🏠

Только не со мной: #монолог инвалида-колясочника

Это текстовая версия YouTube-видео "Только не со мной: #монолог…".

Нажмите на интересующую вас фразу, чтобы открыть видео на этом моменте.

Ну, для меня это были абсолютно незаметные люди, которых я никогда не видел. А когда видел – как-то больше жалел, чем, скажем, уважал. Здравствуйте! Меня зовут Авдевич Александр. И после аварии на мотоцикле я стал инвалидом-колясочником. На мотоцикле я там катался буквально, я не знаю, месяц. И вот в один день покатался неудачно. Как происходило я, если честно, не помню. Потому что попадать в аварию, сильно ударяться и сильную травму получаешь, то... ну, забываешь последние, ну там типа… у меня там день где-то забыт. То есть, ну, прям я на заднее колесо не становился. Да, я никаких там супер слайсов таких не делал. Все, что могу сказать, то, что не справился с управлением. Вылетел. Типа... У меня был тормозной след на песочке, возле асфальта. Подвело колесо. То есть я могу рассуждать, а никто по этому поводу расследование конечно же не проводил. Кому это нужно было, если не было ДТП?! Первые там 3-4 месяца мне кажется, что каким-то образом все-таки восстановится. Потому что ты слишком длительно жил, там знаешь, целых 27 лет ты жил в качестве человека, который ходит. То есть ты уже не прямоходящий человек, у которого все передвижения, вот так вот, если убрать коляску, то это… это вообще такая каракатица. Прикинь. И ты должен осознать себя таким и принять, типа сказать - да, я такой вот человек, который вот так все делал. Блин, ну, изначально, конечно же, ты типа закрываешься, да, там пытаешься быть больше дома, пытаешься создать для себя какую-то свою внутреннюю эко-систему, в которой тебе вот этот вот внешний мир не нужен и все такое. "Я не буду тусоваться с колясочниками. Я вообще не колясочник! Я пойду! Через 9 лет! Да, я буду лежать дома, как-то сам тренироваться. Но я не такой, я не хочу в этой комьюнити", - да. Но, блин, чувак, теперь по-другому нельзя, да. Это как бы уже твои ребята и, ну, ты ничего не сделаешь. Ну, самое, наверное, такое не хорошее – это то, что у тебя нарушаются вопросы с… там с дефекацией, да, с опорожнением мочевого. Бытовые штуки становятся очень трудными и очень дискомфортными. Конечно же это откладывает свой отпечаток на твое настроение и на твое, не знаю, ежедневное занятие чем-либо. Ну и, конечно же, отношение всех окружающих, там близких и друзей тоже меняется. Они не знают, что делать. И как правило, если кто-то с кем-то встречался, эти отношения однозначно разрываются, да. Если были дети, то еще более-менее что-то держится. А так в основном все разводятся. Кто-то тебя навещает, кто-то реже навещает, потом типа еще реже. Ну ты просто сам понимаешь. Если мне было лет 18, да, или там 17, может, я как-то недосёк бы и страдал, да. А так ты просто, ну, достаточно взрослый, чтобы осознать вот это и как бы потом по этому поводу особо не переживать, не напрягаться. Хотя, конечно же, это как для любого, я думаю, мужчины, как бы не особо приятно знать то, что ты там, знаешь, с тобой девушка перестала общаться не потому, что ты там какой-то не такой, а потому что ты стал инвалидом. На словах все звучит типа - нет, потому что там что-то произошло, ты что-то не так сказал, что-то с кем-то не поступил - ну, то есть понятно, что будут другие оправдательные моменты. Ни хрена не нужно делать: «Всё ли они там сделали правильно? Или я все сделал правильно?!». Вообще не нужно тянуть за собой какой-то, я не знаю, кусочек нормальности прошлого, который, как тебе кажется должен продолжаться. Через год я попал в лагерь реабилитации для инвалидов-колясочников, который у нас проводит Республиканская ассоциация инвалидов, где познакомился еще там, не знаю, с 50 инвалидами-колясочниками, да, и понял, что все это я представлял - это такой надуманный фейк. И что, всё, что я могу теперь сделать – это вот это принять и как-то развивать все это дальше. Но тут есть такой момент, вступает какой-то фактор, я не знаю, можно сказать не молодости, я даже не знаю чего, фактор чего-то, что заставляет тебя, я не знаю, чувствовать себя, ну там скажем, мужчиной, да. Я не знаю, пытаться реализовываться. Все поменялось! То есть моя первая мечта была после того, когда я сломался – это реально хорошая коляска. Потому что я понял, что с помощью этой штуки я могу, как бы ну, не ограничивать себя в движениях, более-менее чувствовать себя свободно. 5.000 евро, 6.000 евро. Я говорю про нормальную коляску, которая вот в Европе обычная коляска, которая тебе вот дается… я не знаю…потому что ты стал инвалидом. Блин, по деньгам инвалидам, если честно, сложновато, поэтому я, собственно, у себя на работе и занимаюсь конкретно, стараюсь делать уклон именно на вопросы трудоустройства людей с инвалидностью. Потому что каждый человек с инвалидностью 50 процентов своей пенсии, если он ее получает, а он ее получает, тратит просто на то, чтобы просто ходить в туалет, писать и какать. Вот так вот. Вот такие у нас цены. Сколько раз в день ты писаешь, если пьешь много? Ну там 4-5-6. 6 памперсов умножаем. В пачке 20. Пачка стоит, ну там, пускай там рублей 50. Человек получает не больше 230-250 рублей пенсии. И если он хочет красиво писать, незаметно, а если ты девочка… Выходит – ты просто писаешь на эти деньги. Вот такая вот математика. Ребята, короче, носят такие уро-презервативы. Это типа, знаешь, презерватив, который клеится на член. И я изначально по своему представлению - презерватив абсолютно одноразовый, ты не должен презик одевать несколько раз. Это нормально, да. А мы, короче, в силу этой бедности их одеваем, моем, стираем, одеваем, моем, стираем каждый день. И они как бы воняют, ты их все равно моешь, стираешь. Потому что одна такая хрень стоит ну где-то 30 рублей что-ли. И я пытаюсь добиться того, чтобы хотя бы 5%, хотя бы 10%, хотя бы один инвалид, был как часть какой-нибудь компании, организации. Это было бы уже какой-то своеобразной, возможно, фишкой. Пускай компания за счет этого немножко там, я не знаю, несет какие-то убытки, да. Но, блин, на самом деле это очень сильно поможет вот этим людям, хотя бы некоторым из них. - Если он херовый инженер, брать его, потому что он инвалид? - Не-не-не. Абсолютно не стоит. Но, как тебе сказать? Не знаю. Кроссовки «New balance». Дорого. Есть куча дешевых, Б/Ушных, секонд-хендных, ношеных… да вообще миллионы кроссовок, которые стоят до 10-ти долларов. Почему покупают «New balance» до сих пор? Странно. И вот если трудоустройство инвалидов ввести примерно вот так вот, с помощью пиар-маркетинга, как «New balance», как кроссовки, которые ты хочешь купить, то всем будет вообще пофиг, какой это работник. Просто часть корпоративно-социальной ответственности. Со временем их прокачают, со временем придумают… со временем сами инвалиды будут бороться за то, чтобы быть более крутыми специалистами здесь. Но сейчас такая ситуация, когда, как ты говоришь, уже просто... никто не хочет трудоустраивать такого инвалида. И тут уже вот это второе – какой он специалист – это уже какой-то, не знаю, фильтр отмазочки такой. Потому что у нас ничего конкретного такого нету. У нас нету «курсов для горбунов». Ну, ничего. Понимаю, горбунов до хрена. Ну реально, да, вот если бы Квазимодо-горбуна никто не тронул, был бы нормальным человеком. Он просто загнался. Вот и все. А люди подцепили, маятник этот расшатался и начали: «Горбун! Горбун!». Нормальный был чувак. Я за то, чтобы заниматься какими-то яркими примерами, кейсами трудоустройства, да, чтобы позиционировать инвалида как человека, который может жить хорошо, может жить в достатке и т.д., и т.п. Ну да, есть такие, которые не хотят работать. Ну, блин, а сколько тех, которые там, не знаю, мечтали бы!

Ad Х
Ad Х