🏠

Меня зовут Ласка: исповедь трансгендерной порномодели | ТОК

Это текстовая версия YouTube-видео "Меня зовут Ласка: исповедь трансгендерной…".

Нажмите на интересующую вас фразу, чтобы открыть видео на этом моменте.

Мне не очень нравится мой мужской голос. И сейчас он уже очень сильно сломался. И я не звучу, как обычный мужчина. Я воспринимаю себя как трансгендерную девушку. То, что у меня в штанах, или там то, с чем я родилась, это не играет роли сейчас и не должно быть важно для людей вокруг. Большая часть людей, в принципе, не знает, кто мы такие. Я добрая, милая, игривая иногда. А в других ситуациях я серьезная и злая. Меня зовут Аня, я трансгендерная девушка и я участвую в этом проекте, потому что я хочу рассказать людям, как выглядят транс-персоны и почему нас не стоит бояться. В интернете меня все знают как Ласка. Это мой псевдоним. Я веб-кам-модель. И снималась даже пару раз в порно. Трансгендерные люди - это люди, которые чувствуют себя некомфортно в своем теле. Большая часть людей, в принципе, не знает, кто мы такие. Я воспринимаю себя как трансгендерную девушку. Но как девушку - в первую очередь. Безусловно. Соответственно, я хочу выглядеть, как девушка. И чтобы ко мне относились, как к обычной девушке. То, что у меня в штанах или там то, с чем я родилась, это не играет роли сейчас и не должно быть важно для людей вокруг. Мне не очень нравится мой мужской голос. И сейчас он уже очень сильно сломался. И я не звучу, как обычный мужчина. Если я даже делаю его грубым. Вот... Ласка, вообще, обычная 20-летняя девушка современная. В общении, в принципе, ну, никак не отличается трансдевушки от обычных девушек. Если ты не знаешь, ты никак это и не вычислишь. Считается, что даже с возраста 2-3-4-5 лет они себя осознают чисто психологически лицом противоположного пола. И уже в соответствии со своим осознанием - осознанием себя противоположного пола - у них формируется и поло-ролевое поведение. Коротко - это что есть транссексуализм. За такого рода вот идею, к сожалению, хватаются люди с определенными проблемами психологического и психического плана. Ну, это хорошо, если, предположим, это ограничилось лишь сменой документов, которая, в общем, процессом является обратимым. А если же дальше идут медицинские мероприятия? Это гормональная терапия, хирургическая коррекция. Это уже необратимый процесс. Я бы не сказала, что мое детство можно назвать счастливым. Мы жили в бедности. Я не знаю, что такое парк аттракционов. То есть я не была там в детстве. Не была в подростковом возрасте. Мы мало общались с моей мамой. Она всегда была на работе. Она была занята, потому что ей приходилось работать на двух работах плюс подработка. Чтобы прокормить меня, брата, отца и бабушку. Я жила со своим отцом, но он не был отцом для моих сестры и брата. Я не помню его трезвым. Вообще. В какой-то момент стало совсем тяжелым временем в жизни, когда у нас не было денег и моя мама старалась не держать их в открытом месте. И тогда отец и вовсе начал что-то выносить из дома, продавать. Чтобы у него были деньги на выпивку. Мне было очень грустно от того, что у всех... Ну, то есть я понимала, что у всех какая-то заботливая, любящая семья. Ну, или, по крайней мере, так кажется. А у меня какой-то трэш постоянно происходит. Я показала паспорт аккуратно своему руководителю. Так, чтобы вокруг нас никого не было. Потому что я ждала совсем разной реакции. И он посмеялся над моей фотографией. Мне позвонили... мне написали СМС - типа ты можешь не приходить на работу. Я работала в офисе целую неделю. Меня все видели. Мне говорят, что я не подхожу просто из-за документов? Из-за графы в паспорте, из-за другого имени. Чтобы вы понимали, поменять паспорт - поменять пол и имя в паспорте в России - это очень сложно. Это большие деньги. Я чувствовала, что я совершенно не подхожу никуда. После того, как я поработала еще в паре мест, и уже отчаялась искать работу снова, потому что, ну, это снова было бы что-то временное. И что-то неприбыльное. Потому что, ну, сфера услуг - непостоянный заработок. И я подумала над тем, что можно пойти в веб-кам, потому что многие мои знакомые подруги, они зарабатывают в сфере adult-контента. У меня очень здорово все получилось. Я всегда висела в топе просмотров. Если бы мне предложили заниматься какой-то другой работой, я бы перестала, конечно, дрочить на камеру. Но зачем мне идти на низкооплачиваемую работу, где меня бы не уважали и не любили, если я могу зарабатывать, когда на меня смотрят люди, которые восхищаются мной? На сегодняшний день четко причина транссексуализма не определена. Если мы говорим о том, что это - такое осознание наступает в раннем детском возрасте, то можно предположить, что в возникновении транссексуализма играют важную роль биологические факторы. И считается, что в эмбриогенезе - то есть внутриутробно - нарушаются некие механизмы. И в период, когда идет формирование мозга, тех структур мозга, которые отвечают за половое поведение детей, происходит некий слом. То есть некие нарушения рецепторной чувствительности гормонов. И в результате, вот формируется вот такого рода вот изменение. Что в дальнейшем и определяет при рождении - психологическое осознание себя. За самосознанием идет, в общем-то, формирование поло-ролевого поведения. Оно формируется в соответствии с самосознанием. Но так как поло-ролевое поведение формируется уже позже, то здесь уже, естественно, что роль социальных факторов, она начинает преобладать. Потому что ребенок в какой-то степени формирует поведение в соответствии с микросоциальным окружением, в котором он находится. Меня никогда не привлекали девушки в романтическом плане. И в сексуальном тоже. Поэтому у меня никогда не было никаких физических контактов с девушками в плане ... даже поцелуев не было. Когда мне было 7, я жила на окраине своего небольшого города.

И у меня был сосед в соседнем доме. Мальчик - на год старше меня, может быть, чуть меньше. И мы ходили в один детский сад. Проводили много времени вместе. И у меня был сосед в соседнем доме. Мальчик - на год старше меня, может быть, чуть меньше. И мы ходили в один детский сад. Проводили много времени вместе. Потому что вокруг нас почти не было детей других. Мы часто играли в одной заброшенной соседской машине. Ну, она типа стояла просто без колес. Я помню осенним днем после детского сада мы сидим в этой машине. И из-за того, что мы типа там крутим руль, стекло запотевает. Он выходит из машины и пишет на стекле - на стекле на запотевшем. Или на грязном... я не помню. Я тебя люблю. И в тот момент я не осознавала, что типа я мальчик, он мальчик. И он такое говорит. Я просто поняла, что есть человек, который меня любит. И у меня была взаимная симпатия. То есть не было какого-то осознания своего пола биологического. Приятно осознавать, что получается, знаешь, как в сказке, как в мультиках - что тебя кто-то любит и так романтично это происходит. Потом он переехал в другую часть города, и мы не виделись много лет. И когда мне было, кажется, 16 или 17, я нашла его Вконтакте случайно. И я так разочаровалась, потому что он пошел в кадетскую школу какую-то. Я намекнула ему про наше с ним детство и прогулки. И он сказал, что мы просто были маленькими и баловались. Сейчас меня такое не интересует, не нравится. И после этого мы с ним не общались. У меня с детства, в принципе, что я заметил, были довольно странные предпочтения, что касается вообще какой-либо сексуальности. То есть меня достаточно многое привлекало. Она всегда пытается быть... быть идеальной, потому что так ей намного легче. Ей всегда хочется быть лучше. И если что-то не получается, ей это очень не нравится. Хорошая черта. Я думаю, что она очень поможет ей в жизни. Получилось так, что я решил познакомить ее со своей семьей. И для меня это почему-то на тот момент было хорошей идеей. И, в принципе, поначалу все было хорошо. За одним маленьким, но очень важным фактом - они не знали, что она трансгендерная девушка. И по сей день остаются в неведении. Ее отношения с моей семьей закончились на довольно грустной ноте. Поскольку из-за этого недопонимания мне постоянно приходилось выставлять себя чуть ли не дураком. То есть от каких-то банальных приездов - я просто не мог пригласить их домой. Они видят ее как девушку. У них даже не было никаких сомнений. У них просто есть вопросы, допустим, почему она не может выйти из дома не накрашенная. Косметика для нее остается все-таки еще довольно важным вопросом. Поскольку ей бы хотелось соответствовать своему, скажем так, видению красоты. Я приехала в Москву, когда мне было 18 лет. Устроилась работать в гей-клуб. Я подумала: ну, там - там меня примут. Тогда я еще выглядела, как парень. Тогда я не осознавала, что я именно хочу быть девушкой, хочу начинать переход. И в гей-клубе я проработала 3 дня. Я помню момент, когда мне управляющий сказал, что я себя веду, как девочка. Ну, то есть как девчонка. Вот именно в такой пренебрежительной форме. Я поняла, что, ну, да, как-то я выгляжу неловко. Веду себя как-то неправильно. И я начала задумываться о том, что именно не так. Возможно, я хочу все-таки быть девушкой, а не просто ярким парнем? И мой парень - на тот момент я была в отношениях, это были гей-отношения - сказал, что мне нужно к психологу. И он за меня даже позвонил в ЛГБТ-центр. Я боялась, что я услышу что-то неожиданное для себя. Потому что я никогда не говорила об этой теме в своей жизни открыто. В России никто не может предоставить тебе полноценную помощь при гендерной дисфории. Это по факту и есть транссексуальность. И ты не можешь просто прийти к врачу и ожидать, что он тебя поймет. Что он выпишет тебе правильные гормональные препараты, а не просто отправит тебя в психушку на обследование. Я очень рада, что я туда сходила. Потому что мне объяснили, что и как. Объяснили, что такое гендер. Посоветовали начать гормональную терапию. Переход состоит из нескольких этапов. Первый этап - это люди обращаются с такого рода запросом. И есть определенный период наблюдения, который отводится на то, чтобы в какой-то степени продиагностировать состояние. Насколько его запрос соответствует его идентичности. Или же это не является проявлением другого какого-то, ну, в частности, психического заболевания. И после того, как исключается другое состояние, а устанавливается истинный транссексуализм, то тогда выдается справка. Они обращаются в органы ЗАГС, где производят именно смену паспорта. И после этого уже идет второй этап - это гормональная коррекция. И после этого уже рекомендуется - уже хирургическая коррекция. Раньше трансгендерным людям не всегда давали разрешение на гормональную терапию, если они говорили, что они не хотят делать операцию по смене пола. Сейчас времена изменились. И это не совсем так и не везде так. Ты можешь сказать, что тебя устраивает твоя внешность. И ты бы просто хотел иметь женские документы. Я же хочу быть девушкой. Но при этом я не думаю, что мне нужна операция по смене пола. Основной причиной, по которой я не хочу делать эту операцию, является то, что довольна своим телом и сейчас. Меня не смущают мои генеталии. Существует еще ряд причин, по которым многие другие девушки и я в том числе, не хотят делать эту операцию. Это то, что это безумно дорого. То, что это большой удар по здоровью человека. Во время реабилитации тебе нужно носить расширитель для вагины, чтобы она не срослась снова, как бы это странно ни звучало. На протяжении от полугода до года. Тебе нужно заплатить кучу денег. Потому что никто не будет делать это бесплатно. Ты можешь, в принципе, лишиться возможности испытывать оргазм или даже удовольствие во время секса. Моя мама долгое время не знала о том, что я начала переход. И я ей открылась чуть меньше года назад. Мы с ней не виделись на протяжении 3 лет, и она не видела, какие изменения со мной происходили. И после того, как я позвонила ей, и мы пообщались по видеосвязи, я иногда отправляла ей свои фотографии. Она говорила, что я красивая, все такое, но я понимала, что женщина с очень христианским восприятием мира, не может просто взять и принять то, что у нее больше нет сына, можно сказать. Каждый родитель это принимает как шок, стресс. Как беда. При всем при том - это вот так. Может ли это измениться? Да. Но опять-таки потом, уже в последующем, когда они уже приходят к нам, приходят же к родителям. Мы с ними говорим. В том плане, что все-таки основная цель, основной объект, которому нужно помогать - вот эти люди. Трансгендеры, которым надо помогать. И здесь, прежде всего, родитель не должен думать о себе. Что это стыдно. Это нехорошо. Что скажут? А должен думать об этом человеке, который страдает. Которому надо помочь. И здесь надо сплотиться и помогать. От других родственников я стараюсь скрывать то, что ... кто я теперь. Я не думаю, что я готова открываться всем и сразу. Тем более, что все еще не очень довольна тем, что у меня получилось. То есть мне хотелось бы выглядеть лучше. И иметь какую-то лучшую позицию в жизни, чтобы рассказать о себе. У меня есть небольшой план. Я думаю, что ... я, точнее, уверена, что до 30 лет я уеду из России. Закончу все необходимые операции на лице и теле. Чтобы стать той девушкой, которой я всегда хотела быть. Я хочу детей. Я хочу семью. К сожалению, из-за гормональной терапии я не смогу завести своих биологических детей. Если бы я задумалась об этом раньше, лет в 18, в 19. И я сдала бы свою сперму в банк, то да. Я бы смогла в будущем иметь своих детей. А так, к сожалению, у меня этого уже не получится. В одном из периферийных городов, я не буду называть, мужчина. Есть семья. Есть ребенок. Он заявляет о том, что он себя чувствовал всегда и чувствует лицом противоположного пола. И это ему мешает. Потому что как это должно быть на самом деле, есть сейчас открытая информация. Как эти люди себя чувствуют, с какого возраста себя чувствуют. В чем это проявляется. И порой они могут именно так говорить. Ему поменяли - дали справку. Он поменял документы. Прошел операцию на половых железах. И после этого случилась трагедия в семье. Он пересмотрел якобы свое состояние. Что вообще-то он на самом деле не является транссексуалом. Вообще-то он себя чувствует на самом деле мужчиной. И после этого обратился обратно. Что вот, извините, давайте мне обратно. Потому что я ошибся. И они не знали, что с ним делать. И после этого отправили в наш институт. С тем мужчиной пришлось обратно все это дело перевести. Ну, потому что он не был транссексуалом. И вот мы дальше с ним разбирались. Но таких случаев на самом деле много. Приходит и говорит о том, что накрашенный. Накрашенный мужчина - губами, там... Все тому подобное. С длинными волосами. Одеты в женские атрибуты. И проходит буквально год, ты его встречаешь, он с бородой, с женщиной ходит. И говорит о том, что я вообще все пересмотрел. Все не так. Я бы посоветовала людям, которые хотят начать гормональную терапию, изучить более подробно то, с чем они хотят связать свою жизнь. Посоветовала обращаться все-таки к врачам и не заниматься, что называется, самолечением. Потому что очень важно подходить к такому большому шагу в своей жизни с полной подготовкой и багажом знаний, которые тебе, безусловно, помогут. Я бы хотела, чтобы меня видели, как сильную характером, при этом очень женственную, ну, знаешь, такую леди. Чтобы во мне не видели каких-то отголосков маскулинности, неуклюжести. Как, знаешь, как будто я пытаюсь отыгрывать кого-то. Мне хочется, чтобы меня видели такой, какой я себя чувствую.

Ad Х
Ad Х