🏠

Воспитание севером. Вернуться к жизни после преступления и наркозависимости | ТОК

Это текстовая версия YouTube-видео "Воспитание севером. Вернуться к жизни…".

Нажмите на интересующую вас фразу, чтобы открыть видео на этом моменте.

Я Леша, я нахожусь в центре Василия Великого. Меня зовут Гоша, я принимал наркотики. Меня просто поймали с пакетом и все, и отправили сюда. Меня зовут Фарух, попал сюда из-за проблем с законом. Не очень хорошей жизнью жил до центра и я в один день просто пришел сюда. Меня зовут Лев, я нахожусь в центре святителя Василия Великого, потому что у меня были проблемы с наркотиками. Нужно было как-то решать. Статья Уголовного кодекса 228. Продавал наркотики, получается. Меня зовут Никита. Статью я получил в 15 лет. Мы грабанули... ну, я. Я забрал телефон у мужчины. Ну, побили его, да? 5 лет условного срока, 5 лет исправительного срока - и вот центр святителя Василия Великого. Пройти курс социальной адаптации. Ну, мне сказали: центр либо тюрьма. Молитвами святых отец наш, Господи Иисусе Христе Божий, помилуй нас. -Аминь. -Всем приятного аппетита. Мне кажется, это мне, да? Мне Аркадий Алексеевич сказал, сегодня точно будет. Сказал, что отбой ранний и подъем тоже ранний. Я как домой приеду, я сразу жареные макароны с сыром ... С морковным салатом и с чесноком. Да, и с яичницей. -А когда ты приедешь? -Когда-то приеду точно. Я девушкой расстался. 2 года встречались, и я пытался в наркотиках найти утешение. Приходилось употреблять постоянно, достаточно регулярно то есть. Просто быть даже в алкогольном опьянении. Просто главное - не быть трезвым. Эта депрессия, грусть, она опять одолевала. Компания плохая появилась, потом подставили - и вот я здесь. Я вообще был проблемный ребенок. Еще с 15-и лет попал на район. Все продавали, курили, гуляли. Ну, и у меня был такой круг общения - я тоже начал курить и потом продавать. В 15 лет ходил на всякие тусовки, типа автопати, это все круто было. У меня была компания. Когда уже преступление совершил, сделали, взяли - есть наркотические вещества. ... Цветы на мою могилу... От этого всего меня уже убило. Позвонила Ира, спросила, что случилось. Нет, ничего ... Все... Вот так и живем. Я должен был на дачу с братом поехать. Мы встретились, он такой: у меня соль. Ну, и я попробовал, мне это понравилось. И надо было как-то дальше продолжать. Ну, как мне казалось. Соль курили. Знакомые какие-то, друзья, тоже этим занимались. Да сейчас большинство людей этим занимаются. Очень много людей. Как-то попал в эту движуху. Лет, там, в 15. Мы, короче, не покупали наркотики, мы их искали просто - закладки. Ну, их же куча закладок - просто на улице. Ну и как-то мы нашли закладку, но что-то перепутали и понюхали метадона. Но вообще не смешно на самом деле. Там поотъезжало двое человек, я тоже в коме был. Тоже мама меня чудом нашла в комнате уже синего - просто задыхался. Ну вот. Но я не закончил даже после первого передоза. Меня как-то не напугало это. И все - меня просто потом как-то поймали с весом. Мне год дали условно. Прошел поход. В конце каждого похода у нас такое мероприятие обсуждаем. Говорим о своих впечатлениях. Мне понравилось, нормально. Ну, тяжело местами было, но ничего, все преодолел. Было холодно, мокро, много ходили. Нас таскал Юрий Андреевич, да, за собой. Вот. Я рад, что все закончилось. А Гоша, написано, ездил в храм кормить бездомных. Ты вот пришел реально гопником таким. У тебя и сейчас это прослеживается в твоем жаргоне. Вернее, в твоей подаче, интонации, в твоем флоу. И в то же время ты очень стал культурный, очень интеллигентный. Фраза "тебе есть что терять" - к тебе это прям очень, ну ... Помню, какой ты был и каким ты сейчас являешься - даже не верится. Уйдешь из центра - очень легко это теряется. И привычки все эти и все может вернуться. И все это такой волной накатится. Если уж идешь таким ходом, не сбавляй его. Когда я его спросил, кем ты хочешь быть, он сказал ... Кем? ... Авантюристом! Вот, это одна опасность. Ну, а вторая - это вот возможность начать употреблять опять. Так что, Гоша, действительно все в твоих руках. Ну, вот и все, да? Удачи тебе. Но мы не прощаемся. Замоты какие-то все время происходили. И уже доходит до того, что я начал торговать тоже. Решил устроиться работать просто закладчиком. В первую очередь не чтобы продавать, а чтобы для себя было. У меня друг был лучший. У него был брат старший. Брат, соответственно, другу показал, что есть гашиш, марихуана. Можно курить. Окружение было такое, что все курили. По итогу, друг меня этот же и сдал госнаркоконтролю. В какой-то момент мне чувак с района написал: ну, ты поможешь мне? Ну, давай, я помогу. Договорился, мы поехали к человеку. А произошло так, что мы ждали часа 4, думали уже разъезжаться. Внезапно мне пишут: тебе оставили, короче, в магазине на этом... Ну, Киви-платежи вот эти. Ну, я пошел забирать - и меня типа приняли опера. Мне предложили съездить за амфетамином. За 10-ю граммами. Сказали: давай съездим с тобой, ты возьмешь, донесешь до дома, я тебе за это грамм дам. Ну, так получилось, что я достаю, он говорит: ну, неси. Не понесу. И не стал никуда прятать. Просто в задний карман положил в джинсы. Какое-то уже даже бесстрашие, можно сказать так. Потому что сколько занимался этим, ни разу с полицией проблем не было. В очередной раз, когда он пришел ко мне купить у меня наркотиков, я вышел в подъезд, там было 16 оперуполномоченных.

Я сразу хлопок по лицу словил. Ну и начали кричать на меня, светить фонариками. Я испугался очень сильно. Чуть сознание даже не потерял, помню. В тот день все изменилось. Я сразу хлопок по лицу словил. Ну и начали кричать на меня, светить фонариками. Я испугался очень сильно. Чуть сознание даже не потерял, помню. В тот день все изменилось. Все, поехали! Когда привал? Подъезжает патруль: вытаскивайте все из карманов, выкладывайте на сиденье. Я выложил - зажигалка, сигареты, ключи, телефон. Я повернулся, они - хоп, в задний карман. Что это? Я говорю: не знаю. Ну и все - наручники... С 10 до 6 утра я пробыл в отделении полиции. Короче, меня слили. Сказали где это будет, где я буду, как я выглядеть буду. Да много кого приняли, когда были массовые рейды. Почти всех приняли, кого-то посадили. Я был несовершеннолетним тогда, и за мной папа приехал. И он подходит и говорит: это твоя жизнь, делай что хочешь. Если у тебя будут проблемы, меня не зови. Я не буду помогать тебе. Никита, читай! ... Хотите, не верьте рассказу, мы сделали этот путь сами ... Ну, я просто трудный подросток, наверно. Я хулиган. У меня с родителями плохое было общение. Папа выпивал. Мы с ним ругались постоянно. Я из-за этого и убегал из дома, потому что он выпивал. Были друзья, у которых были очень богатые родители. На мерседесах ... Я все это видел. Тоже хотелось одеваться красиво. А какие у тебя есть варианты заработать в 17 лет? Официантом пойти работать. Или ты можешь продать плитку гашиша и заработать 40 тысяч за одно утро. Меня, можно сказать, не воспитывали в детстве. Мама старалась, но что мама сделает? Я вон пацан, балбес, что она сделает-то? Я скажу "нет" - значит все, значит нет ничего. И вот мы все время курили. Мы похудели сильно. Я весил к 80-и ближе, пришел в центр, я 50 с чем-то весил. Я никогда не думал, что у меня такая зависимость сильная будет к соли. Просто молодые, когда это пробуют, они уже не могут остановиться. Вот как я. Я думал, что я особенный. Я делаю круче всех, и меня не поймают. Но мне было мало лет - 16, 17 лет. Я не понимал, что я делаю. Сейчас мне уже 20-й год, я никогда не прикоснусь к наркотикам. Только на приговоре я уже действительно начал бояться, что меня могут посадить. Такой момент был смешной. Судья когда зачитывала, она говорит: признать виновным, один год 6 месяцев лишения свободы. И до того, как она сказала слова "наказание можно считать условным", прошло секунды 4. И за эти 4 секунды я такие эмоции пережил ... Эти 4 секунды меня трясло всего. Пока она говорила. Вот. Мне понравилось в Савватьевском скиту у отца Якова. Особенно его храмы, где нет ни одного фонаря. Он освещается только за счет свечек. Я даже хотел остаться там. Но потом эта мысль от меня ушла, конечно. Подходит ко мне Алексей Андреевич и говорит: Данила Михайлович, я буду монахом. Я такой: хорошо, Алексей Андреевич. Будете монахом. Вам нужно то-то и то-то для того, чтобы стать монахом. На следующее утро толкает меня: Данила Михайлович, я буду профессиональным футболистом. Ой, ничего себе! Вы не хотите уже быть монахом? Нет, я буду футболистом. Алексей Андреевич, когда вы ко мне подошли и сказали: Данила Михайлович, я буду играть в компьютерные игры сидеть дома и зарабатывать на киберспорте, я буду киберспортсмен. Вот в тот момент я понял, что все. Я больше не буду вам рассказывать ничего - как, где, куда вам нужно пойти. Чем вам нужно заняться. Я понял, что вот эта неопределенность, она с вами еще долго будет. Вы проведите правильный анализ. Вы разберитесь, чем хотите заниматься. Не заваливайтесь. Не возвращайтесь никогда к употреблению. Вот в вашем случае конкретно, Алексей Андреевич, мне кажется, что наркотики - это будет та точка невозврата, откуда самому вам будет вообще никак не выбраться. Тебе надо сконцентрироваться действительно и начать что-то делать. Потому что ты до этого ничего не делал. Вариантов оступиться очень много. Береги себя. Я очень рад, что ты эти 12 месяцев провел в центре. Возможно, это будут самые светлые воспоминания в твоей жизни. Тем более такое серьезное испытание, которое ты прошел в походе. Все эти тяготы, ситуации - это будет хорошим подспорьем для того, чтобы ты понимал, что ты, если захочешь на самом деле, ты сможешь. Вот. Важно захотеть. Я принял, ну, такое решение, что нужно идти в центр, потому что куря даже и понимая, что мне это нравится, я где-то в глубине сознания осознавал, что нужно, ну, покончить с наркотиками. 12-й месяц уже идет, как я здесь. Ну, зависимость, она пропала, и интересы тоже поменялись кардинально. Компанию я точно уже сменил. Мне дали такой шанс - центр. Второго шанса такого не будет. Второй раз - все, это сразу ты поедешь, в тюрьму сядешь и будешь сидеть там. Мог и сесть, мог и лечь уже, все. Было плохо на самом деле, когда я сравниваю свое эмоциональное состояние тогда и сейчас - это земля и небо. Ну, да, это вообще разные люди. То, как я жил до центра и то, как я буду жить после центра - это два разных человека, можно так сказать. Очень жалею на самом деле, что к 18 годам уже судимость есть. Но я думаю, что все к лучшему уже идет у меня.

Все равно жизнь, ну, не испорчена, но я вот потерял год сейчас, считай, здесь. Ну, плюс я получил статью уголовного кодекса. Неприятную очень. Но это все исправимо, Все равно жизнь, ну, не испорчена, но я вот потерял год сейчас, считай, здесь. Ну, плюс я получил статью уголовного кодекса. Неприятную очень. Но это все исправимо, это все не проблемы, которые могли случиться. Я благодарен тому, что со мной произошло. Было не описать как трудно вначале на Рыбачьем острове. Это Кольский полуостров, и мы пошли туда в поход на 10 дней. Я помню, первый день мы пошли, через километр я сел, стоит вся группа, 20 человек, я говорю: я не пойду. Дайте позвонить маме. Вот. Говорят: ну, как ты не пойдешь? Там тундра вперед, тундра назад. Вариантов нету. Вертолет за тобой не вызвать. Ну, я вставал, шел, чуть ли не через слезы шел. Поднимался в горы. Второй день был так же. Третий день я уже более-менее адаптирован был к этому всему. А потом все полетело. Это классно, что я оказался здесь. Если бы я не оказался здесь, я бы, наверно, продолжал пить, бухать, тусить, вот. Потому что я был вообще каким-то чокнутым. Наверно, где-нибудь сейчас в канаве лежал бы. Либо в гробу. Либо в тюрьме. На Лукоморье дуб зеленый, златая цепь на дубе том ... -Обед? -Да, все, обед. В центр пришел, начал книжки читать. Очень много книг начал читать. Планы на этот год у меня точно есть какие-то. Записать трек. 3 трека точно готовых, нормальных. Для начала это будет нормально - записать что-то такое. Ну, поступить в мореходное училище. У меня планы 11-й класс закончить в вечерке и в мореходку пойду. Море люблю. Хочется к морю ... Скорее всего, я буду учиться. Мне нужно все курсы закрыть. А потом я либо по специальности пойду, либо пойду поначалу на склад работать. Тем более, мне это понравилось, потому что в какой-то момент, когда должны были в горы пойти пацаны, а так как я в лагере остался, ко мне подошли: ну, пойдем, ты паковать, короче, будешь, ну, помогать. Я упаковываю: вау, мне это нравится. Мне: ну а что, ты на склад можешь пойти. Вау! Реально, точно! Мне нравится очень работа машиниста в метро. Либо машинистом в метро, либо дальнобойщиком. Тоже хорошая профессия. Жить трезво, я думаю, главное - и все. Такое время сейчас. Да если жить трезво, все получится. Просто наметить себе цель. И двигаться к ней. Когда ты общаешься с друзьями каждый день, и они вдруг говорят: вот покури это или иди привези мне, там, то-то, получишь деньги, очень быстро это сносит голову. 95 % - это твое окружение. Когда твой лучший друг начнет курить гашиш или нюхать мефедрон и говорить тебе: попробуй, ничего не будет. Ты попробуешь, и в этот день начнется не лучший период в твоей жизни. Встретиться - я этого и опасаюсь после выхода из центра, что я просто встречусь с кем-нибудь знакомым. Страх, что все может опять начаться. Я думаю, я не вернусь к употреблению. Я думаю, у меня стойкая ремиссия. Я постараюсь не вылезать на район. Я вообще думаю когда-нибудь куда-нибудь переехать. Но вообще моя мечта - в деревню уехать. Я не знаю почему, мне нравится в деревне, тем более, там тихо, я всех знаю. Я очень подвластен депрессиям. Если у меня что-то с девушкой расстанемся ... Может, конечно, такое получиться, но это очень на самом деле ... Шанс, конечно, маленький, но все равно он есть. Это и пугает. Ну, я лучше стал. Сильнее. Вроде, знакомых старых не встречал никого пока. Но мама говорит, что приходили после моего отъезда. Ну, мне придется с ними как бы поговорить. Вот я думаю, как бы им потактичнее объяснить, что лучше не стоит сюда приходить. Я не собираюсь практически на улицу выходить, кроме как до магазина. Там, с девочкой встретиться, и то, наверно, я буду ее просить не в Колпино гулять, а куда-нибудь выезжать в Питер и гулять там. К примеру, на Невском том же. Круто, красиво гуляем и все. Романтика, там, мороженое, не знаю. Мама говорит: ты выйдешь, пройдешь курс, главное - не начинай общаться со старыми ... Да ну, я когда с мамой шел, встретил старых своих знакомых. На самом деле даже просто я сказал "привет" и ушел. Не общался никак. Зачем? Это такой этап жизни, который надо прожить. Дальше будет легче. Потому что дальше я уже сам буду выбирать свой круг общения. И он будет намного лучше, чем был. Надеюсь, все будет хорошо. И это маленький процент, что я сорвусь - это очень маленький процент. Он есть, потому что всегда есть какой-то процент, что ... Я не могу говорить 100 %, что я не сорвусь. Но он маленький очень. Маленький. -Что было трудно? -Да, в каком месте было труднее всего? В Лодочном? -Да, было, наверно, самое сложное в Лодочном. Да нет, не знаю. Наверно, Рыбачье. Потому что был первый пеший поход. Наверно, он был труднее всех. Первое время после центра будет, ну, возможно, полегче, чем было до центра. Но вот эти соблазны, они будут всегда с тобой. И лучше с ними как-то начинать бороться с мелочей. Ну, и спасибо тебе хочу сказать за то, что шел туда со мной, на Рыбачье. Мне было реально тяжко. Я видел себя такого же. Мы с тобой шли как два калеки. Но дошли. Было классно. Вот так представляю, что Никита начинает самостоятельно ходить в школу. № 2. Мы просто улыбаемся и машем. Это будет недолго. Потому что с большой долей вероятности ты влипнешь в какую-то историю криминальную, полукриминальную. С употреблением или с чем-то еще. Вот такого навыка самостоятельного поведения пока не просматривается. Мы со своей стороны делаем все возможное, но не всегда это в наших силах - что-то поменять. Я в этой ситуации, во взаимодействии с тобой ощущаю свое некоторое бессилие. Конечно, мы делаем все, что можно. Но исходя из наших возможностей. Сажают вообще пачками. Каждый день. Тысячи людей садятся. И в основном это молодежь. Люди, которые не понимают, что нужно делать в своей жизни, не определились с учебой, с работой, у которых проблемы. Они идут употреблять наркотики, потом идут продавать наркотики. И садятся в тюрьму. Вся Россия в солях просто утопает. В любом, в каждом городе, в каждом поселке найдется хоть один человек, который ее курит. У меня много друзей, которые, короче, умерли от нее. Вообще сейчас страна на самом деле, ну, молодежь тонет в этом всем. В этих солях, спайсах. Это все есть на каждом шагу, это все в телефоне есть. В 2-х минутах ты можешь купить себе наркотиков сколько тебе нужно, где ты хочешь. 2 раза кликнул, у тебя уже вон под ногой закладка валяется. Подобрал, пошел. Куча проблем. Депрессивное поколение такое. Слабые люди. Хорошие времена - дело слабых людей. Слабые люди делают плохие времена. Плохие времена делают сильных людей. Сильные люди делают хорошие времена. Как говорил Сергей Владимирович. Он нас в поход вел. Хорошая мысль, мне понравилась. Да, удачи тебе. Счастье познать. Что это такое. Ну, вот ... Чтоб все у тебя было попущено тебе по силам. Мне очень сильно повезло, что меня поймали в 17 лет. Через несколько месяцев мне исполнялось 18 лет. Если бы это случилось после совершеннолетия, я бы сейчас находился не здесь. Ура! С днем рождения! Я был на похоронах лучшего друга, которого я знал с трех лет. Еще 3 друга сейчас под следствием. Вот к чему привели наркотики. 12, 13, 14, 15, 16, 17, 18! Но все равно это остается такой крест, наверно. Что условка - все. Преступник. Ну, это вообще, это ... Мы же все люди, одинаковые. У кого есть условка, у кого нету. То, что я получил уголовку, не делает меня каким-то зверем или нечеловеком. Я человек, такой же, как и все.

Ad Х
Ad Х