. Ну мы покурили и нашли какой-то общий язык просто. Это странно. Это наблюдение. Это не то, чтобы я… Это детское наблюдение. После этого я еще долго не курил. — А потом? — А потом, когда расстался с Марьяной, Я такой: «О, ребята! Вы же там в Киеве всё еще, давайте покурим». — Так. — Да и покурил и понял, что вот оно. — Как регулярно ты стал это делать? — Как регулярно? Ну это контролируемо, у тебя нет зависимости. Ты не обязан курить каждый день, но если ты куришь — ты живешь с этим. Ты грамотно применяешь либо вечером перед сном… — Ты курил вчера перед сном? — Не. — М-м. — Не-не-не. Я не курю месяц. — Коля Соболев писал в тот момент, когда у тебя Ютуб-карьера была на паузе. «Мне сейчас очень грустно наблюдать, как Ивангай медленно, но верно приближается к судьбе Ромы Желудя. Это уже какое-то проклятье на Ютуб, когда два секс-символа малолеток подсаживаются на наркотики и перестают снимать свои видео. Если вы сейчас думаете, что я просто сморозил, не подумав, — нет, к сожалению, я знаю, о чем говорю. Обидно за Ваню, лучше бы он дальше в своих роликах кривлялся». — Хм-мх. — А я выбрал путь саморазвития, к сожалению для Коли. Я очень много мыслей получил в процессе этих бэд трипов. Типа ты реально начинаешь загоняться по поводу своих страхов. Если брать рентген сканировать, действительно, части мозга, которые раньше молчали и спали у тебя всю жизнь, они вдруг просыпаются и видят вот всё, что у тебя происходит в голове, и ты начинаешь это пытаться упорядочивать. В Грузии же как легализовали медицинскую марихуану, там какой-то чувачок подал в суд на то, что ему мешают саморазвиваться. И как-то вот так вот вышло, сработало. Я не хотел бы быть главным рупором-пропагандистом травы. Я просто регулярный потребитель, так сказать. Я не хочу, уже получается… — Уже Боб Марли. — Уже Боб Марли… — Ты летал в Перу — Да. — На аяуаску, давно? — Полтора года назад. — Так, почему решил? — Я чувствовал, что я не здоров морально; что я какой-то озлобленный; что всё против меня. И всё как-то вот неправильно. Еще у меня… Не так скажу. Было важное решение в жизни. Я действительно собирался вернуться на Ютуб, но мне нужен был какой-то совет, скажем, высших сил. Посоветоваться, что делать дальше. Естественно я ожидал одного, а когда выпил, начал галлюцинировать, что мне надо извиниться перед родителями. И я так плакал! Я таким мудаком себя увидел. Ну чувство, когда ты выходишь из тела и видишь себя: во мудак! Не знаю. — Одним из итогов было, что ты решил извиниться перед родителями? — Да. — За что? За что тебе нужно было извиниться? Ни за что, оказалось, просто надо извиниться. По-любому есть за что. Ну камон. — У вас были напряженные отношения. Ты вернулся с решением эти отношения сделать хорошими снова. — Да-да. Да, вот как-то так оно меня поменяло, если в двух словах. — В словах Коли Соболева сколько правды? В его инсайде о том, что Ивангай сидит на наркотиках. — Ну с точки зрения Коли Соболева трава… Да камон! Да он же тоже курит, что он придирается. — Кроме травы что-то было у тебя? — Да. — Что? — ЛСД, психоделик. Грибы тоже психоделик. Трава, ну, психоделик. Аяуяска — психоделик. Пейотовый кактус — психоделик. Я вообще по психоделикам. Я вообще бы, мне кажется, в будущем мы вынесем их из разряда наркотики и будем успешно использовать в психотерапии. Нам надо просто изучить это всё. — Соли? — Не-ет. — Спайсы? — Ну ты что. — Мефедрон? — Нет. — Кокаин? — Нет. — Ни разу? — Не. MDMA было. Это… в экспериментальных целях в очень контролируемой обстановке с ребятами, которые знали, что это за субстанция у нас. Всё очень цивильно было. Типа MDMA — это был опыт.

Это используется опять же в психотерапии. Я вообще зашел к этому всему, к наркотикам, так сказать, со стороны научного азарта и интереса. Я научный энтузиаст. Это используется опять же в психотерапии. Я вообще зашел к этому всему, к наркотикам, так сказать, со стороны научного азарта и интереса. Я научный энтузиаст. Я тут видел, что есть вещи, которые лечат людей. И начитался, насмотрелся документалок National Geographic… Я с очень научной точки зрения смотрю на это всё. Поэтому я так легко об этом и говорю. Я не могу стесняться этого. Ты когда постил твиты про отъезд из России, в этот же день, если я не путаю, ты в лайве появился с пакетом. В этом пакете что-то похожее на траву. — Да-да. — Что это было? — Ну, трава. Хорошая киевская трава. Я не разбираюсь в граммах. А сколько там? Это же пакет! Выглядит как грамм 200 — Не-не, где-то до 40. — М-м. — А какой тюремный срок? — Аа… В Украине всё с законодательством не так строго. Там с хранением можно прокатить. И можно вообще без ничего. — Не хочу выглядить занудой каким-то старым, но мне всегда было интересно. Не страшно держать дома… — Страшно. — За что могут посадить в тюрьму? — Конечно страшно. Не, в России я не мог себе такого позволить. В России, действительно, это маленькие какие-то вещи. — Но ты курил, когда жил в Петербурге? А, маленькие вещи. — Косяки какие-то там… В России, действительно, было очень страшно. Я очковал. В Киеве я не боюсь типа. Действительно есть чувство безопасности, ну хотя бы потому что я гражданин этой страны. Какие-то у меня не то, чтобы привилегии, у меня хотя бы нету тут… как сказать, какого-то клейма чужака типа. Ну я уверен, что даже если что-то, то всё будет по закону. Мы в любом случае двигаемся к легализации. И я действительно популяризатор всей движухи. Я беру на себя какую-то небольшую ответственность. При этом я ношу небольшой страх за это. — Когда я увидел твои твиты про политику и выдворение из России, ну я просто охренел! Потому что если можно найти в Ютубе людей, не ассоциирующихся с политикой, то ты в этом списке будешь там в «топ 3», а может быть и на первом месте. Никогда! Ивангай не ассоциировался с политикой. — Да, потому что, потому что огромная часть моего мышления направлена в политическую сторону, и я это боюсь очень показать. Это, действительно, моя политическая позиция, и я ее боюсь. Она слишком либера… — Либеральная. — Либертарианская типа. — Расскажи, что за политическая позиция. Когда ты заинтересовался? Что есть твои главные мысли, принципы и все остальное? Свобода человека — это самое главное. Освободить… женщин, освободить всех несвободных. — Женщин?! — Да. — Что ты имеешь в виду? — А-а… Окей, феминизм — это либеральная позиция. Вот я за феминизм. И мои посты антифеминистические типа. Они только с целью в том, чтобы разобраться в проблеме лучше. Потому что, ну… В меня очень много прилетело говна в ответочку. В этом говне я разрыл… — Вот эти посты (щелкает) Зачем ты их постил? — Я разобраться хотел и как же не разобраться лучше, как не сагрить самих женщин, чтобы они тебе рассказали, в чем их проблемы. Не всегда типа так однозначно. Типа я как бы и троллю, но как бы и позицию свою выражаю, но и как бы не совсем корректно, поэтому я ожидаю, что мне прилетит. Потому что ну этичность и корректность высказываний тоже, она очень имеет значение. Несмотря на то, что я прав, я как-то не так задал этот твит. И ожидал больного урока, действительно А-а… Я готов принимать удары от социума ради обучения. — Ради обучения? — Да-да, это быстрее учит меня. — Напомни, какой твит ты имеешь в виду? — Ну я в каждом там троллил. Ну который… — Про то, что феминизм отстой? Ну типа я так не писал, но… якобы девочек задевал. — Тебе прилетал хейт. Ты изучал и? — Да-да. — Понимал, что феминизм — это классно. — Не-не-не, более объективную позицию какую-то строил, личную уже. Как бы пытаясь в одном мире уместить и понимание всех событий, которые происходят. И почему феминизм сейчас должен быть, почему он не должен быть… И за, и против. — Ты фанат Илона Маска? — Я не могу судить Илона Маска, но я фанат, да. Я фанат. Но как бы не то, чтобы фанат. Он недавно написал, что хочет с Путиным что-то там увидеться, провести какие-то переговоры. — В Клабхаусе. — Что вообще за предложение? Причем тут?.. — А что не так в этом? — Ну Путин же не общается, он же типа вообще как-то это… Ну он говорит только всё наоборот. А Илон Маск типа реально человек из будущего, а тот типа… О чем они еще будут говорить, только если «отдайте ракеты разогреть Марс» типа. Вот это единственный вариант я представляю. Только так я могу глупость Илона Маска объяснить. Чтобы разогреть… Марс с двух сторон. Все ракеты России, а куда их? Их надо утилизировать. Чтобы подогреть атмосферу — создать парниковый эффект, чтобы там такие же дожди начинались. Там же нашли на Марсе воду уже. И то есть… В теории, если Марс просто нагреть, он начнет испаряться и начнут происходить похожие процессы как на Земле. И для этого нужно очень много ядерных ракет. А где они есть? — (Дудь за кадром) Объясните мне просто тупому. Что ядерные ракеты могут сделать с Марсом? — Она его разогреет.

Ну представляешь, там выделяется огромное количество энергии при ядерном взрыве. — (Дудь) Да. — Пыли и всякого другого, воды — и оно создает как бы верхний слой. И этот верхний слой Ну представляешь, там выделяется огромное количество энергии при ядерном взрыве. — (Дудь) Да. — Пыли и всякого другого, воды — и оно создает как бы верхний слой. И этот верхний слой начнет делать парниковый эффект, задерживать Солнце… — (Дудь) И теоретически это может превратить Марс в планету, пригодную для жизни? — Ну так Земля и создалась. Здесь была какая-то атмосфера и… Здесь задерживалась. Сложная тема, да. — (Дудь) Тебе Батыгин объяснил, что не надо тратить силы на Марс. Невозможно там жизнь никакую наладить. Надо тратить силы на то, чтобы жизнь здесь стала лучше. — Хорошая претензия. — Это да, но если не пытаться тратить силы на Марс, то мы и здесь не начнем жить чуточку прогрессивнее. — Что ты думаешь о Путине? — Страшно, что есть такой безэмпатичный человек вообще у власти. Который типа, по сути, обладает знаниями, достаточно жесткимзи знаниями пропаганды. Он же из КГБ и… он действительно не глупый в плане того, что он делает. Он прям очень умный даже сказать в этом плане. Не знаю как на старости лет, постарел, но мне страшно, что умный и безэмпатичный человек является самым сильным человеком мира. — Самым сильным человеком мира?! — Да-да, то есть если в других странах президентов и еще других влиятельных людей контролируют. Он действительно такой сам себе. — Самый сильный человек мира?! — А почему нет? — Кто сильнее? Кто с ним будет что-то что с ним делать? — Что будут делать с президентом США? — Просто перевыберут другого и забудут старого. — А-а, ты это имеешь в виду. То есть ты под силой имеешь в виду нахождение у власти. — Я под силой имею в виду подконтрольность линости. Он всё контролирует. Ну а что бы он ни захотел, он проконтролирует. Он любой закон введет. Все сделает! И не спросит никого, типа того. Это страшно, что никто не контролирует… такое сознание, извращенное. Это страшно, что есть такое мощное извращенное неподконтрольное сознание. (музыкальная заставка) — Где и когда ты познакомился с Марьяной Рожковой? — Интернет. — Она тебе написала? — Ну типа. — Фоточку запостила? — Не-не-не. Я написал ей. — Увидев, что она… — Она в курсе обо мне типа. — Да, и она комплимент какой-то тебе отпустила. Сказала какой красавчик и все такое. — Да. — Почему написал? — Так и она выглядела очень симпатично, привлекательно, активной такой. Ну как тебе объяснить я тогда… — Понравилась? — Ну да, да. В то время у меня прям гормоны бушевали Я офигел прям, что надо лететь, надо лететь. — Тебе было 19? — 18. — Что она ответила? — Да ничего, переписывались. Кекали, мемали — всё такое. — И ты полетел к ней? — Да. — Она жила тогда в Японии или на Сахалине? — В Японии. Мне показалось, что это вообще будет такая романтик стори крутая. Тем более я такой молодой. Ну реально это лав стори, которая была отличнейшим опытом в моей жизни, красивым опытом моей жизни, действительно. Это еще блогинг соприкасался с этим всем. Мы еще вместе совмещали блогинг. Это реально уникальная лавстори, у меня она такая есть в опыте. — Ты полетел в Японию и просто гостил там? — Нет, первую неделю я полетел, с ней познакомился. Привет. — Привет. И понравилась, всё! Надо более серьезно лететь. В следующий раз я создал визу учебную уже. Полетел, поступил в школу японского языка. Я обычался там полгода японскому языку. — И ролики снимал оттуда? — Да. — И очень офигенные ролики снимались, потому что всё как-то так приподнято было. Ну я сейчас очень редко ловлю такое настроение, как тогда было, как будто детство. Ярко. Япония! Тут влюбленность. Ютуб прет. Что-то невероятное происходит по статке. Ты такой: «Да камон, да кому я такой интересен?» А ты всем нужен, как будто всему миру. И даже японцам. Ну японцы тоже типа: «О, Иван!» Ну я интересным был, чем я занимаюсь вообще никто не выкупает. Такой приехал сюда. Зачем? Говорю: «К девушке». Все такие: «О-О-О!». — Когда вы уехали оттуда? — Когда начали предлагать деньги. Э-э… С Ютуба хорошие контракты. И выглядело так, будто с Москвы мы могли бы заработать больше, и поэтому переехали в Москву. — Вы когда знакомились, она тоже была блогером. У нее было 30 000 подписчиков, у тебя — 3 000 000. — Ну, у меня где-то 3 000 000, у нее 100 000 было, да. — А, 100 000. — Ну плюс-минус. — И потом поперло вверх, и она тоже стала звездой. — Ну да, ну у нее и так статка, по сути, уже была. — Ну я думаю, она и без меня что-то смогла типа. Но со мной эта история приобрела совершенно другой поворот такой, более масштабный для нее. — Не хочу выглядить полицейским. Но всё равно. Вы же улетали в Москву, она была несовершеннолетней? — Ну… возраст согласия получается сколько в Москве? Да, это больная тема. Я переживал опять же за эту тему. И… опять же я переживал, потому что да, возраст согласия в Москве… В Японии всё ок. Мы летим в Москву, а возраст согласия в Москве —16, да? Я не помню, ей могло быть 15 на тот момент. Да и я тогда переживал. И тогда была мама ее рядом с нами.

— Она с вами улетела? — Да, мама навестила нас и осталась жить. Мне было страшно. Действительно страшно, потому что с мамой я не смог наладить контакт. — Она с вами улетела? — Да, мама навестила нас и осталась жить. Мне было страшно. Действительно страшно, потому что с мамой я не смог наладить контакт. Мама мне казалась достаточно злой женщиной, которая даже мне немного пригрожала, что она может пойти в полицию. Ну просто когда я не слушался, например. И это меня как-то тоже подкашивало. И я такой: «Окей». — Угрожала тем, что может сдать тебя за связь с несовершеннолетней?! — Ну да. Ну вот так же это получается. Мои страхи они использовали в своих целях. И я тогда… Действительно очканул. — И что ты сделал? — Улетел в Киев, переждал, пока мама улетит. И мама улетела — я вернулся в Москву. И такой типа: «Ну всё ок. Мама улетела. Мама улетела, уже не страшно». — Сколько ваши отношения продлились? Сколько вы встречались? — Не помню, полтора года, мне кажется. — Есть момент, который ты вспоминаешь с самой большой теплотой? Момент, когда вы были близки к тому самому космосу? — Ну слушай, я вообще не хотел бы сейчас говорить и не негативные и не позитивные вещи касательно именно Марьяны, потому что она замужняя женщина уже. Будет ее честь как-то… — Нетактично по отношению к ней, неблагородно. — Хотел бы сказать что вся лав стори была, действительно, яркой. Просто путешествия, блогинг… И, действительно, всё закончилось от нервного срыва. — Чьего? — Просто не выдержали: контракты, блогинг — и всё это, она типа паникует. А я уже не против тоже попаниковать, несмотря на то, что я контролировал это всё, женское… …женскую энергию. А тут я уже как бы заебался и я такой: ну ладно. Типа всё. Я просто сам ушел и ей чемоданы спаковал, купил билеты. Вот так вот. Всё. — А из-за чего паника? Из-за того, что вы популярны? — Да, э-э… — Из-за того, что у вас много возможностей? Ну скорее паника была, просто я игнорировал ее на телефоне. У меня было много дел, я действительно игнорировал. Вот так я застрял в делах, которые разруливал, и сам был на срыве, да. Ну как на срыве, я… Я вообще не срываюсь, я просто ухожу. Вот так вот вышло у меня. Я даже не смог ничего рассказать. Я просто охуел, и всё. Я понял, что я сейчас могу кукухой поехать, если продолжу эти отношения. Я типа не могу держать это всё. — Прости, а от чего охуел? — Я, наверное, в плохом состоянии здоровья ещё был. Такой типа полноватый. Марьяна истерила. Я… контрактов… — Из-за полноты? — Ну, конечно, это же отражается на самочувствии. Я тогда реально очень хреново выглядел, желтым таким был. Это всё накопительно, действительно полтора года — это… были моменты, когда мы срывались на всё, но могли как-то уладить: «Ладно — ладно». А потом ну как? Накопилось просто всё, я уже не мог. Просто проблемы не обсуждались даже, мне кажется, я не знаю. Это сейчас, если я буду строить отношения, я использую, конечно, опыт этих отношений. Вот и мне кажется проблемы не обсуждались, и я в принципе не был способен говорить, у меня не было такого словарного запаса, и понимания, что вообще надо делать. — Говорить, если что-то не устраивает? — Да-да-да. — И обсуждать. — Да-да, особенно с моей стороны. Я достаточно замкнутый к своим чувствам: объяснять, что я чувствую. Был. — Марьяна злилась? — Ну да, привлекала внимание таким образом, возможно. Ну злилась. Я не понимал даже, вот что она хочет, что на этом уровне происходит. — Что было финальным днём? Финальной точкой? Когда ты понял, что надо собирать чемоданы? — Я не хочу говорить про Марьяну ничего плохого, ну типа она меня там ударила, скажем. Я такой: «Нет, всё. Это последний раз». Когда я не вытерпел этого. Ну, насилие — это как-то неприятно. И сдачу никогда не мог дать, это типа выше меня, ну а терпеть тоже странно. Короче, вот это вот я ей не в укор. Хорошо, что она меня ударила: я прям всё, я понял, что я не с той женщиной, я не в том месте, я не тем занимаюсь. Ну потому что меня бьют — это ненормально. — Марьяна много интервью, в отличие от тебя, дала после вашего расставания. — А-а. — И она не раз говорила, что ты поднимал на нее руку. — Ха-ах. Это как… прикол. — Такое было? — Нет. — Жуткая подробность звучала, кажется от Вани, от Фейса. «Она девочка с травмой, она мне рассказывала, как он ее бил и приковывал наручниками к батарее, издевался». — А-а… вброс. Ну вот такой наглый вброс, и он не единственный с ее стороны. Опять же я прощаю это всё. Я не вижу обиды, я умнее просто. Я явно умнее этой парочки, действительно. Я очень рад, что они нашли друг друга. Я очень рад, действительно рад, что я не искалечил человека, а оставил ее с опытом, и она смогла найти себе парня. Это хорошо, потому что я бы очень переживал, если бы она сейчас не смогла бы себе никого найти. А то, что они так поступают, создавая вбросы, это скорее как ожидания того, что вот я начну говорить, что она на меня руку поднимала с какой-то типа претензией. Это как встречный удар. Мне кажется с ее стороны. Некрасивый жест с ее стороны. — Вы общались после? — Допустим прошел год. — Нет. — Прошло полтора. — Не-ет! — Раны затянулись?… — Да.

Но мы не общались. Раны затянулись, но мы не общались. И вот как-то так. Но вот в медиапространстве уже очень много она наделала фигни, что ей, действительно, Но мы не общались. Раны затянулись, но мы не общались. И вот как-то так. Но вот в медиапространстве уже очень много она наделала фигни, что ей, действительно, стыдно будет смотреть мне в глаза. И-и… я не хотел, чтобы она убегала как-то от меня, а так и было, хотя и я не очень приятно… У нас был такой момент, когда мы могли встретиться, как раз был тот момент, когда я сфоткался с Дианой Шурыгиной на каком-то мероприятии. Она там тоже была И мы увидели друг друга и такие: «вуухх вш-ш». Прям не хотели видеть друг друга. Ну — Она в конце 2020 года писала, что у вас фит вместе должен был быть. — Да. Это потому что… — Но она не может тебя найти, ты типа пропал. — Это тоже вброс. Она выкупает. Вот это опять же: Моргенштерн, Инстасамка, Марьяна Ро и я. Возможно, вот эти 4 человека точно знают, что хайп бывает грязным. Я не могу ей ничего сказать, потому что я к таким вещам тоже мог прибегнуть. Как я ее задел? Смотри, я выпустил трек Sugar типа про оральный секс, типа прикол. И там маленькая фраза есть, которую я направил на подписчиков. Подписчики — это аудитория, которую ты можешь направлять, если знаешь иногда, как. Я скормил им то, что в песне есть «dye hair all blue» типа покрасить волосы… (напевает) Мы могли бы, мы могли бы покрасить волосы снова в синий. В Японии я красил волосы в синий, все это знают как мем. Подписчикам вкинул удочку и все такие: вау. — Все подумали, что ты скучаешь? — Типа того, да это маленький грязный ход с моей стороны просто подогреть аудиторию. Типа я же знаю, на чем они сейчас помешаны: на расставании. У них это сейчас гештальт, который не закрыт — а я такой еще подогреваю. Марьяна выкупила это, и она включилась в игру тоже играть на подписчиках, типа у нас фит. И все сейчас: у нас фит? У нее сейчас посты в Инстаграме есть, которые типа двусмысленные, она направляет тоже так, адресованные на подписчиков типа. Короче, старый хайп разогревать вот так мы оба… — Но это прям вранье? Я не про игру с этим красным. Там же прям утверждается фраза — Фит типа? — Ну смотри, сейчас цитата: «Кстати, друзья, я не могу почему-то дописаться до Вани, мы должны были сделать с ним фит. Он должен выйти в январе, но он перестал отвечать». Наверное с ним что-то случилось. Помогите. Ивангай, выйди на связь». — Вранье. — Но это же легко проверить. — Ну меня типа спросить просто? — Тебя спросить или дать времени пройти, и станет ясно, что это вранье. В чём смысл такого хайпа, если он просто *пуух* — И забывается. В итоге, всё забывается. даже грязный хайп. — А репутация? — У некоторых людей есть впечатление, что их репутация уже ниже не опустится, типа того. И жто как-то дает тебе дополнительную уверенность. — Вы же жили в Лос-Анджелесе? — Да. — Сколько? Полгода? — Да. — Что за период был? — Нормальный такой период, хороший. Мы… снимали ролики. Ролики снимали. — Она говорила, что вы там жестко растаманили. — Ну да, ну в этом она обвиняет траву. Но проблема-то не в траве. Типа самое первое, что можно обвинить — это траву. Изи, это первое, что лежит. Лежит и бей его. Это же наркотик, так легко на это списать все проблемы свои. — Ну бывает, когда у людей рушатся отношения из-за этого. — Мы не жестко растаманили типа. Э-э… Бывало, что мы скушали какие-то брауни и вырубились, потому что ну опыта не было, действительно. Не думаю, что она сказала бы такую претензию типа, не думаю, что это претензия с ее уст. Еще она говорила, что ты ложился в рехаб. — А что это? — Это место, где людей выводят из наркотической или какой-то еще зависимости. — Да она вбросы на вбросе вкидывала, в тот момент я бомбил. Вот на это я бомбил. На это я бомбил реально. Я был в селе просто, дома, и была фотка, где я просто такой в поле пшеницы и сфоткался классно. И она пишет типа: «Ха! Вышел из госпиталя этого. Да?» И кто-то подхватил, может я реально вышел из госпитался в поле, типа того. И люди могли в это поверить, вот реально тогда это мне не понравилось: комментарий у меня под фотографией в Инстаграме. Поэтому некрасиво. Но я вбросы от нее ожидаю и не виню. Это реально хороший хайп и для меня в том числе. Ну реально, я не чувствую злобы к ней. Я же вижу как это все прикольно оборачивается: как люди подхватывают негативные кусочки историй гораздо активней, нежели позитивные. — А что это тебе дает? — Ну, наверное, просмотры! Они напоминают подписчикам. У каждого же есть свое мировоззрение: кто такой Ивангай и кто такая Марьяна, и какая у нас история взаимоотношений, каждый по-своему это все видит в голове. И вот какая-то картина есть. Это подогревает картину у людей в голове, и всем нравится шиперить кого-то, типа того. А еще, если это расставание и какие-то не до конца выясненные отношения, то капец как интересно. И я это сам выкупаю. (музыкальная заставка) — Вы с папой играли вместе? — Да. — На сколько он тебя старше? — Лет на 25, вот так вот. — В каких вы отношениях? — В хороших. У нас были, на самом деле, такие конфликтные взаимоотношения. Мы прям поссорились в какой-то момент очень сильно, это было по Скайпу, потому что недостаток общения приводил к какому-то недопониманию и надумыванию. И я прям в Скайпе однажды очень много плохих вещей сказал и услышал в свой адрес, и интерпретировал это не так. Я неделю не мог прийти в себя, пытался. Я тогда начал медитировать, потому что я хотел успокоиться, это что-то не то. Одни из самых главных образов в голове конфликтуют.

Типа я конфликтую с отцом у себя в голове, не могу с этим ничего поделать, потому что я его как референс брал долгое время своей жизни. Это стало именно подводкой к тому, почему я полетел Типа я конфликтую с отцом у себя в голове, не могу с этим ничего поделать, потому что я его как референс брал долгое время своей жизни. Это стало именно подводкой к тому, почему я полетел в Перу пить аяуаску. Что-то вот не так, душевно я был не спокоен. Полтора года назад случился этот конфликт, и с мамой, и с родителями я поссорился, и вообще находился в Лос-Анджелесе. Я решил тогда обучаться музыке, просто вот я заинтересован был этим видом деятельности. Я поступил в школу, начал там обучаться, но я был оторван и один, то есть у меня не было ни знакомых, ни друзей. Все, кто у меня были, это родители, я им звоню и я срусь с ними. Это было ужасно, чувство одиночества. И поэтому я просто гулял по Лос-Анджелесу, вот так вот шел, искал на жопу приключений. Интересная история. Две девочки начали: «Э-эй! Что у тебя татуировка? — Да татуировка, это Сатана. Ха-ха-ха!» А я вижу, что они приспешники какой-то церкви. Такие: «Ха-ха-ха! Сатана!» Я такой: «Что, вас Сатана не пугает? Вы же церковники». Начали меня зазывать типа: «Го, го!» Короче, оказалась церковь саентологии. И я такой: «I guess adventure begins here!» И я пошел в церковь саентологии вместе с этими двумя девочками. Ну и было интересно почувствовать себя, как троянский конь внутри вот этой вот всей религии и секты, потому что как раз в то время я читал, интересовался этими книгами, что как деструктивный культ влияет на вот это вот все. Думаю: в какой момент они с меня деньги будут требовать, в какой момент они на наркотики меня подсадят, что вообще будет? Выглядит всё цивильно, культурно. Выглядит будто денег у них много. Начали заводить меня туда внутрь, очень улыбчивые все люди. Один что-то расказывает: комплименты, комплименты; другой что-то приходит, ведут меня дальше в комнату; огромный телек, садят меня в кабинку — на смотри. Сижу смотрю, а там рассказывают про какие-то четыре слоя вибрации вселенной, надо всё разобрать. Я такой: «Ва-ау, точно!» Я с ними общаюсь: «Да, я выкупаю, вы крутые!» Ну реально интересные люди, но они немножко шизанутые. В общем, в саентологии есть такой прикол, они могут провести тебе психологическую чистку. Ты ныряешь в глубины своего подсознания, вспоминаешь какие-то негативные свои вещи, анализируешь. И для этого они меня еще в одну комнату завели, говорят: «Ты точно готов?» Я говорю: «Да, готов, давайте!» Показали еще как это будет происходить. Будет взрослый, пожилой человек, заслуживший какой-то авторитет в этой саентологии. И я сижу с закрытыми глазами наводящими вопросами… — Он будет тебя интервьюировать? — Да-да, типа. — Так, ну-ну-ну. — Перед этим сеансом меня сводили покормили хорошо, чтобы я сил, энергии набрался. Дали пакетик такой с витаминами: рыбий жир там, всё, там столько витаминов! Я смотрю на них и просто интересуюсь: «Что за витамины?» Я в принципе разбираюсь в этом. Она такая: «Не-не-не, ты если не хочешь кушать — можешь съесть эту и эту». Я такой: «Да нет, всё нормально». Беру эту пачку, выпил всё. И короче, пошел на верхний этаж саентологии, сел в кресло, закрыл глаза и начали меня в этот транс вводить: типа вспомни что тебя обижает, что тебе тогда говорил отец. И я вспомнил просто единственный случай, когда мне батя ремня дал, когда я просто домашнюю работу не хотел делать. Я знал, что этот случай нормальный. Я не обижаюсь на батю, потому что после того я учился очень хорошо. Я прям четко словил, не делаю домашнюю — получаю. И после этого я просто делал домашнюю. Короче, в любом случае я попытался этот момент как-то переосмыслить, но я был всё еще фейковым, я не искренним был с ними, потому что я не очень доверял саентологии, потому что их методы — выкачка денег. Я ждал всё равно больше, когда они у меня спросят: «Давай деньги». Ну я воспользовался этой услугой психотерапии. И даже немножко всплакнул в итоге, потому что, действительно, она наводила меня на какие-то интересные мысли. Например: «Что он тебе говорил?» Я говорю: «Иди сюда!» Она такая: «Louder!» Я такой: «Иди сюда!» И я сижу кричу то, что мне батя тогда кричал, но я не помню, может он так и не кричал мне. В итоге, я ушел домой, они мне названивали на телефон: «Давай вернись, вернись». Книжку купить надо было. Я купил книжку за эти 40 долларов. И только тогда они меня отпустили. Но после этого они мне звонили, звонили и звонили. И напрашивались, чтобы я пришел. А я им говорю: «Да, чуваки, ваша религия фигня, я могу свою сделать с таким же успехом. Этот Хаббард вообще писатель-фантаст типа». Ну я не знаю, мне хотелось просто затравить этих религитардов. — Получилось? — Нет. В итоге я воспользовался их услугами, и они были достаточно эффективными, мне кажется. Суть их общения — это их обиды, что каждого задело. Эта девочка постоянно рассказывала, что ее бросил парень, побил. А тот чел постоянно рассказывал, что он сюда эмигрировал, всё плохо. Всё плохо, но с улыбкой они об этом рассказывают. И я так понял, что они просто за больные воспоминания цепляют.

За вот это вот как раз, что меня батя тогда ударил. Но я этот случай неслучайно взял, потому что я совершенно не обижаюсь на батю за этот случай. Это было невероятной наукой для меня тогда, За вот это вот как раз, что меня батя тогда ударил. Но я этот случай неслучайно взял, потому что я совершенно не обижаюсь на батю за этот случай. Это было невероятной наукой для меня тогда, и я это осознавал, что сейчас для нее будет выглядеть, как будто меня батя побил, а я сейчас сижу и думаю: «Ха! Урок офигенный. Я своему сыну тоже дам один раз ремня, когда он не захочет учить уроки». — А дашь? — Один раз. — А без него нельзя? — Ну я не знаю, что хуже: физическое насилие или морально как-то сказать, что это плохо. Мне кажется, ремень это такое нейтральное, и в культуре у нас давно, так что объяснить эту штуку легко. — Ох! В культуре много чего еще есть. Такого, что ну было годами принято, а это в общем, нецивилизованно, не круто. — К сожалению, страх и кортизол — это главные учителя. Вот этот язык силы мальчики понимают. А я всё же был мальчиком и воспитывался как мальчик, моих сестер не трогали, с ними аккуратно вот так вот как с конфеточками типа, чтоб нигде, ничто, никак. — Но ты не советуешь саентологию тем, кто сейчас приедет вдруг в Лос-Анджелес, будет идти по бульвару. — Нет, после этого после того, как я сходил в саентологию. Я ездил вокруг них дальше на самокате этом зеленом, лаймовском, и когда они кого-то зазывали, эти саентологи, я такой: «It's a trap! Run! Run!» И просто на кеке уезжаю и типа ору с этого, потому что разводиловы они, конечно. — Ты имеешь отношение к историческому кинопроекту «Взломать блогеров». У него самый низкий рейтинг в истории «КиноПоиска». Как это получилось? Меня туда затянуло, предложение поступило от папы Саши Спилберг, тогда я пробовал его в качестве своего менеджера тоже. И вот такой вот проект. На него я согласился. И сейчас я могу это сказать, что меня поиспользовали и кинули. И в итоге репутация пострадала только моя, а деньги-то кто-то распилил из бюджета. Я не знал тогда, что это государственно спонсируемый. Я вообще такими терминами не мыслил типа, что там кому-то заплатят за что-то. Я знал что это фильм, это жестко, это кино и первое мое. Я даже не смотрел этот фильм, я смотрел его в обзоре Бэдкомедиана. Так интереснее я уверен. — Обзор как? Понравился? — Да смешно. Смешно, потому что ужасно! Ужасно! В чём я поучаствовал? Это офигенно ужасно. — Так, тебе предложили. Папа Саши Спилберг в тот момент — видный игрок. — Да. — Рекламного рынка русского ютуба. — Да-да-да. — Он предложил тебе сняться в этом фильме. Ну, в обмен на гонорар? — Нет. Я стеснялся как-то поднять эту тему. Мне показалось, что мне достаточно хайпа с этой всей движухи. — Ты снимался бесплатно?! — Ну мне сказали три съемочных дня. Думаю: что я буду просить за три съемочных дня в фильме? Меня снимают в фильме! И мне как-то преподнесли, что это мне услугу делают, и я согласился. Ну опыт. Отличнейший опыт. А какой провал? Какой грандиозный провал! Такого опыта ни у кого нет. — Ты понимаешь, что тебя обманули? Фразой тем, что тебе услугу предоставляют, а не наоборот. — Конечно понимаю. И как это всё мне впопыхах в спешке контрактик подсунули, я его не видел до последних пор, пока на фестивале от папы Саши Спилберг я такой весь активный-активный, забеганный, мне за кулисами приносят: «Вот, кстати, это за фильм тут надо короче (такая стопка документов) подписать». Я даже ну читать это, ознакамливаться с этим… что там? Я подписал какие-то документы, всё у меня больше вопросов к этому нет, потому что мне страшно, что я там подписал типа. Мне реально страшно: мне всунули какой-то документ. — Я слышал, кажется, Роман Каримов объяснял, почему фильм провалился. Он писал, что вы отснялись. — Ага. — И улетели в Америку. — Не. — Вы нужны были для того, чтобы вас доснять, а вы улетели и пропали, поэтому там появилась анимация, в общем, прочая шняга, которая вас заменяла, потому что физически вас отснять было невозможно. — Это так? — Анимация планировалась изначально, да нет, это не так. Там нужна была озвучка, там не подснять, там нужна была озвучка этих персонажей маленьких. Их в итоге озвучили другие голосовые актеры, а подснимали уже других блогеров, чтобы еще больше хайпа. Еще больше хайпа! Еще больше окупаемости и так без того прибыльного проекта для некоторых лиц. Я не знаю, да вот. — Ну это же прям пример того, какой бывает популярность, когда она приходит в юном возрасте. Когда появляются люди, которые тебя обманывают и делают такой отстой. — Безобидно достаточно, типа если я жертвую только репутацией, то окей, я с этим живу. Опыт отличнейший. Денег не получил, ну и ладно. — Не, я не про деньги, я про репутацию. — Окей. Ну это другой я был, сейчас я другой уже. А опыт всё еще тот же у того самого меня, типа человека. Ну как-то вот опыт невероятный, я вот вкинулся в эту штуку-движуху. Был обманут, был наивен и получил опыт офигенный. Я не могу типа представить что-то более ценного, чем опыт. А я еще был уверен в том, что фильм зайдет. Я реально еще какие-то надежды на эту штуку… Думаю, сейчас мы три дня фигней помаемся, и классно будет. Да нифига! В самом процессе создания фильма у меня возникали вопросы, что что-то не то, как-то сценарий сыроват, как-то вот плохо продумано, меня не спрашивают.

Три съемочных дня? Это вообще что за фильм? Снимают еще на GoPro-шки типа, что это такое. GoPro-шки просто. — Общался ли ты после этого с папой Саши Спилберг? Три съемочных дня? Это вообще что за фильм? Снимают еще на GoPro-шки типа, что это такое. GoPro-шки просто. — Общался ли ты после этого с папой Саши Спилберг? — Неа. Мне кажется, вот после этого стало всё затихать. Я понял, что очень некомфортно Некомфортно, неправильно, всё плохо, опыт какой-то непонятный. А потом, когда уже фильм вышел, всё опубликовали, конечно, хайп, я уже и так не общался, но после того, как понял реально, с кем я связался. Меня как-то поимели странно, ну еще с Марьяной, я ее тоже затянул в эту всю движуху, потому что мне написал папа. Странная история. (музыкальная заставка) — В 2020 году у тебя ролики стали выходить уже регулярнее. Например, у тебя был новогодний стрим. Там есть суперский момент, когда вы в ЧатРулетт звоните… Это же ЧатРулетт? — Да. — Вы там звоните в ЧатРулетте людям и натыкаетесь на двух очень молодых чуваков, они в шапках такие — Ивангай, ты что гонишь? Ты легенда моего детства! — «Это же Ивангай. Легенда моего детства!» Как ты отреагировал, когда это услышал? — Блин, наверное, приелось уже такое слышать, я типа как-то мимо ушей пропустил. Само слово легенда, если оно произносится от близких и знакомых мне людей, оно меня немножко обижает. Потому что, мне кажется, люди не тот смысл вносят в слово «легенда», которое вносит как бы лексика, и я вношу. Легенда — это что-то вот прошлое, да? А всё, чем я занимаюсь, — пытаюсь держать себя актуальным. И бросить старое занятие для меня было как таким риском, что окей, меня по-любому с этим делом забудут, если я не придумаю что-то новое. Я это выкупил, они пока еще не выкупили, но они выкупят, когда я с чем-то новым появлюсь. Главное — остаться на плаву, типа вот Всё, что мне говорят: «Тебя забудут, тебя забудут». А я понимал это и работал над тем, чтоб с чем-то новым, вот может вообще через другую призму чтобы посмотрели, типа того. — Почему на том стриме так много дизлайков? Как ты думаешь? — О, мы рекламировали игру — Та-ак. — Люди, короче вообще так не всё восприняли. Мы рекламировали игру, и я говорю, мол, мы не требуем ваши деньги. Мы не стримеры, которые требуют донатики. Но весь экранчик увесил типа долларами, сколько мы зарабатываем в онлайн-режиме. Мне показалось, это круто — показать людям прям в реальном режиме, я зарабатываю, а они не донатят, а я зарабатываю. Прикольно же. А они подумали, что это какая-то типа наебка, я пытаюсь заработать на подписчиках, на старой аудитории, типа того. Но я не прошу у них с кармана ничего, я всё прошу того же старого, доброго внимания, и всё. То, что у них как бы бесплатно. А вот оно через призму долгого моего отсутствия, может какой-то излишней активной агрессивности. Я был просто уверен в этом плане. Я думал, вот сейчас мы покажем, как зарабатываются деньги с ничего. Придумали игру! А люди ждали другого: какой-то искренности, чего-то такого они хотят, чтобы я поговорил с ними, чтобы я нашел контакт с их старым детским миром, который я может создавал в течение всех лет. Но это наивно просто. Я не хотел бы расстраивать их, что мир капиталистичный, и мы должны думать как сделать так, чтобы всем было хорошо. — А причём здесь капитализм? — Ну почему-то я уверен, что куча дизлайков из-за того, что они думают, что я хотел заработать много денег. А я хотел, но не тем способом, о котором они думали. — М-м. — Не с ролика, я придумал что-то новое! Игру. Там самый заплюсованный комментарий: «Настоящий Ивангай так и не вышел из музея». Тебя обидела эта фраза? — Нет. — Повеселила? — В ней есть смысл, потому что тот старый Ивангай мне как раз не понравился. Я, можно сказать, его убил, создав нового, типа вот так вот. А когда мне пишут: «Ушел Ивангай, а появился Иван Рудской». И ты такой: «Какой-то?! Да я наоборот пытаюсь создать бренд имени своего личного, а не типа фейкового, который я придумал в детстве. Да я просто новые бренды создаю, новые какие-то идеи. У меня голова типа, варит котелок, и я хочу просто делать и делать. — Ты говорил, что у тебя есть отложенная сумма. — Да. — Большая? — 200к Я ее отложил в Bank of America в Лос-Анджелесе, и это заработанные деньги, в них входят скорее рекламные деньги, которые я напродавал. Я их не тратил, я их держал и не знал, на что потратить, потому что я был глуп. Да я вот себя понимал даже в то время, что я глуп на что-то умное потратить. Я могу поумнеть. И сейчас у меня действительно отличный повод, у меня IT-компания. Я очень хотел бы оставлять независимость от инвесторов, потому что инвесторы очень привлекаются в эту всю движуху, но позже, потому что сейчас я просто, наверное, не смогу распорядиться деньгами как-то огромными. Но уже у меня есть сотрудники, люди, на которых я могу это потратить, механизмы, план. У меня такого раньше не было, у меня действительно появилось понимание жизни и я действительно могу планировать на год, например, уже. И сейчас я уже могу забрать эти деньги и инвестировать в самого себя, как инвестор сам себе, только из прошлого.

— Это все сбережения, которые есть? — Да, я живу с потока, биткоины я уже все вывел и потратил, у меня было в биткоинах еще, — Это все сбережения, которые есть? — Да, я живу с потока, биткоины я уже все вывел и потратил, у меня было в биткоинах еще, ну такое. — Много? — Я купил как-то три биткоина и сейчас я их вывел. — Они 50к сейчас стоят? Я вывел по 33к, да, сейчас 50к. (шепотом) Блин! — А можешь коротко объяснить, чем IT-компания будет заниматься? Ну, первым делом это мобильные игры и… сайты делаем. Сайты, потому что можем. И говорю это, потому что круто было бы, если к нам поступали б заявки на сайтодельство. Мы можем делать сайты: красивый дизайн, рабочий интерфейс. — А это еще востребованная услуга? Куча конструкторов сайтов есть. — Да, да. Ну это очень востребованная, потому что быстродействие сайтов ни один из конструкторов не гарантирует, и постоянную поддержку, и под ключ тоже никто не сделает из конструкторов. — Ты делаешь игры! — Да, у нас есть четыре игры, которые в принципе я не считаю, что они хорошие, мы больше получали опыт с них типа. По-быстрому надо, как пирожки начать делать и делать ошибки, типа игра за игрой, игра за игрой. Мы учимся. Но из них вышла одна самая успешная, Блогер Симулятор Ивангая, меня же симулятор. Ну допустим это вот я. — Так, это ты? — Да. Это комната моя. — Что я должен делать? — Я перерисовал со своей. — Комната в доме, да? — Да. — Можно начать снимать видео. — Вот этой? — А вот мы уже снимаем видео. Мы типа тапаем по экрану. — И ты типа кривляешься для тик тока? — Это Кликер, здесь ты прокачиваешь левел. Досними ролик. — Что я сделал только что? — Ты рассказал, записал материал, и теперь надо его отмонтировать и отправить на Ютуб. Получается, твой видос завирусился, ты получил вот столько просмотров, столько подписчиков. Ты можешь получить в 5 раз больше, если посмотришь рекламу. Сейчас мы экспериментировали с жанром кликера. И именно продать меня как бренд, эта игра про меня, про Ивангая. Была попытка просто сделать виртуальный мерч, чтобы у каждого в кармашке был виртуальный Ивангай. — А, то есть это как футболка. Да? — Да-да. — Но это в виде игры. — Да, но на этом концепте я не остановился, хочется сделать что-то независимое, чтобы игра прям была. — Не про тебя? — Не про меня. И это самое сложное, пока что игры не заходят не про меня. — То есть в чём интерес? Здесь же даже не вылетает что-то, чтобы я кликал, например, и закрывал что-то или, знаешь, потоком идут препятствия, и я должен уворачиваться. Тут же я просто накликиваю и всё. В чём прикол? — Таймкиллер. — А какой порядок цифр? Сколько такая игра может приносить в месяц? — Ну мы очень неграмотно сделали и за первый день 3 000 долларов за нее получили. Это типа очень круто. Это при том, что там не работала реклама. Например, до сих пор не работает, если кликнуть вот что-то куда-то рекламы даже не будет. — Игра, которую ты показывал сегодня, она же очень похожа на Vlogger Go Viral. — Да, да это наш референс, вот как с музыкой. Мы обучаемся тем, что берем какие-то рабочие шаблоны, разбираем их и делаем что-то свое. Ну так как Vlogger Go Viral, такие игры у многих видеоблогеров есть. Маша Вэй, например, очень похожую игру выпустила, только через какую-то стороннюю компанию, и игра у нее, кстати, вышла получше, в нее играть можно дольше. Но у меня сочнее и ярче, красочнее и 3D. Ну опыт. Я получил опыт с того, что я взял готовый шаблон, разобрал и разочаровался, не так уж это и интересно. — Есть ощущение, что люди чувствуют себя обманутыми после этого, нет? — Подписчик доволен. Он получил, действительно… Она похожа, но она действительно другая. — Но там минимальные различия. Ну там отзеркалено в другую сторону, там даже аватарки похожы в Аппсторе. — Но сама суть, что игра выполнена в 3D-графике. Я занимался всей 3D-графикой, мне просто надо было подтянуть и на практике воссоздать ту игру. Ну естественно она похоже вышла, я прям хотел воссоздать, потому что я научиться хотел делать такую же игру. Теперь я могу сделать похожую игру, у меня опыт есть, это самое ценное. И если я сделаю еще одну игру такую, третью, четвертую, пятую — я уже не захочу делать такую же. Мне будет уже стыдно, обладая огромным таким же опытом. Я могу со всех этих игр сделать уникальную. Ради опыта я делал. (музыкальная заставка) — (Дудь) В тубзиках ресторанов есть полоскалка для рта и зубная нить! Как это и зачем это? — Слушай, это интересно, потому что, когда я в первый раз ехала в Бразилию, мне мой знакомый в России сделал такой комментарий. Я поеду одна в Бразилию, «Наташ, ты там осторожнее! Не улыбайся там никому. Они воруют даже зубы». Я такая: «О-о! Классно. Там страшно!» Это больше подогревало мой интерес. И, приехав сюда, я понимаю, что стесняюсь тут улыбаться, потому что зубу у людей, даже бедных, идеальные. — И это часть культуры? — Часть культуры, и три раза чистят зубы. Даже когда мы в работе у нас все всегда работники приходят со своими зубными щетками, потому что после обеда, это всегда так! Час на обед, они вот обедают час, потом еще 15 минут они такие: «Нам нужно почистить зубы» — (Дудь) Блин! Какие красавчики! — Когда я была у стоматолога, и когда она спросила про зубную нить, как часто я ее использую, я говорю: «Э-э, зубная нить?» Она такая: «Что?!» — (Дудь) Тест! Серег, ты пользуешься зубной нитью? Ваня? — Всегда с собой. — (Дудь) Серега? —Да. Я обещаю вернуться из Бразилии и начать пользоваться зубной нитью.

Я засмеялся, потому что Серега пальцем выковыривал рыбу из зуба. Я обещаю. Всё. Пришло время. — Ты же похудел, да? Я засмеялся, потому что Серега пальцем выковыривал рыбу из зуба. Я обещаю. Всё. Пришло время. — Ты же похудел, да? — Ну я… Держу стабильно 70 кг. — На видосах 17-го года, ты такой кругленький, со щеками. — Это на Википедии, да? Которая еще фотка, ты заходишь. Я такой достаточно кругленький, но в общем, пришел я на путь выздоровления духа и тела, и поэтому я занимаюсь телом тоже, потому что дух не бывает здоровым без тела. Я не знал, что в принципе как-то это очень важно. Типа спортом много заниматься. Я бегал время от времени, там раз в неделю, раз в месяц может. Не было ритма. Сейчас я настолько уверен в том, что спорт должен быть чуть ли не каждый день, иначе ты будешь не в топовой своей форме. Это настолько важно. Ну конечно, я выглядел тогда фигово, сейчас хорошо. Я даже помолодел как будто бы. С 20 лет я начал возвращаться, как будто в 15 до 25. — У тебя сейчас есть отношения? — Нет. — У тебя были отношения после Марьяны? — Да, были. Недолгие, максимум недели три. — Так получается или ты просто не хочешь? — Я не хочу, я действительно сублимирую, и сдержанность — это одна из штук, которая дает мне суперсилы. Ну типа, действительно, когда у тебя тестостерон… Когда у тебя типа в яйцах сперма, так сказать, она поначалу… Я пытаюсь объяснить. Кстати, реально понятно. Там типа короче, если она… Она, короче, в итоге становится более качественной, если ты не эякулируешь. Типа того. — Качественной? — Да, ой. Более качественный тестостерон становится. — А, окей. — Вот как-то так. — И типа ты эффективней из-за этого. — Ну да, я прям как будто по себе вижу. Это прям очень сильно на меня влияет. Я прям как будто беру и делаю, и всё. И… Мне, ну, не хватало такой решимости, возможно… Возможно, мои какие-то… Плохое состояние, вот это вот всё, наверное, из-за мастурбации тоже было в том числе. — Твое мнение, что секс отвлекает? — Я просто не готов к сексу с рандомными женщинами, а выстраивать отношения нет времени. И поэтому сублимация — мой выбор. Осознанный. Всё в творчество, всё в работу, весь недотрах. Это прям бывают такие животные мысли типа. Ужасно. Ты такой: «О! Сейчас пойду искать кого-то, я не могу!» — типа. Но, если ты это переборешь, с утра ты проснешься огурцом, бодрячком. (музыкальная заставка) — Ты задавал себе вопрос, если с музыкой, играми не получится, что ты будешь делать дальше? — В смысле не получится? Я всё могу. Ну я всё могу. Типа реально! А что мне… Это что за вопрос? Вот это самый странный вопрос. — Ну, на чём основано про «всё могу»? В перспективе? — Да, типа в перспективе. — Просто, почему я сомневаюсь. Треки, которые ты выпустил, они не такие популярные, как… Они не звучат как нечто очень новое, и они при этом, судя по просмотрам, прослушиваниям, они не так заходят людям, как даже… не самые популярные современные артисты. Трек My Heart — исключение, потому что это было первое видео после появления. Оно вышло на Ютубе, на твоем канале, и там да, 27 миллионов просмотров. Игры тоже ты сам признаешь, что это плохо сделано. Ты просто пытаешься учиться. — Ну… — И поэтому фраза про я всё могу, она немножко авансом звучит. — Ну я очень критически отношусь к своему творчеству, я не могу его хвалить, поэтому я вот так критически. А оно в принципе, я уверен, не отстает по качеству от своих конкурентов на рынке. Эти игры примерно в уровне тех игр, которые я копировал. Типа те треки такого же уровня, как я копировал типа. А вот просмотры, ну это же необъективно. Они не показывают уровень успеха. — Что уровень успеха в музыке? — Уровень успеха, ну как в музыке, успеха личности скорее, развития личности, вот это вот. Я себя развиваю. Я хочу понять, следует ли этим заниматься, и пока я не займусь и не сделаю, я не пойму. Я два года готов потратить на это, чтобы понять, например, что это не совсем то. Мой метод именно такой, что я все треки выпустил в разных жанрах, абсолютно. Я пытался сделать рок с дабстепом сместить, потом попсу, потом хаус. Это вообще разное. Я начинаю делать что-то новое и такой: «Это вообще другое, но это меня и подкупает, эта сложность. А вдруг это то, что я хочу делать? А вдруг это то, чем я хочу заниматься?» Потом, в итоге, с этой всей каши знаний в итоге-то рождается, например, IT-компания, в которой мои все знания и навыки применимы. Вот, действительно, в этой IT-компании я чувствую, что всё, что я узнал, оно нужно. — Ты когда-нибудь жалел, что суперпопулярность, очень большие деньги, все прочие вещи свалились на тебя так рано? — Нет. Не жалел, потому что я считал, что я справлюсь с этим. Ну типа… Ну я считал, что я скромный, типа того. Ну как-то я сдержанный сравнительно сверстников и всех людей, которых я встречал, мне казалось, что типа вот ну я-то шарю, я там типа отличником был. У меня была какая-то уверенность, что я-то с ними придумаю, что сделать. С популярностью и этим всем. И поэтому я и не тратил, потому что я не придумал, что делать с деньгами. — Окей, деньги — нет, а именно там давление, популярность… Это не подпортило тебе жизнь? — Я себя не представляю, конечно, без этого. Ну… Популярность — это неотъемлемая часть сейчас всего, что я имею, то есть я через нее, наверное, конвертирую и создаю всё через, через внимание людей. — Кем бы ты хотел быть через пять лет? — Я думаю к инженерии уже подойти поближе. Сделать свой первый гаджет. — Прям гаджет? — Да, прям что-то, что люди покупали и такие: вау! На этом можно что-то… Я не знаю. Не знаю. Есть идеи. — Покупали или пользовались и покупали? — Чтобы это было практически применимо, чтобы это продавалось. Это должно быть чем-то новым. Скорее всего совместить какие-то два гаджета, может, в одно. Есть люди, которые не додумались в робот-пылесос запихнуть колонку, но это типа в шутку, типа того, чтобы им пользовались, конечно, не так как колонкой в роботе-пылесосе. — Как ты сам считаешь, ты уже перестал быть подростком? — Да, в 25 лет я точно перестал быть подростком. Вот прям мне захотелось доказать не только себе, а я себе уже доказал, еще и миру, что я не подросток. Я мыслю уже другими критериями. — Ты счастлив? — Да. Я счастлив. — По шкале от 1 до 10 оцени, насколько ты счастлив. — Я просыпаюсь каждое утро с полностью заряженным серотониновым банком, что гарантирует мне счастье в течение всего дня. Но если я не высплюсь, у меня будет просто мало серотонина, мне будет просто… Каждая мысль будет просто хреновой. Конечно, я буду несчастлив те дни. Мне кажется, счастье, оно в гормонах. Достаточно химическим таким мотиватором является для человека, который эволюция придумала. Его лучше держать осознанным. Ну типа счастья нет, мы как бы гонимся за ним, а его и нет. Достаточно просто выспаться — вот ты и счастлив, я к этому веду. (музыкальная заставка) — Блиц! Я спрашиваю коротко, ты отвечаешь не обязательно коротко. — О! — Пьюдипай или Джастин Бибер? — Джастин Бибер. — Рома Желудь или Влад А4? — А4 — Ты помнишь день, когда он обогнал тебя по подписчикам в Ютубе? — Да. — Что испытал в тот день? — Я испытал… Во мне проснулась опять конкуренция, я снова почувствовал себя чуть-чуть живее. — Как думаешь, ты сможешь его обогнать? — Конечно скажу да, потому что ну а в чем смысл говорить. Это гонка. Интересно. — Фейс или Моргенштерн? — Морген. — Инстаграм или ТикТок? — ТикТок. — Инстаграм или Твиттер? — Твиттер. — Токио или Лос-Анджелес? — Токио. — Москва или Киев? — Киев. — Dota 2 или Counter-Strike? — CS. — Когда ты в последний раз плакал? — Когда летел в Лос-Анджелес и… брал пересадку в Варшаве, и там сестрички учились. Я не понимал, зачем я лечу в Лос-Анджелес, я летел туда учиться в музыкальную школу. И я совершенно не понимал, тот момент, когда я понимаю, что я уже который раз меняю страну в поисках чего-то. И всё еще не могу найти то, что я ищу. Я просто очень уставший морально, опять же на ногах, пересадка. Очень сложно было, ну опять же я эти слезы сравниваю с истощением моих гормонов, ресурсов. Просто очень сложный был день, но мысли на меня накатывали такие, что совершенно полная неуверенность в моей жизни. Куда я дальше иду и к чему я стремлюсь? Вот, тогда я просто заплакал от… просто от наплыва эмоций, негативных. — В аэропорту? — Нет, в подушку втихаря в гостях у моих сестричек, чтобы они не слышали. — У тебя были какие-нибудь моменты огромной грусти в последние годы? Депрессии? Отчаяния? — Было, но я сейчас как-то всё выкупаю, что это гормональное было. Если бы я был в хорошей спортивной форме, и в духе, и занимался делами и режим поддерживал, у меня было б дело, я понимал… Этого ничего бы и не было, это всё типа решабельно, это всё субъективное. Эмоции — это ну, не… Не следует руководствоваться только эмоциями. Про депрессию я говорю, что это эмоция как будто. Депрессия — это же болезнь. Я не обесцениваю депрессию, люди реально болеют, но опять же это тоже болезнь, которая может быть вылечена. — Не боишься ли ты превратиться в робота с таким подходом? — Нет, я живой. Куда живее? Я ожил! — И финальное. В чём сила? — В знаниях. (музыкальная заставка) — Конкурс! Что будет призом? — У меня есть классная книга Logo Modernism, огромная и красная. В ней есть практически все варианты всех логотипов, которые можно придумать. И… я вот наблюдал за этой книгой, чтобы понять, какой придумать себе логотип для своего бренда AWEN, для своего бренда Кейген, для своего бренда Кроко, я в принципе начал создавать новые компании. И логотипы создавать — стало для меня чем-то обычным. — Конкурс! Приветствие: «Хаю-хай, с вами Ивангай». Я правильно сказал, да? — Да. — До сих пор одно из самых известных в русскоязычном Ютубе. Придумайте приветствие для других знаменитостей Ютуба. Если оно уже у них есть, то альтернативное. Для кого угодно. Мжет быть Навальный, это может быть Алексей Пивоваров, это может быть кто угодно еще. Самый интересный, альтернативный вариант получит приз от Вани. В закрепленном комментарии к этому видео можно оставлять. Ваня! Спасибо тебе большое за эти дни и удачи тебе. — Спасибо, и тебе. (заключительная музыкальная тема)

Ad Х
Ad Х