🏠

Бизнес на смерти. Откровенное интервью ритуального агента | ТОК

Это текстовая версия YouTube-видео "Бизнес на смерти. Откровенное интервью…".

Нажмите на интересующую вас фразу, чтобы открыть видео на этом моменте.

Никто с детства не мечтает стать ритуальным агентом. Хотя нас и называют шакалами, вороньём... Люди рождаются, умирают, едят и гадят... Что мы наживаемся на чужом горе... Первый раз, конечно, боялся. Приехал в ковидный морг - люди мёрли просто как мухи. Крематории работают чуть ли не до часу ночи. Недобросовестные полицейские могла заводить на адреса своих агентов. Этот заказ должен достаться тебе. Люди, которые постоянно работают со смертью, они утрачивают какие-то моральные качества. Лицо черное, все уже расползающееся. Плоть расползается. Еле-еле собирают в мешок. Трупный запах? Это издержки профессии. Машину можно было заработать за месяц, за два. Хочу вам рассказать насчет самоубийц. Человек же - существо очень странное и живучее. Я из той стаи воронья, которое слетается под вашу дверь, если случилось несчастье. Я из той орды шакалов, которые приходят, если случается горе с вашим близким. Я ритуальный агент - менеджер смерти. Ну, что? Похож я на ритуального агента? Как мне кажется, я не похож на ритуального агента. Но опять же, существуют разные стереотипы. Почему-то все уверены, что ритуальные агенты - это мальчики и девочки в чёрных плащах, с чёрными кожаными сумками, с острым взором и жадными загребущими руками. Но на самом деле - это стереотип, не больше. В ритуале работают абсолютно разные люди. И туда приходят люди по-разному. Вы будете смеяться, но на ритуальных агентов официально никто не обучает. И никто с детства не мечтает стать ритуальным агентом. Все хотят быть космонавтами либо предпринимателями. А в ритуалку приходят, ну, либо от нужды... Много сбитых лётчиков, много людей со сложными судьбами. Я в своё время работал на телевидении. Даже журфак оканчивал. Так что, некоторым образом, ваш коллега. А ритуалка - это очень сложный процесс. И похоронить человека сейчас очень непросто. Чтоб не было никаких иллюзий. Ритуалка - это бизнес, прежде всего, бизнес. Поэтому разговоры о том, что мы наживаемся на чужом горе, скажем так, можете ли вы обвинять, допустим, людей, которые занимаются едой, что они наживаются на еде. Можете ли вы обвинять людей, которые принимают роды, в том, что они наживаются на рождении? Тут то же самое. Есть 4 вида бизнеса, которые будут существовать всегда. Люди рождаются, умирают, едят и гадят. Стыдно ли наживаться на горе? Я делаю свою работу. Качественно. Да, я получаю за это вознаграждение. А как вы хотели по-другому? Если это не сделаю я, это сделает кто-то ещё. А если он окажется не очень порядочным? В общении с клиентом есть какие-то профессиональные табу. Нельзя тело называть телом. Или мертвецом и прочее. Только усопший, только покойный. Дико звучит, когда ты приходишь к людям у которых только что кто-то умер, и ты им говоришь: добрый вечер. Они говорят: ага, офигительно добрый вечер. И ты летишь с лестницы. Вы что думаете, похоронить человека так просто? Это целая история. Это целый процесс. Да, люди сами могут это сделать. Но в этой истории столько подводных камней, что везде можно натолкнуться. Я им помогаю этого избежать. И лучшая благодарность, вы не поверите, это даже не то, что мне платят за это деньги, а то, что люди потом обращаются второй раз, третий раз, в пятый раз - если случилось горе. Самое сложное в нашем деле - это взять заказ. Ну, с чего все начинается? Начинается все с информации об усопших. Это закрытая тема. И сам я, скажем так, в неё не лезу. Как-то прихожу я к людям, у которых уже хоронил, и у них опять случилось горе. Я всё замкнул на свой телефон. И все службы вызвал по своему телефону. В результате, на меня обрушилось десять диспетчерских. Так что, кто сливает информацию - вы не знаете, и я не знаю. Какие-то недобросовестные полицейские, они могли заводить на адреса своих агентов. С этого имели гонорар. В полиции постоянно бывают чистки на эту тему. Насколько я знаю. Что значит выбить других агентов? Это значит, что этот заказ должен достаться тебе. Ну, бывали такие времена, когда перед дверью усопшего скапливалось до пяти агентов. И все, естественно, хотят взять этот заказ. Ну, кому везёт, кому не везёт. Тут вопросы - кто чего предложит. После смерти? Ну, остаётся тело, которое надо просто достойно похоронить. То есть это, ну, пустая бутылка. Духа уже нету. Кого когда-то любили - тоже нету. Просто эту вот пустую оболочку надо как-то достойно предать земле. В прошлом году, причем, я хоронил парня, ну, он не был моим одноклассником, он, там, на пару лет меня был младше. У него получилось так: умерла мама, и он остался один. В общем, нашли его, наверно, дней через 10-15 после того, как он умер. Ну, это, действительно, неприятное зрелище. Смотреть на это... И вся квартира пропахла трупным запахом. Это издержки профессии. Приходится с этим как-то мириться, работать. Ну, как? Приходишь - лежит человек ничком. Его переворачивают, смотрят. Лицо чёрное, плоть расползается. Еле-еле собирают в мешок. Ничего аппетитного в этом нету. Трупный запах? Ну, да. Достаточно неприятная штука, но опять же - это издержки профессии. Очень неприятно. Пару раз приходилось присутствовать, когда после такого трупа гнилого - очищают квартиру. Запах отвратительный. Но таких хоронят в закрытых гробах, нет.

Закрытые гробы. Дезинфицирующие мешки. То есть запаха нету. Если человек пролежал больше суток, его уже отправляют в судебный морг. Закрытые гробы. Дезинфицирующие мешки. То есть запаха нету. Если человек пролежал больше суток, его уже отправляют в судебный морг. Соответственно, уже идут трупные пятна, разложение. Тело, которое пролежало больше 7 дней, это вообще малоприятное зрелище. Вздутие, цвет ... Очень неаппетитно. Больше даже говорить не хочется. Там уже одна слякоть. Но это вам лучше перевозы расскажут. Они с таким постоянно сталкиваются. Заработок ритуального агента? Зависит от работы. Зависит от заказчика. Стоимости похорон. С заказа с одного - можно заработать от 5 тысяч до плюс бесконечности. Самый большой заработок может быть и 100 тысяч за 3-4 дня. Но это зависит от клиента. Расценки на похороны сейчас абсолютно разные. Ну, во-первых, зависит от многих факторов. Кремация, новое захоронение или родственное. Это раз. Во-вторых, был ли человек умерший работающим или он был пенсионером. Или, допустим, он был даже бывшим военным. Или представителем спецслужб. Это все по-разному. Можно похоронить за 20 тысяч, можно похоронить за 200 тысяч. Зависит от желания клиента. Ну, опять же, это моя точка зрения, хоронить надо всех. За любой ценник. Какой бы то ни был. Каждый человек, он достоин хороших похорон. Не дорогих - именно достойных. Ну, обычно, хорошо, если, там, у агента от 3 до 7 заказов в месяц. Это хорошо, это нормально. Опять же - к чему стремиться. Опять же - вопрос оплаты. Можно, конечно, делать 3-4 работы одновременно, но я считаю, что качество страдает. В среднем, ну, допустим, если кремация сейчас, 60-80. Похороны гробом - ну, сотка. Где-то так. У нас люди очень плохо знают свои права. Ну, в принципе, как обычно. Во всех областях - в этой то же самое. Ну, кто-то знает, кто-то нет, что, допустим, пенсионерам или неработающим положена компенсация. И грамотный агент им всё это может объяснить и, соответственно, снизить ценник. Да, естественно, он заработает свои деньги. Но люди все равно заплатят меньше. Никто клиентов не обманывает. То есть я не слышал такого, чтоб кто-то схватил деньги и убежал. Унёсся галопом в прерии. Прихожу, буквально, там, в соседний подъезд - там умерла алкоголичка. Местная. Машка. Ну, районная достопримечательность. Были какие-то племянники. Да, договорились. Причем, всё официально, все службы были. Полиция была. Ну, племянники и племянники - я ж документы-то не проверял. Ну, потом как-то было странно. Что они тётенькой своей, ну, в общем, даже судьбой не озаботились. Они даже в крематорий не пришли. Их интересовало гербовое свидетельство о смерти. Ну, я похоронил, выкинул это из головы. А через пару недель мне звонок. Оперуполномоченный нашего района. Оказывается, никакие они не племянники. Там какой-то квартирный бизнес. Мне-то всё равно. Я просто делал свою работу. Так что дал показания, ушёл. Видимо, они как-то пытались оформить на себя квартиру умершей. А ещё через месяцок мне позвонили снова. У них дедушка умер. Но я связываться не стал. Потом доказывай, что ты не верблюд. Ну, ковидные похороны... от ковида народу, конечно, много помирает. Вопросов нет. Их хоронят в закрытых гробах. То есть там 2 мешка обливают хлоркой. И всё, и не открывают. Ну, опять же это всё издержки, но всё равно неприятно. Хоронили тут женщину - она умерла в больнице не от ковида. От других вещей. Но поскольку морг был закрыт на ковид, её не разрешили хоронить в открытом гробу. То есть родные даже не могли с ней проститься. Хотя диагноза ковид у неё не было. Да нет там никаких особых защитных костюмов. То есть, конечно, ходят, но это всё больше, ну, не то, что бутафория, ну, требуют и требуют. Конечно, ковидных хоронили. Первый раз, конечно, дико боялся. Приехал в ковидный морг. Ну, я, честно говоря, не очень хотел заниматься. Думаю: ну, на фиг. Потом я смотрю - там нормально. Поговорил с людьми, с ребятами. Говорят: да не бойся ты. Никаких защитных костюмов - да у меня и нет защитного костюма. Я тогда не работал. Это был 2010-й. Как мне рассказывали, никакой ковид современный просто не сравнится. Люди мёрли просто, как мухи. Крематории работали чуть ли не до часу ночи. Похоронные агенты просто, ритуальные агенты, просто сбивались с ног. И, естественно, очень хорошо зарабатывали. Машину можно было заработать за месяц, за два. А вы помните, жара была? Был смог, и не объявляли ни чрезвычайного положения, ничего. Но люди просто мёрли. Очень серьёзно. На кладбище мне комфортно. Потому что тут мёртвые, а чего их бояться? Бояться надо живых. Дело в том, что у каждого человека который работает в ритуалке ни один год - у каждого из них есть личное кладбище. То есть он может прийти на любое кладбище, в любой крематорий. И может вспомнить, сколько людей тут лежит, которые были похоронены с его участием. У меня, как и у каждого агента, который проработал не один год, есть личное кладбище. Значит, хочу вам рассказать, насчет самоубийц. Мало кто знает, но человек же - существо очень странное и живучее. То есть какого-нибудь бомжа могут серьёзно бить ногами несколько часов, он отлёживается, и, там, уже через сутки бежит в магаз за добавкой. А человек может подавиться сосиской - и сразу скончаться на месте. Самоубийце - об этом тоже мало кто знает - очень трудно разбиться, даже вылетев с какого-то этажа. Очень многие ещё живут. И вот это вот самая жесть. То есть какая-нибудь дура 14-и лет по разным причинам - из-за неразделенной любви, там, сё - выходит с балкона. И потом происходит так: она живёт, пока едет Скорая. То есть какие это муки. Умирает она где-нибудь в Скорой. А потом начинается трэш для её родителей. Дело в том, что для таких требуется разрешение полиции на проведение похорон. И тут получается следующая свистопляска. Одно отделение полиции, где случилось, говорят: мы не при делах. Потому что когда она вышла с балкона, то она ещё жила. Другое отделение полиции, куда привезли - в другой район - тело, говорят: мы тоже не при делах. Потом тело вообще отправляют в Первую Судебку. Это третий район. И иногда приходится ждать такого разрешения чуть ли не неделями. Такое тоже бывает. Бывает так, что идёшь, особенно, если куда-то поблизости, приходишь - там только Скорая. Заходишь - вот, здрасьте. Я, там, ритуальный агент. А мне: какой ритуальный агент? Он ещё жив. Мы его откачиваем. Тогда радуешься за человека и идёшь обратно. Люди, которые постоянно работают со смертью, да, они утрачивают какие-то моральные качества. Да, они могут утрачивать сочувствие, боль. Они могут говорить только о своей профессии. Безусловно, я плакал на похоронах. Но это больше относилось к тем, когда я хоронил тех, кого я любил. Что касается похорон клиентов, рыдать крокодильими слезами, может, и не приходилось. Но видя горе других людей, иногда бывало, действительно, тяжко. Но моя же задача - не рыдать. Моя задача - дело делать. Самые первые мои похороны? Ну, это я помню прекрасно. Очень хорошая достойная семья. Причём мне повезло. Я как-то очень быстро вошёл на адрес. Кузьминское кладбище. Родственное захоронение. Как-то всё совпало очень хорошо. Ну, а потом, самое главное - первый заказ, а потом пошло, пошло, поехало. Ощущение было - тоже хорошо выполненная работа. Хотя человека, которого обучали, который проходил, в принципе, стажировку, он начинает что-то понимать, ну, наверно, на похоронах, там, ну, на седьмых-десятых. Ну, как, кстати, лётчики боевой авиации на второй мировой, которые говорят: я только после 10-го вылета понял, что я бомблю и как. Они герои, а мы-то... Рутинная работа. Мне трудно гордиться своей работой, потому что я не космонавт, не альпинист. И даже, там, не какой-нибудь аквабайкер. Я просто делаю свою работу. Горжусь? Нет. Просто иногда приятно, когда хорошо её делаю. Да, кто-то считает нас шакалами. Да, кто-то считает нас вороньём. Может быть, в этом и есть какой-то смысл. Потому что мы, действительно, живём - это наша профессия - мы зарабатываем на этом деньги. Но я вот настаиваю, что мы, действительно, помогаем людям. То есть мы их избавляем от многих хлопот, поэтому, если глобально - гордиться тут, может быть, конечно, и нечем, но и париями считать нас тоже не стоит.

Ad Х
Ad Х