🏠

Без лица: стюардесса про секс в самолете, контрабанду и смерть на борту

Это текстовая версия YouTube-видео "Без лица: стюардесса про секс…".

Нажмите на интересующую вас фразу, чтобы открыть видео на этом моменте.

Здравствуйте! Я бывший бортпроводник международных авиалиний и сегодня я бы хотела рассказать свою историю о том, как я попал в эту профессию, с какими сложностями столкнулась, какие были позитивные моменты. Поняла, наверное, что по моим психологическим качествам, подходит такая профессия, которая предполагает общение с людьми. Но я еще путешествовать люблю. Почему бы это все не совместить?! И случайно попала на кастинг. Мы там пообщались 5 минут, и мне через месяц приходит письмо: «Поздравляем! Мы вас берем». Сам процесс обучения, он был очень сложный. Благо, все эти два месяца прошли, и я радостная, довольная - теперь я могу летать. Здорово! Начались очень тяжелые полеты по 16 часов. Вставать нужно ночью, рано утром, другой часовой пояс совершенно. Я бы сказала, довольно тяжёлые пассажиры. Потому что, как мы часто считали с коллегами, что компания немножко их избаловала. У меня был случай, что женщина пожаловалась, потому что я ей недостаточно широко улыбнулась. Меня за это вызвали в офис, меня за это отчитали, сделали выговор. Нас пугали, что с нами постоянно летает какой-то проверяющий. Это как тайный покупатель. Он видит, когда вы там сделали сервис не вовремя, либо задержали его. Соль должна стоять в одной стороне, перечница в другой - не дай Бог перепутаешь. Сумма зарплаты в долларах. Она начиналась от двух тысяч в месяц. Ну, бывало, максимум три, три с половиной. Если старший был проводник - четыре тысячи долларов. По сравнению с пилотами, зарплата у нас, конечно, маленькая. Пилотам платили где-то десять тысяч долларов в месяц. То есть прилично. Сумма зарплаты, она очень хорошая. Но тебе приходится жертвовать. Первое - личной жизнью. То есть ее практически никакой нет. Это постоянная усталость, потому что сегодня ты просыпаешься в 4 утра, завтра просыпаешься совершенно в другом часовом поясе в 5 вечера. Потом ты летишь совершенно на другой край земли и там свой часовой пояс. И вот многие мои коллеги подсаживались на мелатонин, на все эти таблетки для засыпания. Потому что иначе невозможно было заснуть. Насколько я слышала, что это еще влияет сильно на память. Кислорода немного меньше, чем обычно на земле. Плюс за вот этой разницы, постоянных недосыпов, разницы в часовых поясах. И у тебя, мне кажется, отмирают какие-то мозговые клетки, и память реально становится намного хуже. Я молодая девушка, но я прямо чувствую, просто забываю вполне себе обычные вещи. Слышала даже такое, что бортпроводникам, которые пролетали больше пяти лет, их показания в суде даже не учитываются, потому что память ненадежная. Плюс здоровье еще, давление. У меня очень сильно болели ноги. То есть туфли, ты их надеваешь рабочие, ты в них походишь по салону, ты потом просто не можешь ходить. Ноги настолько раздуваются. Туфли еще не очень были удобные. По-женски проблемы тоже случались. Но меня благо в силу возраста это обошло. Те девушки, которые летали подольше, у них были там серьезные проблемы. Социальный пакет был довольно хороший. Это, в принципе, очень сильно подкупало при выборе работы. Было полностью оплачено твое жилье, транспорт, страховка, предоставлялась форма, на борту питание. Представлялись раз в год бесплатные билеты туда-обратно. Плюс были постоянно билеты со скидкой. До того, как пассажиры войдут на борт, у нас очень много обязанностей. Проверяем буквально каждое сидение, чтобы там не осталось ничего лишнего или какого-то опасного. Я пару раз находила предметы, которые там быть не должны. Нам такие проверки частенько устраивают. Могут подложить где-нибудь в самолете, тебе надо найти. И если не найдешь, самолет не вылетит. Сразу видно людей, которые часто не летают. И они требуют всё сразу. Вот эти вот понести, подай десять вин, коньяков, чего бы там ни было - всего. Каждый бортпроводник просто готов кусаться уже. Просто некоторые заходили в туалет и плакали. От усталости, потому что на них еще старший бортпроводник кричит. Думаешь, вот я сейчас сяду, приеду в отель, открою ноутбук и напишу заявление об увольнении. У разных национальностей свои особенности. Одна африканская страна, там молодые люди бортпроводникам делают вот так: «Кыс-кыс-кыс». Вот так вот. И ты вначале: "Что, это что такое?" А потом понимаешь, что они все так поступают. Для них это нормально. Или там: «Эй, сестра! Эй, систем!". (звуки чмоканья) Арабы они тоже так делают. (звуки чмоканья) Или там щелкают пальцами. Тоже неприятно. Но от них часто исходит именно негативный подтекст. Что ты, мол, прислуга здесь, и ты будешь все делать. У пиндосов, у них вообще довольно специфическое поведение. Культура совершенно чуждая нашей. Подходишь, спрашиваешь, можете что-то случилось, вы хотите воды. Делают что-то такое. Или так. То есть да или нет? Вот это смешно. Чтобы утихомирить пьяного человека, у нас есть несколько техник. Стараемся чуть меньше алкоголя подливать, водички чаще носить. Уговаривать его как-то, забалтывать, общаться как с ребенком. Потом если он становится агрессивным, вначале мы ему делаем предупреждение: «Если вы не успокоитесь, вас на выходе из самолета встретит полиция». Обычно хватает.

Но если этого не хватает, мы также владеем техниками, чтобы скрутить пассажира. Есть специальные наручники, специальная техника, которой нас учат, на тренингах проходим, Но если этого не хватает, мы также владеем техниками, чтобы скрутить пассажира. Есть специальные наручники, специальная техника, которой нас учат, на тренингах проходим, каждый раз это пробуем. Это сложно даже если человек чуть сопротивляется. Мы же в основном там все девушки довольно худенькие. Представьте этого мужчину в 150 килограмм. Это очень страшно. Пилот никогда не выйдет из кабины. Мало того, если появляется какой-то буйный пассажир, он ее просто закрывает, в нее нельзя попасть никак. Бортпроводники недолюбливают капитанов-пилотов. А пилоты в свою очередь недолюбливают бортпроводников. И часто так происходит. Почему именно мы недолюбливаем пилотов - у нас все очень забито, мы очень заняты, с пеной у рта бегаем. Они позвонят и говорят: «А где мой капучино?». А мы такие: - Мы немножко заняты, можно мы попозже? - Нет! Сейчас! Я хочу капучино! Говорим: - Хорошо, сейчас принесем. Потом опять через две минуты: -А где мой капучино? Или: - А где мой салат? Всю еду, что им предложена, может забраковать, и скажет: - Я не буду это есть, я не хочу, идите и несите мне еще. Когда мы вместе выходим куда-то погулять, мы заказываем ужин какой-то, примерно у всех все одинаковое. А они заказывают каких-нибудь там устриц, дорогое шампанское. А все остальные заказывают салатик какой-то, бокал вина. И они первые начинают кричать: - Ну что, общий счет! - Что? Какой общий счет?! Ты сейчас наел больше, чем моя зарплата. Напоминаю, у них зарплата гораздо, гораздо выше. Чаевые они не очень любят давать. Пассажиры пытаются заниматься сексом в туалете. Однако так как мы очень бдительные и постоянно ходим по кабине, все проверяем. Если заметим, что кто-то там очень долго пребывает в туалете, и, соответственно, можем постучать, поинтересоваться что происходит. Возможно, кто-то там на ночном рейсе, под одеялом и этого могли не заметить. Но в туалете... Ну честно, вы сами знаете, это очень грязное место. Были знакомые бортпроводники. У нас есть место для отдыха. Ну, они как там по-тихому что-то умудрились сделать. Их никто не спалил, но они забыли средство защиты. Их как-то вычислили и уволили. Смерть на борту, она, конечно, происходит. Есть специальная служба врачей, им звонишь, они рассказывают, что нужно делать, как спасать жизнь. Но если, к сожалению, этого в данной ситуации избежать не получилось, стараемся найти человеку умершему уже место желательно вдали от пассажиров. Но если уж так получилось, что рейс полный, к сожалению, кому-то придется сидеть с человеком умершим. Да, такое тоже случалось. У нас есть пассажирский список, где какие пассажиры сидят. Написано внизу обычно, что человек уже умерший в гробу в грузовом отсеке. Но так как он пассажир, поэтому регистрируется в списке и мы об этом знаем. Но мы, естественно, об этом никогда никому не расскажем, потому что начнется паника. Люди бывают суеверные очень сильно. Лучше об этом не говорить. То, что я могу сказать про контрабанду, нам говорили еще на тренингах. Никогда не принимать ни от кого посылки. Ни от друзей, ни от друзей друзей, не открыв их, не убедившись, что в них находится. Даже если тебе скажут: «Вот он уже упакован как подарок». Был один случай, когда девушка так взяла какую-то посылку, а там оказались наркотики. Она об этом не знала, она прилетела в Китай. В Китае нашли, ее посчитали виновной. Она, естественно, отрицала, она не знала, что там находится. Ее казнили после этого. Коронавирус, конечно, по нам всем больно ударил. Мы летим назад и самолет только один человек, во всем самолете только один пассажир. У нас были и специальные защитные костюмы, были и перчатки, маски, очки. Все было. Вот представьте, у вас костюм, на дворе плюс 50, и вам в этом надо быть часов десять-двенадцать. Мне повезло еще, было такое ощущение приятное, что когда в Италии никого нету, а нам можно было выходить, и там те места, которые были постоянно забиты, и мы могли сходить, посмотреть без очередей. Ну, грустное, конечно, зрелище. Аэропорты все как будто «дом с привидениями». Когда там все самолеты стоят, у них закрыты двигатели, пассажиров нету. Пришла вторая волна, и нас этой волной тоже захлестнуло. Я буквально отработала свой контракт, и они решили со мной его больше не продлевать. Мне кажется, уволили 40-50% персонала. Это очень много. Если говорить о плюсах и минусах, я бы начала с минусов. Очень требовательное начальство, менеджмент. За любые проступки очень сильно тебя наказывают. Праздники - это вообще отдельная тема, тоже болезненная. Надо просто про них забыть, что они у тебя есть: день рождения, новый год, какие-то другие праздники, которые ты празднуешь. Просто лучше ничего не планировать, никогда ничего не получалось. Как дадут расписание - так ты полетишь. Очень сложно саморазвиваться. И я хотела чему-то научиться, но каждый раз я сажусь за книжку, например, или это какой-то видео урок, я просто понимаю, что начинаю засыпать. Ты ничему не учишься. И так год, два, пять, десять. И ты уже понимаешь, что с этой работы ты уже никогда не уйдешь. Часто люди поэтому очень сильно боятся потерять эту работу и тоже немножко сходят с ума. Становятся очень жесткими, очень правильными. Из хороших моментов это, конечно, возможность увидеть мир, а не копить, например, на путешествие в Новую Зеландию несколько лет, а то и больше. А потом приезжаешь и думаешь, а мне вообще не понравилась, зачем я копила. А здесь, знаете, это как шведский стол: что-то посмотришь, имеешь представления какое-то о стране. Каждый раз новый коллектив, у тебя новые пассажиры, тебе кажется, что ты уже все знаешь про этот мир, а потом оказывается, что ты про него не знаешь вообще-то ничего. Ты живешь в своем этом пузыре, тебе кажется, что и так хорошо. Потом смотришь, а там такое разнообразие. В данной программе я хотела поучаствовать, потому что, когда пандемия закончится, люди опять захотят летать. И многие захотят опять пробовать себя в карьере бортпроводника. Это действительно сложная работа, и к этому надо быть готовым. Я бы хотела сама продолжить свою карьеру в авиации. Раскрывая свое лицо, я, возможно, навсегда ставлю на этом крест. Какие-то могут другие работодателей посмотреть и сказать: «Она всегда так плохо отзывается о нашей авиакомпании. Зачем нам такую брать?!». А я ведь просто хочу показать правду, как оно есть на самом деле.

Ad Х
Ad Х