🏠

Судмедэксперт: интервью о жизни и смерти | ТОК

Это текстовая версия YouTube-видео "Судмедэксперт: интервью о жизни и…".

Нажмите на интересующую вас фразу, чтобы открыть видео на этом моменте.

Судебно-медицинская экспертиза, наверно, появляется тогда, когда возникает правосудие и возникает необходимость ответа на вопрос "отчего наступила смерть?" Наверно, когда Каин убил Авеля, люди спросили: кто убил, чем убил, когда убил? И человек, который первым ответил на эти вопросы, он по сути является первым судебно-медицинским экспертом в истории человечества. Почему я стал судебно-медицинским экспертом? Я до 5-го курса не знал, что есть профессия судебно-медицинский эксперт. А потом начался курс судебной медицины в мединституте. И там были настолько увлекательные лекции, настолько интересно преподносился материал, настолько интересно проходили практические занятия, и мне это очень нравилось. И я так стал судебным медиком. Я хорошо помню свое первое вскрытие. Я настолько волновался, что у меня не то, что спина была мокрой, у меня халат был мокрый. Можно было выжимать. Я сейчас понимаю, что я многое сделал тогда неправильно, но на мое счастье рядом стояли старшие коллеги, которые вовремя поправляли мои огрехи. Но чтобы стать профессионалом, все равно надо пройти этот этап. До сих пор я помню эту определенную такую даже дрожь в теле, которая обусловлена была не столько боязнью трупа, сколько боязнью что-то пропустить, поставить неправильный диагноз, потому что ты уже понимаешь - это твоя ответственность. Ты эксперт, ты должен найти все взаимосвязи причины смерти с травмами и прочее. Ты решаешь сейчас судьбу человека - не умершего уже, а того человека, который предполагается виновным в причинении повреждений и так далее. Там очень много вопросов возникает, да? А ответственность на тебе. Большой массив информации мы получаем уже непосредственно в момент вскрытия. Мы видим патологию внутренних органов, соответственно зная, имея представление какими болезнями страдал человек, можем составить впечатление о его образе жизни - с одной стороны. С другой стороны понимание механизма формирования травм, переломов костей скелета и прочее позволяет нам составить достаточно отчетливое представление о том, как происходил процесс травмирования, нанесение повреждений. Некоторые исследования требуют более длительного времени, которые длятся иногда недели, а иногда месяцы. Даже при осмотре трупа я уже могу сказать, допустим, сразу - он был левша, правша. Насколько у него были развиты какие-то функции. Была ли в его жизни физическая нагрузка либо не было, какое было питание, были ли злоупотребления спиртными напитками и так далее. Безусловно, мы можем многое сказать, профессия нас и обязывает: как наступила смерть, отчего она наступила, какая взаимосвязь смерти наступившей с теми повреждениями, которые мы выявили? Какой механизм образования повреждений? Как они формировались? В какой последовательности, в какое время и т.д. Очень многие вопросы, на которые мы отвечаем. Профессия судебно-медицинского эксперта у знакомых людей всегда вызывает очень большой интерес, всегда огромное количество вопросов. И умных, и не очень умных. И не потому, что человек задает глупые вопросы, что он сам глуп, да? А потому что впечатление создается по просмотру каких-то телесериалов, дешевых детективов и т.д. Дело доходит до того, что иногда, когда я попадаю в незнакомую компанию, я предпочитаю назваться, что я инженер по сантехническому оборудованию - это никого не интересует, и от меня отстают, и я спокойно могу провести вечер. Чем признаться, что я врач судебно-медицинский эксперт и вынужден до конца вечера отвечать на вопросы. Существует огромное количество мифов и легенд, которые иногда просто уже не хочется даже разоблачать. Ну, один из популярных мифов почему-то у людей, что рабочий день врача судебно-медицинского эксперта начинается с того, что я просто обязан по приходу на работу сразу залпом выпить стакан спирта. Якобы не выпив стакан спирта, я не могу начать работу по каким-то там причинам неведомым. Мне, по крайней мере. Мои коллеги очень редко употребляют алкоголь. Да, в основном это крепкие здоровые мужчины. Потому что работа тяжелая физически. Одна из легенд - это то, что, допустим, эксперт - просто поставив рядом с телом умершего человека, может рассказать всю его биографию, начиная чуть ли не с Адама и Евы, всех его предков, то есть определить сразу все. Нет, это тоже неправда. Во многих случаях нам требуется дни и месяцы работы, чтобы прийти к окончательному диагнозу. Но когда снимают кинофильм либо сериал, конечно, эта длительная скрупулезная многомесячная работа ужимается в пределах одного часа. И создается впечатление, что эксперт просто подойдя к трупу, уже может сразу все рассказать. Есть легенда, что мы все - судебно-медицинские эксперты являемся сотрудниками правоохранительных органов. И это даже во многих фильмах показывают. Нет, на самом деле мы все работаем в системе Министерства здравоохранения РФ. В других странах аналогичная ситуация. Единственное исключение составляют военные судебно-медицинские эксперты. Поэтому мы все гражданские, никоим образом не подчиняемся ни полиции, ни следственному комитету, ни прокуратуре. Это делается специально, чтобы обеспечить полную независимость работы эксперта. Чтоб нам нельзя было ничего приказать сверху. У нас иногда случается, что на должности санитаров подрабатывают студенты-медики. На практические занятия в морг приходят не только студенты мединститута, но и других институтов, где есть предмет изучения тела умершего. Ну, это, скажем так, студенческие розыгрыши. Они видят, что пришла группа студентов, допустим, биофака - обязательно бегут, разыскивают какое-нибудь яблоко сильно хрустящее, грушу, чтобы прийти так, со звуком укусив это яблоко, шокировать молодых девушек биофака и таким образом поддержать легенду.

На самом деле никто никогда в секционном зале ничего не ест. У нас есть специальное помещение для приема пищи, где абсолютно все чисто, стерильно, которое находится вне зоны секционного зала. Чем отличается врач На самом деле никто никогда в секционном зале ничего не ест. У нас есть специальное помещение для приема пищи, где абсолютно все чисто, стерильно, которое находится вне зоны секционного зала. Чем отличается врач патологоанатом от судмедэксперта - вот кстати, тоже традиционное заблуждение, врач патологоанатом изучает вопросы диагностики и развития смерти, связанной с заболеваниями. Он вообще в принципе не касается вопросов, которые рассматривают механизмы наступления насильственной смерти. Например, тело мужчины найдено на остановке. Согласитесь, с равной долей вероятности он мог умереть от инфаркта миокарда, от тромбоэмболии легочной артерии - то есть смерть в результате заболеваний. Но также он мог умереть, допустим, и от какого-то повреждения, допустим, колото-резаная рана, от отравления и т.д. Когда врач патологоанатом идет на вскрытие, у него есть уже история болезни. У него есть выкладки по предварительным анализам, то есть он уже предварительно ориентирован. А мы все, что знаем - найден утром на остановке. Экспертиза живых лиц, а это 50 % нашей работы, как в народе говорят "снять побои" - это не совсем правильное, конечно, выражение. Определить факт наличия повреждений на теле человека, давность, механизм образования, связь расстройства здоровья с имеющимися повреждениями - у живого лица это может только судебно-медицинский эксперт. Экспертиза половых состояний, половых преступлений, образование следов биологического происхождения, допустим, тех же следов крови. Давность, механизм образования следов крови, брызги, потеки, помарки - это все вопросы компетенции судмедэксперта. Но я хочу сказать, что судебные медики работают не только на следствие. Судебная медицина - это не наука на службе у следствия. Это наука на службе у истины. Сейчас моя работа - это преимущественно убийства. Это какие-то особо сложные случаи, которые стоят на контроле у руководства Следственного комитета и т.д. Я с возрастом начал понимать, что я наибольшее удовлетворение получаю от своей работы, когда по результату проведенной мной экспертизы проводится решение об оправдании человека, о прекращении уголовного дела. Я искренне уверен, что лучше оправдать 10 виновных, чем осудить одного невиновного. Ну, вот просто, допустим, в качестве иллюстрации. Мы выехали на место преступления предполагаемого. Частное домовладение, на веранде лежал труп мужчины. В спину, перерубив позвоночник, фактически по обушок был загнан топор. Какая самая первая версия сотрудников следствия? Что человека убили, так? По результатам вскрытия было установлено, что смерть на самом деле наступила от развития инфаркта миокарда. Но этот мужчина жил вдвоем с братом, который страдал психическими расстройствами. Он фактически полностью зависел от своего брата. В своей жизни, потому что он был недееспособным. И вот у брата случился сердечный приступ, он упал. Младший брат его полдня окликал, потом разозлился, что старший брат на него не реагирует, и ударил его топором. Уже мертвого. Мужчина на выходе из ресторана избивает женщину. И он, и она находятся в состоянии алкогольного опьянения. Мимо проходят двое молодых людей. Они единственные, кто вступается за женщину. Мужчина сразу переключает свое внимание на этих двоих молодых людей и лезет в драку. И вот один из парней уклоняется от удара и наносит встречный удар ему в переносицу. После этого мужчина падает, хрипит и умирает до приезда Скорой помощи. И казалось бы, всем очевидно: смерть наступила после удара. И вот этот молодой парень искренне скорбит, он искренне считает, что он убил. Он дает признательные показания. Что я ударил, после этого человек умер. Он уверяет, что он не хотел этой смерти. Но так как он занимался боксом оказывается до этого, обвинение определяет, что будучи боксером, он знал, как правильно бить, у него был правильно поставленный удар, и все крутится вокруг этого. Ну, эксперт изначально поставил причину смерти закрытую черепно-мозговую травму. Но когда уже назначили повторную экспертизу, она пришла к нам, мы пересматривали все препараты, потому что изымаются кусочки внутренних органов, изымаются гистологические препараты для микроскопического исследования, то мы обнаружили, что в целом ряде сосудов была патология стенок. Причем она врожденная. И она развивается постепенно, с годами. Она становится все более и более ... злокачественную форму приобретает. Этот мужчина мог погибнуть от разрыва патологически измененных сосудов головного мозга фактически в любой момент. От любого, даже кашлевого толчка. Просто так совпало, что он в состоянии алкогольного опьянения, выраженное психо-эмоциональное возбуждение, двигательная активность, подъем артериального давления - он гипертоник. И момент удара совпал с разрывом патологически измененного сосуда. То есть получается, что связь носит фактически случайный характер - между смертью и ударом. И надо было видеть лицо обвиняемого, когда он узнал, что по результатам экспертизы он невиновен в наступлении смерти. Вот это действительно случай, который надо было разбирать, задумываться. Очень сложный случай расследования для экспертов - это падение с высоты, когда мы определяем по совокупности всех повреждений в этих условиях. Потому что как правило, если происходит особенно падение молодых людей, всегда возникает версия, что кто-то их выбросил. Сперва совершил насильственные действия над ними, а потом уже, чтоб скрыть преступление, сбросили, допустим, с балкона. А ведь тут требуется установить всю совокупность данных. Следует учитывать и обстановку на месте происшествия, и высоту дома, и архитектуру дома. 1001 фактор, который эксперт должен держать в голове, чтоб дать адекватный нормальный экспертный вывод. Любая смерть страшна. Вы знаете, я с огромным удивлением в свое время узнал, что есть оказывается сайты, где рассуждают о смерти, о способах самоубийства. Меня это шокировало.

Человек создан для того, чтобы жить, а не для того, чтобы умирать. Поверьте мне. И рассуждать о смерти глупо и безрассудно. Человек создан для того, чтобы жить, а не для того, чтобы умирать. Поверьте мне. И рассуждать о смерти глупо и безрассудно. Да, мы должны помнить, что рано или поздно наш жизненный путь закончится, и он должен закончиться достойно. А вот рассуждения: как так умереть, чтобы было болезненно, неболезненно - смерть всегда болезненна, поверьте мне. Я видал много смертей. Единственное, как ты к ней готов. Но я хочу сказать, что, как пишут на сайтах, мгновенная смерть, моментальная смерть- такого не бывает. Смерть всегда имеет продолжительность во времени. То, что находят в желудочно-кишечном тракте, это можно рассказывать неделями. Все, что можно туда запихать, все можно найти в теле человека. Ну, вот одно из самых необычных - нашли иглу в головном мозге у женщины. При этом череп был абсолютно не поврежден. А в головном мозге большая так называемая гигантская игла длиной около 10-и см, это игла, которой седла шьют. Вопрос встал: а как она могла туда попасть, не повредив череп? Вообще ничего не повредив. Женщина достаточно была возрастная. К счастью, она жива до сих пор, это была экспертиза живого лица. Когда-то очень давно был такой способ убийства новорожденных, когда иглу через родничок вводили в полость черепа. Повреждался головной мозг, новорожденный погибал. А снаружи формально никаких повреждений. И очевидно кто-то пытался ее таким образом убить, но не были повреждены жизненно важные структуры мозга. А потом по мере ее роста и взросления головной мозг отстроился, возместил этот дефект и абсолютно нормальная, адекватная, физически здоровая и психически здоровая женщина. И игла эта - была случайная находка, когда искали совсем другое заболевание. Сейчас, сразу оговорюсь, уже такое невозможно, потому что законодательно все смерти новорожденных обязательно подлежат, особенно вне стационара, подлежат судебно-медицинскому исследованию. Поэтому, слава Богу, уже лет 50-60, как это сошло на нет. Отравить человека, не оставляя следов в настоящее время, наверно, уже фактически невозможно, потому что очень развита аналитическая химия и очень высокого уровня достигло современное химическое оборудование, которое ловит даже не столько целую молекулу уже ядовитого вещества, оно даже видит обломок этой молекулы. И поэтому всем потенциальным отравителям могу сказать, что не стоит надеяться, что отравление пройдет незамеченным. Идеального убийства не существует, в этом я убеждался уже многократно. К трупному запаху привыкнуть невозможно, потому что трупный запах - это не какое-то единое химическое вещество. Это комбинация химических веществ, которые выделяются при разложении трупа. И они являются безусловными раздражителями для центральной нервной системы, поэтому привыкнуть к этому запаху можно только в одном случае: если произошло какое-то органическое поражение головного мозга, и обонятельный центр погиб. Но тогда человек и работать не сможет. Все эксперты стараются по возможности его избегать, но бывают случаи, когда ты вынужден стоять и работать с таким телом. И вот тут самая большая глупость - это забивать гнилостный запах какими-то другими запахами, допустим, запахом духов. В конечном итоге получится, что запах этих духов будет ассоциироваться с запахом трупа, и в результате как только ты услышишь в транспорте, в каком-то помещении запах этих духов, может возникнуть рвотный позыв. Мой приятель теперь терпеть не может духи "Ландыш" из-за этого. Ему девчонки побрызгали на маску духами "Ландыш" - были такие, и они пошли, а там гнилой труп - все. У него теперь "Ландыш" с гнилым трупом ассоциация на всю жизнь, наверно, осталась. Когда тело умершего попадает в морг, целый ряд сперва бюрократических процедур. То есть это тело регистрируется, описывается в соответствующие журналы. Если это происходит ночью, когда вскрытия не производятся, тело помещается в специальное трупохранилище, где поддерживается определенная температура, которая препятствует разложению тела. Когда начинается работа в секционном зале, тело уже перемещается на секционный стол, где эксперт вначале описывает всю одежду, обращая внимание на все наложения, загрязнения, запачкивания, разрывы, повреждения одежды. Потом одежда снимается, и исследуется непосредственно уже тело человека. Исследуется наличие повреждений, цвет кожного покрова, наложения на теле. Описываются все стигмы, которые есть на теле. Татуировки, родинки, шрамы и т.д., которые позволят потенциально потом опознать тело. Потом уже начинается этап вскрытия, когда производится секционные разрезы, извлекаются внутренние органы, исследуются. Забираются кусочки внутренних органов на последующее химическое исследование, гистологическое исследование, то есть микроскопическое, да? После этого внутренние органы укладываются соответствующим порядком внутри тела. Тело ушивается, отмывается и уже выдается родственникам при наличии родственников, если они есть. Либо направляется опять в трупохранилище на сохранение до либо появления законных представителей тела умершего, либо пока не произойдет в установленный срок государственное захоронение. Нет, никто никогда органы не выкидывал. Это все сказки. Органы оборачиваются иногда в простынь. Это делается, если есть множественные разрывы кожи. Допустим, в результате травмы. Чтоб предотвратить их выпадение, их надо во что-то завернуть. Это вполне естественное желание сотрудников морга - как-то обеспечить максимальную сохранность частей тела трупа. Врач судмедэксперт должен уметь максимально абстрагироваться от своего пациента. Потому что когда у нас возникают личные отношения, допустим у врача терапевта с пациентом, это мешает объективно оценить его статус и установить истинный диагноз. Поэтому в момент производства судебно-медицинских действий каких-то мы должны быть максимально абстрагированы, максимально холодны. Мы должны следовать не своим эмоциям, а истине. А эмоции могут помешать. Но это не значит, что мы становимся роботами. Скажем так, мне и 25 лет назад, и сейчас очень тяжело проводить детские вскрытия. Я всегда очень долго, несколько дней прихожу в себя, хотя я понимаю, что это моя профессия, что я должен это сделать. И я должен установить причину смерти. Но для меня это всегда очень морально тяжело. Нет, эксперт не работает с телом близкого человека. Всегда приглашается врач, который его никогда в глаза не видел и не знал. То есть вскрытие нужно провести, но если ты знал этого человека, видел, ты его не вскрываешь. Моя работа никак не повлияла на восприятие смерти. Наверно, потому что еще до прихода в профессию, я был верующим человеком. А верующие люди, неважно к какой они конфессии относятся, они готовы к смерти каждый день своей жизни. У меня какая была эмпатия, такая и осталась. При наличии здоровой психики ты относишься к этому просто как к своей работе. То есть вот опять же к разряду легенд про судебных медиков - что судебные медики становятся злобными, циничными. Нет, я знаю очень много судебных медиков, которые пишут книги, играют на гитарах, поют чудесные песни, участвуют в КВН. И никогда не скажешь по этому человеку, что он каждый день сталкивается со смертью. Почему я люблю свою работу? Ну, она мне нравится. Почему одному нравится блондинки, другому брюнетки? Мне нравится быть педагогом. Есть определенный элемент артистизма в этом. Знать то, что другим неведомо, заниматься научной работой, которой позволяет моя профессия заниматься. Открывать что-то новое, понимать новые механизмы развития заболевания. Соответственно, понимая это, ты понимаешь, как с этим бороться, как предотвращать это. Мне интересно, что у меня нет рутины, нет конвейера. Каждый день никогда не бывает похож на другой. У меня командировки от Калининграда до Владивостока, до Сахалина. Такая жизнь по мне. Хотя возможно кто-то другой такого не выдержит.

Ad Х
Ad Х