🏠

Бизнес с нуля в 2021 | Как ОЗОН и Вайлдберриз разрушают малый бизнес | Бизнес идеи

Это текстовая версия YouTube-видео "Бизнес с нуля в 2021…".

Нажмите на интересующую вас фразу, чтобы открыть видео на этом моменте.

Малый бизнес, малый бизнес... Какой малый бизнес? Везде Оzon, Wildberries, ты-то зачем? Назвал себя малым бизнесом, как ты можешь расти? Все — тема съедена. Сейчас вы узнаете действенные способы. Я пошел... Игорь Владимирович, у нас на канале достаточное число людей хотят открыть свой бизнес, пишут об этом или уже открыли. Я сейчас говорю о малом бизнесе. Но при этом, учитывая то, что на рынке происходит: это большие платформы, корпорации — есть ли шанс сегодня у малого бизнеса? Шансов практически нет. Сегодняшнее выживание малого бизнеса — это случайный процесс, то есть это возможно, но это, скорее, исключение. Внешняя среда очень недружелюбна к малому бизнесу сейчас. Невзирая на все множественные заявления: «малый бизнес, малый бизнес», — какой малый бизнес? В 90 можно было на рынок выйти сапогами торговать и много денег делать, потом взять эти деньги и переинвестировать во что-то еще, в двухтысячные еще оставались ниши, а сейчас какие ниши? Везде Ozn, Wildberries, еще что-то там — все, ты куда ни пришел, там платформа. Платформы в отношении любого малого бизнеса могут сделать ценовые воронки, обкладывают его и, пока малый бизнес не сдохнет, потом сдох, они повышают цены и все. Ну какие шансы? Ты должен встраиваться в какие-то большие системы, должен платить дань, раньше бандитам платили один раз в месяц сколько-то и все, а сейчас за каждую транзакцию платформе. Все-таки речь должна идти о чем-то другом, невзирая на всю токсичность внешней среды, которая сейчас, все-таки что-то другое должно быть у людей, который стартуют малый бизнес, я могу об этом рассказать позже. Вы сказали, что платформы, по сути, убивают бизнес, но часто говорят о том, что они как раз и дают ему возможность: раньше надо было открывать свой офис, какой-то склад держать, теперь всем заняты Wildberries и Ozon, в числе они заняты продажами твоими. А ты этим не занимаешься, то есть это обман? Всегда, когда кто-то чем-то занят, то ты-то зачем? Все. Какое-то время тебя используют для того, чтобы ты породил новые товарное направление на Wildberries, а потом на твое место придет другой, который сможет работать с меньшей маржой, а потом третий, который еще с меньшей. Пусть на меня не обижаются владельцы платформ, Таня Бакальчук, не обижайся на меня, в любом случае твоя платформа будет расти, я очень люблю Wilberries, потому что это... Ты знаешь, почему. Есть видео, кстати, кто не смотрел, с Таней Бакальчук на моем канале. Я не хочу сказать, что Wilberries или Ozon или другие платформы — это плохо, нет, это неизбежно. Что значит «плохо», если это неизбежно? Мир идет по пути, что транзакционные издержки в торговле должны сокращаться. Большие платформы резко сокращают транзакционные издержки, да. Но я говорю о том, что это приведет к массовому вымиранию малого бизнеса, который не успеет трансформироваться. А я скажу так: никто не успеет трансформироваться, потому что люди не научены трансформироваться, они вот встали, у них что-то получилось и они будут стоять, пока не умрут, да, ну не физически имеется ввиду, а бизнес, дело их умрет или загаснет. Только тогда они будут думать, что делать. Это есть особенность малого предпринимательства в России, вообще людей в России — люди не думают наперёд на несколько ходов, а зайдя в какое-то состояние, когда у них чуть-чуть сложилась жизнь: доход чуть-чуть появился или то, они склонны это зафиксировать и тем самым подготовить для себя ловушку вот этого вот успеха, смертельную ловушку, потому что самая опасная ситуация — остаться в том состоянии, в котором ты остался. Надо постоянно расширять доход, надо постоянно расширять бизнес, и малый бизнес, который о себе думает, как о малом бизнесе, он обречён, а именно потому что он думает о себе, как малом бизнесе. Потому что он не ставит амбициозных идей стать средним бизнесом, вырасти. Ты назвал себя малым бизнесом, понял? Как ты можешь расти? Все. Это приговор. Значит ли это, что мечтать просто о своем малом деле уже не приходится? То есть какой-то маленький магазинчик — это все, закрыта тема? Сразу тебе говорю: пусть твой маленький свечной заводик или маленький магазинчик ассоциируется для тебя с маленьким гробиком, если ты мечтаешь о своем маленьком дельце, это как маленький гробик, в котором тебя ты сам и похоронишь, будь умнее. Вы сказали, что умрут те, кто не трансформируется. А как должен трансформироваться малый бизнес, чтобы не умереть? Ребят, если кто-то меня сейчас слышит, сейчас вы узнаете действенные способы, что же делать начинающим предпринимателям и малым предпринимателям для того, чтобы добиться успеха и не умереть по дороге к своему успеху. Есть лобовой способ. Представь, ты идешь по улице и видишь, сосед поставил ларек, и ты тоже делаешь ларек, почему? Ну ты видел ларек, подсмотрел и сделал ларек. Окей. Сколько? Миллионы людей могут начать этот бизнес, заводить какой-то товар, торговать, там будет маржа минимальная, и вы рано или поздно умрете. Если не сегодня, завтра, если не завтра, то послезавтра, вот и все, конец ясен. Поэтому рассказываю нелинейный способ. Важно найти потенциальное дело или дело — то, которым занимается не так много людей. А как это найти? Сидя в кабинете или занимаясь товарным бизнесом, которым занимаются все, или что? Или пойти в Сколково учиться или в Стэнфорд? Наилучшим способом нахождения товарной, продуктовой, деловой ниши является следующее — важно пойти в среднюю или крупную корпорацию, долго в ней на разных позициях быть, исследовать, разведывать, проникнуть во все самые секретные лаборатории. Верой и правдой служите компаниям первые пять лет. Вторые пять лет тоже служить, но подсматривать, что плохо лежит, я не говорю «стырить», я говорю «заимствовать», в рамках закона. Где подсмотрел идею о своем бизнес я? Мы с Сергеем, с своим партнером, в другой компании подсмотрели — мы пришли и нашли там ребят, которые нам рассказали, как делать эти чёртовы кровельные материалы и нас же убедили, что «ребята, если у вас есть возможность сделать эти материалы, сделайте это». Ну как мы оказались на этом заводе, где встретили этих ребят? Мы оказались, потому что мы стали кровельщики, мы стали крыть крыши, мы закупали материалы, мы ходили по тропинкам, по которым не ходят обычно люди. Кради, как художник, вдохновляйся, заимствуй, копирую, тырь — да как тебе угодно, только, пожалуйста, не сиди и не повторяй, как хрюша-повторюша пирожки у метро. Или товарный бизнес на платформах, ну все, тема съеден. А что вот это огромной компании мешает самой это сделать своими огромными ресурсами, а не человеку, который маленький пришел и ресурсов этих не имеет? Хороший, кстати, вопрос.

Представьте себе короля, царя. Царь империи — крупная корпорация похожа на государственную структуру, Представьте себе короля, царя. Царь империи — крупная корпорация похожа на государственную структуру, где есть царь, правительство, в общем, президент. Царь, правительство — это какое-то правление или топ-менеджмент и т.д. Представьте себе этого царя, да у него целая страна, понимаете, и все его! Слушайте, неё столько проблем: у него какие-то заводы, фабрики, пароходы, люди, политика, геополитика, вы понимаете, да? Топ-менеджеры постоянно собачатся, потому что делят поляну влияния. Им просто не до того, что в какой-то лаборатории, какой-то там голова-человек придумал какую-то идею. Во-первых, они не поймут эту идею. Чем выше к царю, тем больше отсутствие понимания технологии, продуктов, потому что не надо, люди заняты другим, в результате кому там до этой лаборатории, в которой открытие сделали, например, компьютер One лабораторией Hewlett-Packard. Ну кому там эта Hewlett-Packard? Тогда была монстр, и эта идея лежала на полке в лаборатории, на самом видном месте и Стив Джобс, когда на экскурсии в этой лаборатории был, он просто увидел и сказал «я пошел». В крупных корпорациях, в средних, которые успешны, там много всего, у них, поверьте, есть, чем заняться, есть. Например, они заняты арбузами, арбузами — это значит большими возможностями, они редко доходят до яблок и груш, и уж вообще фактически никогда не доходят до гороха и вишенок. Однако для них это горох и вишенки, а для конкретного человека, который малый предприниматель — это ого-го что. В каких сферах сейчас лежит вот эта возможность для малого бизнеса? То есть куда идти, где брать эту уникальность, если товарный бизнес, мы понимаем, что это не уникально, то вот в каких сферах лежит эта уникальность? Огромное количество таких ниш. Например, игровая индустрия, эмуляция средств, в которых проводят время люди: дети, взрослые — все все больше и больше проводят время в играх. Два парня Игорь и Дима Бухуманы, мои товарищи из Вологды, сейчас, по-моему, их состояние оценивается уже двадцать или тридцать миллиардов долларов. Игры. У них всего четыре игры, в которые играет 6 миллионов людей в мире и постоянно какие-то деньги там платят за эти игры. Их выручка — несколько миллиардов долларов. Эта ниша будет расти следующие 30 лет. Ну да, вам для размещения игр тоже нужно будет пойти в какой-то супермаркет, в Appstore и так далее, в игровые marketplace, там есть тоже свои marketplace, но эта штука, она требует от вас интеллекта. А не хрюшу-повторюшу. Все другие пути тоже есть, да, но они более рискованные и менее вероятные. Вы сказали, что надо подсматривать у компании, что у них там где плохо лежит. Но очень часто корпорации подсматривают, что на рынке уже хорошо лежит, то есть сидят там два парня, разработали классный продукт, пришла компания Google и купила у них его. К этой истории и системе вы как относитесь — это гуд, это хорошо или это наоборот обрезает крылья тем ребятам, которые могли бы стать, например, вторым Гуглом? В каждой компании, будь она крупная или небольшая, или малая, или средняя — неважно. В здоровой компании компания постоянно смотрит по сторонам и смотрит, чем бы еще поживиться, просто у крупных компаний типа Google, Яндекс, Mail.ru, например, в России, у них обзор больше и поляна, где они постоянно чем-то поживляются больше. Для небольших компаний, для тех, которые реоизуют какой-то продукт, это как раз-таки замечательный шанс сделать экзит. Ну вот так по-английски называется «выход». То есть создав какое-то дело, которое привлекательно становится, например, для Mail, продать им, заработать деньги, сделать экзит, получить наличные. Во-первых, зафиксировать свой предпринимательский статус — это очень такая важная история, психологическая история, во-вторых, иметь деньги на больший размер следующих экспедиций. Более того, я бы так сказал: в России не очень достаточен рынок вот этих вот покупок, хотелось бы, чтобы Яндекс или Mail, или другие крупные корпорации чаще покупали кого-то, потому что в России кретинизм определенный присутствует со стороны Сбербанка, со стороны Яндекса, ну пусть на меня не обижаются, со стороны вот Технониколя — кретинизм. В чем он выражается? Что Mail, Сбербанк, Технониколь — крупнейшие корпорации, они предпочитают все делать в доме, ну то есть хозспособом, сами, и вот это сильнее бьет по экосистеме, потому что представь себе, когда Сбербанк, подсмотрев что-то у кого-то, решит это делать, ну штамп сделать, сам факт начала этой истории и вливание денег создают такую дикую конкуренцию в этой нише для той малой компании, что та компания может в этот момент легко умереть. Нам надо чаще прибегать не к хозспособу создания чего-то в корпорации, а сделать такой, так называемый, распределенный RND. Смотри, как это устроено. Это очень интересная история. Как я уже говорил, первые пять лет человек служил компании, потом вторые пять лет тоже служил, но подсмотрел, что делать, горошек взял, который не использует компания, вышел из компании и за пять лет следующих сделал очень интересные стартапы уже, компании. Только в этот момент крупная корпорация, у которой он стырил идею свою, у которой она лежала на полке простло, заметила это и купила уже продукт, не идею, а уже продукт, реализованный, представляешь, какой кругооборот идеи, да? Удивительно. Казалось бы, находясь внутри корпорации, это все могло бы быть внутри корпорации, но нет, мир так устроен, что внутри корпорации царствуют тоже шаблонированные решения. Корпорации и люди, они, как поезд: едут по рельсам своих шаблонов и привычек, поэтому я всегда говорю, не будь, как поезд, не будь, как поезд — это очень опасно. [музыка] [музыка]

Ad Х
Ad Х