🏠

«Он мне выдавил глаза и откусил ухо». История жертвы домашнего насилия | ТОК

Это текстовая версия YouTube-видео "«Он мне выдавил глаза и…".

Нажмите на интересующую вас фразу, чтобы открыть видео на этом моменте.

Всю жизнь он давил на меня. Он ломал мою волю. Я тебя сейчас изуродую и убью. И кому ты такая нужна будешь. В глазах уже была кровь. Ничего не видела. Он опять вставил эти свои пальцы мне в глазницы и начал выдавливать глаза. Машина вся в крови. Где-то там валяется мое ухо. Не было лица - все месиво... Когда ты терпишь домашнее насилие, ты рискуешь своей жизнью и не только своей жизнью. Ты рискуешь жизнью своих детей. Мы познакомились с мужем в больнице. Наши мамы лежали в одной палате. Ну, так случилось, что я навещала свою маму в первой половине дня. А он во второй. И мы не пересекались. Познакомились только потому, что наши мамы сдружились. И у них появилась идея фикс - нас познакомить. И это было все, что рассказывают - химия, взгляд... Движения... Развивались отношения стремительно... Так стремительно, что я до сих пор поверить не могу в это. Нам казалось, что уже прошло миллион лет, как мы вместе. А у нас нет детей - как так? То есть мы уже планировали семью. Мы планировали ребенка. И даже удивлялись - почему же ... почему же еще не родили. Да, это было очень странно. Мне сложно сказать, думала ли я, что он тиран или нет. Анализируя его поступки, действия, слова - вот сейчас, да? Я понимаю, что он всю жизнь мной манипулировал. Всю жизнь он давил на меня. Он ломал мою волю. А тогда я думала, что я живу в счастливом браке. Абьюз я воспринимала как заботу. В этом моя ошибка. Он навязывал мне свое мнение. Я очень сильный и волевой человек. То есть характер у меня очень сильный. Но вот он сломал мою волю. Ну, да, он, наверно, сломал мою волю просто. Ко всему этому был толчок. К нам каждое лето приезжали друзья. Его очень близкий друг - он без семьи, один. И ко мне еще приехали 2 моих племянницы. Взрослые девчонки - это дочери моей родной сестры. Мы все вместе поехали на море отдыхать. Я была беременная Евочкой. И там произошел конфликт. Мой муж начал плохо отзываться о муже моей сестры. При девочках. При ее дочерях. Потом начали спорить. Он говорил какие-то вещи, которые не имеют под собой никакого основания. И друг его встал на мою сторону. И это и было толчком. Он оскорбился очень, что его друг встал на мою сторону. Скандал дошел до какой-то пиковой точки, они сильно поссорились. Он начал обвинять меня в измене. Он считал, что я беременная ... С его другом у меня какие-то отношения. И вот с этого момента у нас начались проблемы в отношениях. Он начал следить за моим телефоном. Читать мою переписку. Друг когда уехал, он думал, что я с ним на связи переписываюсь. Естественно, пыталась сначала оправдаться. Я пыталась ему доказать, что ничего такого не было. Что ему показалось, что, может быть, он обиделся, что тот меня поддержал, и надумал себе лишнего. И так продолжалось 2 года - я оправдывалась. Я просыпалась, у меня свежий маникюр - я должна оправдаться: почему именно этим лаком, этим цветом накрасила ногти. Даже песни у меня в плей-листе. Он брал мой телефон, слушал то, что слушаю я. Считал, что каждая песня намекает на измену. Потом он просил прощения, покаялся. Допустим, месяц прошел - все нормально. Он говорит, что я знаю, что это все не про тебя. Я знаю, что ты не такая. Не понимаю, откуда эти мысли. Успокоился, нормально. Утром встает - опять! Еще хуже. И спокойные периоды начали сокращаться. Сначала это было раз в месяц. Потом - каждую неделю. Потом это случалось на постоянной основе. Он постоянно был в таком состоянии. В тяжелом. И я понимала, что он болен. Я думала: ну, если бы у него был рак, я же его бы не бросила. Я бы была с ним рядом до последнего. И вот так я думала. А это неправильно. Это роковая ошибка. Я думаю, что каждая вторая думает именно так. Они пытаются спасти того, кого узнали раньше. А он умер. Его не было. Близкие очень переживали. Мама очень переживала. Ну, потому что мама все видела, что происходит, да? Мама все видела... Он ее доводил. А она взрывная такая сразу - начинала кричать, оправдываться. А он так втихушку говорил: возьми, возьми нож. Зарежь меня. Я слышала это и говорю: доча, остановись. А ты побойся Бога. У вас дети. Ты что делаешь? И он так ее морально вел, ну, как бы ... унижал и в то же время старался ее провоцировать. И я умоляла ее: доча, не связывайся, не связывайся! Иначе ... он хитро поступает. В день, когда случилась трагедия, все было замечательно между нами. Все было отлично. У меня на работе директор устраивал корпоратив. Он пригласил всех к себе в дом - на шашлык. Мой муж работал в такси тогда. Жарили шашлык, смеялись. Отлично проводили время. И он в том числе. Он не был там где-то в углу в темном наблюдателем - нет. Он принимал активное участие. Это был как медовый месяц. Он с меня пылинки сдувал. Корпоратив закончился около 11 часов вечера. Мы вызвались подвести моих коллег до дома. Мы обсуждали, как мы здорово провели время. И я спросила: Жень, ну, здорово же? Мне очень понравилось. Всем ребятам понравилось. А он сказал: особенно тебе. Смеялась или ржала - как-то он так выразился... Я не заметила, что он мне нагрубил. Я была веселая, мне все нравилось. Я была под впечатлением от проведенного вечера. Он остановил машину и прыгнул на меня. И большие пальцы вставил мне в глаза.

Я, естественно, кричала. Что ты дешаешь? А он шипел на меня. Шипел какие-то опять обвинения. Обзывал меня и спрашивал: куда ты дела деньги? Я, естественно, кричала. Что ты дешаешь? А он шипел на меня. Шипел какие-то опять обвинения. Обзывал меня и спрашивал: куда ты дела деньги? Кто твой сутенер? Я каким-то образом убрала голову. Отвернулась вправо. Он схватил меня за волосы. Я уже тогда ничего не видела. Он схватил меня за волосы, развернул голову. Несколько раз ударил кулаком в лицо. И опять зафиксировал голову. И опять вставил... то есть у меня в глазах уже была кровь. Я ничего не видела. И он опять вставил свои пальцы мне в глазницы. И начал выдавливать глаза. Вырвалась, нащупала одной рукой дверь. Открыла ее и попыталась выбраться из машины. Кричала очень громко - хотела позвать на помощь. Он начал за волосы меня тянуть назад. Я зацепилась за стойку. Он перегнулся через меня и со всей силой захлопнул дверь с моими пальцами. С моими руками снаружи. Вытащил меня за волосы. Откусил ухо. Да, он откусил мне ухо в этот момент. Развернул и опять вставил свои пальцы в глаза. И тогда я почувствовала, как у меня один глаз полностью провалился - вдавил он его прям пальцем. А второй он ... такое ощущение, что он его нащупывал целенаправленно, чтоб ему было удобнее его вытащить. Он его вытащил. То есть он его вырвал. Где-то в половину 11-го была тревога такая. Я молилася... Я звоню прихожанке Лене - верующей нашей. Говорю: у меня такая тревога, я не могу дозвониться. Она говорит: Танюша, все нормально будет. Сейчас встанем на молитву. Я говорю: я чувствую, что что-то случилось. Потом где-то в половине первого звонит старшая из Омска. Говорит: мама, пытался Женя убить Марину. Сейчас ее готовят к операции. Не было лица - все месиво было. Она говорит: завтра будут оперировать глаз. Пытаются сохранить. Я взглянула. Думаю: нет. Уже там нельзя сохранить. Будут удалять. Я только молилася: Господи, слава Богу жива... Я все время думала: как выбраться из этой мясорубки. Он начал говорить: я тебя сейчас изуродую и убью. И кому ты такая нужна будешь. Поэтому я тебя сейчас убью. Потом поеду - сам разобьюсь. И когда он убрал руки от меня - отодвинулся, сел, начал заводить машину - я нащупала дверь и выпала из машины. У меня не было уха, у меня не было глаз. Все гудело. Но каким-то образом я услышала шаги. Или мне показались эти шаги. Я подумала, что он идет меня просто добивать. Потом я услышала голоса. Начала кричать: помогите. И услышала звук отъезжающей машины. Я поняла, что он уехал. Услышала, как ко мне подбежал мужчина и начал спрашивать: что случилось? Что произошло? Кто это? Я сказала, что это мой муж. Он пытался меня убить. Он все время говорил: у вас глаз на щеке висит. Я сейчас вызову Скорую. А я все время просила: дайте телефон, у меня дома дети. Мне все равно было, что там у меня висит. Я боялась, что он поехал что-то сделать с детьми. Привезли в больницу. Поставили общий наркоз. И сделали операцию А на следующий день мне сказали, что глаз нельзя спасти. Но на тот момент я понимала, что мне очень повезло. Что я осталась жива. Когда начало возвращаться зрение, я поняла, что я, ну, практически лотерейный билет выиграла. Я понимаю, почему мне повезло. Меня отмолила мама. Я прям на 100 % знаю, что это ее заслуга. Ко мне в больницу приехали следователи. И мой первый вопрос следователю: он разбился? Он покончил жизнь самоубийством? Он же сказал: я еду разбиваться. Он покончил жизнь самоубийством? Нет, говорит: такие не кончают жизнь самоубийством. Такие очень себя любят. Он жив-здоров, с ним все в порядке. Сидит, дает показания. Мой муж, как скрылся с места преступления, поехал на Ростовское шоссе к своему знакомому. Машина вся в крови, где-то валяется мое ухо с серьгой. Он взял у него бутылку с водой. Умылся и вызвал сам себе полицию. И либо ты заканчиваешь эти отношения. У каждого человека есть выбор. Если нравится, когда тебя оскорбляют, ты считаешь это приемлемым - хорошо, живи. Но не нужно строить свою жизнь на иллюзиях, что он когда-то изменится. Что будет лучше. Не будет! Агрессор всегда будет агрессором. Абьюзер всегда будет абьюзером. А для детей это был удар. Это был удар. Особенно для среднего моего сына. У него случилась истерика. Он бил в стену кулаками. Кулаки разбил в кровь. Сейчас у меня нет отца. Раньше он был, сейчас его точно нет. Он исчез. Как ты думаешь, что будет, когда папа вернется? Да он не вернется. Тот отец, которого я знал, его больше нет. А этот представляет угрозу. Для нашей семьи. Судов было очень много. И волнительный был первый суд. Я был (неразборчиво). Факты были налицо. И синяки на ладыжках. Но после у меня был стресс. И я кинулся на нее, говорил, чтоб она такие поступки больше не совершала. Это позор всей семьи. Приходила с работы - могла снять юбку, ходить в колготках. И колготки сзади порванные. (неразборчиво) с каждым днем все больше накалялись. И, видимо, пришел тот момент, когда я уже психологически не выдержал и совершил то, что я совершил. Они решили собрать корпоратив. Я сразу понял, что что-то будет. Потому что сразу жена встретила меня в халате директора своей конторы. На уличную одежду. Дальше тоже начались приколы. Шашлык пожарили. Директор ей говорит: подержи чашку с лавашем. Разворачивай лаваш. Вот она перед ним лаваш раскладывает. Он туда шашлык. Ну, короче, вот такие всякие тонкие намеки. Но уже на шоссе потерпевшая кидает такую фразу: что с тобой опять происходит? Что тебе опять померещилось? И эта фраза была последней точкой, вот этой иголкой, которая реально, когда шарик просто бабахнул. Давлю ей глаза - вспышка, откусываю ухо - вспышка. Слышу ее слова - Женя, прости. Которые меня еще больше катализируют. Прости - значит за что прости? Может быть, поздно уже было, но прошу учесть, ваша честь, что я не угрожал ... у меня даже мысли не было именно убийства. Не душил, ничего. Я не делал ничего такого... Ну, он настаивал на состоянии эффекта. Поэтому нужно было проходитть экспертизу. Его признали вменяемым. То есть состояние аффекта не подтвердилось. Ему дали 5 и 5. И учитывая, что он просидел в СИЗО целый год - в СИЗО день за полтора. Осталось ему на данный момент 3 года 8 месяцев, наверно, осталось. А мне нужно сейчас лишить его родительских прав. Потому как я не могу позволить, чтоб он считался отцом моих детей. От которых он отказывался. Он отказывался от ребенка, говорил это ему в глаза. Он нанес этим травму ребенку. А я сейчас не буду ничего делать, чтоб лишить его родительских прав? Это неправильно. Это важная причина. Но есть еще причины. Одна из которых - доля. У нас совместный дом. У него есть там доля. И если я лишу его родительских прав, то он не сможет - у него не будет права пользования своей долей. У него не будет права проживания на одной территории с детьми. Я когда себя увидела в первый раз, я же была вся в крови - мне нужно было руки помыть. Я спросила: где раковина? Меня подвели к раковине. Я посмотрела: то ли зеркало? Какой-то силуэт. Весь растрепанный. Ну, то есть я не видела масштабов. Я только могла себя пощупать и понять, что у меня нос разбит очень сильно. Нос опухший на пол-лица, что-то висит ... А потом, когда начало возвращаться зрение, это было уже после операции по удалению. У меня этот глаз начал видеть. Было страшно, неприятно смотреть на себя. Мне очень часто снится один и тот же сон: Он мне пытается навредить, а я остаюсь без зрения. Я просыпаюсь с криком, в слезах. И до утра лежу, смотрю в потолок. Потом просыпаются дети, и я понимаю, что новая жизнь, новый день, новая жизнь и дети рядом. И я их вижу. И я счастлива в этом дне. Я очень прошу каждую девочку, женщину, которая подверглась какому-то неуважению и стесняется об этом сказать, либо боится. Я прошу вас: кричите об этом. Вот кричите. Нужно кричать, нужно звать на помощь. Нужно рассказывать подругам. Маме, близким. Есть люди, которым вы не безразличны. Они помогут. Это страшно на самом деле. Когда ты терпишь домашнее насилие, ты рискуешь своей жизнью. И не только своей. Ты рискуешь жизнью своих детей. Нельзя терпеть.

Ad Х
Ad Х