🏠

«Умереть и воскреснуть». Истории людей, переживших клиническую смерть | ТОК

Это текстовая версия YouTube-видео "«Умереть и воскреснуть». Истории людей,…".

Нажмите на интересующую вас фразу, чтобы открыть видео на этом моменте.

Отказаться от жизни ради того состояния? Наверно, да. Рекомендую испытать клиническую смерть. Это легко и приятно. Так и должно быть. Значит, вот так. Ну, глупо бояться смерти. Я просто поняла, что я поднимаюсь. Ни ангелов, ни архангелов, никаких демонов пестропопых. Я помню, как я расплакался. Теперь я легкая, прозрачная. Тюлевое платье. Потом мне сказали, что я умер. Действительно, там было очень круто. Очень комфортно, очень спокойно. Странно звучит, но это самое яркое впечатление. Меня зовут Василий. Живу в Москве. У меня небольшая компания с подругой. Мы занимаемся и пиаром, и телешоу разными. Я продюсер, мне 48 лет. Несу людям прекрасное, доброе, вечное. Моя клиническая смерть произошла в 12 лет. Мне тогда делали операцию на глаза. Она называется склеропластика. Эта операция была необходима для того, чтобы приостановить падение зрения. Моя история клинической смерти была в 96 году. Я после очередной встречи с друзьями перебрал дозу героина. Ехал в метро на зеленой ветке. Я, грубо говоря, ну, я отъехал. В 2005 году на МКАДе я ехал в левом крайнем ряду. И почувствовал только удар в правую сторону. Меня зовут Артемова Наталья. Я врач анастезиолог-реаниматолог. Пациенты, пережившие клиническую смерть, были в моей практике неоднократно. Они, как правило, испытывают схожие ощущения. Рассказывают приблизительно одно и то же. То есть сначала наступает темнота. Закрыл глаза в метро. Черная как бы пауза большая. У меня потух свет. Просто раз - и нету света. Я не понял, что произошло. И я попал в какую-то темноту. Полнейшая темнота. Темнота - это выключение сознания. То есть это может быть большая кровопотеря. Это может быть анафилактическая реакция. Это может быть передозировка героином. Потом многие, кто пережил клиническую смерть, рассказывают, что человек летает. Он видит себя сверху. И внезапно я просто увидел, как, ну, это реально... То есть это не сказки и не фантазии. Я увидел себя на столе. Вокруг меня врачи. Увидела себя на операционном столе, когда мне врачи делали какие-то махинации. Над моим лицом, над глазами. Происходит нарушение вестибулярного аппарата. То есть центры головного мозга, которые отвечают за нашу вестибуляцию, они испытывают кислородное голодание и поэтому вот такие ощущения. Полета, кружения, легкости... И вот здесь наступают интересные вещи. Я просто поняла, что я поднимаюсь. И мне спокойно и легко. У меня нет сожаления о том, что эта жизнь якобы прошла. Я это все понимаю, но в этот момент как будто в потоке - что это легко и приятно. Так и должно быть. Значит, вот так. Я стал летать над землей. Ощущение было прям такой эйфории. И необычайное спокойствие было в этой темноте. Я не знал, что я умер. Я не знал, что со мной произошло. Состояние это было очень похоже ... Как младенец себя чувствует в утробе матери. Очень комфортно, очень спокойно. До сих пор это впечатление какого-то безудержного экстаза, счастья и всего остального вместе взятых. Мне было очень хорошо. Все свет. И ничего больше нету. И ты - просто такая часть этого света. Это как будто бы все объято какими-то вспышками. И там даже эмоций нет, там есть просто разум. Было очень тихо. Очень тихо было. То есть была какая-то вакуумная тишина. Вот это спокойствие и тишину в этой темноте, ее словами невозможно передать. Это нереально. Это не земного происхождения. Это было ощущение, что теперь я легкая, прозрачная. Тюлевое платье. Все, что рассказывают люди, это не что иное, как выброс гормонов. В связи с гипоксией мозга различные видения. Как положительные - такая эйфория, счастье. И многие считают, что это на самом деле рай. У кого-то могут быть и плохие галлюцинации. Не очень приятные. Там и ад, рассказывают, что видели. И умерших родственников, которые там либо звали их, либо отпускали. Потом - свет в конце тоннеля. И в какой-то момент я почувствовал, что меня начинает тащить обратно. После вот этих облаков - я уже увидела как будто такую черную трубу большую, в которую я начала падать. И там действительно был свет. Как говорят - в конце тоннеля. Как говорят - там действительно был яркий свет. И как будто я падаю, падаю в эту трубу. И потом в какой-то момент я увидел коридор и свет в конце коридора. Если мы в нормальной жизни видим вот так - да? То когда начинает страдать мозг, и зрительный нерв в том числе - то зрение сужается до тоннеля. Оно так и называется - тоннельное зрение. Для меня это было, наверное, ну, 15 секунд по моим ощущениям. Как будто бы я только легла на операционный стол. И вот моя мама уже вся в слезах на меня смотрит. Ты жива? Ты жива? Мы думали, все уже. Оказывается, я была в клинической смерти. Ну, более 5 минут. И в коме уже 2 дня. И двое суток я не приходил в себя. Для меня это время пролетело, наверно, ну, как 10 минут. И в этот момент, когда я увидела яркий свет, я проснулась. И в этот момент все закончилось, я открываю глаза. Вижу лица в масках врачей. Они говорят: с возвращением тебя. Вытащили. Я помню, первое, как я расплакался. Я плакал и говорил: я не хочу. Зачем вы это сделали? То есть я готов был прожить там ... провести вечность. Потому что действительно там было очень круто. Стресс для организма - он обычно может вылиться в две вещи. Либо творческий потенциал и так далее. А может вылиться и в депрессию. Депрессия была очень долго - несколько месяцев. была реально... Я возвращался в воспоминаниях туда. Я действительно вернулся в обычный мир. И я понял: была возможность где-то остаться. И я это потерял. Не было момента, что я еще там окажусь. Я не знаю, где я был. Я не понимаю. И странно так говорить, но это самое яркое - самое яркое впечатление. Именно не яркое, а самое вот... Ну, классное впечатление в жизни. Для меня любая мелочь- она мне доставляет удовольствие. Абсолютно любая. Я ее пью очень жадно, как путник в пустыне. Рекомендую испытать клиническую смерть, чтоб наслаждаться каждым мгновением долго-долго. Я думаю, что это все-таки научный подход: да, это выброс каких-то эндорфинов - гормонов радости, счастья, все остальное. Они атакуют мозг, который пытается умереть. Что самое интересное - я не видел ни ангелов, ни архангелов, никаких демонов пестропопых. Шестируких божеств - вообще ничего нету. Этого ничего нету там. Мои все железы в голове - пум! - дали какой-то импульс. Но опять-таки тогда я думаю, наверно, я бы что-то увидел то, с чем сталкивался. Потому что там была информация, которую я никогда не видел до этого. Откуда она, я не знаю, в голове. И мне пришло осознание того, что душа человеческая бесконечна - мы не живем одну жизнь. Мы живем много жизней. Смерть - это как сон. Такая некая перезагрузка на более высоком уровне. Я не знаю, правда это или нет, но говорят, что при клинической смерти ты как будто живешь уже свою вторую жизнь. Я так же понял вот этот коридор светящийся, который люди видят - для меня пришло осознание того, что это за свет в конце тоннеля. Все просто - это младенец выходит - душа человека - выходит в новую жизнь. Из матки женщины он выходит во влагалище - и вот свет. Где его примут люди - он выходит в другую жизнь. Но мне не хотелось в нее выходить - вот в чем дело. Я его увидел потом и так же закрылся. Я открываю глаза - я в реанимации. Потом мне сказали, что я умер. У меня было 4 минуты смерти. Меня откачивали. Я потерял много крови. Для них уже то, что кажется нам значимым и каким-то кошмарным - для них это отходит на второй план. Они знают нечто, что не знаем мы. Где не были мы. И поэтому переоценка ценностей по сути происходит. Когда я был в этой темноте, для меня это было раем. Ну, я не хочу сказать, что меня опять туда тянет. Но такого состояния я никогда не ... я сплю, отдыхаю... Езжу куда-то отдыхать на море. В тишине, в природе я этот покой испытываю. И нахожу его... Отказаться от жизни ради того состояния? Наверно, да. Если бы была гарантия, что я там окажусь, я бы даже не стал сомневаться. Но это состояние - это, наверно, и был рай. У каждого свое представление о рае. Но я не стал бы бояться смерти. Физического какого-то - да. Это больно. А самого состояния - куда мы все придем, если это именно то, где я был, ну, блин, это... это круто! Я могу сказать, что после этого события в жизни я стала более уверенной, наверно. Более смелой. У меня внутри какое-то спокойствие живет. Живет и живет спокойствие. Я не боюсь смерти. И вообще нечего ее бояться. Ну, глупо бояться смерти. Это самое стабильное, что может произойти с человеком. По моим ощущениям, если я тогда, в тот момент действительно умер, то ради этого стоит жить. Надо бояться смерти, потому что человек, он отвечает на вопросы Страшного суда, наверно. И Страшный суд - это ты и есть. То есть сам себя будешь судить. Самое важное ощущение в момент смерти - какое у тебя было ощущение в момент смерти, такая у тебя будет следующая жизнь. Там просто спокойно, очень комфортно. Очень уютно и темно. Потом опять коридор, новая жизнь - и дальше, дальше... Можно ли предполагать, что все будут испытывать такие ощущения во время смерти? Нет, я думаю, нет. Потому что это внезапная смерть. У всех троих произошла. Еще есть процесс умирания. Он у них сжался до секунд. Они не умирали долго. Они вот - раз! - и умерли. Ну, скажем так, да? Я думаю, что люди, которые умирают долго, не будут они такого испытывать. Да, рассказывают, что прямо перед смертью людям становится - даже тяжело больным, тем, кто испытывал страшные боли, им становится на какое-то время очень легко. Нет, не все во время умирания своего будут испытывать вот такие ощущения. К сожалению.

Ad Х
Ad Х